Период феодальной раздробленности


вернуться в оглавление учебника...

Р.Ф.Итс, Г.Я.Смолин. "Очерки истории Китая с древнейших времен до середины XVII века"
Учпедгиз, Л., 1961 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава IV
ПЕРИОД ФЕОДАЛЬНОЙ РАЗДРОБЛЕННОСТИ СТРАНЫ
(начало III — конец VI вв.)


Восстания «Желтых повязок» и «Армии Черной горы» подорвали могущество Ханьской державы — величайшей империи древнего мира. Территория Ханьской империи на юге доходила до северных областей современного Вьетнама, на северо-западе до Памира, на северо-востоке включала в себя северные районы современной Кореи.
Зверские расправы с восставшими и карательные походы императорских войск усугубили противоречия внутри страны. Разруха и голод уносили тысячи жертв, поля оставались необработанными. По стране бродили миллионы беженцев в поисках пищи и убежища от войск карателей и кочевников северо-запада, вторгавшихся на территорию Китая.
Ханьский двор был бессилен справиться с крестьянскими восстаниями и с набегами осмелевших вассалов. Власть императора сошла на нет уже в 192 г., когда три полководца императорской армии, осуществлявшей подавление повстанцев, Цао Цао, Лю Бэй и Сунь Цюань поделили между собой империю.
В разделении сфер влияния были заложены грядущие междоусобицы. Дворцовая клика предприняла попытку противопоставить реальной силе трех полководцев призрачную власть последнего и малолетнего ханьского императора. В 220 г. ханьский дом пал и империя распалась на три царства: Вэй на севере в долине Хуанхэ, основанное Цао Цао, У на юго-западе в нижнем течении Янцзы, основанное Сунь Цюанем, и Шу-хань на юго-западе в среднем и верхнем течении Янцзы, основанное Лю Бэйем.
Началась эпоха «Троецарствия» (220—265). Все сорок пять лет этой эпохи насыщены военными событиями, определявшими характер социально-экономической организации общества в каждом царстве и отразившимися на экономике страны.
Из трех царств главными противниками были Вэй и Шу-хань. Царство У и в политическом и в экономическом отношении занимало второстепенное положение. Благодаря тому, что два ведущих царства растрачивали свои силы во взаимной борьбе, царство У смогло существовать сравнительно долгий срок.
В 223 г. после смерти Лю Бэйя на престоле царства Шу-хань оказался неспособный правитель, и фактически всеми делами государства управлял выдающийся полководец Чжугэ Лян.
Крупный военный стратег и мудрый политик Чжугэ Лян снискал уважение и авторитет не только населения Шу-хань, но и подвластных ему территорий, населенных инонациональными племенами Южного Китая. Чжугэ Лян, стремившийся объединить Китай, основную угрозу видел в государстве Вэй. Исход борьбы должен был решиться в войне. Предвидя это, Чжугэ Лян осуществил ряд преобразований в армии, несколько улучшил жизнь крестьян, вступил в переговоры о союзе с У. Заняв позицию поддержки и уважения традиций и обычаев национальных меньшинств, Чжугэ Лян добился дружественных отношений между китайцами и малыми народами юга. Чжугэ Лян выступил против чрезмерного сосредоточения богатств в руках высшей феодальной знати, попытался пресечь ростовщичество и коррупцию аппарата. Он считал возможным отличать и вознаграждать, как и наказывать, людей независимо от их социального положения.
Даже частичное проведение подобных мероприятий способствовало политической стабилизации Шу-хань, но это встречало резкое сопротивление феодальной знати и самого правителя. Более обученные войска Чжугэ Ляна часто терпели поражения из-за предательской политики военачальников — представителей феодальной знати.. В 234 г. Чжугэ Лян совершил удачный поход против Вэй и на завоеванной территории решил создать военные поселения с тем, чтобы иметь стратегическую базу для новых военных действий. Во время похода Чжугэ Лян заболел и умер. Воспользовавшись смертью полководца противника, войска Вэй разгромили армию Шу-хань и вернули захваченные районы. Еще три десятилетия государство Шу-хань пыталось противостоять Вэй, но в 263 г. было им уничтожено.
Государство У, основанное Сунь Цюанем, было деспотической монархией, пытавшейся возродить рабовладельческие отношения в самых крайних формах. Все подданные были сосредоточены в военных поселениях. Крестьяне несли двойную повинность — земледельцев и воинов. В сущности воины были «рабами в земледелии» (точнее, их можно назвать крепостными). «Больше воинов — больше рабов-земледельцев», — был лозунг завоеваний Сунь Цюаня. Политическая власть в стране принадлежала военной верхушке. Все население было разделено на военные отряды. Закончив поход, воины обрабатывали поля военной аристократии. Воины не имели никаких прав.
Военная аристократия и связанные с ней феодалы становились крупными землевладельцами, представителями так называемых «сильных феодалов», не зависевших от центральной власти и опиравшихся на свои экономические и военные ресурсы. «Сильные дома» феодалов особенно характерны для государства Вэй третьего века.
Основатель государства Цао Цао провел ряд мер, направленных на улучшение жизни крестьян: он отменил подушную подать и снял недоимки. Недостаток рабочей силы государство пыталось преодолеть при помощи системы военных поселений, ставшей социально-экономической основой государства Вэй. Был введен налог продуктами сельского хозяйства. Для обрабатывавших землю с помощью казенного скота налог был выше, чем для крестьян, имевших собственный скот.
Крестьяне частью попадали в крепостную зависимость, частью становились арендаторами казенных земель. Так как военные поселения основывала и крупная военная аристократия, то происходила концентрация земли в руках «сильных домов».
Постоянные военные столкновения определяли характер поселений, жители которых составляли воинское подразделение. В любой момент по приказу начальника крестьяне оставляли полевые работы и превращались в воинов. Такая система, конечно, не способствовала процветанию деревни.
В 265 г. в государстве Вэй захватил власть Сыма Янь, представитель «сильного дома» Сыма. Он провозгласил себя императором новой династии — Цзинь.
В 280 г. Цзинь присоединила царство У. Китай был вновь объединен под властью одной династии. Первый период новой династии называют Западной Цзинь.
Одним из мероприятий Сыма Яня была ликвидация воинской повинности крестьян. Это благоприятно отразилось на развитии сельского хозяйства. Вслед за тем была упразднена система военных поселений. Земля была объявлена собственностью государства, и вводилась надельная система.
Государство наделяло крестьян землей двух видов — участком для пропитания и участком для обработки в пользу государства. С личного надела взимались подворный налог и арендная плата. Подворный налог платился натурой — каждый двор ежегодно вносил три свитка шелка и три цзиня хлопка. Если главой семьи была женщина или лицо второй возрастной категории, то налог сокращался вдвое.
Все население делилось на три возрастные категории. Мужчины и женщины от 16 до 60 лет относились к первой категории, от 13 до 15 и от 61 до 65 лет — ко второй категории, моложе 13 и старше 65 лет — к третьей категории — стариков и детей. Женщины второй возрастной категории (исключая домашних хозяек) и вся третья категория были освобождены от арендной платы и оброчной повинности.
Арендная плата за пользование государственной землей устанавливалась в восемь мер зерна с му. Так как на семью полагался надел в сто му (70 му на хозяина и 30 му на его жену), то с одного двора государство получало 800 мер зерна. Каждый мужчина первой возрастной категории должен был иметь 50 му, а женщина этой же категории 20 му; мужчина второй возрастной категории— 25 му для обработки земли в пользу государства.
Позднее обязательная работа на казенной земле была заменена натуральным налогом.
Государство предприняло попытку ограничить рост земельной собственности «сильных домов». С этой целью был определен размер надела высшей феодальной знати и чиновников различных рангов. Практически при складывающейся государственной собственности на землю земельные наделы (огромные области с тысячами семей крестьян) были собственностью «сильных домов».
Новая система землепользования и налоговая политика в условиях излишней земли и недостатка рабочей силы способствовали подъему сельского хозяйства.
Политическая и экономическая стабилизация в стране стимулировала рост народонаселения. Некитайские племена и народности переселялись в страну («вхождение в Китай»). По сравнению с численностью населения трех царств в период «Троецарствия» численность населения империи Западная Цзинь возросла вдвое и составила свыше ста шестидесяти миллионов человек. «Вхождение в Китай» северо-западных кочевников приводило к переменам в их образе жизни. Они переходили к земледелию, и весь социальный и культурный облик этих инонациональных групп изменился. Вожди кочевников перенимали обычаи китайской феодальной знати, носили китайские имена. В кочевых обществах происходили процессы образования классов.
Вместе с тем бывшие кочевники-вассалы становились немалой угрозой Китаю, вмешиваясь в усобицы.
В конце III в. в стране вспыхнул мятеж восьми князей — вождей «сильных домов» — против центральной власти. И внутри правящего дома Сыма разгорелась борьба. В нее включились бывшие кочевники, поселившиеся в Китае. Это были племена сяньби, ухуань и гуннский союз во главе с Лю Юанем, считавшим себя потомком династии Хань. В 304 г. он провозгласил себя правителем государства Хань, основанного им в современной провинции Шэньси. Его сын принял титул императора и начал открытую борьбу с Цзинь, раздираемой мятежом восьми князей.
Последние цзиньские императоры царствовали недолго, происходили частые смены властителей. Столица переносилась из Чанъани в Лоян и обратно. В 316 г. конница гуннов Хань захватила столицу Чанъань и Лоян. Цзиньский император был пленен. Часть его придворных, армия и большинство населения бежали на юг, за реку Янцзы.
Начался новый период в истории Цзинь. Его называют периодом Восточной Цзинь (317—420). В долине Хуанхэ сменялись государства и объединения некитайских народностей. Их правители принимали имена китайских исторических династий. В долине Янцзы, за водным рубежом, сохранилась империя Цзинь.
Из поколения в поколение в Южном Китае хранилась память о восстании «Желтых повязок» и их героическом вожде Чжан Цзяо. В народе жила вера в наступление «всеобщего благоденствия». Цзиньская империя нещадно эксплуатировала крестьян, увеличивала налоговое бремя, отрывала многие тысячи земледельцев на различные повинности и работы.
В провинции Цзянсу ряд поколений семья Сунь исповедовала учение Чжан Цзяо «Удоу мидао» («Путь пяти доу риса»). Семья Сунь проповедовала равенство и звала на борьбу против угнетателей. Число сторонников учения росло, и в 398 г. один из этой семьи, Сунь Тай, поднял знамя восстания. Правительственные войска быстро подавили движение народа. Тогда племянник павшего в бою Сунь Тая, Сунь Энь, с несколькими сторонниками и друзьями бежал на острова близ Цзянсу, где стал готовиться к новой борьбе.
В 399 г. указ императора объявил о наборе солдат из восточных районов государства. Это повеление вызвало возмущение населения провинций Цзянсу и Чжэцзян. Сунь Энь решил, что час пробил, и с небольшим отрядом храбрецов высадился на материке. Ему удалось захватить два уездных города, и через несколько дней бассейн нижнего течения Янцзы был охвачен пламенем восстания, распространившимся на восемь областей Южного Китая. Через десять дней под знаменами Сунь Эня было несколько сот тысяч бойцов. Они жгли казенные дома, казнили чиновников, отбирали имущество у богачей.
В 401 г. армия Сунь Эня выступила в поход на север вдоль берега моря. Многотысячная императорская армия преследовала повстанцев. Плохо вооруженные крестьянские отряды были прижаты к морю и вынуждены были вступить в генеральное сражение в невыгодной обстановке. Повстанцы были разбиты. Погибло более двухсот тысяч восставших. Сунь Энь бросился в море, чтобы не попасть в плен.
Когда при императорском дворе праздновали победу, в Цзянсу и Чжецзяне крестьянство поднималось на борьбу. Во главе нового восстания стал Лу Сюнь, соратник Сунь Эня. Силы инсургентов двинулись вдоль юго-восточного и южного побережья моря и в 404 г. захватили Гуанчжоу. Отсюда Лу Сюнь повернул на север к столице. Поход подходил к концу, но у города Цзянькану императорские войска остановили восставших.
Лу Сюнь понимал, что ему не удастся сломить императорскую армию. Повстанцы повернули на юг к Гуанчжоу. Однако правительственные войска окружили их. Части сил Лу Сюня удалось пробиться в северные районы Вьетнама. Здесь в 417 г. произошло последнее сражение. Императорские войска победили. Восстание было подавлено.
Восстание Сунь Эня и Лу Сюня длилось 19 лет. Оно показало, сколь велики освободительные силы китайского народа и его стремление к счастью и свободе. На стороне карателей было превосходство в технике, военном опыте и людских ресурсах.
В империи Восточной Цзинь осуществлялась надельная система землевладения. Трудовая повинность повсеместно была заменена налогом зерном. Происходила концентрация земли в руках «сильных домов». Крестьяне прикреплялись к земле.
Оформленного крепостного права в Китае не было, но фактически система землепользования с III в. н. э. и господствующая идеология закрепощали крестьян.
В 420 г. на юге под ударами феодальных «сильных домов» была свергнута династия Восточная Цзинь. До 589 г. в Южном Китае правили сменявшиеся четыре династии — Сун, Ци, Лян и Чэнь.
На севере до 439 г. племенные союзы тюрко-монголов — гуннов, жужань, сяньби, тибетцев, ди и цян — в короткое время создали пятнадцать династий. В 439 г. север был объединен могущественным сяньбийским родом Тоба. Правители Тоба провозгласили себя императорами династии Вэй («Поздняя Вэй», или Тоба-вэй). Столицей династии стал Лоян. Династия Тоба-вэй правила в Северном Китае до 550 г.
В 550 г. в Восточном Китае воцарилась династия Северная Ци, а в западной части страны с 557 г. — династия Северная Чжоу. К этому времени Тоба-вэй ассимилировались. Феодалы Северной Чжоу стали объединителями Китая и основали новую династию — Суй.
В пределы Китая неоднократно вторгались кочевники. Кочевое скотоводство требовало обширных пастбищ. В долине Хуанхэ кочевники встретили густое население и высокую культуру земледелия. Перед завоевателями встала проблема хозяйственного использования просторов новых земель. Первые династии севера нередко прибегали к варварскому уничтожению посевов и селений. Тысячелетней цивилизации угрожала гибель. Запустение полей и гибель селений вели к отливу земледельческого китайского населения на юг, за Янцзы.
Однако численность оседлых земледельцев Северного Китая была слишком велика, а влияние китайской культуры в течение многих столетий было настолько глубоким, что малочисленные кочевники не смогли изменить исторического и хозяйственного развития страны. Завоеватели должны были считаться с традициями хозяйственной жизни оседлого населения.
Наступил новый этап в истории завоевания севера. Восстанавливалось китайское земледелие, кочевники учились сельскому хозяйству у китайских крестьян. Создавались военные поселения, подобные существовавшим в эпоху «Троецарствия», и, наконец, восстанавливалась надельная система. Процесс феодализации родоплеменной верхушки завоевателей завершился победой культуры Китая.
Так как завоеватели по уровню развития социально-экономических отношений стояли ниже китайцев, общий ход исторического развития страны замедлился. Надельная система в государстве Тоба-вэй отличалась от западноцзиньской — она отражала новые условия и была, вероятно, повсеместной уже в начале VI в.
Верховный собственник земли — государство наделяло мужское население страны землей. Женщина получала половинный надел. Каждому полагалось три надела. Один был пахотным, и на нем сеяли зерновые. Другой назывался промысловым и предназначался для разведения тутового дерева и посевов конопли. Третий являлся приусадебным, на нем возводились дом и хозяйственные постройки.
Как и в эпоху Западного Цзинь, государство получало с земледельцев два вида натурального налога — с пахотного участка зерном, с промыслового — тканями или пряжей. Пахотный участок после смерти владельца отчуждался в казну, а промысловый оставался в пользовании семьи. Императоры Тоба-вэй попытались ограничить феодальную собственность определенными размерами. Она стала считаться наделом, пожалованным государем. Практически феодальные владения — «жалованные» наделы — передавались по наследству, и государственной собственности на землю противостояла феодальная собственность аристократии.
Восстановленная надельная система требовала огромного чиновничьего аппарата. Китайская феодальная структура стала ведущей в обществе Тоба-вэй, что и привело к ассимиляции правящей верхушки и к слиянию массы бывших кочевников с китайским населением.
На севере инонациональная династия в культурном взаимодействии с китайцами восприняла их культуру и социально-экономический строй. На юге национальные китайские династии и китайское население, пришедшее с севера, способствовали культурным и социальным преобразованиям у отсталых прежде южных народов и взаимному обмену культурными ценностями. Произошло обогащение литературы, искусства, идеологии китайцев. Южные китайцы освоили технику поливного земледелия, созданную древними обитателями современной провинции Гуанси — предками народа чжуан.
Если говорить об основном содержании культуры, то к VI в. и для юга и для севера она была единой китайской. Единым был Китай и экономически.
Историческое развитие за три столетия подготовило новое объединение. Оно было освящено идеологией, ставшей быстро распространяться в V—VI вв.,— буддизмом.
Буддизм с его единством догматов, строгой и единой церковной организацией встретил широкую поддержку у господствующего класса в Северном Китае, видевшего в этой религии важное средство в борьбе за единство страны. Буддийские монастыри получали в собственность огромные массивы земли. Населению разрешалось идти в монахи, это освобождало от налогов. Буддизм вытеснил даосизм и стал важным идеологическим орудием феодалов.
Необходимость объединения страны диктовалась и возросшей угрозой Северному Китаю со стороны могущественного Тюркского каганата в Центральной Азии.
В 581 г. полководец Ян Цзянь захватил власть в Северном Чжоу и подчинил себе север. Вскоре он завершил объединение страны.

КУЛЬТУРА ЭПОХИ СЕВЕРНЫХ И ЮЖНЫХ ДИНАСТИЙ В КИТАЕ

Триста лет шла изнурительная междоусобная борьба. Политические события способствовали приобщению к китайской культуре южных областей.
Разрушение производительных сил страны и массовая гибель населения вызвали на первых порах реставрацию отсталых форм хозяйственной жизни. Система военных поселений не отвечала историческому развитию эпохи и была шагом назад.
Раздробленный Китай должна была сменить новая централизованная монархия.
Три столетия характеризовались ярким развитием литературы и искусства, философии и науки. В IV—VI вв. на юге Китая происходили важные события в культурной жизни, бывшие предвестниками высокого подъема китайской культуры последующих эпох. Поэтому время новых династий Тан и Сун называют эпохой Возрождения.
Наметившийся к V в. на юге страны прогресс производительных сил способствовал развитию науки, продолжавшей лучшие традиции ученых ханьской эпохи.
Самым выдающимся ученым Китая V в. является Цзу Чун-чжи — великий астроном, математик и техник. Он с большой точностью вычислил значение числа пи, поправив данные Чжан Хэна, внес большой вклад в астрономию. Он изобрел знаменитую «тележку, указывающую на юг» — механический компас в виде тележки с фигурой человека, находящейся на стержне. С помощью зубчатой передачи вытянутая рука человека при движении повозки всегда указывает юг.
Открытия Цзу Чун-чжи и других ученых, особенно в области медицины, расширили человеческие познания и дали толчок материалистической философии. Китайские материалисты вступили в борьбу как с даосизмом, представленным Гэ Хуном, учение которого пыталось связать даосскую философию с даосской религией, так и с буддизмом.
Материалист Пэй Вэй (III в.) утверждал: «Из абсолютного небытия ничто не может возникнуть. То, что возникло сначала, возникло из самого себя, и возникшее из самого себя нуждается в бытии».
Спор о смертности души определял отношение философов к новой религии. Идеалистический взгляд на существование бессмертной души отстаивал Чжэн Дао-чжао, материалистические идеи защищал Фань Чжэнь. Его трактат «Об уничтожаемости духов» — яркая проповедь атеизма. Философ утверждал, что душа смертна, ибо она — проявление тела. Он разоблачал идеалистические концепции буддизма, высмеивал буддийских монахов, их жадность, паразитический образ жизни, бесцельное самосозерцание. Мудрец писал: «Если тело существует, то существует также и дух; если тело разрушается, то погибает и дух. Тело есть основа, а дух — это действие тела».
Признание буддизма господствующей идеологией способствовало на севере расцвету монументальной скульптуры и живописи. Время сохранило прекрасные памятники «Пещеры тысячи будд»» в Дунь-хуане; в Майцзишане, Юньгане. В естественных условиях, в скалах, от полуострова Ляодун до провинции Ганьсу трудом китайских ваятелей и живописцев были созданы буддийские храмы, в которых поныне возвышаются гигантские статуи сидящих и стоящих будд и бодисатв. Потолки и стены в пещерных залах украшены богатой росписью. Живопись изображает не только сцены буддийского культа, но и передает жизнь простого народа.
Китайские художники, даже связанные буддийскими канонами, сумели отразить свою эпоху и донесли до наших дней удивительное искусство народа. В крупнейших пещерных храмах сохраняются произведения различных эпох; самыми древними являются памятники V—VI вв.
В эпоху «Троецарствия» большого развития достигла поэзия, продолжавшая традиции ханьских «Юэфу». Народные истоки «Юэфу» и их форма сделали поэтов близкими и понятными современникам. Но прямая линия развития поэтического творчества обрывается в IV—VI вв., когда придворные поэты отдавали предпочтение не мысли, а форме и пытались канонизовать изысказанное стихосложение. Как во всех областях жизни общества этой бурной эпохи, появляется новая линия в литературе, отражавшая передовые взгляды.
Борцом против условности и манерности был Тао Цянь (365—427). Этого великого поэта, основоположника новой поэзии, танские лирики считали своим учителем. Лирика, песни о природе и человеке, гневное осуждение общественного строя — эти темы Тао Цяня близки и понятны народу.
Большое значение имела утопическая поэма Тао Цяня «Персиковый источник». Поэт в ней рассказывает о рыбаке, неожиданно попавшем в страну Хань, в которой люди живут дружно, у них нет ни войн, ни податей. Все радуются жизни и вдохновенно трудятся на полях. Рыбак вернулся домой и хотел было навсегда покинуть окружающий его страшный мир, но не смог найти вход в сказочную страну счастья.
Последователем народных традиций «Юэфу» был поэт V в. Бао Чжао, родоначальник высокой гражданской лирики, воспевавшей жизнь народа, его страдания, беды и радости.
В исторические и географические трактаты включались фрагменты эпической прозы. Большое значение приобрел фольклор, памятником которого являются «Юэфу» Северных и Южных династий.
В песнях «Юэфу» отразились особенности культурного развития Китая. Северные «Юэфу» — большей частью переводы народных песен сяньби. В них воспеваются молодеческая удаль, щит и меч, стойкость в борьбе с врагами, природа степей и жизнь кочевника.
Смелому юноше —
Конь боевой,
Боевому коню —
Богатырь молодой. . .

Переведенные на китайский язык, эти песни вошли в китайскую литературу.
Южные «Юэфу» — это лирические песни, воспевающие любовь и природу. Встречаются песни о труде, но тема любви является главной. Народные песни не были связаны нормами официальной конфуцианской морали. Мотивы этих песен заимствованы из фольклора народов Южного Китая, и то, что из многообразного поэтического наследия китайцы выделили этот любовный цикл, было вызовом морали общества и самому обществу.
Ко мне приходи —
С улыбкой, полной веселья,
И так обними,
Чтоб не смог никогда отпустить:
Я вслед за тобой
Прошла бы хоть тысячу ли.
Что может
Прекраснее этого быть!

Культурная жизнь эпохи Северных и Южных династий отразила общественные сдвиги, вызванные стремлением к единству.

к следующему параграфу учебника...