Участник и историк Парижской коммуны


вернуться в оглавление книги...

А. И. Демиденко. "Петр Лавров"
Издательство "Просвещение", Москва, 1969 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Участник и историк Парижской коммуны

Лавров смело шел навстречу революционным событиям. Прекрасно владея французским языком, он часто выступал на различных митингах, собраниях, призывая рабочих Парижа к решительной борьбе. И не случайно 4 сентября 1870 г., которое вошло в историю Франции как день провозглашения республики, Лавров был на площади Согласия и вместе с другими кричал: «Да здравствует республика!» Он предложил республиканскому правительству свои услуги по работе в больничном отряде.
Однако республиканское буржуазное правительство не оправдало надежд народа. Оно стало на путь саботажа обороны Парижа от прусских войск, за что передовые рабочие назвали его «правительством национальной измены». Такое правительство неизбежно должно было пасть. И оно пало. Когда в результате восстания 18 марта 1871 г. власть перешла в руки Парижской коммуны, Лавров горячо приветствовал это великое историческое событие.
Лавров стремился в меру своих сил и возможностей оказывать всяческую помощь Коммуне. Он мужественно переносил все тяготы и лишения, которые выпали на долю жителей осажденного города. Позже Лавров рассказывал друзьям, как в одно серое, мрачное утро он с большим мешком на плечах направился в равнину Сан-Денй, чтобы у местных крестьян запастись картофелем и яйцами. Эти продукты тогда считались великим лакомством, так как в столице Франции свирепствовал настоящий голод. Парижане съели всех серн, жирафов и других животных, находившихся в зоологическом саду, охотились за кошками, крысами и мышами.
С первых дней существования Коммуны Лавров решительно стал на сторону пролетариата. Когда красное знамя рабочего класса в результате победоносного восстания взвилось над ратушей, Лавров горячо приветствовал победу трудящихся. Он считал, что только рабочий класс, только люди труда могут осуществить те великие идеалы о лучшей и счастливой жизни, за которые в течение многих столетий боролись лучшие люди всех стран и народов. Лавров предложил Варлену свой план реорганизации народного образования на разумных началах.
Однако планам Лаврова не суждено было сбыться. Коммуне пришлось вести мужественную борьбу против внутренней реакции, против свирепых версальцев. Стоявший во главе версальцев Тьер и его генералы питали лютую ненависть к рабочему классу Парижа и пытались отомстить ему за жестокие поражения, понесенные французской армией на полях сражений с немцами.
Лавров был не только участником, но и первым историком Парижской коммуны. 21 и 28 марта ему удалось послать в Брюссель две корреспонденции о событиях в Париже, которые были напечатаны в газете «Интернационал». В этих корреспонденциях выражено отношение Лаврова к революционному движению рабочего класса и к Парижской коммуне как величайшему историческому событию. В первой корреспонденции он пишет, что революция во Франции, в результате которой возникла Парижская коммуна, совершенно непохожа на другие революции. Главная ее особенность состоит в том, что к власти пришли простые рабочие. Лавров безоговорочно заявляет о своей полной поддержке республики рабочего пролетариата: «Все мои пожелания и пожелания ваших читателей, я уверен, сводятся к тому, чтобы победила эта республика, вышедшая действительно из народа, основанная рабочими, которые желают только справедливости и братства, преследуют только врагов народа, лицемеров, одевших маску республиканцев, перебежчиков из всех партий».
Во второй корреспонденции Лавров выносил окончательный приговор буржуазному обществу, которое несет в себе разложение и не имеет права на существование. «Социалист-мыслитель, — писал Лавров, — изучая события этого небольшого количества дней, может подтвердить с еще большей уверенностью, что это буржуазное общество, которое эксплуатирует и деморализирует пролетариат, не имеет никакого основания для существования. Оно не имеет за собой ни морального права, ни силы численности, ни даже умения действовать, привычки к общественной деятельности, влияния широких и хорошо направленных понятий, — оно имеет за собой только рутину». Лавров писал, что положение в Париже очень тяжелое, что исход борьбы предвидеть невозможно.
В начале мая 1871 г., когда можно было еще надеяться на успешный отпор версальцам, Лавров решил поискать помощи Коммуне вне Франции. Получив паспорт у правительства Коммуны и поставив в известность Варлена, Лавров покинул Париж. Эта поездка была предпринята с ведома и согласия Коммуны, от которой, кроме паспорта, Лавров получил крупную сумму денег. Эти деньги впоследствии были использованы для помощи коммунарам, бежавшим от свирепого террора версальцев.
Казалось, сама история возложила на Лаврова великую и почетную миссию — быть посланцем первого в мире пролетарского правительства. В Брюсселе Лавров выступил перед Бельгийским федеральным советом Интернационала, которому рассказал о критическом положении коммунаров. Он попросил совет организовать на границе с Францией манифестации рабочих в пользу Коммуны. С подобным же предложением он обратился в Лондоне к К. Марксу.
Однако ничего реального ни в Бельгии, ни в Англии в пользу Коммуны сделать не удалось. Следует отметить, что сила Интернационала (Международного Товарищества Рабочих) тогда была преувеличена. Так, ходили слухи, что в состав Интернационала будто бы входит в различных странах 4 миллиона рабочих, которые готовы поднять восстание по первому зову.
В действительности дело обстояло иначе. Социалистическим партиям европейских стран в то время приходилось вести борьбу в трудных условиях роста национализма и шовинизма, мутные волны которых стремились захлестнуть островки сознательной рабочей мысли. Так, в Германии семья Вильгельма Либкнехта подверглась нападению мнимых патриотов, которые бросали булыжники в окна квартиры руководителя Социал-демократической рабочей партии.
В Англии, где находился Генеральный совет Интернационала, обстановка складывалась не в пользу Парижской коммуны. Пропаганда буржуазной печати против коммунаров оказала свое пагубное влияние и на рабочих. Тредъ-юнионисты вышли из состава Интернационала под тем предлогом, что они не хотят идти вместе с парижскими коммунарами. Намеченный в Гайд-парке митинг в пользу Коммуны не состоялся. Впрочем, судьба Парижской коммуны к этому времени уже была предрешена — восстание рабочих было потоплено в крови.
Хотя поездка Лаврова не имела практических резуль татов для рабочего движения, однако для него она не осталась бесследной. Лавров смог ближе познакомиться с состоянием социалистического движения в Западной Европе. Он был первым живым участником Парижской коммуны, с которым встретился в то время К. Маркс.
В письмах к друзьям Лавров высказывал глубокое понимание происходящих событий, которые должны были оказать большое влияние на историю. Например, накануне отъезда в Лондон он писал: «В настоящую минуту мне тяжело было бы уезжать из Парижа уже и потому, что здесь началось движение, которое имеет громадный интерес. В первый раз на политической сцене не честолюбцы, не болтуны, а люди труда, люди настоящего народа. Я очень сочувствую этой партии...»
Очень интересна общая оценка Коммуны, которую дает Лавров в самый разгар борьбы. «Борьба Парижа, - пишет он 5 мая 1871 г., — в настоящую минуту — борьба историческая, и он (Париж) действительно находится теперь в первом ряду человечества. Если бы ему удалось отстоять себя, это бы подвинуло историю значительно вперед, по если он падет, если реакция восторжествует, идеи, засвидетельствованные несколькими неизвестными людьми, вышедшими из народа, настоящего народа, и ставшими во главе управления, эти идеи не умрут».
Замечательно сказано! Хотя Коммуна была потоплена в крови, но идеи, за которые боролись коммунары, не умерли. Лавров был прав, называя Парижскую коммуну одним из замечательнейших явлений истории. «Для тех,— писал он в одном из писем, — кто истинно желает прогресса человечеству, кто знает, что лишь на пути социального переворота этот прогресс в настоящем возможен, кто привык всматриваться глубже в ход истории и не пугается некоторого количества крови и гноя, которые текут под ее ланцетом из ран человечества, для того Парижская коммуна — одно из замечательнейших явлений истории».
Заканчивается письмо поистине пророческими словами: «...Парижская коммуна 1871 г. будет важной эпохой человеческого движения, и эта дата но забудется».
П. Л. Лавров писал это в мае 1871 г., когда исход борьбы еще не был ясен. Надо было глубоко проникнуть в смысл происходящего, чтобы давать такие верные и правдивые оценки историческим событиям.
У Лаврова есть еще одна очень важная и глубокая мысль. Он дал правильную историческую оценку буржуазной парламентской системе, которая, по его словам, уже себя изжила. «Мне кажется, — писал он, — что все эти законные органы, все эти депутаты Парижа и мэры его, могут только портить, потому что все это рутинеры, говоруны, трусы, все это изъедено гнилью».
Лавров испытывал отвращение ко всей буржуазной парламентской системе, где на поверхность выплывают различные фразеры, демагоги, интриганы. Он считал, что на первом плане должны стоять не политические, а социальные вопросы. Другими словами, надо стремиться осуществить преобразования не только в политической сфере, не только в аппарате управления, но главным образом в области экономических, т. е. классовых отношений, в области производства и потребления материальных благ. Однако, противопоставляя политические преобразования социальным, Лавров допускал ошибку. Чтобы осуществить социальные преобразования, необходимо прежде совершить политическую революцию, осуществить политический переворот. Только взяв власть в свои руки, революционный класс сможет использовать ее и для глубоких социально-экономических преобразований.
В эпоху, когда жил Лавров, многие русские революционеры из числа сторонников М. А. Бакунина противопоставляли политическую революцию социальной, т. е. по существу отрывали экономику от политики, что неверно. Что касается Лаврова, то он такую точку зрения разделял лишь частично. В дальнейшем Лавров понял значение завоеваний политической власти для осуществления социальной революции.
В 1879 г. Лавров написал о Парижской коммуне книгу, в которой подробно изложил свой взгляд на это величайшее историческое событие. Особое внимание обращает он на связь, которая существует между Парижской коммуной и социалистическим движением в России и других странах.

продолжение книги...