Тема борьбы за мир в послевоенной литературе


вернуться в оглавление работы...

В.А.Ковалев и др. "Очерк истории русской советской литературы"
Часть вторая
Издательство Академии Наук СССР, Москва, 1955 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение работы...

12

Многонациональной советской литературе послевоенного периода принадлежит немалая заслуга в борьбе за упрочение мира, за укрепление и развитие дружбы между народами.
В этой своей деятельности советская литература использовала богатый исторический опыт, опиралась на живые традиции. Памфлеты Горького, «заграничные стихи» Маяковского и десятки других лучших произведений советских писателей, созданные в прошлом, и сегодня разоблачают идеологов империализма, мобилизуют и вдохновляют простых людей мира.
Плодотворным для творчества советских писателей явилось их участие в международной общественной жизни, в движении борцов за мир. Знаменательным событием, положившим начало организационному оформлению движения деятелей науки и культуры против разжигания военной истерии, против преступной пропаганды войны, явился Вроцлавский конгресс (1948). Созыву конгресса содействовал ряд обращений советских писателей к зарубежным мастерам культуры с призывом объединить свои усилия перед лицом реальной угрозы новой мировой войны. Активное участие советских литераторов в работе Вроцлавского конгресса, а затем — Парижско-Пражского (1949), Варшавского (1950) конгрессов сторонников мира, их выступления на ряде национальных конгрессов сторонников мира — в США, Англии, Франции и других странах — способствовали установлению взаимопонимания между народами. Советские писатели вложили много энергии в борьбу за запрещение атомного оружия, активно выступали против агрессии американского империализма в Корее. Избрание А. Фадеева вице-председателем, И. Эренбурга, Н. Тихонова, А. Суркова, А. Корнейчука, В. Василевской членами Бюро Всемирного Совета Мира свидетельствовало о всеобщем признании заслуг советских писателей в деле защиты мира, о завоеванном ими прочном доверии демократических масс. Важным фактом явилось избрание Н. Тихонова председателем и 30 советских писателей членами Советского комитета защиты мира.
Речи А. Фадеева, И. Эренбурга, Н. Тихонова, А. Суркова, К. Симонова, Л. Леонова, М. Шолохова на международных конгрессах и всесоюзных конференциях в защиту мира, их деятельность в Бюро Всемирного Совета Мира и в Советском комитете защиты мира, выступления писателей перед самыми разнообразными аудиториями стран Европы, Америки и Азии являются ярким примером того, как советские писатели органически совмещают творческую работу с общественно-политической деятельностью.
Очерково-публицистическая литература на международные темы послевоенных лет — прямой результат непосредственной и активной деятельности наших литераторов в авангарде движения за мир. Следует отметить в качестве характерной черты послевоенной литературы, что многие книги очерков и публицистических статей, сохраняя и самостоятельное значение, явились своеобразной формой предварительного накопления и осмысления жизненного материала, положенного впоследствии в основу больших художественных произведений. Так, например, в пьесе «Русский вопрос» и цикле стихов «Друзья и враги» К. Симонов обобщил факты, с которыми он столкнулся во время зарубежных поездок и о которых писал в ряде статей и очерков. Многие наблюдения, впечатления и мысли И. Эренбурга о послевоенной капиталистической действительности, отраженные в его публицистических статьях, нашли свое место в романе-эпопее «Девятый вал».
Неразрывно связаны пакистанские очерки-рассказы Н. Тихонова с его поэтическим циклом «Два потока», а газетные отчеты поэта о Варшавском конгрессе послужили основой для его стихов об этом знаменательном событии.
Столь же естественно перекликаются статьи и очерки Н. Грибачева о героической Корее и его поэма «Ким Ир Сен», выступления А. Суркова как публициста и его стихи, вошедшие в сборник «Миру — мир!». И не случайно наиболее удачными, художественно завершенными, а потому действенными стихами этого сборника стали те, которые связаны с непосредственными зарубежными впечатлениями поэта.
П. Павленко, работавший в последние годы своей жизни над большим романом «Труженики мира» (роман остался незавершенным), был автором ряда ярких очерковых книг; «Американские впечатления», «Итальянские впечатления» и «Молодая Германия».
Важно подчеркнуть заметное оживление политической сатиры в послевоенной советской литературе. Боевой дух публицистики Горького живет в ряде статей и памфлетов Л. Леонова, Б. Горбатова, В. Катаева, М. Шолохова, Н. Тихонова, И. Эренбурга и других.
Успешно борются против империалистической реакции оружием смеха С. Маршак, С. Михалков, С. Васильев и другие поэты, сатирические стихи, басни, эпиграммы которых пользуются широкой популярностью в народе.
О сложном процессе пробуждения широких масс трудящихся в странах капитала к активной борьбе за мир и демократию повествуют правдиво и взволнованно лучшие произведения послевоенной литературы, посвященные современной зарубежной действительности.
В романе И. Эренбурга «Девятый вал» (1951) дана многогранная картина всенародного движения за мир. «Девятый вал» служит органическим продолжением романа «Буря». В новом романе запечатлены исторические события 1948— 1951 гг., когда особенно выросло и окрепло всенародное движение сторонников мира. Это годы атомной истерии, годы «холодной войны» империалистов против Советского Союза и стран народной демократии, «грязной войны» во Вьетнаме, кровавой авантюры против корейского народа. «Девятый вал» — роман о непобедимости передовых идей мира и дружбы народов. В центре произведения — борьба сторонников мира против реакционных кругов, заинтересованных в разжигании вражды между народами. Это определяет композицию романа и его образную систему.
Силы прогресса и силы реакции представлены в романе многочисленными образами, каждый из которых нарисован несколькими запоминающимися штрихами. Характеризуя, как правило, персонажей лишь отдельными, но зато основными и решающими признаками, писатель создает собирательные художественные образы.
Советские люди показаны в определяющем их качестве — в увлеченности созидательным трудом. Образы Воронова и доктора Крылова, архитектора Васи и лесовода Наташи, занятых своим творческим делом, их твердая уверенность в будущем, готовность до конца отстаивать мир — ключ к пониманию жизнеутверждающей основы романа. Не занимая композиционно центрального места в повествовании, образы советских людей и картина советской действительности служат идейной основой романа. Рядом с ними более четко определяются положение и перспективы борьбы простых и честных людей, трудящихся Франции и Америки, рабочих и грузчиков Марселя, Гавра, Ля-Рошели, врача Рене Морило, негритянки Дженни, Гайрстона и других, равно как и эволюция взглядов таких интеллигентов, как французский журналист Саблон или американский профессор Адамс.
Особенности современного движения за мир делают понятным пристальное внимание писателя к таким образам, как Саблон и Адамс. Внутренний мир этих героев, их переживания, мысли раскрыты в романе тщательно и подробно. Анализируя сущность и природу колебаний Саблона и Адамса, мировоззрение которых показано в процессе развития, И. Эренбург раскрывает закономерность перехода каждого честного интеллигента на демократические, прогрессивные позиции.
Роман Эренбурга проникнут оптимизмом. Описывая Варшавский конгресс, писатель подчеркивает мужественность и решимость борцов за мир, людей разных взглядов и убеждений, но единых в стремлении преградить дорогу войне. Особенно сильное впечатление оставляют главы, посвященные сбору подписей под Стокгольмским воззванием.
Всей логикой своего произведения И. Эренбург утверждает: за счастье, за труд, за любовь, за мир надо бороться так, как борется советский народ, коммунисты Лежан и Мадо, профессор Дюма.
В разоблачении империализма проявился сатирический талант И. Эренбурга. К числу наиболее удачных сатирических варисовок в романе следует отнести образ сенатора Лоу. Этот лютый враг простых людей, фанатично преданный своему классу, ослеплен ненавистью к социализму, охвачен звериным страхом перед Страной Советов. Набожность в нем уживается с кровожадной жестокостью. Он исполнен страха перед завтрашним днем и поэтому готов на любую авантюру. И. Эренбург показал Лоу со всех сторон — в быту и в политике, в семье и в обществе, на отдыхе и «в деле», вскрыл своеобразную логику его мышления.
Калейдоскопичность композиции и стремительность действия, дающие возможность широкого охвата событий, обусловливают в то же время и существенные недостатки романа И. Эренбурга: слабую индивидуализацию и схематизм в обрисовке многих персонажей.
В. И. Ленин учил, что надо объяснить людям реальную обстановку, в которой рождается война. Советская литература в послевоенные годы сделала немало для того, чтобы раскрыть реальную обстановку, в которой родилась вторая мировая война (романы Н. Шпанова «Поджигатели» и «Заговорщики», повесть Р. Кима «Тетрадь, найденная в Сунчоне» и др.). Романы Н. Шпанова, разоблачающие тайну, которой империалисты прикрывают подготовку новой войны, имеют известную познавательную ценность, однако они страдают художественной незавершенностью: однообразны приемы обработки («беллетризации») исторических документов, заметна склонность автора к использованию композиционных, образных и речевых штампов.
Как и художественная проза, послевоенная поэзия обогатилась рядом значительных произведений, посвященных борьбе народов за мир и демократию.
Цикл стихов К. Симонова «Друзья и враги» написан от лица передового советского человека, активного строителя коммунизма; лирический герой поэта по праву выступает от имени многомиллионной армии мира. Книга К. Симонова дает образное представление о мужественных борцах за безопасность народов, находящихся на передовой линии незримого фронта, пролегающего через души людей.
В атмосфере ожесточенной классовой борьбы развертываются эпизоды, остро очерченные, на страницах этой книги. Выступая на митинге в капиталистической стране («Митинг в Канаде»), проходя с друзьями по холлу гостиницы («Красное и белое»), присутствуя на официальном банкете («Речь моего друга Самеда Вургуна...»), находясь среди иностранных буржуазных журналистов («Дом на передовой»), поэт постоянно чувствует себя защитником мира.
С большой поэтической силой, двумя-тремя выразительными штрихами рисует поэт образы борцов за коммунизм — пленников капиталистического мира (японский коммунист Токуда в стихотворении «Нет!», герой лирической поэмы «Товарищ»). Искреннее чувство любви к простым людям независимо от их расовой принадлежности, глубокое уважение к их идеалам, прогрессивным национальным традициям, сознание кровного родства советского человека с трудящимися всех стран — эти характерные черты цикла «Друзья и враги» делают стихи К. Симонова выражением дум и чаяний нашего современника. Органическое сочетание лирики и боевой, наступательной публицистики, свободные переходы от обличительной патетики и уничтожающего сарказма к задушевному размышлению, выразительность и сатирическая заостренность образов, полных большого обобщающего смысла, умелое использование возможностей акцентного стиха, неожиданной составной рифмы и других средств поэтической выразительности являются особенностями цикла.
Продолжением этой важнейшей линии в творчестве К. Симонова являются его «Стихи 1954 года», в которых на материале современных политических событий поэт разоблачает идеологов новой войны и выражает твердую веру в победу простых людей — сторонников мира.
К числу значительных произведений послевоенной поэзии относится сборник А. Суркова «Миру — мир!» (1950). Объединяя, наряду с новыми, ряд произведений прежних лет, эта книга представляет своеобразный итог большого периода поэтической деятельности ее автора. Здесь и лучшие стихи военных лет и послевоенная лирика со страстным обращением: «Возвысьте голос, честные люди!»; и стихи, исполненные боли за несущих тяжкое ярмо капиталистической неволи; и сатирические характеристики сторонников «холодной войны» («Чикагский фабрикант», «Датская сказка»); и омерзительные образы предателей, людей без родины. Чем зорче и конкретнее арение поэта, чем отчетливее в его стихе жизненная деталь, выражающая поэтический замысел и поднимающаяся до высоты художественного обобщения, чем определеннее своеобразная поэтическая интонация, присущая А. Суркову,— тем большей впечатляющей силы достигают его стихи («Из иранского дневника», «Шираз», «На тегеранском базаре» и др.).
Лирические циклы Н. Тихонова «Два потока» (1951) и «На Втором Всемирном конгрессе мира» (1951) по своему идейному богатству и художественному совершенству принадлежат к наиболее значительным работам поэта. Еще в начале 20-х годов в творчестве Н. Тихонова зазвучала лирическая тема поднимающегося на революционную борьбу Востока. В послевоенные годы, будучи участником советской делегации на Всеиндийском конгрессе мира, поэт близко увидел зарубежный Восток — Индию, Пакистан, Афганистан.
Сборник стихов «Два потока», дополняя документальные очерки И. Тихонова («Пакистанские рассказы»), воссоздает картины страшной нищеты, невыразимых страданий тружеников этих богатейших стран, закабаленных и ограбленных хищниками-империалистами. Поэт видел умершего старика («Богач»), рабочих, задыхающихся в глиняном склепе («В рабочем квартале в Лахоре»), горцев из далекого нищего селения. Но стихи Н. Тихонова полны оптимизма, потому что перед глазами поэта было не только «народа хорошего горе», но и растущие силы сопротивления и борьбы. Преображенное, одухотворенное лицо рабочего из Лахора, смотрящего на портрет Сталина, папиросная коробка с изображением Кремля на самом почетном месте в нищем селенье горцев («Коробка сигарет»), первый взволнованный рассказ о советской правде в глухом уголке Пакистана («Встреча в Читтангонге») — все это достоверное поэтическое свидетельство того, что любовь трудящихся масс к Советскому Союзу стала активной силой, мобилизующей на борьбу против социального и национального угнетения .
Цикл стихов Н. Тихонова «На Втором Всемирном конгрессе мира» посвящен одному из самых ярких событий в борьбе передового человечества за мир и свободу народов — Варшавскому конгрессу. Этот цикл как бы дополняет «Два потока», продолжая большой разговор поэта о грядущих судьбах народов.
В выразительных стихах этого цикла оживает образ индуса, слушающего голос свободного Китая; яркий, «как светлый, в даль сияющий костер», образ кореянки Пак Ден Аи, внесенной на руках делегатов в Президиум конгресса; польской девочки с полевыми цветами, приветствующей конгресс,

И в прелести сияющей и тонкой
Не просто юной жизни торжество:
Все будущее в образе ребенка
Стоит и просит защитить его.


Лучшие стороны поэтического дарования Н. Тихонова выражены в этих поэтических циклах, где каждая зарисовка поэта, каждая воспроизведенная им деталь складываются в незабываемую картину борьбы народов за мир. И так же, как у Симонова, Суркова и других поэтов, лирической темой, скрепляющей эти циклы стихов Тихонова, является тема советской Родины.
Роль нашей поэзии в объединении сторонников мира ярко раскрылась и в победоносном шествии советской песни по всем странам мира. Советскую песню давно уже признали своей широкие народные массы за рубежом нашей страны. Итальянские партизаны пели «Катюшу» М. Исаковского. Поэт Малышко слышал, как любовно поют эту песню негры Оклахомы. Многие песни, созданные нашими поэтами, стали общепризнанными гимнами борцов за мир. «Гимн демократической молодежи мира» и «Гимн международного союза студентов», написанные Л. Ошаниным, песня «Мы за мир» А. Жарова, как и другие песни советских поэтов, звучат в устах борцов за мир и особенно молодежи всех стран.
Ряд значительных произведений, посвященных разоблачению реакционной буржуазной культуры, агрессивной политики империалистов, росту лагеря мира и демократии, создан в послевоенные годы советскими драматургами.
Пьеса К. Симонова «Русский вопрос» (1947) — первое в послевоенной советской литературе крупное произведение, разоблачающее идеологов новой войны. Заслуга драматурга в том, что ему удалось не только художественно осмыслить процесс размежевания сил реакции и прогресса после второй мировой войны, но показать путь, по которому должны были пойти — и пошли — простые и честные люди.
Идея пьесы заключается в утверждении: нельзя быть честным, отойдя в сторону от политики; честный человек, патриот своей родины, должен бороться за мир. К. Симонов ставит в центре пьесы рядового американского журналиста. Гарри Смит считает в общем естественным и закономерным свое положение исполнителя воли хозяина. Однако он принадлежит к демократическому большинству американского народа, он сумел сохранить свое собственное мнение о многих вещах. Послевоенные события ввергли его в тяжелый духовный кризис: честный человек, патриот Америки Гарри Смит все больше убеждается в том, что хозяева реакционной прессы толкают Америку на гибельный путь войны.
Психологическая убедительность, с какой показана эволюция Гарри Смита, свидетельствует об окрепшем драматургическом мастерстве К. Симонова. Уставший от войны, от бездомности и одиночества, движимый мечтой о личном счастье, о спокойной и комфортабельной жизни для себя и любимой женщины, Смит, вначале склонный пойти на компромисс, вынужден затем вступить в поединок с Макферсоном, олицетворяющим силы реакции.
Враги миролюбивой политики Советской России — в этом убеждается герой пьесы — злейшие враги и Америки. К. Симонову удалось создать выразительные образы представителей капиталистической прессы. В лице владельца 38 газет Макферсона К. Симонов изобразил профессионального отравителя народного сознания, видящего свою главную задачу в подготовке общественного мнения к войне против Советского Союза и мобилизующего в этих целях весь находящийся в его распоряжении арсенал лжи и клеветы. Ненависть к Советскому Союзу неотделима в душе Макферсона от ненависти к народным массам своей собственной страны, к борцам за мир и прежде всего к коммунистам — вожакам народа и защитникам его прав и интересов.
Достойный компаньон Макферсона — ренегат Гульд, ярый враг мира и демократии, прожженный авантюрист, не брезгующий никакими средствами для достижения своих низменных целей. Группа продажных журналистов, сделавших своей профессией ежедневную подлую клевету на американских прогрессивных людей и на Советский Союз, довершает в пьесе картину «свободной» буржуазной прессы.
Мастерство драматурга проявилось в умении подчинить показ личной жизни героев, в частности взаимоотношений Смита и Джесси, развитию политической темы. Свой идейный замысел К. Симонов воплотил в форме социально-психологической драмы с чертами политического памфлета,— в этом своеобразие его пьесы.
Публицистичность, характерная для произведений послевоенной литературы на международные темы, органически входит в художественную ткань пьесы К. Симонова.
Тема «русского вопроса» получила дальнейшее развитие в пьесе Б. Лавренева «Голос Америки» (1950), главный герой которой, капитан американской армии Вальтер Кидд, по-своему проделал тот же, что и Гарри Смит, трудный путь перехода в лагерь активных сторонников мира. В образах сенатора Уиллера и уполномоченного «комиссии по расследованию антиамериканской деятельности» Скундрелла выведены типичные представители империалистической реакции.
Уиллеру и ему подобным в пьесе Б. Лавренева противопоставлен «простой, честный, миролюбивый народ Америки». В самом названии пьесы заключено это противопоставление, определяющее ее идейный замысел: подлинным голосом Америки является не крикливая пропаганда реакционных радиопередач, а широкое общественное мнение американского народа.
В судьбе героя пьесы капитана Вальтера Кидда — честного, искреннего демократа и сторонника мира — показан процесс политического роста американской интеллигенции. Изгнанный из армии, преследуемый «комиссией по расследованию антиамериканской деятельности», подстерегаемый пулей наемного убийцы, Кидд отказывается стать предателем, не отступает от дорогих ему идей, «от долга и совести». Следуя своему другу, коммунисту Макдональду, он встает в ряды сторонников мира.
Многими произведениями прозы и поэзии, драматургии и публицистики советские писатели внесли свой вклад в дело-борьбы за мир и дружбу между народами.

продолжение книги...