Народные восстания. Крестьянская война под руководством Хуан Чао. Феодальная усобица и вторжение киданей


вернуться в оглавление учебника...

Р.Ф.Итс, Г.Я.Смолин. "Очерки истории Китая с древнейших времен до середины XVII века"
Учпедгиз, Л., 1961 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава VII
НАРОДНЫЕ ВОССТАНИЯ.
КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА ПОД РУКОВОДСТВОМ ХУАН ЧАО.
ФЕОДАЛЬНАЯ УСОБИЦА И ВТОРЖЕНИЯ КИДАНЕЙ


В связи с выпадением значительной части территории Китая из-под контроля центральной власти танское правительство испытывало недостаток средств. Численность армии доходила до 800 тысяч человек. Сотни тысяч крестьян, принуждавшихся к воинской службе, отрывались от сельскохозяйственных занятий, многие гибли в войнах.
Танский двор утопал в роскоши. На строительстве императорского «Небесного дворца» ежедневно трудилось около 10 тысяч государственных барщинных крестьян и ремесленников. На отливку девяти громадных треножников для дворца ушло 300 с лишним тонн меди.
Во второй половине VIII в. один танский чиновник писал в докладе трону: «Страна содержит армию в 800 тысяч человек. Чиновники, купцы, монахи — те, кто не сеет, а только ест, составляют пять-шесть десятых населения. Они принуждают трех выбивающихся из сил в тяжком труде крестьян одевать и кормить семерых тунеядцев».
При императорском дворе обострилась борьба клик. Долгое время большим влиянием на императоров пользовалась группировка евнухов-царедворцев. Представители этой клики захватили многие важнейшие посты в центральных государственных и военныx органах, в их руках находилось командование дворцовой гвардией (или так называемыми войсками запретного города).
Ухудшилось финансовое положение империи. Сократился выпуск металлических денег (наполовину по сравнению с серединой VIII в.), цена денег повысилась. Крестьяне, сбывая продукцию, стали получать за нее вдвое меньше. Огромные размеры приняло бегство с земли.
Резко вздорожал рис. За двухсотлетний период (с 20-х гг. VII в. до 20-х гг. IX в.) цены на этот основной продукт питания китайских крестьян увеличились в 750 и более раз.
В Китае издавна (еще с эпохи Хань) на случай недорода создавались правительственные амбары; в неурожайные годы зерно должно было раздаваться голодающим. Но воры чиновники расхищали государственные запасы.
Провизии в армии нет у героев,
простой голодает народ,—

писал поэт Цао Е в стихотворении «Крысы в правительственных амбарах», подразумевая под крысами алчное чиновничество, пожирающее богатства народа.
Изобретательное чиновничество изыскивало новые средства для пополнения катастрофически опустевавшей казны. Так, еще в 764 г. был введен дополнительный «налог с всходов нового урожая»; весной, как только начинали пробиваться зеленые побеги, местные власти взыскивали с каждого му земли 10, а позднее — 15 чохов. Чиновники требовали от крестьян заранее вносить также налог за новый шелк, и крестьяне были вынуждены закладывать свою продукцию за месяц или за два до того, как она будет готова. Поэт Не И-чжун горестно замечал в связи с этим.
Еще весна стоит в начале,
А уж заложен новый шелк.
Еще и жатву не собрали,
А рис давно запродан в долг.

Через два года после введения налога «двухразовый сбор» правительство повысило ставки косвенных налогов: на чай, вино, лаковое дерево и др., ввело жилищный налог. В два-два с половиной раза увеличились торговые пошлины. Желая увеличить доходы от соляной монополии, государство стало повышать цены на соль. Многим крестьянам соль стала практически недоступной.
Особенно сильный налоговый гнет испытывало население юго-восточных провинций — самого богатого и густонаселенного района Танской империи. Не случайно крестьянство именно этих провинций первым подняло знамена восстания.
Еще осенью 762 г. в восточной части провинции Чжэцзян вспыхнуло крестьянское восстание под руководством Юань Чао. Власти здесь отличались жестокостью и беззакониями. Они описывали имущество крестьян и, пользуясь безнаказанностью, отбирали почти все зерно или ткани, а тех, кто отказывался выполнять их предписания, казнили. Разоренные жители сел уходили в горные и озерные местности и собирались в отряды. Юань Чао удалось объединить эти разрозненные отряды и во главе их захватить территорию четырех областей. В конце концов повстанческое войско разрослось до двухсот тысяч. Восстание длилось до лета 763 г., когда правительству удалось подавить его.
Новое обострение классовой борьбы началось в 50-х гг. IX в. В 851 г. произошло восстание солдат и крестьян в Сычуани, в 852 г. — в Хунани. В 859 г. вспыхнуло восстание в восточной части Чщэцзяна под руководством Цю Фу. Основную массу повстанцев составляли беглые крестьяне. В начале 860 г. под водительством Цю Фу было несколько тысяч человек, а в период наивысшего подъема движения — тридцать тысяч.
Вождь восставших Цю Фу был объявлен правителем Поднебесной. Повстанцы захватывали государственные, помещичьи и монастырские амбары и кладовые, раздавали зерно и другие ценности бедноте. Цю Фу привлекал ремесленников для производства оружия, у восставших был свой флот.
На подавление восстания танское правительство послало большую армию. В помощь ей были привлечены местные гарнизоны, а также отряды уйгуров и тибетцев. Начались упорные сражения. За каких-нибудь три дня крестьяне-повстанцы выдержали 83 столкновения с противником. Глубокой осенью 860 г. основные силы восставших были разгромлены, сам Цю Фу погиб в одном из боев. Лишь горстке смельчаков (500 человек) удалось вырваться из вражеского окружения и уйти в горы, но через месяц и эти остатки повстанцев были уничтожены.
В 863 г. начались волнения в войсках на юге страны. Солдаты, отбывшие срок службы, неоднократно требовали отпустить их домой, однако командование отказывало им. Осенью 868 г. в Гуй-чжоу 500 воинов подняли мятеж, убили своего начальника, а командиром выдвинули офицера-интенданта Пан Сюня. Было принято решение двигаться на север. В это время район севернее Хуайхэ сильно пострадал от большого наводнения, масса крестьян лишилась земли и крова. Поэтому, когда отряд Пан Сюня проходил через этот район, многие жители поисоединились к нему. Уже тогда войско Пан Сюня насчитывало 50—60 тысяч человек, позднее оно разрослось до 200 тысяч. Военный бунт перерос в крестьянское восстание. Повстанцы захватили ряд областей на территории Хунани, Хубэя, Аньхуэя, Цзянсу и Шаньдуна, совершали на своих кораблях длительные походы по Янцзы. Имущество, захваченное у богачей, делилось среди крестьян.
Первые месяцы танские войска тщетно пытались подавить восстание, понадобилась помощь отрядов племен шато, тогонцев, татар. В 869 г. восстание потерпело поражение.
В 874 г. на северо-востоке разрозненные выступления крестьян начали сливаться в мощный поток крестьянской войны. Очагом крестьянской войны явились провинции Хэнань и Шаньдун. В этих провинциях с 50-х гг. IX в. было размещено особенно много правительственных войск для борьбы с пограничными наместниками. Содержание огромного контингента войск нестерпимым бременем легло на плечи населения. В 873 г. в междуречье Янцзы и Хуайхэ разразилась огромная засуха. Тысячи людей были обречены на голод, но алчное чиновничество продолжало до последней нитки обирать крестьян. Доведенные до отчаяния жители сел стали собираться в отряды и совершать нападения на уездные и областные центры, усадьбы помещиков и монастырей. В Хэбэе из среды повстанцев вскоре выдвинулся торговец солью Ван Сянь-чжи. В 874 г. он поднял восстание, собрав до десяти тысяч последователей. В следующем году в Шань-дуне Хуан Чао, тоже занимавшийся частной торговлей солью, и восемь его ближайших сподвижников сформировали отряд в несколько тысяч человек и примкнули к повстанческим силам Ван Сянь-чжи.
В 876 г. войска Ван Сянь-чжи и Хуан Чао насчитывали уже сто тысяч человек. Район их действия охватывал пять провинций, отряды восставших непосредственно угрожали Лояну, и лишь ценой больших усилий правительственная армия вынудила повстанцев отойти на юг.
Танские власти попытались подкупить вождей восстания. Ван Сянь-чжи обнаружил склонность принять предложение, полагая, что, заняв военный пост, он сможет при поддержке государственной власти помочь крестьянам. На этой почве возникли разногласия. Возмущенный Хуан Чао решительно протестовал против замысла своего соратника, считая его изменой. Ван Сянь-чжи в конце концов отклонил предложение врагов.
Однако возникшая между двумя повстанческими предводителями неприязнь повлекла за собой раздробление сил: часть армии во главе с Ван Сянь-чжи ушла на север, другая часть под водительством Хуан Чао — на северо-восток. В марте 878 г. ослабленное войско Ван Сянь-чжи потерпело поражение, он был взят в плен и казнен.
Хуан Чао, который полностью сосредоточил в своих руках руководство восстанием, добился присоединения остатков войска Ван сянь-чжи и населения завоеванных земель. Хуан Чао был провозглашен «великим полководцем, помогающим небу».
После неудавшейся попытки овладеть Лояном армия Хуан Чао повернула на юг, пересекла ряд провинций и осенью 879 г. захватила Гуанчжоу. Большинство горожан сочувственно отнеслось к повстанцам.
В Гуанчжоу — крупнейшем торговом порту — имелась большая колония иноземных купцов и ростовщиков: арабских, персидских, еврейских и др. Занимаясь торговлей и ростовщичеством, они обирали китайское население. К восставшим они относились с нескрываемой враждебностью. Это вызвало столкновения повстанцев с иноземцами.
Повстанчгское войско недолго находилось в Гуанчжоу: осенью же оно оставило город и вновь двинулось на север. На такое решение Хуан Чао толкнула страшная эпидемия, сразившая до 40% воинов. В походе на север крестьянские отряды пополнялись новыми силами и достигли полумиллиона человек. Все ближе подходили восставшие к Чанъани. Правительство принимало срочные меры для защиты столицы. В большом сражении в провинции Хубэй крупные силы танских войск нанесли повстанцам поражение и вынудили их отойти за Янцзы.
В Цзянси, новый центр восстания, стекались отряды крестьян. Население повсюду встречало повстанцев как избавителей. Вскоре численность армии Хуан Чао достигла трехсот тысяч. Летом 880 г. она двинулась на Лоян.
Хуан Чао в прокламациях возвестил о намерении привлечь на свою сторону все слои населения и призывал правительственные войска прекратить сопротивление.
Лоян пал в ноябре 880 г. Даже официальные источники признают, что с вступлением в город воинов Хуан Чао в Лояне царило полное спокойствие. Бедноте раздавались запасы зерна из казенных амбаров и кладовых богачей.
В воззваниях повстанческие вожди заявляли, что они против несправедливых налогов и повинностей, против жестоких наказаний, против хищных чиновников и богачей-кровопийц, против Танской династии. Хуан Чао провозгласил своей целью завоевание власти и низложение Танской монархии. Восставшие убивали родичей императора и придворных, расправлялись с высшими чиновниками. Средних чиновников восставшие старались использовать, наивно рассчитывая в сотрудничестве с ними установить «справедливую власть».
Между тем в Чанъани велась подготовка к отражению похода крестьян. Однако крепость-застава Тунгуань, прикрывавшая столицу, сдалась повстанцам. Путь на столицу был открыт.
10 января 881 г. Хуан Чао во главе своих сил вступил в Чанъ-ань. Император бежал на юг — в город Сянъян, а затем в Сы-чуань. Повстанцы разгромили дома танских аристократов, сановников и богачей, беспощадно истребляли ненавистных чиновников. Беднякам раздавалось продовольствие, ткани, золото, отнятые у богачей. Крестьяне и ремесленники, мелкие и средние торговцы и низшие чиновники пользовались защитой и покровительством.
В деревнях крестьяне убивали помещиков и чиновников, ростовщиков, переставали платить налоги и отбывать барщину, захватывали помещичьи земли.
Хуан Чао провозгласил себя императором и присвоил своему царствованию девиз «Золотое правление». В этом проявилась характернейшая черта многих крестьянских движений средневековья. Повстанцы в плену царистских иллюзий вручили власть своему вождю, который должен был стать добрым, справедливым правителем, «хорошим монархом».
Четкой программы и ясных представлений о целях борьбы у восставших не было. После взятия обеих танских столиц повстанцы не предпринимали новых наступательных операций. Хуан Чао не преследовал бежавший в Сычуань императорский двор, дав ему тем самым возможность закрепиться и получить поддержку крупных землевладельцев.
Между тем в Сычуани земля горела под ногами феодалов. В провинции началось крестьянское движение. Оно длилось более года. Хуан Чао не использовал благоприятную для него обстановку в Сычуани. Отсутствие взаимодействия с этим и другими восстаниями в различных областях страны было одной из слабостей крестьянской войны.
Господствующий класс поддержал Танскую монархию. Феодалы перешли в наступление. Правительству удалось привлечь на свою сторону девятитысячное войско тюркского племени шато под водительством Ли Кэ-юна. Летом 881 г. армии феодалов удалось ворваться в Чанъань. Часть населения столицы — богатые купцы, чиновники, ростовщики — поддержала карателей. Хуан Чао вынужден был отвести свое войско. Вскоре он сумел вернуться в Чанъань и в уличных сражениях нанес сокрушительное поражение правительственным войскам.
Вновь овладев столицей, повстанцы беспощадно расправились с теми, кто во время недавних уличных боев нанес им удар в спину. С этого времени отношения между повстанцами и имущими слоями населения Чанъани все более обострялись. В городе осталось немало офицеров и агентов танской армии.
Обстановка в столице становилась накаленной. Вражеское кольцо сжималось вокруг повстанческого центра. Резко ухудшилось продовольственное положение восставших. Цены на продукты питания возросли. В лагере восставших начались измены, дисциплина расшаталась. Отдельные военачальники, примкнувшие к Хуан Чао в пору подъема восстания, переходили к врагу. Часть крестьянских отрядов действовала самостоятельно. И до этого связь Хуан Чао с периферийными районами, охваченными крестьянской войной, в том числе с Шаньдуном и Хэнанью — основной опорой восставших — была очень слабой, а теперь и вовсе прервалась. Помощи было ждать неоткуда.
В мае 883 г. повстанцы оставили Чанъань и ушли на юго-восток. Сорокатысячное войско Ли Кэ-юна ворвалось в столицу. Начались пожары, грабежи и убийства. Зверства конников шато вошли в поговорки. Народ назвал их «черными воронами», а их командира Ли Кэ-юна — «Одноглазым драконом».
Отходя на юго-восток, крестьянские отряды встречали поддержку и сочувствие населения, получали свежие пополнения. Не раз они громили врагов. Но трагический исход крестьянской войны был предопределен. Летом 884 г. Ли Кэ-юн нанес решительное поражение отрядам Хуан Чао.
Хуан Чао с горстью воинов отошел в Шаньдун. Здесь в июле его настигли каратели. Видя безысходность положения, он покончил с собой.
С гибелью вождя восстание не прекратилось. В ряде мест крестьянские отряды продолжали военные действия. Крупный отряд повстанцев сражался в Хэнани, ему удалось даже на короткий срок захватить Лоян. В бассейне Хуанхэ действовало семитысячное войско Хуан Хао, племянника Хуан Чао. Но эти силы, лишенные единства и организации были обречены.
В 901 г. войско Хуан Хао было разбито и рассеяны другие отряды.
Крестьянская война потерпела поражение. Тем не менее она сыграла прогрессивную роль. Она вошла в историю как одна из наиболее крупных крестьянских войн. В результате долголетней напряженной борьбы крестьянства классу феодалов и его государственной машине был нанесен серьезный удар, от которого Танская империя так и не смогла оправиться. Последние годы правления Танской династии были агонией.

ПЕРИОД ФЕОДАЛЬНЫХ СМУТ
(конец IX — первая половина X вв.)


Некогда могущественная Танская империя под ударами крестьянских восстаний и феодальных мятежей неотвратимо шла к гибели. Жестокий разгром повстанцев объединенными силами китайских феодалов и кочевых племен оказался для нее пирровой победой: дни династии были сочтены. В середине 907 г. последний танский император был низложен. Но падение Танской династии не внесло существенных изменений в реальную обстановку. Еще с конца IX в. в стране начали возникать самостоятельные царства, недолговечные династии и карликовые владения феодалов, разорвавшие на части единый Китай. Начался так называемый «период пяти династий и десяти царств».
Особенно острый характер феодальные усобицы приняли на севере, где за полстолетия (907—960) сменились одна за другой пять династий. На это же время приходится существование на севере пяти других мелких княжеств.
Борьбой китайских феодалов за власть на севере воспользовалась верхушка племени шато во главе с сыном Ли Кэ-юна — «Одноглазого дракона». В 923 г. он основал свою династию со столицей в Лояне. С приходом к власти чужеземной знати, пользовавшейся к тому же прямой поддержкой киданьских завоевателей, положение народных масс в Северном Китае ухудшилось.
На усиление феодального гнета население отвечало восстаниями. Так, летом 910 г. в Хэнани произошло кратковременное выступление крестьян. Через два года мятеж, поддержанный крестьянами, вспыхнул в Хэбэе. Он был жестоко подавлен войском, во главе которого стоял сам император. Одним из наиболее крупных выступлений крестьянства было восстание 920 г., охватившее три области провинции Хэнань. Ему предшествовала тайная подготовка, которую осуществляла еретическая секта манихейского толка. Повстанцы беспощадно убивали чиновников-притеснителей. Главный предводитель восставших Гуань И был провозглашен «сыном неба». Жгучую ненависть населения вызывало жестокое правление иноземных угнетателей — племенной аристократии шато. В период ее владычества на севере Китая участились крестьянские выступления и солдатские бунты. В 926 г. в результате военного бунта в Лояне сын Ли Кэ-юна был убит. Восстания крестьян в «Период пяти династий и десяти царств» и прежде всего крестьянская война под предводительством Хуан Чао не прошли бесследно. Многие важные явления в экономической и политической жизни Китая на протяжении ряда десятилетий неразрывно связаны с классовой борьбой. Под ее влиянием господствующий класс был вынужден пойти на некоторые уступки населению. Особенно характерны в этом отношении первые мероприятия властителей десяти царств, возникших на юге в конце IX — начале X вв. Правители этих царств на первых порах облегчали бремя налогов и повинностей, стремились ограничить ростовщический процент, поощряли возделывание заброшенных земель, развитие ремесел, шелководства, вели строительство и ремонт дамб, предоставляли льготы населению в соляной монополии, содействовали расширению внутренней и внешней (с Японией, корейским государством Силла и др.) торговли, стремились избегать войн. В царстве Южное Тан (на территории Цзянси) была запрещена торговля детьми.
Не случайно в первой половине X в. крестьяне массами бежали с севера в южные районы. Власти южнокитайских царств стремились привлечь крестьян на свои земли, предоставляя им участки полей, освобождая на время от уплаты налогов, от барщины и т. п.
Однако политика уступок населению, проводившаяся первыми правителями южных царств, вскоре сменилась возвратом к безудержной эксплуатации и грабежу, вновь резко повысились налоги, в царстве Южное Тан опять была разрешена торговля детьми, увеличился выпуск фальшивых денег, обострились распри в правящих кругах, что пагубным образом отражалось на населении; вновь запустели поля, разрушались ирригационные сооружения, хозяйство начало опять приходить в упадок.
С 40-х гг. X в. на юге наблюдается новый подъем крестьянского движения.
В середине X в. на севере Китая произошли существенные изменения. В 950 г. господство знати шато было низвергнуто, власть перешла к китайской династии Поздняя Чжоу. Правители Поздней Чжоу Го Вэй и Чай Жун стремились для упрочения своей власти добиться нормализации экономического и политического положения в Северном Китае. Бедноте на льготных условиях предоставлялись участки бесхозных полей, земледельческий инвентарь и рабочий скот. Было объявлено снижение, а в отдельных местах и отмена на время некоторых налогов и крестьянских недоимок.
Начались землеустроительные работы для установления более справедливого налогообложения. Огромные массы людей привлекались к строительству ирригационных сооружений на Хуанхэ. Были произведены дноуглубительные работы на Бяньхэ.
Чай Жун боролся с непомерной роскошью и взяточничеством. Многие чиновники и военачальники, занимавшиеся взяточничеством, в их числе и приближенные императора, снимались с должностей или предавались казни. Была реорганизована армия и усилены пограничные гарнизоны.
Власти Поздней Чжоу стремились обуздать засилие буддийского духовенства: число буддийских храмов и монастырей было уменьшено до 2700 (на тридцать с лишним тысяч), запрещалось строительство новых буддийских святилищ. Был налажен выпуск металлических денег, для чего усилена добыча медной руды; большое количество меди правительство приобретало в Корее.
Хозяйство на севере Китая возрождалось, расширялась запашка, росло народонаселение, увеличились налоговые поступления в казну, окрепла военная и финансовая мощь государства. Характерно, что теперь уже поток беглых крестьян устремился не с севера на юг, а, наоборот, с юга на север, на земли Поздней Чжоу. В этих условиях Чай Жун с 954 г. повел борьбу за объединение страны.
Зачинателем нового объединения выступил север. Это объясняется, в первую очередь, тем, что Северный Китай несравненно сильнее, чем юг, пострадал от феодальных смут, политической раздробленности и киданьских набегов. В результате экономических, политических и военных мероприятий правителей Поздней Чжоу на севере были созданы предпосылки для объединения Китая.

КИДАНИ И ИХ СВЯЗИ С КИТАЕМ

Некоторые исследователи относят киданей к маньчжуро-тунгусской группе, другие — к монгольской. В III—IV вв. после выделения из племенной группы сяньби это первоначально небольшое племя, состоявшее из двух родов «Белая лошадь» и «Черная корова», вместе с другими сяньбийскими племенами кочевало в бассейне рек Шара-Мурэн и Лаохахэ. Согласно преданию, колыбелью киданей был район у слияния этих рек.
В IV—VI вв. постепенно складывался союз киданьских племен.
Примерно с середины VIII в. власть вождя у киданей перестала быть выборной. Должность военачальника — вторая после вождя — продолжала оставаться выборной. Перевыборы происходили обычно через три года. На этот пост избирались представители знатных и влиятельных семей. В процессе войн с кочевниками и с Китаем власть военачальника росла.
Развитие новых общественных форм и культуры у киданей было ускорено все расширявшимися связями с Китаем и Кореей. Во второй половине IX — начале X вв. значительное число китайцев — выходцев из различных слоев населения — бежало к киданям. Много китайцев находилось у киданей в качестве пленников. Правивший род Елюй покровительствовал китайским ремесленникам, давал земельные участки крестьянам, поощрял обучение земледелию своих соплеменников, принимал на службу китайских чиновников и военных. Влияние китайских земледельцев и ремесленников, чиновников и интеллигенции отразилось на хозяйстве, политическом и административном строе, податной системе, праве, письменности киданей.
В начале X в. знатный вождь киданей Елюй Амбагянь, опираясь на часть племенной аристократии, разрушил старые, отжившие формы родоплеменного устройства, уничтожил выборную власть племенных старейшин и установил наследственную монархию. Молодое Киданьское государство приняло наименование Ляо.
В период наибольшего могущества империя Ляо охватывала значительную часть Маньчжурии, Внутреннюю и Внешнюю Монголию и часть Северного Китая. Она считалась сюзереном Кореи и Тибета.
Однако вскоре киданьские завоевания были приостановлены сопротивлением китайского населения и других покоренных племен и народностей.
Китайский народ с первых дней киданьского нашествия вел с завоевателями упорную непрерывную борьбу. В 945 г. войска Ляо развернули очередное наступление. Несмотря на пассивность и прямое предательство верховных властителей и военачальников, народные патриотические отряды неоднократно наносили противнику удары и освобождали области и уезды. Известны случаи, когда в боевые опорные пункты превращались даже буддийские монастыри. В различных местах создавались дружины численностью от нескольких сотен до нескольких десятков тысяч человек. В источниках зарегистрированы патриотические выступления крестьян в ряде областей Хэнани и Хэбэя.
Но результаты самоотверженной борьбы народных масс были сведены на нет изменническими действиями властей. В 936 г. шаньсийский феодал Ши Цзин-тан в борьбе за власть прибег к помощи киданей и захватил трон. В благодарность за это он уступил союзникам-чужеземцам значительную территорию (16 областей в провинциях Шаньси и Хэбэй) и обязался ежегодно выплачивать врагу большую дань шелком и золотом. В 946 г., воспользовавшись изменой со стороны командиров китайских войск, киданьские полчища заняли Кайфын. Однако через короткий промежуток времени, встревоженные нарастанием патриотического движения китайского населения и смутами в своих коренных владениях, кидани отступили из Кайфына на север, уведя с собою плененного северокитайского императора и его свиту, высших чиновников, искусных ремесленников и военачальников. Разъяренные завоеватели жестоко расправлялись с китайскими патриотами. Так, в городе Сянчжоу после расправы, учиненной врагами, в живых осталось немногим более 700 жителей.

к следующему параграфу учебника...