Рост литератур народов СССР


вернуться в оглавление работы...

В.А.Ковалев и др. "Очерк истории русской советской литературы"
Часть вторая
Издательство Академии Наук СССР, Москва, 1955 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение работы...

3

Послевоенные годы характеризуются серьезными сдвигами во всем характере советского многонационального литературного процесса. Углубляются и развиваются взаимосвязи между литературами народов СССР. Изменяются соотношения жанров и видов литературы. В ряде литератур, еще до войны не имевших крупных прозаических произведений, появляются романы и повести. Значительно возрастает число переводов с языков народов СССР на русский язык. Вследствие этого художественные достижения отдельных национальных литератур приобретают всесоюзный характер, становятся достоянием читателей всех республик Советского Союза.
Если в 1934 г. вышло 150 произведений писателей братских литератур, общим тиражом 1045 тысяч экземпляров, то в 1953 г. было издано 419 произведений, общим тиражом 21 427 тысяч экземпляров. К 1953 г. произведения 18 современных советских писателей братских народов были изданы тиражами от одного до четырех миллионов экземпляров. Произведения А. Упита, В. Лациса и А. Саксе, опубликованные на родном языке и в переводах, имеют общий тираж свыше шести миллионов экземпляров. Стихи казахского народного акына Джамбула Джабаева изданы на различных языках братских народов общим тиражом 1249 тысяч экземпляров.
Таким образом, благодаря взаимным переводам произведения талантливых представителей численно малых советских народов входят в фонд общесоюзных культурных ценностей.
В этом процессе большое и все увеличивающееся значение имели и будут иметь русский язык, русская литература. Наири Зарьян отмечал на Втором съезде писателей, что «мы создаем литературу на десятках языков, но все лучшее, что мы создаем на разных языках нашей Родины, становится общим достоянием именно благодаря переводу на русский язык. Именно впервые на русском языке я познакомился с поэтами и писателями разных поколений братских народов нашей Родины, с такими поэтами и писателями, как Янка Купала и Максим Танк, Павло Тычина и Олесь Гончар, Мухтар Ауэзов и Габиден Мустафин, Самед Вургун и Мехти Гусейн, Георгий Леонидзе и Иосиф Нонешвили, Берды Кербабаев и Мирзо Турсун-заде, Вилис Лацис и Саломея Нерис. Мы не могли бы постигнуть все богатства культурных ценностей братских народов, если бы в этом не помог нам великий русский язык».
Обмен литературными ценностями, в послевоенные годы приобретший громадный размах, был одним из выражений национального единства советской литературы, сближения и сплочения ее отдельных национальных отрядов. Это было связано не только с общим политическим и культурным ростом страны, но и с огромным ростом всех национальных литератур.
Если на Первом съезде советских писателей выступали докладчики, освещавшие развитие отдельных советских национальных литератур, то на Втором съезде литературные процессы и пути развития социалистического реализма освещались и анализировались с привлечением материала почти всех национальных литератур. Как говорил А. Сурков: «На Первом писательском съезде еще никто не поднимал вопроса о творческом взаимодействии и взаимном влиянии между братскими литературами. Тогдашний уровень развития литератур еще не давал основания для постановки такого вопроса. Один из многозначительнейших итогов развития всей нашей многонациональной литературы в период между двумя съездами — это растущее творческое взаимодействие и взаимное влияние братских литератур друг на друга».
Развитие социалистического реализма многонациональной советской литературы в послевоенные годы характеризуется тяготением к созданию больших эпических полотен, в основе которых лежит изображение народной борьбы за освобождение от пут самодержавия и капитализма, за социализм. Такими произведениями широкого плана в русской литературе были «Тихий Дон» М. Шолохова и «Хождение по мукам» А. Толстого. В послевоенный период к произведениям такого широкого эпического плана можно отнести автобиографические произведения Ф. Гладкова — «Повесть о детстве», «Вольница», «Лихая година» и романы К. Федина — «Первые радости» и «Необыкновенное лето».
Эта тенденция социалистического реализма к широкому охвату народной жизни в ее историческом развитии, к показу в живом человеческом воплощении движущих сил исторического процесса — эта тенденция со всей очевидностью проявилась и в произведениях других братских народов, в произведениях писателей Латвии, Эстонии, Украины, Казахстана, Азербайджана и ряда других республик и областей.
Уже в своем романе «Земля зеленая» Андрей Упит дал широкую картину дореволюционной латышской деревни, образования революционного пролетариата и революционных организаций рабочего класса. В 1952 году выходит монументальный роман Андрея Упита «Просвет в тучах», одно из крупнейших произведений послевоенной советской литературы.
Действие романа развертывается уже не в деревне, а в Риге, в одном из пролетарских центров последнего десятилетия XIX века. Перед читателем проходят картины эксплуатации на капиталистической фабрике, идейной борьбы того времени.
В романе «Просвет в тучах» хорошо показана тесная связь революционного движения в Латвии с общепролетарским революционным движением в России. В романе действует русский рабочий Виктор Островский, который приезжает из Петербурга в Прибалтийский край на революционную работу.
Островский становится политическим другом первого пролетарского поэта Латвии Вейденбаума, тогда студента Юрьевского университета. Русские рабочие привозят латышским рабочим труды Ленина и Плеханова.
Одним из центральных образов романа является образ бывшей батрачки Анны Осис. Так же, как М. Горький в романе «Мать» показал духовный рост пожилой, ранее отсталой, неграмотной женщины Ниловны, превращение ее, благодаря участию в революции, в Человека с большой буквы,— так и Упит раскрыл в образе Анны Осис необыкновенную духовную силу пролетарского революционного движения, в котором сами рабочие перевоспитываются, очищаются от всего мещанского, идущего от собственнического мира, и превращаются в людей нового типа, становятся героями.
В романе «Просвет в тучах» дана широкая картина и латышской и общероссийской жизни конца прошлого века. В этом произведении реализм А. Упита поднимается на новую высоту.
В 1945—1948 гг. Вилис Лацис создал свое наиболее значительное произведение — роман в трех частях «Буря». Это произведение Лациса, по характеристике А. Упита,— «не роман, не трилогия, а целая эпопея в трех больших томах». Основная тема этой эпопеи — путь латышского народа через насыщенный богатыми историческими событиями период с 1939 по 1948 год. В романе показана подпольная борьба компартии Латвии в годы диктатуры Ульманиса, показано становление в Латвии Советской власти, затем участие латышского народа в Великой Отечественной войне против фашистской агрессии, наконец, изображено послевоенное строительство. Перед читателем проходят рабочие и крестьяне, партийные руководители, представители разных слоев интеллигенции. Сюжет охватывает множество событий и разные стороны жизни. Идейный пафос этого романа основывается на изображении великой исторической борьбы народа за свое счастье, за коммунизм. В этом смысле роман-эпопея «Буря», показывающий переход латышского народа от капиталистического уклада к коммунизму, переход, насыщенный острыми конфликтами, может быть назван романом о народе, как главной силе истории.
Большой исторический период, начиная с дореволюционных лет и кончая победой колхозного строя, отражен и в романе В. Лациса «К новому берегу». Об этом романе писала группа читателей в «Правде»: «Роман Лациса есть эпопея латышского народа, порвавшего со старыми буржуазными порядками и строящего новые социалистические порядки» (1). Сила этого романа в глубоко правдивом показе тех противоречий и острых кон-
--------------------------------------------
1. «Правда», 1952, 25 февраля.
--------------------------------------------
фликтов, в преодолении которых происходит рождение новых, социалистических отношений. В частности, в романе показано, как приемный сын кулака Тауриня Айвар, на самом деле являющийся сыном старого большевика Яна Лидума (главного героя романа), порывает с той средой, в которой он, благодаря случайным обстоятельствам, был воспитан (настоящий отец Айвара в то время был в тюрьме).
«В. Лацис изображает в своем романе переходный период от буржуазно-националистической власти в Латвии к советским порядкам, от индивидуального крестьянского хозяйства к колхозному строю в деревне. Отличительная черта этого периода состоит в том, что он ломает старые порядки, старые устои, старые нравы и обычаи, подымает брата на брата, детей против отцов, разлагает и разбивает семьи, в том числе и кулацкие семьи. Поэтому нет ничего случайного в том, что буря нового народного движения ворвалась и в семью кулака Тауриня и разложила ее» (1).
К тому же роду произведений широкого эпического плана, изображающих коренные исторические события нашей эпохи, относятся двухтомный роман азербайджанского писателя Сулеймана Рагимова «Шамо», в котором рассказано о судьбе крестьянина, попадающего в Баку и растущего в революционной борьбе; два романа литовского писателя А. Гудайтиса-Гузявичюса «Правда кузнеца Игнотаса» и «Братья»; романы туркменского писателя Б. Кербабаева «Решающий шаг» и казахского писателя Г. Мусрепова «Пробужденный край».
При всем различии названных произведений, в них отчетливо наметилась общая тенденция — выявлять движущие силы истории, показывать значение народных масс в историческом процессе.
В послевоенный период в литературах народов СССР нашли художественное отображение и те новые процессы, которые происходили в самой советской действительности. Так, например, необходимо отметить произведения, в которых изображено формирование рабочего класса разных советских народов. Известно, что до Октябрьской революции большинство запоздавших в своем историческом развитии народов не имело своей промышленности, не имело своего рабочего класса. Создание промышленных очагов на окраинах нашей страны сопровождалось появлением национального рабочего класса. Этой теме посвящен роман Г. Мустафина «Караганда». В романе изображены советские люди, строящие промышленный гигант в казахской степи. Жизнь национального рабочего класса раскрывается
----------------------------------------------
1. «Правда» 1952, 25 февраля.
-----------------------------------------------
и в таких произведениях, как роман азербайджанского писателя М. Гусейна «Апшерон» и украинского писателя Вадима Собко «Белое пламя». Достаточно полное и многообразное изображение получили в литературах народов СССР социалистическое преобразование деревни, борьба за укрепление колхозов. К числу таких произведений следует отнести роман А. Чейшвили «Лело», ярко рисующий новый колхозный уклад грузинской деревни, роман Г. Мустафяна «Миллионер» и его повесть «Шиганак Берсиев», роман С. Муканова «Сыр-Дарья». В романе Сабита Муканова хорошо показано, как благодаря общественному колхозному труду большие территории плодородной земли начинают приносить людям богатство; роман в какой-то мере созвучен важной проблеме последних лет, проблеме освоения целинных и залежных земель.
Укрепление колхоза в ранее отсталом ауле показал киргизский писатель Т. Сыдыкбеков в своем романе «Люди наших дней». Выдающиеся произведения созданы современными украинскими писателями. Так, например, одним из значительных достижений не только украинской, но и всей советской прозы является роман-хроника М. Стельмаха «Большая родня». Изображая жизнь одного лишь села, писатель показал силу социалистических преобразований, огромный идейный рост людей. В центре романа — образ середняка Дмитра Горицвета, честного труженика, который постепенно, в процессе борьбы с кулаками, становится колхозным вожаком. В повести И. Рябокляча «Золототысячник» дан образ современного колхозного новатора, «человека с партийной душой». На остром столкновении нового со старым в жизни деревни построена и пьеса А. Корнейчука «Калиновая роща».
Значительное место в братских литературах занимает тема формирования новой, советской интеллигенции. Таков, например, роман Сабита Муканова «Ботагоз», в котором получили отражение глубокие социальные противоречия, существовавшие в казахской степи. На истории героя романа Аскара и девушки Ботагоз показано формирование новой казахской интеллигенции в процессе борьбы с буржуазным национализмом.
В литературах народов СССР, особенно в поэзии, большое-место заняла тема борьбы за мир. К этой теме обращаются поэты русские и бурятские, украинские и туркменские, молдавские и белорусские, татарские и латышские, узбекские и эстонские и всех других национальностей. В этой теме перекликаются белорусский поэт А. Кулешов (в поэме «Простые люди», «Только вперед») с азербайджанским поэтом С. Вургуном («Негр говорит»), украинский поэт М. Бажан («Английские впечатления») с белорусским поэтом М. Танком (поэма «За мир»); русский поэт А. Сурков (книга «Миру — мир!»), с белорусским поэтом Я. Коласом («Мощная симфония мира») и др.
Одной из значительнейших тем, вдохновивших десятки писателей, поэтов и драматургов народов СССР, была тема дружбы народов. В «Тезисах о 300-летии воссоединения Украины с Россией», одобренных Центральным Комитетом КПСС, говорилось: «Весь исторический опыт народов СССР наглядно свидетельствует об огромном значении их дружбы с великим русским народом, о непреоборимой силе братского союза и тесного сотрудничества всех народов нашей страны, построивших под водительством Коммунистической партии социализм и ныне уверенно идущих вперед, к торжеству коммунизма».
Эти слова, как выражение самой сути все углубляющегося процесса братского сплочения, можно поставить эпиграфом ко множеству произведений, появлявшихся в литературах народов СССР в послевоенные годы.
Тема дружбы народов легла в основу романа азербайджанского писателя А. Абульгасана «Бастионы дружбы», поэмы А. Кулешова «Знамя бригады», книги стихов латышского поэта Я. Судрабкална «В братской семье».
Эта тема звучит в романах казахского писателя М. Ауэзова «Абай» и «Путь Абая»; проходит красной нитью в романе туркменского писателя Б. Кербабаева «Решающий шаг», в романе азербайджанского писателя С. Рагимова «Шамо», в романе татарского писателя К. Наджми «Весенние ветры». Она, наконец, входит в основу таких крупных эпических произведений последнего времени, как романы В. Лациса «Буря» и «К новому берегу» и роман А. Упита «Просвет в тучах».
Например, в судьбе бедняка-дехканина Артыка, главного героя романа Берды Кербабаева «Решающий шаг», ближайшее участие принимает русский железнодорожный рабочий Иван Тимофеевич Чернышев. Революционер, большевик, «русский Иван» представляет в романе ту силу, которая пришла с севера вслед за присоединением Туркменской степи к России. Эта сила пришла не грабить, как царские колонизаторы, туркменскую бедноту, а, наоборот, вступить с ней в союз для общей борьбы против самодержавия, против баев, полицейских, царских чиновников и буржуазных националистов.
Туркменский писатель убедительно показывает в своем романе, что лишь в борьбе с националистической идеологией, в процессе изживания националистических предрассудков трудящиеся Туркмении приходили к пониманию значения помощи русских рабочих, демократических элементов русского общества.
Мухтар Ауэзов в своих романах «Абай» и «Путь Абая» рисует образы тех русских ссыльных революционеров (как Михайлов и др.), с которыми встречался казахский поэт. Мухтар Ауэзов раскрывает эту тему и через психологию самого Абая, подчеркивая открытие им для себя связи русского народа и русской культуры со всем своим духовным ростом. Абай говорит Михайлову: «Раньше я думал, что вы несете в себе лучшие мысли только русского народа, а я для вас — человек совсем другого мира, далекого от вас, не известного вам, из чужих вам пустынных степей, с их непонятными вам мыслями... А вы точно взяли меня за руку, повели на какую-то вершину, показали оттуда стоянки всех народов, всех племен и объяснили мне, что все люди — сородичи, пусть хоть дальние. Вы и мое Тобыкты не отбросили в сторону от мировой культуры. Мне радостно, что я не только сын казаха, но и сын всего человечества... Для меня это гордость и радость».
Содержанием романа татарского писателя Кави Наджми «Весенние ветры» — одного из значительных произведений советской многонациональной литературы — является изображение (так же как и в романе латышского писателя Андрея Упита) того, как ковалась дружба русского народа и других народов Советского Союза еще в дореволюционные годы в совместной борьбе трудящихся под руководством Коммунистической партии. В рабочей слободке, в бараках и мастерских Мустафа и члены его семьи встречают своих друзей, русских товарищей, большевиков. Рабочие-большевики Андрей Петрович, Алексей Халявин, его мать Серафима, работница Ксения — все они принимают ближайшее участие в жизни семьи татарского кузнеца. Судьба татарского народа в романе Кави Наджми показана в тесной связи с общероссийской жизнью, с борьбой русского рабочего класса.
Поэзией единства исторических судеб русского и украинского народов овеяны произведения молодого украинского писателя Олеся Гончара. Его трилогия "Знаменосцы" («Альпы» , «Голубой Дунай», «Злата Прага») представляет собой насыщенное глубокой любовью к советским людям широкое эпическое повествование о наступлении бойцов Советской Армии на Запад, о боях за освобождение Будапешта и Праги. Герои романа — русский Юрий Брянский, украинцы Черныш и Хаецкий, подполковник таджик Саниев, знаменосец башкир Вася Багиров. Все эти образы проникнуты глубокой человечностью, поэзией мужества и братства советских людей.
Один из героев романа говорит: «Не только ненависть, а прежде всего любовь двигает наши армии вперед... Тяжелая, трудная любовь, освященная нашей кровью, любовь ко всем угнетенным, ко всем трудящимся людям на земле». Это чувство ведет вперед и веселого старшину Хому Хаецкого, который, как он выражается, прошел у себя на родине академию социализма. Теперь он передает свой опыт людям молодой демократии, тем, кто еще только «за парту садится».
Сила национальной политики Коммунистической партии ярко отразилась в литературном процессе послевоенных лет. Главное в этом процессе — это сближение литературы с жизнью. Художественное слово для писателей народов СССР как в годы войны, так и в послевоенные годы служит оружием в борьбе за коммунизм. Об этом замечательно сказал татарский поэт Муса Джалил:

Коль обо мне тебе весть принесут,
Скажут: — Погиб он.
Муса уже мертвый...
Не верь, дорогая!
Слово такое
Не скажут друзья, если любят тебя.
Холодное тело засыплет земля,—
Песнь огневую засыпать нельзя!
Умри, побеждая, и кто мертвецом
Тебя назовет, если был ты борцом?!


продолжение книги...