Глава I. Детские и юношеские годы Петра Лаврова


вернуться в оглавление книги...

А. И. Демиденко. "Петр Лавров"
Издательство "Просвещение", Москва, 1969 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава I.

ДЕТСКИЕ И ЮНОШЕСКИЕ ГОДЫ ПЕТРА ЛАВРОВА


Петр Лаврович Лавров родился в селе Мелехове Великолукского уезда Псковской губернии 2 (14 по ст. ст.) июня 1823 г. Отец его был состоятельным помещиком, владеющим двумя имениями, полковник в отставке, мать — обрусевшая шведка — Елизавета Карловна Гандвиг. Лавр Степанович Лавров — так звали отца Петра Лаврова — был человеком ярким, не лишенным способностей, но самодур. Чувствуя себя полным хозяином благоустроенного имения, бравый полковник считал своим долгом опекать всех, кто в нем жил. Особенно он любил лечить своих подопечных по модной в то время системе доктора Гуфеланда. Однако применял он эту систему своеобразно. Главным средством лечения Лавр Степанович считал специальный набор лекарств. Причем принимать эти лекарства полагалось в различные сроки: одни — ежедневно, другие — раз в неделю, третьи — ежемесячно, а некоторые — один раз в год. Опекавший ревностно следил, чтобы домочадцы принимали лекарство в точно положенные сроки. Никто не мог от этого уклониться, даже если был совершенно здоров.
От деспотизма помещика страдали не только крепостные, но и его собственная семья. Так, Лавр Степанович помешал тому, чтобы его старшая дочь, образованная и гуманная девушка, вышла замуж. Она так и осталась одинокой, так как он ни за что не хотел с ней расстаться. Любовь самодура-отца испортила дочери жизнь.
Политические взгляды Лавра Степановича отличались непоследовательностью. С одной стороны, он был убежденным монархистом и ревностным сторонником православия. Однако это не мешало ему иметь в своей обширной библиотеке знаменитую Энциклопедию французских материалистов XVIII в., которая в течение многих лет была рассадником «крамольных» идей.
Мать Пети Лаврова, Елизавета Карловна, была очень доброй, мягкой и сердечной женщиной. Для своего времени она была начитанной и образованной. Детство Пети протекало под воздействием влияний сурового самодура-отца и нежной матери. Ребенок рос в одиночестве. Ему не с кем было поиграть, так как сестра была старше его на одиннадцать лет, а брат — на шесть. Петя был тихим, слабым, но очень впечатлительным и не по летам умным ребенком. С ранних лет мальчик любил проводить время среди книг и гравюр. Читать Петя научился очень рано. В возрасте четырех-пяти лет он уже читал по-русски и по-французски, а несколько позже и по-немецки. В четырнадцать лет он овладел также и английским языком.
Детские годы Петра Лаврова проходили в обстановке, напоминающей ту, которая описана И. А. Гончаровым в романе «Обломов». В имении Лавровых был сад, за ограду которого ребенку выходить не разрешалось. Ворота сада открывались только в тех случаях, когда Петю собирались выкупать в протекавшей поблизости реке. Мальчика приносили на берег в сопровождении большого количества слуг. Тут же, на берегу, ставилась ванна, в которую наливалась речная вода. Затем в воду осторожно опускали ребенка.
Большую часть времени Петя проводил среди книг. Он читал во французском подлиннике поэму Флориана «Пума Помпилий», по-немецки «Волшебное кольцо» Ламотта Фукэ. Своим родителям вечерами он часто читал произведения Бомарше. Любимым его произведением была драма «Евгения», в которой писатель изобразил горестные приключения своей сестры.
Как и во всех дворянских семьях, в доме Лавровых была няня, которая вносила русский дух и русские обычаи в воспитание помещичьих детей и тем самым как бы связывала их с народом.
Вместе со своим воспитанником няня часто перелистывала толстые тома немецкой исторической хроники и показывала ребенку рисунки. Значение рисунков было объяснено отцом и матерью. Мальчик хорошо запомнил подписи под картинками, а няня их путала и неправильно выговаривала непонятные ей имена. Так, когда Петя, обращаясь к няне, нетерпеливо кричал: «Няня, няня, пожалуйста, поскорее покажи мне битву Горациев с Куриациями» (1), — няня брала толстую книгу, раскрывала ее и, кладя перед ребенком, говорила: «На, на, батюшка, вот тебе твои Горячие и Курячие».
Книги были настоящими друзьями Пети, среди них он не чувствовал себя одиноким. Книги способствовали тому, что Лавров с ранних лет обнаружил склонность к отвлеченному мышлению. Он увлекался историей, математикой и литературой. Еще ребенком он прочитал сочинения французского историка Роллэна, подражавшего древним историкам Плутарху и Титу Ливию. Особенно увлекала Лаврова математика. Десятилетним ребенком он легко решал задачи из толстого арифметического учебника. Он также увлекался художественной литературой, читая в подлинниках лучшие произведения классиков мировой литературы.
Любимыми его писателями были те, в произведениях которых проповедовались идеи свободы, любви к людям и общечеловеческой красоты. Он знал наизусть отрывки из произведений Шиллера, Вольтера, Гюго.
Однако физическое развитие ребенка не поспевало за умственным. Трудно пришлось тринадцатилетнему Пете, когда в 1837 г. отец отвез его в Михайловское артиллерийское училище в Петербург. За застенчивый характер он тут же был прозван своими товарищами «девочкой». Он болезненно переносил насмешки буйных артиллеристов и нередко доходил до отчаяния.
Но жизнь в артиллерийском училище, режим, существовавший там, оказали благотворное влияние на будущего офицера. Физические упражнения, гимнастика, фехтование положительно подействовали на организм Лаврова. После двух лет пребывания в училище Лавров превратился в высокого сильного юношу, уступающего ростом только правофланговому. Это означало, что он по росту в училище был вторым. Теперь он не только не
----------------------------------------------
1 Горации — патрицианский (аристократический) род в древнем Риме. По преданию, три римских юноши-близнеца Горации победили в единоборстве трех альбанских близнецов Куриациев, что привело к подчинению Риму латинского города Альба-Лонга.
----------------------------------------------
боялся пинков и толчков своих сотоварищей, но и сам давал сдачи.
Что касается умственного развития, то Лавров намного превосходил остальных воспитанников. Он оказывал сильное влияние на своих товарищей. Наиболее способные из них организовали кружок саморазвития, где руководящую роль играл Лавров. Кружковцев интересовали идеи социализма, осуществление которых должно было коренным образом улучшить положение трудящихся.
В ото время молодой Лавров познакомился с учением французского социалиста-утописта Шарля Фурье. Когда после окончания училища он приехал на побывку к отцу, Лавр Степанович попросил сына просмотреть страницу одной книги и дать о ней свой отзыв. Книга была на французском языке и называлась «Трактат о земледельческой и домашней ассоциации». В ней говорилось о том, что каждый, занимающийся сельским хозяйством, может утроить количество продуктов земледелия. Полковник в отставке никак не мог применить советы трактата для того, чтобы утроить доходы имения в Мелехове. Потребовалась помощь сына, который должен был кратко изложить содержание книги. Благодаря этому Петр Лавров познакомился с одним из самых замечательных трудов Ш. Фурье, получившим впоследствии название «Теория всеобщего благоденствия». Кроме Фурье, Лавров читал также сочинения Сен-Симона и Прудона. В трудах этих мыслителей его интересовали не экономические и политические вопросы, а главным образом нравственные проблемы.
В 1842 г. в возрасте 19 лет, Лавров окончил артиллерийское училище и был произведен в офицеры, а два года спустя, в 1844 г., был назначен преподавателем математики в том же училище. Несколько позже он стал преподавать математику в артиллерийской академии и других военных заведениях. В артиллерийскую академию он был рекомендован знаменитым математиком академиком М. В. Остроградским, считавшим Лаврова своим преемником.
П. Л. Лавров оправдал надежды своего учителя. Его лекции но математике имели большой успех среди слушателей. Лавров был, в известном смысле, новым типом преподавателя. Он не только сообщал своим слушателям необходимые знания, но и стремился влиять на их духовный склад. Лекции Лаврова отличались глубоко демократическим характером, они пробуждали чувства и мысли людей; он верил и эту уверенность стремился внушить слушателям, что время реакционного режима Николая I пройдет, что наступит день, когда все образованные люди смогут приносить народу пользу. Ведь должна же быть перемена! Не вечно же будет стоять нерушимой крепостью тюрьма, в которую превратил Российскую империю самоуверенный и ограниченный деспот. События не заставили себя долго ждать. Поражение русской армии в Крымской войне показало слабость царского режима. Со смертью Николая в 1855 г. была поколеблена вера в незыблемость и могущество существующего режима. На престол вступил Александр II, молодой монарх, от которого недали перемен к лучшему. Передовые люди общества требовали от самодержавия ответа за поражение в войне, за бедственное положение народа.
В движении общественной мысли того времени активное участие принял и Петр Лавров. Из рук в руки передавались его стихотворения, направленные против произвола самодержавия. В 1856 г. Лавров отослал пять своих стихотворений в Лондон A. И. Герцену. При этом он написал первое публицистическое произведение «Письмо к издателю», в котором изложил взгляды на настоящее и будущее России. В «Письме» говорилось, что в свое время эти стихотворения «имели огромный успех; их читали в разных концах России, и на них сходились чиновные петербургские снобы со звездами, люди машинальной служебной деятельности и копеечного ералаша, помещики, спящие девять десятых своей жизни, и те потерянные в России личности, почетный отзыв которых, высказанный не автору, а случайному собеседнику, был для меня единственной и лучшей наградой».
Особый успех имели стихотворения Лаврова среди революционно настроенной молодежи. Стихотворение «Русскому народу», переписанное от руки, было найдено в июле 1862 г. при обыске студента Е. П. Печаткина, арестованного по делу П. Д. Баллода за устройство тайной типографии. Текст его сохранился также в частных архивах жандармского писателя Н. А. Жеребцова и цензора А. В. Никитенко. Другие стихотворения Лаврова распространялись в рукописном виде и перепечатывались без ведома автора в различных заграничных сборниках запрещенных в России произведений.
Но каков бы ни был успех политических стихотворений Лаврова, занятие литературой не было главным в его жизни. В «Письме к издателю» Лавров говорит, что стихотворная деятельность доставила ему много часов высшего наслаждения, но она по времени занимает весьма малую часть в его занятиях. Главное внимание в то время он уделял научной и педагогической работе.
Однако перу Лаврова принадлежит одно стихотворение, которому суждено было стать революционным гимном целого ряда поколений революционеров. Под звуки этого гимна выходили па первые демонстрации сормовские рабочие, под звуки этого гимна в феврале 1917 г. рабочие и солдаты Петрограда покончили с царизмом, а в октябре 1917 г. взяли власть в свои руки.
Можно без преувеличения сказать, что в мировой литературе немного найдется стихотворений, которые бы дышали такой революционной страстью, такой ненавистью к врагам трудящихся, как «Отречемся от старого мира» П. Л. Лаврова. Если бы Лавров ничего больше не написал и ничего больше для революции не сделал, и то его имя не было бы забыто. Вы помните описание первомайской демонстрации в романе М. Горького «Мать»? Ведь участники демонстрации поют именно эту песню. Вот полный текст песни, написанной Лавровым в 1860 г.:

Отречемся от старого мира,
Отряхнем его прах с наших ног!
Мы не чтим золотого кумира,
Ненавистен нам царский чертог.
Мы пойдем к нашим страждущим братьям,
Мы к голодному люду пойдем;
С ним пошлем мы злодеям проклятья,
На борьбу мы его поведем.

Вставай, подымайся, рабочий парод!
Вставай на врага, люд голодный!
Раздайся, клич мести народной!
Вперед, вперед, вперед!

Богачи-кулаки жадной сворой
Расхищают тяжелый твой труд;
Твоим потом жиреют обжоры,
Твой последний кусок они рвут.
Голодай, чтоб они пировали!
Голодай, чтоб в игре биржевой
Они совесть и честь продавали,
Чтоб глумились они над тобой!

Вставай, подымайся, рабочий народ!
Вставай на врага, люд голодный!
Раздайся, клич мести народной!
Вперед, вперед, вперед!

Тебе отдых — одна лишь могила!
Что ни день — недоимки готовь;
Царь-вампир из тебя тянет жилы,
Царь-вампир пьет народную кровь.
Ему нужны для войска солдаты:
Подавай же ему сыновей!
Ему нужны пиры и палаты:
Подавай ему крови своей!

Вставай, подымайся, рабочий народ!
Вставай на врага, люд голодный!
Раздайся, клич мести народной!
Вперед, вперед, вперед!

Не довольно ли личного горя?
Встанем, братья, повсюду зараз!
От Днепра и до Белого моря,
От Поволжья на дальний Кавказ!
На воров, на собак — на богатых,
И на злого вампира-царя!
Бей, губи их, злодеев проклятых!
Засветись, лучшей жизни заря!

Вставай, подымайся, рабочий народ!
Вставай на врага, люд голодный!
Раздайся, клич мести народной!
Вперед, вперед, вперед!

И взойдет за кровавой зарею
Солнце правды и братской любви,
Хоть купили мы страшной ценою —
Кровью нашею — счастье земли.
И настанет година свободы:
Сгинет ложь, сгинет зло навсегда,
И сольются в одно все народы
В вольном царстве святого труда!

Вставай, подымайся, рабочий народ!
Вставай на врага, люд голодный!
Раздайся, клич мести народной!
Вперед, вперед, вперед!


продолжение книги...