Почему в начале января 1945 г. премьер-министр Великобритании У. Черчилль просил И. В. Сталина ускорить наступление советских войск?


вернуться в оглавление книги...

"Великая Отечественная война." Вопросы и ответы.
П.Н.Бобылев и др., издательство "Политиздат", Москва, 1985 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение работы...

Почему в начале января 1945 г. премьер-министр Великобритании У. Черчилль просил И. В. Сталина ускорить наступление советских войск?

— Эта просьба непосредственно связана с событиями на Западном фронте в районе Арденн, где германские войска предприняли наступательную операцию против американо-английских войск. Гитлер считал, что в случае ее успеха США и Англии придется изменить свой политический курс. Имелось в виду склонить их к сепаратному миру с Германией, что позволит ей бросить все свои силы против СССР. Германским войскам предписывалось уничтожить силы противника севернее линии Антверпен — Брюссель — Люксембург и «добиться решающего поворота хода войны на Западе и тем самым, возможно, и войны в целом».
Наступление началось 16 декабря 1944 г. внезапным ударом по американским и английским войскам, чем практически и объясняется первоначальный успех германских войск. Они обратили своего противника в беспорядочное, почти паническое бегство. Американский журналист Р. Ингерсолл в своей книге «Совершенно секретно» писал, как «по всем дорогам, ведущим на запад, бежали сломя голову американцы». Они несли большие потери, а штабы были в растерянности. Командование союзников во главе с Д. Эйзенхауэром оказалось в неведении о подготовке врага к наступлению. Командующий 12-й группой армий американский генерал О. Брэдли откровенно признался, что «впросак попал не только я и командующие армиями, но также Монтгомери и Эйзенхауэр».
К 25 декабря немецкие войска сумели продвинуться на запад более чем на 90 км в общем направлении к Ла-Маншу, и на этом наступление практически задохнулось. Союзному командованию с большим трудом удалось навести порядок в войсках, подкрепить их новыми дивизиями и приостановить отступление. Их потери за эти несколько дней составили почти 77 тыс. человек.
Однако 1 января 1945 г. германские войска предприняли наступление в Эльзасе в направлении на Страсбург против 7-й американской армии. Германскому командованию была поставлена задача уничтожить американские и английские войска по частям. Активно действовала немецкая авиация, которая нанесла существенный урон, особенно авиации противника.
Положение союзных войск еще более осложнилось. 4 января американский генерал Д. Паттон сделал такую запись в своем дневнике: «Мы еще можем проиграть эту войну». Эйзенхауэр вынужден был просить у своего правительства срочных подкреплений, чтобы удержать фронт. Он не был уверен в быстрой нормализации обстановки и, обращаясь в военное министерство США, писал: «Напряженность обстановки могла бы быть во многом снята, если бы русские предприняли крупное наступление». С этой идеей он обращался и к У. Черчиллю. Таким образом, все надежды американо-английское командование возлагало на советские войска.
Чтобы быстрее поправить положение на Западном фронте и избавить американо-английские войска от новых неудач, У. Черчилль 6 января 1945 г. обратился к И. В. Сталину с просьбой о помощи. «Я считаю дело срочным»,— писал он. Уже на следующий день глава Советского правительства ответил Черчиллю, что, учитывая положение союзников, Ставка Верховного Главнокомандования ускорит подготовку к наступлению, чтобы начать его «по всему центральному фронту не позже второй половины января». Поскольку положение на Западном фронте оставалось тяжелым, наступление советских войск началось не во второй, а в первой половине января. Напряженность на Западном фронте сразу же стала спадать, часть дивизий Гитлер срочно перебросил на советско-германский фронт. Так действовал СССР, выполняя свой союзнический долг. Это в корне отлично от того, как поступали его союзники с открытием второго фронта во Франции. Даже Черчилль в своих мемуарах о второй мировой войне не мог не отметить, что «со стороны русских и их руководителей было прекрасным поступком ускорить свое широкое наступление, несомненно, ценой тяжелых людских потерь. Эйзенхауэр был действительно очень обрадован новостью, которую я ему сообщил». Это подтвердил и Эйзенхауэр, который в письме советским военным руководителям писал тогда: «Важное известие о том, что доблестная Красная Армия новым мощным рывком двинулась вперед, воспринято союзными армиями на Западе с энтузиазмом».
Все это не помешало буржуазным фальсификаторам истории второй мировой войны преподносить в ложном свете помощь СССР своим союзникам в январе 1945 г. Генерал О. Брэдли, например, попытался попросту поставить эти события с ног на голову и, не смущаясь собственной фальсификации, утверждал, что не советские войска спасли его войска, а, наоборот, успех Красной Армии в январе — феврале 1945 г. одержан якобы благодаря «стратегическому влиянию» союзного «успеха» в Арденнах. То же утверждает и английский генерал Д. Страусон, по словам которого «успех Красной Армии на Востоке», имея в виду Висло-Одерскую операцию, обеспечен разгромом боеспособных сил вермахта войсками США и Англии в Арденнах.
В распространении преднамеренной лжи о боях в Арденнах активно участвуют и западногерманские буржуазные историки, которые тщатся «доказать», будто осенью 1944 г. с Востока на Запад было переброшено около двух десятков дивизий, что ослабило германские войска на советско-германском фронте. На деле же никакой переброски фашистских дивизий на Запад не было, что неоднократно признавали после войны даже бывшие гитлеровские генералы.
Весь смысл подобных фальсификаций состоит в том, чтобы приуменьшить историческое значение зимнего наступления советских войск 1945 г. для разгрома гитлеровской Германии и приписать англоамериканским войскам заслуги, которых они не имели.

продолжение книги...