Экономическое развитие в конце X-XIII вв. Борьба китайского народа против захватчиков


вернуться в оглавление учебника...

Р.Ф.Итс, Г.Я.Смолин. "Очерки истории Китая с древнейших времен до середины XVII века"
Учпедгиз, Л., 1961 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава VIII
ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ В КОНЦЕ Х-ХIII ВВ.
БОРЬБА КИТАЙСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ЗАХВАТЧИКОВ


В начале 960 г. в местечке Чэньцяо в 23 км к северо-востоку от Кайфына армия, участвовавшая в киданьской экспедиции, объявила своего командующего Чжао Куан-иня императором Китая. С этого времени начинается период правления династии Сун.
Первые мероприятия сунских властителей проводились с целью укрепления централизаторских начал. Военная власть была сосредоточена непосредственно в руках императора. Ядро армии составляли «войска запретного города» — императорская гвардия. Прерогативы местных гражданских чиновников сильно ограничивались. Должности областных начальников — некогда всевластных правителей периферии — стали по существу фикцией. Областные и уездные начальники назначались и смещались императором. Был создан широко разветвленный контрольно-ревизорский аппарат.
Централизация финансовой власти выразилась в том, что все налоги учитывались государственным казначейством, над финансами провинций устанавливался жесткий контроль. Ограничивались также судебные функции местных органов.

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КИТАЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ X—XIII ВВ.

За период со второй половины X в. по первую четверть XII в. Китай достиг расцвета экономики и культуры. Объединение страны способствовало ослаблению преград, мешавших хозяйственному обмену между отдельными частями Китая; феодальная раздробленность была изжита, прекратились междоусобные войны.
Творческий гений многомиллионного талантливого китайского народа, наследника древнейшей культуры, в X—XIII вв. вписал много славных страниц в историю мировой цивилизации. Наиболее важными из большого ряда научно-технических открытий этой поры были: начало широкого использования пороха в военных целях, применение компаса в мореплавании и, наконец, изобретение книгопечатания подвижным шрифтом.
Наиболее характерным и ярким показателем прогресса производительных сил явились успехи ремесленной промышленности. По производству металла сунский Китай намного превзошел танскую эпоху. Так, среднегодовая добыча железа в северосунский период возросла по сравнению с танским не менее, чем в четыре раза. Значительно расширились районы добычи меди, железа, золота, серебра, свинца, олова и ртути.
Крупнейшим центром металлургии был город Лигоцзянь ( к северо-востоку от Сюйчжоу). Здесь во второй половине XI в. имелось 36 плавильных предприятий с 3600 рабочих.
Выросла текстильная промышленность. Одной парчи изготовлялось 42 сорта. Ткани являлись, наряду с фарфором, главной статьей китайского экспорта и основным товаром, которым Сунская династия выплачивала ежегодную дань Киданьскому государству Ляо, Тангутскому — Западное Ся и Чжурчжэньскому — Цзинь.
Крупных успехов достигло производство фарфора. Число фар-фороделательных предприятий достигало 28.
Строились крупные суда, обладавшие прекрасными техническими данными. Грузоподъемность многих кораблей достигала ста тонн. «Корабли напоминают огромные здания»,— писал о китайских судах современник. Известно, что на кораблях, использовавшихся для торговли с арабами, могла размещаться тысяча и более человек.
Появились типографии. В столице Кайфыне и других больших городах имелись книжные лавки. Библиотеки многих видных ученых насчитывали до нескольких десятков тысяч книг-свитков.
В 1041—1042 гг. кузнец Би Шэн изобрел способ изготовления печатных форм из готовых рельефных элементов — набор подвижными литерами из обожженной глины. Позднее стали употреблять литеры из дерева, свинца и олова. Государство стремилось использовать выгоды от развития промышленности и забирало в свои руки управление многочисленными предприятиями и отраслями ремесла.
В сунском Китае по-прежнему преобладали сельские домашние промыслы, связанные с земледелием. Крестьяне, как и раньше, занимались не только сельскохозяйственным трудом, но и прядением, ткачеством и т. п. у себя на дому или в поместье феодала. Лишь незначительная часть продукции домашней крестьянской промышленности шла на рынок.
Вместе с тем в сунский период начинается отделение производства сырья (шелка-сырца и хлопка-сырца) от тканья. Появляется категория «ткацких дворов». Эти крестьянские хозяйства специализировались теперь на шелкомотании и выплачивали налог только тканями. Еще в танскую эпоху большая часть ремесленников была организована в цехи. Цеховые мастера враждебно относились ко всему тому, что могло создать им конкуренцию. Поэтому тщательнейшим образом хранились производственные секреты, которые передавались из поколения в поколение. Так, например, в городе Бочжоу (провинция Аньхуэй) секретом выделки одного из ценных сортов шелковой ткани владели только две семьи. Боясь, чтобы производственный секрет не вышел за пределы их семей, обе они в течение многих поколений (в продолжение трехсот лет, еще с эпохи Ган) связывались друг с другом брачными узами.
В некоторых районах Китая возникали крупные предприятия. Большую часть таких предприятий составляли казенные мануфактуры. Так, в мастерской в Чэнду (провинция Сычуань) работали 694 человека. Штат государственного предприятия в Ханчжоу, выпускавшего бумажные деньги, насчитывал 1200 человек. В кайфынском арсенале число рабочих достигало 5 тысяч человек. Иногда не менее 100, а подчас и 500—600 человек работали на государственных железо- и медеплавильных мануфактурах в некоторых городах. В Ханчжоу на одном из книгопечатных предприятий трудились 204 человека.
Значительно усилилось разделение труда в мастерских. Появились новые ремесла и профессии, углубилась специализация ремесленников. Некоторые крестьяне, утратившие землю, могли свободно покидать своих прежних хозяев, уходить на заработки в отдаленные местности и наниматься на работу в городах. В большинстве случаев это относится к крестьянам, которые приобрели опыт ремесленного труда в условиях домашней промышленности. Эти процессы происходили как раз в тех районах Китая, где товарно-денежные отношения получили наибольшее развитие.
Новым явлением в китайской промышленности было также то, что на некоторых предприятиях, носивших характер мануфактур, применялась сдельная заработная плата; она выплачивалась натурой или деньгами.
Однако отношения наемного труда на предприятиях казенной китайской промышленности сунского периода еще не означали наступления системы капиталистической эксплуатации. Преобладал по-прежнему труд барщинных крестьян, а подчас — и государственных рабов. Под вольнонаемным трудом скрывалась, как и прежде, феодальная повинность. Появление крупных мастерских с разделением труда, использование наемных мастеровых с денежно-натуральной заработной платой в соединении с широким развитием торговли и денежного обращения свидетельствует о зарождении в Сунской империи условий, которые открыли возможность для возникновения и развития в дальнейшем (примерно с конца XV в.) элементов капиталистического уклада.
Чжурчжэньское нашествие и особенно монгольское иго в Китае приостановили развитие этих новых экономических явлений.
Успехи хозяйственного развития Сунской империи были достигнуты благодаря, прежде всего, колоссальным усилиям талантливого и трудолюбивого китайского крестьянства. Сельскохозяйственный инвентарь был примитивен, хотя усовершенствованием и специализацией некоторых орудий труда (комбинированный плуг с сеялкой, передвижной серп, веялка, ножная толчея, водяные мельницы и др.) Китай намного опередил другие страны.
Развитие производительных сил в сельском хозяйстве шло медленнее. Однако известный прогресс имелся и здесь. Выражался он в росте производства сельскохозяйственной продукции и в расширении посевных площадей. Династийная история констатировала, что к середине XI в. «население в Поднебесной росло день ото дня, пахотные земли все более и более расширялись». Если в 976 г. запашка в целом по стране исчислялась примерно тремя миллионами цинов, то к середине 60-х годов XI в. эта цифра поднялась приблизительно до 4,4 млн., к 1085 г.— до 4,62 млн. цинов.
На севере и юге страны стали выращиваться новые сорта проса, пшеницы, сои и риса. Из царства Чампа (на территории нынешнего Вьетнама) был завезен сорт высокоурожайного риса. В X—XI вв. на территории нынешней провинции Фуцзянь крестьяне начали культивировать хлопчатник — «хлопчатое дерево», завезенное сюда из стран южных морей.
Расширение товарного производства начало затрагивать и экономику деревни, в частности чайный и сахарный промыслы. Развивалась внутренняя и внешняя торговля.
В танскую эпоху существовало много ограничений, сдерживавших развитие рынка (регламентация времени и места торговли, строжайший надзор со стороны чиновников и т. п.) В X в. и особенно в последующие столетия развитие торговли преодолевало многие из этих ограничений.
Особенно оживленной была торговля в городах. Крупнейшими центрами торговли были Кайфын, Чэнду, Ханчжоу, Гуанчжоу и др. С периода Тан главные внешнеторговые связи Китая переместились с сухопутных дорог на морские. Крупнейшими пунктами заморской торговли были города: Ханчжоу, Минчжоу, Гуанчжоу, Цюаньчжоу. Если в X—XI вв. главным средоточием внешнеторговых операций был Гуанчжоу, то с начала XII в. он уступает первенство городу Цюаньчжоу. О Цюаньчжоу позднее Марко Поло говорил, как о «самом большом в свете пристанище», объем торговых операций которого в 100 раз превосходил торговлю Александрии в Египте.
Китай имел торговые сношения более чем с 50 странами — Киданьской империей Ляо, Тангутским царством Западное Ся, с Арабским халифатом, государствами Индокитайского полуострова, островами Ява и Суматра, Индией, Малайей, островом Занзибар и Сомалийским побережьем в Восточной Африке.
Основными статьями китайского экспорта были золото, серебро, медные деньги, рог носорога, шелк, фарфор, чай, бумага, олово, свинец, краски, мечи и огнестрельное оружие, порох, книги, кисти, тушь и другие товары. Ввозились же в Китай главным образом предметы роскоши: благовония, драгоценные камни, кораллы, янтарь, жемчуг, хрусталь, слоновая кость, черепашьи панцири, булат, лекарства, черное дерево, лошади, овцы, верблюды, кожи — всего до двухсот видов товаров.
Государство видело в торговле крупнейший источник доходов и стремилось увеличить их еще больше. Многие меры государства тормозили торговлю. Государство взимало большие пошлины с купцов. По всей стране были разбросаны таможни. Например, при перевозке груза из Фуцзяни в столицу Кайфын взыскивался сбор, сумма которого достигала половины стоимости всего товара.
Государство монополизировало производство и сбыт таких товаров, как соль, вино, чай, дрожжи и уксус. Внешняя торговля почти всеми товарами была также монополизирована Сунской династией. В 11 портах были учреждены морские таможни для взимания пошлин с судов и товаров. В танский период таможня существовала только в одном городе (Гуанчжоу). Таможенные сборы с прибывших из-за границы кораблей составляли 10—13%.
В связи с ростом товарно-денежных отношений в конце X в. в Китае появились бумажные деньги.
Росло число городов, вырастали богатства, сила и значение горожан. Многими нитями города были связаны с деревней и иноземными купцами. Такие города, как Кайфын, Чанша, Ханчжоу, Фучжоу и Цюаньчжоу имели более 200 тысяч дворов. Из городов танского периода равнозначными были, пожалуй, только Чанъань и Янчжоу.
Торговцы были наиболее богатой частью городского населения. Многие крупные купцы обладали капиталами в сотни тысяч и миллионы связок монет. Они занимались ростовщичеством и часто владели землей. Многие богатые торговцы покупали крупные чиновничьи должности и занимали видные посты.
Купцы были организованы в гильдии (хан). Во главе гильдий стояли старшины, назначение и смещение которых производилось властями. Ханы имели свои уставы, свои девизы, своих святых.
В самих гильдиях происходил уже процесс дифференциации между небольшой группой богатеев — купцов, стремившихся монопольно владеть рынком товаров соответствующей отрасли, с одной стороны, и подавляющим большинством торговцев,— с другой.

АГРАРНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. ПОЛОЖЕНИЕ КРЕСТЬЯНСТВА

Экономической основой образования и усиления централизованной власти Сунской династии были расширение казенных поместий и предоставление помещикам больших земельных владений.
Крупнейшими помещиками в стране были императоры Сунского дома. В их распоряжении находились огромные массивы «казенных полей», причем площадь их неуклонно возрастала, особенно в XII—XIII вв. По данным за 1082 г., она равнялась примерно 1/72 всей площади пахотных земель, а в середине XII в. увеличилась и составляла уже 1/15 всех возделываемых земель.
Основным источником пополнения казенного земельного фонда были крестьянские поля, которые одно за другим под тем или иным предлогом, а часто посредством прямых угроз и насилия присоединялись к обширным владениям Сунской династии.
В 1111 г. сунское правительство учредило особое управление для расширения казенного земельного фонда. Чиновники отбирали у крестьян лучшие земли и объявляли их «общественными полями»; прежние владельцы земли становились арендаторами «общественных полей» и выплачивали государству аренду, превышавшую половину урожая.
В руках частных владельцев из среды господствующего класса находилось до 80% всей пахотной земли. Если же к этой цифре добавить данные о казенных землях, земельных владенргях торговцев и пр., то картина крестьянского малоземелья в сунскую эпоху предстанет перед нами во всей своей ужасающей неприглядности. Подавляющая масса пахотных земель страны находилась в руках помещичьей бюрократии.
В этом отношении типичным является пример с одним из приближенных императора Чжао Цзе, всесильным сановником-временщиком Чжу Мянем (XII в.) О его обширных владениях (300 тыс му), лежавших в приморских провинциях, говорили как о «маленькой династии на юго-востоке».
Процесс концентрации земли в руках крупных феодальных магнатов шел с последовательно нарастающей интенсивностью и достиг в XIII в. невиданных размеров. Если владения Чжу Мяня в 20-х гг. XII в. считались чрезвычайно большим земельным богатством, то что же говорить о тех земельных массивах в миллион му, какими располагали через сто лет многие помещики?
Крупным земельным собственником была церковь. Буддийские монастыри Юйвансы, Линьаньсы и Цзиншаньсы (в провинции Чжэцзян) располагали пахотными землями в несколько десятков тысяч му. Современник писал, что они «были огромным бедствием для народа».
Налогообложению подлежали земли, жилище, зерно, скот, сельскохозяйственный инвентарь, одежда, лодки, экипажи и т. д. и т. п.
Основным налогом в Сунской империи считался земельный налог — «двухразовый сбор», ставки которого увеличились особенно в XII—XIII вв. Страшным бичом были и другие налоги, например подушный налог, введенный еще в первой половине X в. Тяжким бременем лежали на трудящихся многочисленные косвенные налоги. В последние десятилетия XI в. доля косвенных налогов почти равнялась прямому налогообложению.
Непосильный налоговый гнет вынуждал крестьян прибегать к кабальным займам у ростовщиков, которые высасывали у крестьян все соки. Крестьянин находился в личной зависимости от феодалов. Крестьяне не имели права уходить от своих хозяев без их разрешения. Помещики давали согласие на выход крестьян в форме «свидетельства об уходе». Практически эта небольшая отдушина для крестьянина была закрыта. Крепостная кабала распространялась и на семьи арендаторов — их жен и детей. Помещик мог продавать крестьян вместе с землей. В законе было сказано, что если феодал прибегнет к залогу или продаже своего поместья другому феодалу, вместе с землей и имуществом к новому господину переходят и крестьяне. Согласие помещика требовалось и для брака крестьянина.
Помещик имел право бить крестьянина. Крестьяне были доведены до крайней степени унижения. Помещики «кричат на них, словно на собак, и помыкают ими, как рабами»,— писал современник. Убивать крестьян формально было запрещено, но за убийство полагалось ничтожное наказание.

НАРОДНЫЕ ВОССТАНИЯ X—XII ВВ.

Тяжелое положение крестьян не раз толкало их на открытые вооруженные выступления против феодального гнета.
Главным районом крестьянских движений в конце X — начале XI вв. была территория нынешней провинции Сычуань. Здесь еще в 964 г., на четвертом году правления Сунской династии, произошло выступление крестьян и солдат во главе с Цюань Ши-сюном. В восстании участвовало около 100 тыс. человек.
Первым крупным народным движением в Сунcкой империи было восстание в Сычуани в 993—997 гг. Кроме крестьян-арендаторов, составлявших главную силу движения, в нем участвовали чаеторговцы и ремесленники. Вожаками восстания были Ван Сяо-бо и Ли Шунь — чаеводы, занимавшиеся одновременно торговлей.
Восстание было возглавлено тайной даосской сектой, связанной происхождением с религиозными братствами, которые действовали еще в восстаниях II—III вв. н. э. Ван Сяо-бо — предводитель крестьян, обращаясь к своим последователям, говорил: «Мы страдаем от того, что бедняки и богачи неравны; отныне вы должны уравнять их». В ходе восстания крестьяне истребляли наиболее ненавистных им чиновников, отбирали имущество (деньги, зерно и пр.) у богатеев, оставляя им только самое необходимое на пропитание, и раздавали добычу бедноте.
Началось восстание весной 993 г. Летом восставшие овладели несколькими областными и уездными центрами. В конце 993— 994 гг. между повстанцами и карательными отрядами разгорелись кровопролитные бои. Во время одного из этих сражений Ван Сяо-бо сразил начальника императорского войска, но и сам был смертельно ранен стрелой. После гибели Ван Сяо-бо во главе восстания встал муж его сестры, Ли Шунь.
Первые месяцы 994 г. были периодом наивысшего подъема движения. Под контролем повстанцев находилась большая часть Сычуани, в том числе Чэнду — главный город провинции. Ли Шунь был объявлен императором, в повстанческом районе чеканилась монета.
Императорский двор направил против крестьянских отрядов большое карательное войско под командованием сановника Ван Цзи-эня; ядро войска составляла императорская гвардия. Несколько ожесточенных боев было выиграно карателями. В середине 994 г. они овладели Чэнду. Десятки тысяч повстанцев и жителей Чэнду, помогавших им, были истреблены. Из города удалось вырваться только небольшой горстке крестьянских воинов (немногим более 300 человек). Сражения продолжались к северу от Чэнду; они шли неудачно для восставших. Тем не менее движение, которое Ван Цзи-энь считал уже подавленным, продолжалось вплоть до весны 997 г. Ли Шунь успел укрыться среди крестьян, а в 30-х гг. XI в. снова организовал восстание, но был вскоре схвачен и казнен.
В 1047 г. недовольство охватило часть правительственных войск и даже императорской гвардии. В этом году созрел заговор среди дворцовой стражи. Однако попытка цареубийства не удалась.
В южной части провинции Хэбэй в конце 1047 г. началось восстание крестьян и горожан, которое длилось 68 дней. Оно подготовлялось тайной религиозной сектой буддийского толка. В ее проповедях в религиозно-мистической форме выражались чаяния крестьянских масс, их мечты о жизни на началах имущественного и социального равенства.
Восстание началось в разгар празднеств в кайфынском императорском дворце в честь зимнего солнцестояния. На торжествах присутствовала и высшая гражданская и военная администрация города Бэйчжоу, чем повстанцы и не преминули воспользоваться. По сигналу восставшие солдаты (20 тыс.) во главе с младшим военным чином Ван Цзэ захватили городской арсенал и вооружили своих сторонников.
Вождь восстания Ван Цзэ происходил из бедной крестьянской семьи. В юные годы, бродяжничая в поисках работы и пропитания, он добрался до Бэйчжоу и здесь продался на работу по пастьбе скота. Затем он попал в армию и за свои незаурядные данные был выдвинут на низший командный пост.
Восставших солдат и горожан поддержали жители окрестных районов, главным образом крестьяне. Но уже через 3 дня после начала восстания против него были брошены огромные воинские силы. Каратели 64 дня подряд штурмовали городские стены Бэйчжоу, используя огнестрельное оружие и метательные машины. Осажденные, однако, научились поджигать метательные машины, засыпали подкопы, опрокидывали осадные лестницы. Однажды ночью изменники с помощью длинных канатов подняли и втащили на городскую стену группу правительственных солдат. Однако повстанцы, поднятые по тревоге, мгновенно истребили врагов.
В последние дни восстания штурм городских стен Бэйчжоу принял исключительно упорный характер. Одна из атак дала, наконец, результат: разбив ворота, каратели ворвались в город. Разгорелись упорные уличные бои. Повстанцы погнали на врагов быков с зажженной соломой на хвостах и тем временем попытались укрепиться у других ворот. Обе стороны несли тяжелые потери. В сражении погибли ближайшие соратники Ван Цзэ, а вскоре он и сам попал в плен, в традиционной клетке для преступников привезен в столицу Кайфын и там казнен.
Каратели истребили всех защитников Бэйчжоу, сожгли окрестные села. Крестьяне, помогавшие повстанцам, были перебиты или обращены в рабство, их поля — вытоптаны. Чтобы уничтожить самую память о мятежном городе, правительство поспешно переименовало его. Усилились репрессии против приверженцев различных еретических сект.
В первые десятилетия XII в. классовая борьба в Сунскои империи достигла своего апогея. Самым значительным среди крестьянских движений 20-х гг. XII в. было восстание под предводительством Фан Ла.
Фан Ла стоял во главе тайной религиозной секты, носившей своеобразное название «Светлого учения (минцзяо)». Название это связано с догматами манихейства — религиозного учения, проникшего в Китай в VI—VII вв. из Средней Азии. Под религиозной мистической оболочкой учения «Минцзяо» таились социальные принципы, выражавшие мечты о всеобщем равенстве, справедливости и благоденствии. Одним из основных правил жизни восставшего населения вожак повстанцев Фан Ла считал «равноправие, отсутствие верхов и низов». Среди участников секты была широко развита взаимопомощь, их объединяли строгая дисциплина, суровые обеты и соблюдение конспирации.
Перед началом восстания Фан Ла не раз обращался к крестьянам с воззваниями, в которых ярко обрисовал положение народа, изобличал расточительство и продажность сунских властителей, с гневом и возмущением клеймил предательскую Сунскую династию за позорные уступки «двум варварам» — киданьским и тангутским захватчикам, за тяжелую дань иноземцам.
Восстание вспыхнуло в начале зимы 1120 г. Отряд Фан Ла в тысячу человек по мере продвижения по селам и уездам рос, словно снежный ком. Повстанческая армия в пору наивысшего подъема движения достигала миллиона. В руках восставших находились многие города и деревни провинций Чжэцзян, Аньхуэй, Цзянсу и Цзянси. В начале 1121 г. отряды Фан Ла овладели Хан-чжоу — одним из крупнейших городов юго-востока. Хотя крестьяне и присоединившиеся к ним горнорабочие были слабо вооружены, они не раз наносили поражения правительственным войскам. Но уже весной военное счастье начало клониться на сторону врагов восстания. Летом 1121 г. была разгромлена последняя опорная база восставших (на родине Фан Ла). Фан Ла, его сын и 52 ближайших сподвижника попали в плен, отвезены в Кайфын и казнены. Остатки войска Фан Ла численностью 70 с лишним тысяч человек продолжали борьбу вплоть до лета 1122 г.
Впоследствии тайная религиозная секта «Минцзяо» не раз еще организовывала восстания в юго-восточных провинциях Сунской империи (в 1133 г. во главе с Мяо Ло, в 1228—1234 гг. под руководством Чэнь Сань-цяна и др.)
Одновременно с восстанием Фан Ла на территории нынешних провинций Хэнань, Шаньдун и Цзянсу пылало крестьянское восстание, во главе которого стал мелкий чиновник Сун Цзян.
Среди участников сунцзянских отрядов были крестьяне — собственники, арендаторы, рыбаки, бродяги, матросы, мелкие служащие, монахи, мелкие торговцы, выходцы из младшего офицерства и мелкой интеллигенции, а также разорившиеся мелкие и средние помещики.
Это восстание вызывало большое беспокойство правящей верхушки, так как началось в столичной провинции Хэнань. Против повстанцев было брошено огромное войско. Уходя от преследования, немногочисленные крестьянские отряды совершили большой поход в тысячу ли. Слава о мужественных и отважных бойцах из отряда Сун Цзяна распространилась по всему Китаю, о героизме повстанцев слагались песни и сказания.
Одной из опорных баз восставших была озерная местность Ляншаньбо, очаг многих крестьянских выступлений. Отсюда повстанцы Сун Цзяна контролировали дороги, организовывали нападения на врага, призывали к борьбе против сунских властей и кочевников-завоевателей.
История этого восстания послужила темой для многочисленных народных рассказов, стихов, песен, пьес, создававшихся еще в XII—XIII вв. Справедливая борьба героев Сун Цзяна получила отражение в знаменитом китайском романе «Речные заводи» (XIV век).
В марте 1130 Г. на территории провинций Хунань и Хубэй вспыхнуло крестьянское восстание, длившееся пять с половиной лет (до конца июля 1135 г.) Это народное выступление, которое возглавил Чжун Сян, а после его гибели Ян Яо, относится к наиболее крупным в Сунской империи. Оно охватило территорию 21 уезда; в повстанческой армии насчитывалось свыше 400 тысяч человек.
Подготовка восстания велась более 20 лет тайной сектой даосского толка во главе с Чжун Сяном. Он пользовался большой популярностью среди земляков. Его почтительно называли «батюшкой Чжуном» и «великим небесным мудрецом».
Чжун Сян призывал к ниспровержению официального, или «дьявольского», как его нарекли повстанцы, законодательства и замене его новым, воплощавшим мечты трудящегося крестьянства. Само учение Чжун Сяна получило характерное наименование «нового закона». Обращаясь к своим сторонникам, он говорил: «Закон, по которому люди разделяются на знатных и простых, на бедных и богатых, не является благодатным законом. По закону, который я провожу, равноправны знатные и простые, уравниваются бедные и богатые».
В 1127 г. еще до начала восстания Чжун Сян направил на помощь сунской столице Кайфыну, который в то время осаждали полчища чжурчжэньских захватчиков, отряд (свыше 300 человек) под командованием своего старшего сына. Тем самым была продемонстрирована верность крестьян делу защиты родины от иноземцев.
История движения 1130—1135 гг. была наполнена многочисленными сражениями крестьянских отрядов с карательными войсками, неоднократно посылавшимися на подавление восстания. В этих сражениях повстанцы показали чудеса героизма и стойкости.
Крестьянские вожаки Чжун Сян, а затем Ян Яо были объявлены правителями царства Чу, которое провозгласили повстанцы. Поселения восставших были свободны от обычных повинностей в пользу феодалов, прекратили уплату податей. Имущество богачей, прежде всего землю, крестьяне передавали в общую собственность.
В конце 1133—1134 гг. крестьянские предводители наотрез отказались последовать предложениям чжурчжэньских ставленников о совместных с ними военных мероприятиях против сунской армии и дали понять врагам, что никому не удастся сбить их с позиций верности родине.
Правительство сумело разгромить восстание в Хунани и Хубэе лишь летом 1135 г. при помощи восьмидесятитысячной армии. Несмотря на военное поражение, восстание ознаменовалось определенным успехом. Во время восстания и после него власти были вынуждены считаться с настроением, вернее — с поведением крестьянства и пойти на известные уступки, несколько умерить эксплуатацию крестьян в Хунани и Хубэе, что способствовало восстановлению и подъему сельского хозяйства в этих провинциях.
Восстание 1130—1133 гг. в провинции Фуцзянь представляло собой крестьянское движение, во главе которого стояли люди, занимавшиеся частной торговлей солью. Такого рода выступления в этом районе — одном из главных поставщиков соли в то время — бывали и ранее.
Основную массу участников восстания составляли крестьяне-хлебопашцы. Соляные контрабандисты, входившие в повстанческое войско и возглавлявшие его (Фань Жу-вэй и др.), сами были выходцами из крестьян. Для многих из них добыча и сбыт соли являлись побочным промыслом. Корни борьбы, развернувшейся в Фуцзяни в 1130—1133 гг., лежали в области аграрных отношений. Это было выступление крестьян, предпринятое в ответ на усиление налогового и ростовщического гнета и притеснения чиновничества. Среди восставших имела распространение песня, лейтмотивом которой было: «Нет зерна — голодаем вместе, если мяса достали — делим поровну». Эта песня была своеобразным гимном повстанцев, с пением которого они шли в сражения.
В первые месяцы отряды Фань Жу-вэя одерживали одну победу за другой. Однако правительству удалось взять верх, и повстанческие отряды были вынуждены отходить. В начале 1132 г. основные силы восставших потерпели поражение. Фань Жу-вэй покончил с собой. Остатки повстанческих отрядов во главе с Фань Чжуном не сложили оружия и в течение всего 1132 г. и начала следующего года продолжали сражаться с карателями на юге провинции Чжэцзян.

ПОПЫТКИ ВЕРХУШЕЧНЫХ РЕФОРМ

Напряженность внутриполитической ситуации Предпосылки усугублялась непрестанными войнами с кочевыми и полукочевыми соседями: киданями, тан-гутами, а затем чжурчжэнями. Численность армии в 40-х гг. XI в. превышала 1200 тыс. человек. На ее содержание уходило до 5/6 всех государственных расходов.
Социальный кризис Сунской империи получил яркое выражение в финансовом кризисе. Бюджетный дефицит в период царствования Чжао Шу (1063—1067) составлял 15 с лишним миллионов, в 1067 г., когда на престол вступил Чжао Сюй, казна практически пустовала.
Небольшая группа передовых мыслителей и чиновников-патриотов усиленно искала пути для разрешения назревших политических и экономических проблем, для укрепления феодального государства. В этой среде рождались различные реформаторские проекты.
Еще до появления на политической арене Ван Ань-ши такие видные деятели, как Фань Чжун-янь, Оуян Сю, Ли Цань, Ли Фугуй и др. вносили предложения о содействии развитию сельского хозяйства, снижении государственной барщины или замене ее денежным налогом, реформе налогообложения, введении государственного кредитования крестьян, усовершенствовании государственного аппарата, реорганизации армии и т. п. Некоторые из этих проектов, вопреки ожесточенному противодействию реакционеров, удалось в отдельных местах осуществить. Такого рода предложения и начинания подготовили известные реформы Ван Ань-ши.
Ван Ань-ши (1021—1086) родился в семье чиновника. Его родина, провинция Цзянси, была в тот период одним из культурных центров Китая. В юные годы благодаря частым переездам, связанным с перемещениями отца по службе, Ван Ань-ши имел возможность ближе узнать жизнь народа. Исключительно одаренный человек, он уже к 20 годам стал одним из образованнейших людей того времени. В 1042 г. Ван Ань-ши сдал в столице экзамен на высшую ученую степень. Способности провинциального чиновника привлекли внимание видных ученых Сыма Гуана и Оуян Сю, которые рекомендовали его на руководящий пост в столице.
В 1069 г. он был выдвинут на пост советника двора, а в 1070 г. стал первым министром и тотчас принялся, несмотря на яростное противодействие многих влиятельных сановников, энергично проводить свой план реформ, известных в истории под названием «новые законы».
Мероприятия Ван Ань-ши и его сторонников включали целый комплекс законов экономического характера. Они предусматривали расширение ирригационного строительства, возделывание новых массивов целинных и залежных земель, разведение технических сельскохозяйственных культур и т. п.
Ван Ань-ши стремился создать широкую систему регулирования рынка со стороны государства. Одним из основных компонентов этой системы было введение государственного кредитования крестьян под залог будущего урожая.
Кредитование осуществлялось через особые правительственные конторы на условии 20%, в то время как ростовщики взимали обычно 100—200 и даже 300%. Этим облегчалась участь крестьянства, ограничивался произвол ростовщиков, а казна, выступавшая в роли кредитора, получала новый источник пополнения. Для регулирования цен и рынка создавались государственные ломбарды, ссудные кассы и товарные биржи.
Ван Ань-ши провел замену государственной барщины денежным налогом, который взимался в зависимости от имущественного положения. Особое ведомство определяло принадлежность того или иного лица и двора к одному из так называемых «классов». Неимущие слои вообще освобождались от казенных повинностей, кроме воинской. Полученные деньги должны были идти на наем работников для выполнения тех обязанностей, которые раньше возлагались на барщинников; часть денег шла на покрытие ущерба от стихийных бедствий.
По приказу Ван Ань-ши в пяти провинциях был произведен обмер и переучет полей, в том числе ранее не регистрировавшихся. Вводился новый поземельный кадастр; земли делились на пять категорий для взимания налога в соответствии с количеством и качеством земли. Осуществление этой реформы могло способствовать усилению контроля над богачами, смягчению эксплуатации крестьян и увеличению доходов казны.
Ван Ань-ши был серьезно обеспокоен состоянием армии. Поэтому военные реформы заняли важное место в его преобразовательных мероприятиях. Военную мощь государства он стремился обеспечить путем замены наемного войска всенародным ополчением. Военная реформа привела к уменьшению расходов на армию и в то же время увеличению ее численности в 7 раз.
Реформы Ван Ань-ши затрагивали также культуру и просвещение. Учреждались новые учебные заведения. В государственные экзамены были внесены требования практических знаний.
Эти мероприятия были направлены на укрепление феодального государства. Они были призваны смягчить политический и финансовый кризис в стране и укрепить мощь обороны. Программа и практическая деятельность Ван Ань-ши отвечали интересам, прежде всего, мелких и средних помещиков, в некоторой степени они облегчали положение крестьян.
Реформы Ван Ань-ши натолкнулись на бешеное противодействие крупных помещиков, ростовщиков и высшей феодальной бюрократии. Противники реформ неоднократно добивались смещения Ван Ань-ши с поста первого министра. Его несправедливо объявляли виновником стихийных бедствий, волнений народа и военных неудач. В последние годы жизни Ван Ань-ши его влияние в политических кругах в итоге происков врагов резко упало. В 1085 г. после смерти императора Чжао Сюя, поддерживавшего Ван Ань-ши, почти все «новые законы» были отменены. Результаты других реформ были использованы противниками Ван Ань-ши в своих интересах.
Причина краха реформ Ван Ань-ши состоит в том, что он хотел добиться усиления и процветания родины путем верхушечных преобразований, не затрагивая основ существовавшего общественного строя, без помощи народа.
Впоследствии, особенно в XII в., в пору наибольшей обостренности политической обстановки в стране, в среде отдельных группировок господствующего класса вновь возникали проекты различных реформ и предпринимались попытки к их осуществлению. Однако, как и в случае реформ Ван Ань-ши, все эти замыслы и начинания неизбежно терпели провал.

БОРЬБА КИТАЙСКОГО НАРОДА ПРОТИВ ИНОЗЕМНЫХ ЗАХВАТЧИКОВ

Период X—XIII вв. ознаменовался невиданным натиском на китайские границы со стороны соседних кочевых и полукочевых племен. Непрерывная борьба за сохранение китайской территории ослабляла силы Сунской империи, обостряла и углубляла противоречия внутри страны.
Сначала наибольшую опасность для империи представляли кидани. Захватив часть Северного Китая, они продолжали походы. В 1003 г. большая сунская армия начала наступление на север и освободила некоторые захваченные киданями земли. Население встречало китайских солдат, как своих освободителей. Напуганные победами китайских войск, кидани поспешно предложили мир. Капитулянтская группировка при сунском дворе сумела склонить Императора на переговоры. В 1004 г. был заключен позорный невыгодный для Китая договор («Шанъюаньский союз»). Суны обязались ежегодно платить киданям большую дань. Киданьский император добился права именоваться «старшим братом» сунского властителя.
В 1042 г. кидани, воспользовавшись обострением военных отношений между Сунской династией и тангутами, вырвали у китайского правительства новые уступки. По соглашению дань Китая была увеличена. В 1075 г. правители государства Ляо добились присоединения к их владениям части территории нынешней провинции Шаньси. Это было последним достижением киданей на внешнеполитической арене.
К середине IX века в результате борьбы светской власти с буддийской церковью могущественное Тибетское государство распалось на обособленные владения. Распад государства имел своим последствием усиление тангутов — той ветви тибетцев, которая населяла район Кукунора и Амдо, находившийся за пределами собственно Тибета. В 875 г. один из тангутских вождей Тоба Сыгун установил свою власть над частью территории нынешней провинции Нинся. Этим было положено начало Тангутскому царству, которое впоследствии стало известно под китайским названием Си Ся (Западное Ся). Его сложение относится к концу X — началу XI вв.
Политически государство Западное Ся оказалось весьма устойчивым и сохранялось на протяжении без малого трех столетий. Его владения расширились за счет земель на северо-западе нынешней Внутренней Монголии, в провинциях Ганьсу и Шэньси.
Развитие Тангутского царства происходило под сильным влиянием китайской государственности и культуры. У Китая были заимствованы формы государственной организации. На базе китайской письменности была создана тангутская, на тангутский язык переводились многие китайские сочинения.
Западное Ся значительно выросло и окрепло при царе Ли Юань-хао (1032—1048). В 1038 г. Ли Юань-хао принял титул императора. Он создал армию численностью 500 тысяч человек (преимущественно конница). Огромное войско тангутов часто вторгалось в пределы империи Сун и захватило ряд земель на севере и западе. Усиление царства заставило сунское правительство заключить с Ли Юань-хао мирный договор (1043). По этому договору Китай ежегодно выплачивал тангутам большую дань серебром, шелком и чаем. Однако в дальнейшем договор был нарушен и войны возобновились. Замирение было достигнуто лишь в 1099г. Новый договор соблюдался обеими сторонами.
В XI в. в период наибольшего могущества царства Западное Ся, его владения охватывали территорию нынешних провинций Ганьсу, Нинся, Цинхай и частично Шэньси. Столицей Тангутского государства был гор. Синцин (современный Нинся).
В XII в. наибольшую опасность для Китай представляли чжурчжэньские племена. Чжурчжэни — одно из кочевых племен маньчжуро-тунгусской этнической группы. В начале танской эпохи господствующее положение среди них занимали сумоские мохэ, т. е. племя мохэ, как в ту пору назывались чжурчжэни, жившее по р. Сунгари, а также хэйшуйские мохэ, т. е. племя мохэ, населявшее земли вдоль р. Хэйлунцзян (Амур). Сумоские мохэ благодаря близости к Китаю в экономическом и культурном развитии опередили другие чжурчжэньские племена и в 700 г. создали вместе с корейцами довольно большое государство Бохай.
Хэйшуйские мохэ позднее стали именоваться чжурчжэни.
В X в. чжурчжэни были покорены киданями. Часть их (несколько тысяч семей) киданьский император Елюй Амбагянь переселил на юг. Из оставшихся на прежних землях племен постепенно выделяется племя Ваньянь, сыгравшее в последующей истории чжурчжэней заметную роль.
К началу XI в. ваньяньское племя не было самым крупным. Тем не менее оно вопреки сильному противодействию верхушки других племен с конца X — начала XI вв. начало становиться центром консолидации чжурчжэньских племен. Вождь этого племени Угуна (1021 —1074) продолжал курс на объединение, начатый его предшественником, в ходе непрерывных войн подчинил себе четыре племени, которые стали называться «племенами-братьями». Угуна был первым, по чжурчжэньской традиции, официальным вождем (ваном) чжурчжэньского племенного союза. Недостаточно окрепнув при Угуна, этот союз сразу после его смерти пережил тяжелые внутренние потрясения, но уже к концу правления следующего вождя объединение чжурчжэньских племен окрепло и расширилось; теперь оно включало три десятка племен.
С Инга (1053—1103) власть вана (правителя) официально стала наследственной. Хотя формальное провозглашение царства Цзинь произошло 10 с лишним годами позже (1115) при Агуда, сыне Ингэ, на деле уже в период правления последнего у чжурчжэней создалась своя государственная организация.
Тесное соприкосновение и связи с киданями и корейцами, но особенно с китайцами дали сильный толчок к сравнительно быстрой феодализации общественной жизни чжурчжэней. Образовавшаяся в начале XII в. Чжурчжэньская империя Цзинь была военным раннефеодальным государством. Долгое время чжурчжэни находились в зависимости от киданей и Сунской империи, выплачивая обоим сюзеренам ежегодную дань. С образованием государства они быстро усилились и к концу первой четверти XII в. уже представляли собой могущественную военно-политическую силу в Центральной Азии.
С 1118 г. сунское правительство неоднократно вступало в переговоры с чжурчжэнями, желая использовать военную мощь государства Цзинь для разгрома киданей. В 1125 г. цзиньская армия нанесла сокрушительный удар ослабленному и деморализованному киданьскому войску. Последний император Аяо был вскоре захвачен в плен.
После разгрома киданей чжурчжэни начали подготовку к войне с Сунской империей и осенью 1125 г. вторглись на территорию Китая. Не прошло и двух лет, как цзиньская армия в результате неоднократных военных походов отторгла от Китая огромную территорию севернее Хуайхэ.
В начале 1127 г., сломив упорное сопротивление защитников города, цзиньское войско овладело Кайфыном. Император и его семья были взяты в плен и увезены на север. Утвердившись на севере Китая, чжурчжэни послали конницу дальше на юг.
В июне 1127 г. в Хэнани сын плененного императора провозгласил себя властителем Поднебесной. Этим актом началась вторая половина правления Сунской династии (Южная Сун, 1127—1279). После долгих скитаний двор обосновался в Ханч-жоу, который стал столицей Южно-Сунской империи.
Широкие массы китайского народа, и прежде всего крестьяне провинций Хэбэй, Хэнань, Шаньси и Шаньдун, поднялись на справедливую войну. В районе хребта Тайханшань действовала крестьянская «Армия красных повязок». На территории Хэ-бэя, Шаньси и Шаньдуна наносила удары по врагу «Армия восьми слов». Крестьяне, входившие в эту патриотическую армию, дали клятву из восьми слов: «Всем сердцем служим родине, клянемся уничтожить цзиньских бандитов». Отсюда и происходит наименование этой армии. Слова клятвы были выколоты на лице каждого воина.
В районе горы Умашань (в провинции Хэбэй) во второй половине 20-х гг. действовала стотысячная крестьянская армия под командованием Ма Ко. В 60-х гг. в провинциях Шаньдун и Хэбэй успешно боролась с врагами двухсотпятидесятитысячная армия, во главе которой стоял крестьянин Гэн Цзин. Ближайшим помощником Гэн Цзина был знаменитый поэт Синь Ци-цзи. В античжурчжэньской войне активное участие поэтическим словом и действиями принимал крупный поэт Лу Ю.
Всюду, куда бы ни ступали отряды чжурчжэньских всадников в железных доспехах, они наталкивались на мужественное сопротивление народных отрядов «верности и справедливости».
Как славный образец несгибаемой воли народа в борьбе с внешними врагами вошла в историю Китая героическая оборона города Тайюань, длившаяся 250 дней. Знаменательной страницей в истории античжурчжэньской войны явилась также оборона столицы Кайфына зимой 1126 г., во время первой чжурчжэньской осады. В Цзянсу генерал Хань Ши-чжун с восьмитысячным отрядом в течение 48 дней оказывал сопротивление стотысячному вражескому войску. Грозой чжурчжэньской армии были войска прославленного героя полководца Юе Фэя. Юе Фэй (1103—1142) является великим национальным героем Китая, его память свято чтят все в стране.
Он родился в крестьянской семье. С раннего детства ему приходилось помогать матери по хозяйству, а когда мальчик подрос, стал работать арендатором в поместье крупного феодала. В возрасте немногим более 20 лет он пошел в армию и участвовал в операциях против киданей, а затем — против чжурчжэней. Вскоре он выдвинулся на командный пост. Хорошо организованное, дисциплинированное и боеспособное войско Юе Фэя завоевало славу и признание. Испробовав не раз силу могучих ударов войска Юе Фэя, чжурчжэни говорили: «Легче сдвинуть гору,чем разбить воинов Юе Фэя».
Войску Юе Фэя в ходе успешных боев с помощью ополченских отрядов удалось очистить от противника часть территории Хэнани и захватить плацдарм севернее Хуанхэ. Это была исключительно важная в стратегическом отношении победа. Развитие успеха могло определенно привести к окончательному разгрому захватчиков. Однако предательская группировка при сунском дворе во главе с первым министром Цинь Гуем добилась от императора издания приказа об отводе войск Юе Фэя, сам полководец вызывался в столицу. Юе Фэй — верно-подданый слуга Сунской династии — покорно подчинился приказу. По наветам Цинь Гуя Юе Фэй был обвинен в государственной измене, брошен в тюрьму и тайно умерщвлен. Казни был предан также его сын. Все имущество Юе Фэя было конфисковано, а члены его семьи истреблены.
Последующие поколения китайского народа бережно хранят память о бесстрашном борце за свободу родины Юе Фэе. По всей стране можно встретить кумирни, сооруженные в память героя-патриота. Его останки нашли свой последний приют у оз. Сиху — в самом красивом месте Китая.
Если подойти к ограде, рядом с могилой перед изваянием Юе Фэя можно увидеть коленопреклоненные каменные статуи Цинь Гуя и других предателей. И каждый из миллионов людей, побывавших здесь за много сотен лет с тех пор, как погиб Юе Фэй, воздавал честь памяти героя и клеймил позором Цинь Гуя, чье имя стало в Китае символом национального предательства. Поблизости от гробницы сооружен огромный храм в честь Юе Фэя. Сюда китайцы приходят, чтобы почтить своего национального героя, талантливого полководца.
В начале 1142 г. по настоянию Цинь Гуя был заключен позорный мир с чжурчжэнями («Шаосинский договор». Договором устанавливались размеры дани, которую должны были Суны выплачивать ежегодно (серебром и тканями). Север Китая был уступлен чжурчжэням.
В последующем военные действия неоднократно возобновлялись. В 1161 г. чжурчжэни организовали большое наступление на юг.
В 1163—1164, а затем в 1206—1208 гг. активные действия предпринимала Сунская империя, но существенных перемен эти военные кампании не принесли, если не считать того, что по Лунсинскому договору 1164 г. размеры ежегодной дани чжурчжэням несколько сокращались, но зато намного возросли по соглашению 1208 г.

НАУКА И КУЛЬТУРА КИТАЯ X-XIII ВВ.

Сунская эпоха была временем замечательного расцвета науки и культуры. В эту эпоху жили и творили выдающиеся китайские ученые-энциклопедисты, и в их числе Шэнь Ко (1031 —1095). Династийная история с полным основанием могла сказать о Шэнь Ко: «Не было области знаний, куда бы он не проник». Шэнь Ко известен работами в области реформы китайского календаря. Ему принадлежат заслуги и в развитии исторической геологии Китая. Так, по найденным в горах окаменелым остаткам морских животных он сделал правильный вывод о том, что в древнейшие времена значительная часть территории Китая была покрыта водой. Более того, он определил примерные границы древнего моря на территории Китая.
В исследованиях Шэнь Ко содержатся данные и выводы в области минералогии, палеонтологии, математики, историографии и т. п.
Астроном Го Шоу-цзинь (1231—1316) создал календарь, в котором продолжительность тропического года соответствовала 365,2425 дня, что лишь на 27 секунд расходится с истинной величиной. Го Шоу-цзинь сконструировал много астрономических приборов. В провинции Хэнань им была сооружена астрономическая башня, сохранившаяся до наших дней.
Дальнейший прогресс наблюдался в историографии. О масштабах исторической мысли в Китае X—XIII вв. красноречиво говорит факт создания в тот период почти 2200 сочинений по самым различным отраслям исторических знаний (в танскую эпоху было написано около 900 исторических трудов). Крупнейшим вкладом в историческую науку явилось создание в 1066—1084 гг. большим коллективом ученых во главе с Сыма Гуаном сводной истории Китая «Всепроницающее зерцало, управлению помогающее». В ней содержится описание событий, происшедших в Китае с IV в. до н. э. до X в. н. э. Будучи людьми больших знаний, составители этого труда, и прежде всего Сыма Гуан, стремились дать полную картину событий. Правда, работе присуща некоторая тенденциозность. Сыма Гуан — политический противник Ван Ань-ши — намеренно подчеркивал вред всяких нововведений и реформ, которые, по его мнению, ведут государство к гибели. Вместе с тем «Всепроницающему зерцалу, управлению помогающему», написанному простым и ясным языком, свойственны точность, полнота и богатство фактического материала, благодаря чему сочинение представляет собой драгоценный источник для историка Китая.
К сунскому времени относятся и огромные исторические и историко-литературные энциклопедии типа «Исторический свод» Чжэн Цяо (XII в.), «Исследования письменных памятников» Ма Дуань-линя (XIII в.), 1000-томная энциклопедия «Сокровищница библиотек» (XI в.) и др.
Экономический и политический натиск феодалов Сунской династии на трудящиеся массы дополнялся активным идеологическим наступлением. Власти жестоко преследовали даосские, буддийские и манихейские секты, разрушали кумирни и храмы. Веротерпимость времен Танской династии и первого периода Сунской династии отошла в прошлое.
В напряженной и сложной политической обстановке, стремясь упрочить систему угнетения народа с помощью могущественной идеологической системы, Сунская династия искала поддержку у «ортодоксального» конфуцианства, поскольку его социально-политические и этические принципы были выгодны феодальному классу и его государству. Так в XI—XII вв. в Китае сложилась так называемая «ортодоксальная школа философии». Вначале в ее рядах шла борьба между материализмом и идеализмом. Философы Чжоу Дунь-и (1017—1073) и Чжан Цзай (1020—1077), продолжая материалистические традиции предшествовавших столетий, создали целую систему взглядов о строении вселенной. С воззрениями Чжан Цзая были связаны и философские взгляды Ван Ань-ши.
Но постепенно элементы материализма во взглядах «ортодоксальной школы» утрачивались, а элементы идеализма развивались. Представителями субъективно-идеалистического течения были братья Чэн Хао (1032—1085) и Чэн И (1033—1107).
Существование в «ортодоксальном конфуцианстве» нескольких, притом подчас противоречивых, взаимоисключающих течений мешало его использованию феодалами и феодальным государством в качестве надежного идеологического средства укрепления своей власти. В этих условиях с компромиссным учением в форме подновленного конфуцианства выступил Чжу Си (1130—1200). Не отрицая существования материи, он однако утверждал, что идеальное начало преобладает над материальным. Как и все другие философы, постаравшиеся примирить материализм и идеализм, Чжу Си в своих конечных выводах впадал в идеализм.
Религиозно-идеалистическое учение Чжу Си, или неоконфуцианство, теоретически обосновывало существовавший правопорядок. Чжу Си подчеркивал нерушимость феодально-сословного строя, естественный характер разделения людей на социальные группы, на высших и низших. Он обосновывал правомерность отсутствия особой церковной организации в конфуцианстве, ее должен был, по его словам, заменить государственный аппарат. Такое объединение религиозных и государственных функций было выгодно феодалам, оно помогало им усиливать свою власть над крестьянами. Чжусианство было официально признано и канонизировано в качестве государственной идеологии Китая.
Против учения Чжу Си выступили его современники Е Ши (1150—1223) и Чэнь Лян (1143—1194). В их учении преобладали материалистические тенденции. Е Ши и Чэнь Лян указывали на абстрактный и ложный характер идей Чжу Си, они призывали к борьбе с бесплодной схоластикой неоконфуцианского идеализма.
В XIII в., в пору резкого обострения социальных противоречий, смело возвысил свой голос против эксплуататоров и угнетателей выдающийся мыслитель, приверженец наивно коммунистических утопий Дэн My. Он называл монарха главным грабителем и притеснителем народа, а чиновников — тунеядцами, разбойниками и хищниками. «Народ сам выдвигает и свергает монархов»,— заявлял Дэн My. В своих утопиях он рисовал картину общества, в котором нет классов и эксплуатации, люди не делятся на «благородных» и «подлых», все равны. По мнению Дэн My, в идеальном обществе будущего могут быть император, органы государственного управления, чиновники. Но чиновники не должны составлять привилегированного сословия, их избирает народ в помощь императору как высшему руководителю общественных дел. И император и чиновники должны без устали трудиться на благо народа. Чтобы достигнуть этих общественных идеалов, Дэн My предлагал не только использовать возможности просвещенного разума, но и уничтожить чиновничью бюрократию как аппарат классового господства угнетателей.
Время Сунской империи было последней великой эпохой классической китайской поэзии, эта эпоха дала плеяду таких замечательных мастеров стихосложения, как Оуян Сю (1007—1072), Су Ши, или Су Дун-по (1036—1101), Хуан Тин-цзянь (1045—1101), поэтесса Ли Цин-чжао (1081—1140); стихи Ван Ань-ши, Синь Ци-цзи (1140— 1207), Лу Ю (1125—1210) полны чувств национальной гордости, глубокой любви к народу и отечеству. Они звали к беспощадной борьбе с чужеземцами.
Сокрушайте вражеские орды,
Гордо презирайте подлый страх,—

призывал Синь Ци-цзи воинов.
С большой силой звучат в сунской поэзии социальные мотивы. Поэт Фан Чэн-да негодовал по поводу жестокостей, творимых чиновниками:
А страшится народ одного:
Только встречи с жестокой казной.
Потому что чиновная мразь,
Как гигантская мышь, их грызет,
Потому что на них саранчой
Налетает чиновничий сброд.

Сунская эпоха характеризуется расцветом изобразительного искусства. В живописи боролись несколько школ и направлений. Развивались многочисленные жанры художественного творчества. Широко распространилась гравюра на дереве.
Во многих городах Сунской империи создавались училища и академии. В конце X в. в столице империи Кайфыне была организована Академия живописи. В начале XII в. при императорском дворце в Кайфыне был создан первый музей, в котором имелись ценнейшие произведения живописцев, скульпторов и граверов.

к следующему параграфу учебника...