Создание всекитайского феодального государства


вернуться в оглавление учебника...

Р.Ф.Итс, Г.Я.Смолин. "Очерки истории Китая с древнейших времен до середины XVII века"
Учпедгиз, Л., 1961 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава V
СОЗДАНИЕ ВСЕКИТАЙСКОГО ФЕОДАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВА
(конец VI—первая половина VIII вв.)


В 80-х гг. VI в. после трехвекового разделения страны на разрозненные государства Китай был вновь объединен. Объединение было закреплено рядом политических мероприятий. Одним из них была реформа районирования (584). Смысл ее состоял в усилении централизаторского начала в управлении. Была преобразована военная система — командование армией перешло в руки императора, создана дворцовая гвардия.
Единству Китая способствовало утверждение государственной надельной системы. В основных чертах она сводилась к следующему. Прикрепленные к казенному наделу крестьяне выплачивали натуральную подать и несли государственные повинности. Пока происходило относительно свободное и равномерное наделение землей, крестьяне поддерживали центральное правительство. В условиях надельного строя крестьяне имели некоторые гарантии от произвола отдельных феодалов.
Это, однако, не означало ущемления крупных землевладельцев. Как и прежде, шел процесс концентрации земли в руках феодалов, хотя иногда государственная власть и вознамеривалась пресечь его. По закону помещикам и чиновникам предоставлялись наследственные наделы размером от 30 до 100 цин. Кроме того, служилые чины владели землей, получаемой от казны в кормление соответственно присвоенному титулу и рангу, а также так называемыми «полями присутственных мест». Те, у кого было больше рабов (разрешалось иметь от 60 до 300 рабов) и скота, получали больше земли.
Крестьяне часто не получали и половины установленного законом земельного участка. Особенно остро вопрос о крестьянском землепользовании стоял в густонаселенных районах. Здесь из-за нехватки земли на каждого государственного тяглого приходилось не 140, как в среднем по стране, а 20 му.
Основой экономического подъема Суйской империи было развитие производительных сил в сельском хозяйстве — прогресс в полеводстве, разведении технических культур (тутового дерева, конопли и др.), шелководстве, орошении и т. д. Непрерывно росла площадь обрабатываемой земли: за два с лишним десятилетия, начиная с 589 г., она увеличилась почти в три раза.
В конце VI и начале VII вв. происходило строительство участков Великого канала — колоссального сооружения (ныне протяженностью свыше 1800 км, соединившего долины рек Байхэ, Хуанхэ, Янцзы и Вэйхэ с заливом Ханчжоувань. Канал строили миллионы людей. Эксплуатацию канала обслуживало до восьмидесяти тысяч человек. Открытие этого водного пути расширило экономические, политические и культурные связи между различными районами страны и способствовало усилению торговли; поднялось значение города Лояна.
Стремясь упрочить свое положение, суйское правительство на первых порах пошло на некоторые уступки населению. Государственная барщина была уменьшена с 30 дней в году до 12—20, несколько раз снижались поземельная и подворная подати, снимались недоимки по налогам, сокращались сроки военной службы. С 598 г. все достигшие 50 лет освобождались от извозной повинности. Ряд мероприятий имел целью поощрение ремесла и торговли. Так, были отменены соляная и винная монополии, проведена унификация денежной системы, мер и весов, улучшались старые и строились новые дороги. Успешно развивалась текстильная и кораблестроительная промышленность.
Строительство больших кораблей и производство оружия находились в руках государства. В городах Лоян, Чанъань, Наньхай (Гуанчжоу), Даньян (Нанкин), Чэнду, Ханчжоу и в отдельных пограничных пунктах были созданы правительственные учреждения, ведавшие торговлей.
Однако некоторое увеличение общественных богатств и рост народонаселения отнюдь не означали существенного улучшения жизни народа. Положение трудящихся масс с середины первого десятилетия VII в. ухудшилось.
В суйскую эпоху осуществлялось грандиозное строительство. Еще в правление Ян Цзяня было предпринято укрепление отдельных участков Великой Китайской стены. Сюда на принудительные работы сгонялись сотни тысяч крестьян. Когда стала ощущаться нехватка мужчин, на строительство начали посылать женщин. Недалеко от старой Чанъани, на месте нынешней Сиани развернулось строительство новой столицы, названной «Городом великого процветания». Ее территория была равна площади современного Пекина. В отдельные годы на постройке было занято сто и более тысяч человек. В 605 г. к западу от Лояна была основана Восточная столица. На ее постройке трудилось ежемесячно до двух миллионов человек.
Лоян превратился в крупный торговый центр. Сюда нескончаемым потоком по водным и сухопутным дорогам шли всевозможные грузы. В город были насильственно переселены тысячи богатых купцов. Близ столицы воздвигнуты небывалые по размерам государственные амбары, куда свозили поступавшее по налогам зерно. Эти зернохранилища насчитывали до трех тысяч кладовых (погребов) вместимостью каждое до пятидесяти тонн.
Суйский двор и аристократия безудержно расточали народные богатства. Огромные средства уходили на грандиозные увеселительные поездки императорской семьи и свиты; для них строились большие корабли, внутренние помещения которых отделывались золотом и яшмой.
В царствование второго суйского императора Ян Гуана значительно выросли налоги, были увеличены сроки барщины, а на строительных работах она превратилась фактически в бессрочную. Здесь люди тысячами гибли от голода, болезней и каторжного труда. Нередко свободные надельные крестьяне впадали в положение, близкое к бесправным рабам. Бедняки все чаще продавали своих детей в рабство. Многие крестьянские хозяйства разорялись, земельные массивы запустели.
Суйская династия вела почти беспрерывные войны с соседними государствами и кочевыми племенами. Наиболее беспокойным соседом были воинственные тюркские племена, объединившиеся в могущественный племенной каганат. С ними китайской армии пришлось иметь дело уже вскоре после провозглашения династии Суй, когда четырехсоттысячное тюркское войско вторглось в пределы страны. Военные столкновения с тюрками не раз происходили и после этого.
Суйское правительство, убедившись в том, что с этим могущественным противником силой оружия не справиться, стало применять дипломатические средства с тем, чтобы разжечь распри и вражду между отдельными частями тюркского племенного объединения и таким образом ослабить его. Китайские правители, как это не раз практиковалось и раньше и позднее, выдавали замуж за тюркских вождей (каганов) своих дочерей. Эти браки должны были усиливать китайское влияние в каганате. Когда тюркский союз распался на две большие группы — северную и западную, северный каган признал себя вассалом Китая. Тем не менее и в дальнейшем тюркские племена непрестанно угрожали границам Китая.
Одновременно китайские войска вели войны с сяньбийским племенем тогонцев (тугухунь), населявшим территорию современных провинций Цинхай и Синьцзян (южную часть). Было предпринято также несколько военных походов в Линьи (Чампа) на территории нынешнего Вьетнама; в результате это государство признало суверенитет Китая. Но вскоре здесь вспыхнуло массовое восстание. Ян Гуан был вынужден послать большую армию, которой удалось овладеть столицей Чампура. Однако решительное сопротивление местного населения вынудило китайское войско отступить.
К эпохе Суй относится усиление хозяйственных, политических и культурных связей Китая с индийскими княжествами по Инду и Гангу, с многочисленными государствами Средней Азии и Синь-цзяна, а также с Японией, Сиамом, Кхмер, о. Борнео и др. В эти страны Китай вывозил шелк, бумагу, железо и другие товары.
В 610—611 гг. в стране начались народные восстания. Непосредственным толчком к ним послужили войны Суйской династии с Когурё (одним из царств на Корейском полуострове). Основным очагом крестьянского движения была провинция Шаньдун. Здесь существовали могущественные феодальные аристократические дома, которые особенно жестоко эксплуатировали крестьян. Эта провинция — наиболее богатый и густонаселенный район Суйской империи,— а также Хэнань и Хэбэй были главными поставщиками живой силы, снаряжения и продовольствия для войн с Кореей. На верфях в Шаньдуне, занятых строительством военных кораблей для корейских походов, от непосильного труда, болезней и голода массами гибли ремесленники. К тому же в Хэнани и Шаньдуне в 611 г. произошло огромное наводнение. Миллионы крестьян, оставшиеся без крова, были обязаны тем не менее платить налоги и отбывать барщину. В 610 г. вспыхнули крестьянские волнения в Хэнани и Гуандуне, в следующем году подняли знамя восстания десятки тысяч жителей Шаньдуна; местные крестьянские выступления слились с солдатскими бунтами. Волна крестьянского движения перекинулась и на другие провинции: Хэбэй, Шэньси, Чжэцзян, Цзянсу, Гуанси и Ганьсу. К началу 614 г. в Китае действовало свыше 130 крупных и мелких повстанческих отрядов, из них большая часть в Шаньдуне, Хэнани и Хэбэе. В восстаниях участвовало около четырех миллионов человек.
Из среды повстанческих руководителей на северо-востоке вскоре выдвинулся сельский староста, крестьянин Доу Цзянь-дэ; источники характеризуют его как «талантливого, сильного и решительного». Раньше он подвергался преследованиям за связи с повстанческими отрядами, власти истребили всех его родных и близких. Под его водительством восставшие захватили значительную территорию и в 617 г. основали свое царство.
Часть господствующего класса, недовольная крайним деспотизмом Ян Гуана и строгой централизацией власти, находилась в оппозиции к Суйской династии. Воспользовавшись обстановкой, феодалы стали выступать против императора в Хунани, Шэньси, Шаньси, Шаньдуне, Чжэцзяне, Ганьсу. Летом 613 г. в Хэнани поднял мятеж против Суйской династии генерал Ян Сюань-гань. Мятеж длился свыше двух месяцев. Войско Ян Сюань-ганя угрожало Лояну.
Мятежи свидетельствовали об обострении противоречий в среде господствующего класса. В борьбу вмешивались вожди тюркских племен. Суйское правительство приняло меры для укрепления своих сил. С корейского фронта на подавление народных восстаний и феодальных мятежей была переброшена крупная армия. Но эти мероприятия не смогли остановить народное движение. Волна крестьянских выступлений перекинулась в бассейн рек Янцзы и Хуанхэ. Руководители некоторых отрядов пытались объединить повстанческие силы.
Кульминационным моментом в истории крестьянского движения было Ваганское восстание, названное так по горному району Ваган в провинции Хэнань, где находилась его первоначальная база. Начало ваганской армии было положено в 611—613 гг. крестьянином Чжай Жаном. Ее ядро составляли хэнаньские и шаньдунские охотники и рыбаки, вооруженные длинными пиками. К повстанцам Чжай Жана примкнуло большое количество крестьянских отрядов из других мест, и к 616 г. Ваганская армия стала самой крупной среди повстанческих сил. С этого времени ее боевые операции против суйских войск приняли широкий размах. Вскоре во главе армии стал суйский чиновник Ли Ми, участвовавший в мятеже Ян Сюань-ганя (613). Этот шэньсийский феодал стремился использовать крестьянское движение для установления новой династии. Большую помощь ваганской армии оказывали крестьянские отряды Доу Цзянь-дэ, действовавшие на территории провинции Хэбэй.
Успехи повстанцев привели к тому, что к концу 617 г. под контролем суйских властей фактически оставались лишь небольшие районы в Хэнани и Цзянсу. Судьба Суйской династии была предрешена. Положение в столице стало весьма напряженным, и Ян Гуан со своими приближенными бежал в Цзянду (Нанкин). Весной 618 г. здесь в императорском дворце взбунтовалась гвардия, император Ян Гуан был убит заговорщиками.
Сложившимися обстоятельствами воспользовались крупные феодалы, которые провозгласили императором внука Ян Гуана. Вожди мятежников в ряде городов присваивали себе императорский сан.
Еще в 617 г. в Тайюани подняли мятеж крупные шаньсийские феодалы Ли Юань и Ли Ши-минь (отец и сын). Двумя годами раньше Ли Юань, состоявший военачальником на службе у Ян Гуана, был послан императором на усмирение крестьянских восстаний. Убедившись в невозможности подавить крестьянское движение, он решил использовать стихийные, неорганизованные силы повстанцев для завоевания власти.
В начале 618 г. во главе большого войска, усиленного отрадами союзных тюркских племен, Ли Юань и Ли Ши-минь вступили в Чанъань и объявили императором другого внука Ян Гуана. Но уже в середине 618 г. было инсценировано отречение нового императора в пользу Ли Юаня, который провозгласил себя правителем новой династии Тан.
Крестьянское движение второго-третьего десятилетий VII в. было самым крупным в истории Китая со времен Цинь-Хань. В результате народных восстаний господствующему классу Суйской империи был нанесен серьезный удар, а сама династия Суй низложена. Восстания подорвали экономические позиции могущественных феодальных домов в Шаньдуне. Значение крестьянской борьбы также и в том, что она сорвала войну суйского правительства против Кореи.
Вместе с тем крестьянским восстаниям были присущи слабости, связанные с их стихийным характером. Поэтому отдельные представители господствующего класса Китая использовали крестьян для замены одной феодальной династии другою.
В течение многих лет Танской династии пришлось вести борьбу за гегемонию и объединение страны. В 618-620 гг. борьба велась в основном на северо-западе (провинции Шэньси и Ганьсу) против феодалов-сепаратистов, вступивших в соглашение с тюрками. Вожди тюркских племен, стремясь сохранить раскол Китая, подстрекали мятежников против объединительной политики династии Тан. Танским военачальникам удалось изолировать помещичьи отряды от тюрков, вызвать раскол в рядах противников и разгромить их поодиночке.
Вплоть до 624 г. в различных районах Китая продолжались крестьянские восстания. В Хэбэе действовали отряды Доу Цзянь-дэ. Упорные бои с остатками суйской армии вела ваганская армия под командованием Ли Ми. Глубокой осенью 618 г. феодалам удалось разбить ее; Ли Ми перешел к Танам. Вскоре под его руководством вспыхнул мятеж, но Таны быстро подавили его; Ли Ми был казнен.
В борьбе с повстанческими силами Танская династия действовала гибко. Ли Юань осуществил некоторые мероприятия, облегчившие положение крестьян. Были снижены налоги, в отдельных районах сбор налогов временно вообще отменялся. Было объявлено о снятии крестьянских недоимок; государственная барщина ограничивалась. Власти проявляли заботу об ирригационной сети, о ремонте дорог. Объявлялось об освобождении крестьян, проданных в рабство. Феодалам было запрещено убивать крестьян. Провозглашалась борьба с роскошью двора и феодалов, расточительством знати и т. п. Императоры добились поддержки со стороны буддийского духовенства. Это, конечно, не мешало танским властям беспощадно расправляться с крестьянскими восстаниями. Официально пообещав гарантию личной безопасности и амнистию повстанческим вождям, они в 621 .г., когда Доу Цзянь-дэ попал в руки врагов, казнили замечательного крестьянского вожака и его сподвижников.
В 628 г. Танская династия разгромила на севере последние отряды помещиков-сепаратистов и довершила объединение Китая. Уже в VII в. Танская империя стала одним из наиболее могущественных государств тогдашнего мира. Ее границы раскинулись от Корейского полуострова на востоке до оз. Иссык-Куля на западе и от Монголии на севере до Индокитая на юге.
Танскую эпоху обычно делят на два периода: первый период — с 20-х гг. VII в. примерно до середины VIII в., характеризовавшийся дальнейшим прогрессом производительных сил и расцветом внешнего могущества империи; второй период — с середины VIII в. до распада империи в начале X в., ознаменовавшийся постепенным политическим упадком и децентрализацией, непрестанным нажимом кочевников и крутым подъемом классовой борьбы крестьянства.
В первый период, особенно в VII в., наблюдался подъем сельского хозяйства и ремесел. Совершенствовались способы обработки земли, расширялось поливное земледелие, более широко практиковался простейший севооборот, дальнейшее развитие получило китайское грядковое полеводство. Улучшались приемы подготовки и посева семян, а также приготовления удобрений. В хозяйство вводились водяные мельницы и прессы для выжимания масла. Шире стали применяться водоподъемные механизмы («водяные колеса»). Началось внедрение культуры сахарного тростника. Для шелкоткачества стали использовать коконы дубового шелкопряда. Культивирование чая свидетельствовало о специализации в сельском хозяйстве.
Были проведены одиннадцать новых каналов; благодаря этому в общую водную систему был включен и бассейн р. Хуайхэ. Большие размеры приняла добыча соли, особенно на севере Цзянсу, возросла добыча железа (в бассейне Хуанхэ и в других районах), серебра, меди и олова. Увеличилось производство керамических изделий, в особенности фарфора. Далеко за пределами Китая славились металлические зеркала, оружие и т. п. Возросший спрос на бумагу стимулировал развитие бумажного производства.
На базе общего экономического подъема произошло оживление городов, на периферии возникли новые поселения городского типа, многие из которых становились административными центрами, со своими судами, тюрьмами, полицейской службой и военными гарнизонами. Многие города постепенно утрачивали былой характер укрепленных пунктов, становясь центрами торговли, ремесла и культурной жизни.
Ремесленное и торговое население городов объединялось в союзы (ханы) со своими уставами и выборными старшинами. Эти своеобразные объединения представляли собой вид цехов и гильдий, которым было предоставлено некоторое самоуправление. Расширялась внутренняя торговля. Строились новые почтовые станции, общее их число превышало 1600. Власти заботились о поддержании в порядке и проведении торговых трактов.
Подъем хозяйства привел к росту населения. Если в 618 г. в Китае насчитывалось немногим более двух миллионов дворов, то в 754 г., по данным переписи, число дворов превысило девять с половиной миллионов (около 53 миллионов душ тяглого населения). Экономический подъем был связан с укреплением и развитием надельной системы, при которой существовало мелкое индивидуальное хозяйство крестьян-держателей государственных наделов. Такая форма аграрных отношений, в общем, имела еще для того времени прогрессивный характер, хотя надельная система и изменила свой первоначальный облик.
Указ о введении государственной надельной системы был издан в 624 г. В дальнейшем в этот закон танские властители внесли многочисленные дополнения. Средний размер надела на тяглого не превышал 100 му, то есть был несколько меньше по сравнению с теми земельными участками, которые распределялись среди крестьян в период Суй и ранее. Из числа тяглых исключались женщины (кроме вдов и одиноких). Предельный возраст (минимальный и максимальный) для тяглых непрерывно менялся начиная с периода Северной Вэй; к середине VIII в. он достигал 25 (минимальный) и 56 лет (максимальный) против соответственно 15 и 66 лет в Северо-Взйском царстве. А это означало, что все большее число крестьян лишалось государственного надела.
Надельные держания крестьян постепенно уменьшались. Наглядное представление об этом дают подворные списки периода начала VIII—конца IX вв., найденные в последние годы в районе Дуньхуана. Из этих документов явствует, что фактически предоставлявшийся крестьянину надел не превышал 33%, а часто составлял 5—10% от положенного по закону размера. Семья, которой в 701 г. следовало получить участок в 130 му, на самом деле получала только 18 му. В списках за 747 г. не значится ни одного двора, который располагал бы таким количеством земли, какое ему определялось законом.
В 619 г. была установлена система налогообложения. Ее составными частями были: «цзу» — земельный налог, который выплачивали зерном (рисом, просом) тяглые; ставки налога определялись властями дифференцированно по категориям дворов в той или иной местности; для крестьян из некитайских племен и народностей норма взимания налога по закону уменьшалась наполовину; «дяо» — подворная промысловая подать, вносившаяся шелком (тканью или пряжей) или холстом; ее размеры варьировались в различных местах; «юн» — подворные повинности; каждый тяглый обязан был нести казенную послугу ежегодно в течение 20 дней, а в високосный год — 22 дня. Если тяглый находился на барщине 25 дней в году, он освобождался от промысловой подати, а если 30 дней, освобождался и от промыслового и от земельного налогов.
Система «цзу дяо юн» некоторое время обеспечивала стабильные поступления в казну.
Основные черты государственной организации Государственный Китая эпохи феодализма сложились еще в период Суй и окончательно оформились в первой половине VII в. В почти неизмененном виде формы государственного управления Танской империи были заимствованы корейскими царствами Силла, Пэкче и Когурё, а также Японией.
Политический строй танского Китая сохранял черты древнекитайских деспотий. Власть императора — «сына неба» — была неограниченной. Император и состоявший при нем совет из виднейших сановников возглавляли широко разветвленный государственный аппарат. Обычно государственными делами правили первые министры. Существовало шесть ведомств, своего рода министерств, деливших между собой области управления: налогово-финансовое, военное, уголовное, общественных работ, обрядов и, наконец, гражданских чинов.
Кроме того, существовали специальные управления (приказы) дворцовых дел, полицейской службы, приемов иностранных послов, руководства вассальными территориями и пр.
Важное место в системе центрального аппарата занимала палата инспекторов, подчиненная непосредственно императору. Она наделялась особыми функциями контроля за деятельностью провинциальных властей и столичных учреждений, а также за соблюдением дворцового порядка.
В Танской империи имелись три столицы: Чанъань, Лоян и Тайюань, в каждой из них правил наместник. Страна делилась на провинции, области и уезды. Во главе каждой из этих административных единиц стоял назначенный императором чиновник. Уезды делились на сельские округа; низшей единицей являлась сельская община — пятидворка во главе со старостой.
Подданными или вассалами Танской империи являлись многочисленные некитайские племена и народности. Для управления пограничными и вновь завоеванными землями была создана особая администрация. На местах имелись императорские военные наместники, независимые от гражданских властей.
Вся военная сила в стране была сосредоточена в руках императоров. В столице существовала военная школа. Военная организация Танской империи отличалась большой сложностью. До середины VIII в. основную ее часть составляли «войска округов» (фу бин), в которых состояло до 5% всех взрослых мужчин, способных носить оружие. В вознаграждение за военную службу предоставлялся земельный надел. Вся страна делилась на округа (фу), каждый из которых выставлял определенное число воинов на непродолжительный срок. Во время войны сверх того проводились особые наборы в войско. Независимо от «войск округов» существовали ополчения тяглых крестьян, военная служба которых была государственной барщиной.
Основная часть «войск округов» была сосредоточена в столице и прилегавших районах и несла охрану императорской резиденции. Кроме «войск округов» в распоряжении танских императоров находилась наемная тюркская конница. Численность наемного войска достигла 100 тысяч.
С 623 г. на северных границах империи началось создание военных поселений. Крестьяне, работавшие на землях военных поселений, в мирное время снабжали войска продовольствием и фуражом, а в случае войны сами становились солдатами.
В начале 50-х гг. VII в. было завершено составление уголовного кодекса Танской империи, начатое еще в 631 г. Свод законов, состоявший из шести кодексов и пятисот статей, отражал все области государственной и общественной жизни. В зависимости от социального положения преступников и потерпевших устанавливались различные формы наказаний и степени виновности за правонарушение. Смерть ждала домочадцев и челядь за убийство господина, в то время как хозяин за убийство слуги карался лишь палочными ударами. Танское законодательство охраняло феодальную собственность, освящало всевластие помещиков и чиновничества, бесправие и нищету трудящихся масс.
В Танской империи были четыре основных сословия: титулованная знать — наследственная аристократия; «служилые чины» — гражданские и военные чиновники, т. е. основная масса феодального господствующего класса; «добрый люд» — крестьяне и, наконец, рабы (обслуживающий персонал в казенных учреждениях, домашние слуги, часть работников горнодобывающей промышленности и пр.)
Государственная организация Танской империи в основных чертах сохранялась всё китайское средневековье. Конец VI — начало VIII вв. были периодом замечательного расцвета китайской науки и культуры.
В то время как в раннесредневековой Европе научная мысль находилась в плену у церкви, средневековая наука в Китае была свободна от мистики и схоластики и, несмотря на частичное разрушение культурных ценностей вследствие нашествий кочевников и внутренних конфликтов и войн, быстро развивалась.
Китайские ученые в этот период сделали ряд важных научных и технических открытий. Так, в начале VIII в. буддийские монахи И Син и Лян Лин-цзянь высказали мнение об изменяемости расстояний между неподвижными звездами. В 725 г. была измерена длина градуса меридиана. Ценный вклад был внесен в развитие алгебры, геометрии, физики. В 626 г. Ван Сяо-тун написал труд «Древняя арифметика», в котором подытожил развитие китайской математики за многие столетия.
О высоком развитии точных наук в танском Китае свидетельствует то, что в первой половине VII в. насчитывалось 3260 ученых-математиков. Замечательными достижениями строительной техники явились самый древний в Китае 37-метровый каменный арочный мост в Хэбэе, до сих пор сохранивший свой облик и используемый транспортом, каменный же мост в Шаньдуне длиной свыше 1 км (начало VII в.); «Большая пагода диких гусей» (воздвигнутая в 652 г. и перестроенная в 701—704 гг.) — монументальное произведение храмового зодчества, представляющее собой усеченную пирамиду до 80 м высотой.
В конце VI в. появилась ксилография — книгопечатание с гравированных досок. В течение последующих столетий ксилография начинает шаг за шагом вытеснять прежние способы печатания.
Китайская медицина широко применяла средства, основанные на целительных свойствах трав и минералов.
В VII в. китайские купцы и пилигримы на китайских, суматринских, индийских и цейлонских кораблях не раз совершали плавания по южноазиатскому муссонному пути в порты Малайского архипелага, Бенгалии и Цейлона. В 629—645 гг. китайский буддист Сюань Чжуан (Сюань Цзан) — пытливый и бесстрашный исследователь, вдумчивый наблюдатель — посетил Среднюю Азию и Индию. Записи Сюань Чжуана о народах Южной и Центральной Азии, оформленные им в виде книги «Записки о странах Запада», до сих пор остаются ценным источником для изучения их истории и исторической географии.
Сюань Чжуан познакомил Китай с достижениями индийской науки (философии, географии, астрономии, математики, медицины), с догматикой и историей буддизма. С другой стороны, благодаря Сюань Чжуану — поборнику дружбы народов Индии и Китая — в Индии стала известна китайская культура. Он перевел на санскрит философское произведение Лао-цзы «Даодэцзин».
Не менее любопытное путешествие на о. Суматру, в Индию и Непал, но уже морским путем, совершил в 671—695 гг. другой буддийский монах, ученый И Цзин. В описании своего плавания он сообщил ценные географические сведения. И Цзин привел имена 37 китайских паломников, на протяжении второй половины VII в. совершивших морские переходы из Гуанчжоу в индийские гавани.
Больших успехов добились историографы. По образцу «Исторических записок» Сыма Цяня создаются исторические сочинения, освещающие период от Хань до начала Тан. Сам император Ли Ши-минь написал главу к истории династии Цзинь. Постепенно государство сосредоточило в своих руках написание истории. При дворе существовала особая канцелярия, в функции которой входили сбор материалов и подготовка истории Танской династии.
С конца VI в. при императорском дворе возобновилось собирание и хранение книг. Императоры дорого платили тем, кто находил древние шелковые свитки, на которых раньше писали ученые и литераторы. В VII в. дворцовая библиотека насчитывала около 90 тысяч томов. Наряду с государственными имелось немало частных книжных собраний, некоторые из которых насчитывали до нескольких десятков тысяч рукописей. Было установлено ставшее с тех пор традиционным деление всего письменного наследия на четыре раздела: каноны, история, философия и смесь.
Для поступления на должность от чиновников требовалась сдача государственных экзаменов. Такая система появилась в Китае еще во II в. н. э., но окончательное ее оформление относится к танскому периоду. Выдержавшие экзамены по высшему разряду (они производились в столице раз в три года) зачислялись в придворную академию. На экзаменах требовалось умение писать иероглифы превосходным почерком, составлять сочинения и стихи по установленным правилам и знать наизусть конфуцианские канонические книги.
Установление обязательных экзаменов способствовало распространению образования среди господствующего класса. В столице имелось три высших училища. Здесь обучались более восьми тысяч детей танской аристократии. Существовали школы в областных, окружных и уездных центрах. В танскую эпоху в Чанъани было начато издание первой в мире газеты, печатавшейся с деревянных досок.
Сохранившиеся до наших дней памятники прикладного искусства (изделия из металла и фарфора, художественные ткани и вышивки) свидетельствуют о высоком мастерстве безвестных китайских умельцев-мастеров. В связи с широким употреблением бумаги совершенствуется специфический вид китайского искусства — каллиграфия.
Реалистическими достижениями отмечены живопись, скульптура и архитектура. Особенно развита была живопись на шелке и бумаге, а также фресковая живопись. Место традиционных религиозных сюжетов часто заступали картины реальной жизни. Большое значение приобрел пейзаж как самостоятельный жанр в живописи. Мастера этого жанра стремились выразить любовь китайского народа к родной стране, к замечательной природе Китая. О Ван Вэе (699—672) — крупном художнике и поэте — говорили: «В стихах он живописец, в картинах — поэт». Несколько позднее (в IX в.) появляются первые художественные гравюры на дереве.
Танский Китай был крупнейшим культурным центром всего дальневосточного мира.
До 40-х гг. VII в. китайско-индийские связи были случайными. В 641 г. в Чанъань прибыло с ценными дарами официальное дружественное посольство из Северной Индии. Ответная миссия танского императора, прибывшая через два года, была с почетом встречена североиндийским правителем. В дальнейшем характер китайско-индийских взаимоотношений неоднократно менялся. Так, посольство буддиста Ван Сюань-цэ (647) было встречено недружелюбно, что объяснялось приходом к власти в североиндийском царстве новой феодальной группировки — противницы сближения с Китаем. Дело дошло до военного столкновения, весь эскорт Ван Сюань-цэ был истреблен. В результате похода объединенного китайско-тибетско-непальского войска по Гангу североиндийский царь был взят в плен и доставлен в Чанъань. Североиндийское население, в том числе и феодалы, приветствовало нормализацию отношений с Китаем. В качестве дара китайскому императору были посланы быки, кони, превосходное оружие, драгоценности, специально составленная карта Северной Индии. Возобновились и расширились торговые и культурные связи. Ван Сюань-цэ вновь дважды побывал в Индии; в Чанъань приезжали ответные миссии.
Издавна установившиеся связи Китая и Кореи имели большое значение для трех корейских царств: Силла, Пэкче и Когурё. В VII в. между этими государствами и Танской империей не раз вспыхивали войны, однако военные конфликты и походы сменялись длительными периодами мира. Характерно, что по просьбе корейских властей в Китае была запрещена торговля рабами корейцами, а все прежние рабы были освобождены. Из Китая в Корею приглашались китайские ученые. В корейских школах нередко обучение вели китайские преподаватели, дети корейской аристократии ездили для учебы в Чанъань. В конце VII в. один корейский ученый разработал систему записи корейской речи посредством китайской иероглифики. Благодаря этому на корейский язык были переведены многие китайские книги. На Корейский полуостров из Китая переселились многие искусные ремесленники. Расширялись экономические связи. Немало поселений корейских купцов существовало на восточном побережье Китая от устья Янцзы до Шаньдуна. В торговом обмене Кореи с Китаем большое место, помимо обычных товаров китайского экспорта, занимали произведения искусства, книги, предметы культа. С конца VI в. велась оживленная торговля с Японией. В 607 г. к суйскому двору было направлено посольство для установления добрососедских отношений. Через год в Японию прибыла ответная миссия.
Господствующий класс Японии стремился создать крепкую государственную организацию. Образцом такой организации были для него общественно-политические институты Китая. Оформление в VII в. в Японии надельного строя и податной системы также происходило под китайским влиянием. В 645 г. японцы ввели заимствованную у Китая систему официального летосчисления с обозначением годов правления каждого императора особым названием — девизом царствования.
На сельское хозяйство, ирригационное строительство и ремесла Японии значительное влияние оказали китайцы-эмигранты. С начала IX в. в Японии стали культивировать китайский чай. Китайцы-эмигранты занесли в Японию иероглифическую письменность, буддизм, китайскую философию, этику и литературу, а также одежду, придворный ритуал, музыку и пр. Всё образование у японцев было китайским, китайский язык был официальным языком в японском государственном аппарате. Японские студенты, приезжавшие для учебы в Чанъань, нередко жили здесь по двадцать и более лет. Один из японских студентов был в большой дружбе с поэтами Ли Бо и Ван Вэем. Двое японских буддистов проходили обучение у Сюань Чжуана. В результате войн Танской династии с тюрками значительно продвинулись границы империи на западе. Государства Средней Азии (Фергана, Самарканд, Киргизия, Иран и др.), страдавшие от вторжений тюрков, тибетцев и арабских завоевателей, искали поддержки у танских императоров. По Великому шелковому пути, вновь открытому для Китая, потянулись торговые караваны. Усилилось общение двух культур — дальневосточной и среднеазиатской.
Танский Китай вел довольно оживленную торговлю с государствами на полуострове Индо-Китай, с Малайским архипелагом, а также (с помощью несториан — выходцев из Сирии) персами и арабами и через них — с Византией. Обычно путешествие по морю к арабским владениям и обратно длилось до двух лет. При попутном ветре и прочих благоприятных условиях плавание занимало 180—200 дней.
Из Китая вывозились металлические изделия, шелк и другие ткани, бумага, фарфор. Китай импортировал некоторые металлы, слоновую кость, зерно, пряности и лекарственные растения. Центрами заморской торговли были города Гуанчжоу, Цюаньчжоу и Ханчжоу. В VII в. границы Танской империи вплотную приблизились к Тибету, или Туфань, как китайцы называли в то время тибетцев и их страну.

ОТНОШЕНИЯ С ТИБЕТОМ

К началу VII в. основную часть Тибетского нагорья населяли два наиболее крупных племени: туфань и супи. Их владения разделяла р. Цанг-по (Брамапутра). Туфани еще с I в. до н. э. начали заниматься земледелием, были знакомы с добычей меди, золота и серебра, а позднее научились плавке железа, применению железных орудий в земледелии, постройке ирригационных сооружений. У супи же к VII в. главную роль все еще продолжало играть кочевое скотоводство, хотя в отдельных местах и они постепенно стали переходить к земледелию. Между туфанями и супи почти непрерывно велись войны.
Первым крупным царем Тибета был Сронцзангамбо (605—650). Борьба за объединение Тибета была начата еще дедом Сронцзангамбо и продолжена его сыновьями. В 612 г. десятитысячное туфаньское войско под водительством отца Сронцзангамбо разгромило супи и овладело их столицей. Однако внутреннее единство страны не было прочным. В 618 г. вспыхнул большой мятеж вождей туфаньских родов, которых поддержали остатки разбитой верхушки супи, а также некоторые мелкие западнотибетские племена. Отец Сронцзангамбо был отравлен. На плечи молодого Сронцзангамбо — нового тибетского царя — легла нелегкая задача — усмирить сепаратистов и закрепить достигнутое единство. В этой борьбе Сронцзангамбо опирался на широкую социальную базу в лице рядовой массы туфаней и супи, что и определило его успех. Мятежники были приведены к покорности. Сронцзангамбо перенес столицу в Лхассу, на территорию супи.
В 634 г. Сронцзангамбо направил в Китай посольство. Это была первая веха в истории братских связей китайского и тибетского народов. Вскоре Сронцзангамбо женился на дочери танского императора. Ежегодно, а иногда и дважды в год в Китай направлялись мирные посольства.
Китайская культура распространялась в Тибете. В быту, в одежде также следовали китайским образцам. В Танскую империю посылались для учебы дети тибетских аристократов, в Тибет приглашались китайские ученые и специалисты по разведению шелкопряда, виноделию, огородничеству, плодоводству, изготовлению бумаги и туши, постройке и эксплуатации крупорушек, водяных мельниц, изготовлению земледельческого инвентаря и пр.
Сронцзангамбо содействовал распространению в Тибете буддизма. На тибетский язык были переведены многие буддийские канонические сочинения, в Лхассе и других местах строились буддийские святилища.
Объединение страны благоприятно сказалось на экономическом, политическом и культурном развитии Тибета. Взаимоотношения Тибета с соседними государствами и племенами, и прежде всего с Китаем, способствовали прогрессу страны. Для Танской империи мирный характер связей с Тибетом открывал прямой путь в Индию.
После смерти Сронцзангамбо тибетские правители развернули захватнические походы в Среднюю Азию и Восточный Туркестан и стали угрожать китайским интересам на юго-западе Танской империи. Лишь в начале VIII в. они предприняли попытку возродить дружественные отношения с Танской империей. К этому их толкало обострение внутриполитической обстановки, связанное с выступлениями отдельных южнотибетских племен.
В дальнейшем военные действия между Китаем и Тибетом не раз возобновлялись. Замирение наступило в 730 г., когда между двумя странами был заключен договор. В честь этого события в пограничном городе Чилинь был воздвигнут монумент, символизирующий дружбу Китая и Тибета.
После длительной полосы напряженных отношений (с 40-х гг. VIII в.) летом 822 г. был подписан новый мирный договор, содействовавший укреплению всесторонних дружественных отношений между обеими странами. Текст этого договора на обоих языках был высечен на громадной каменной плите в Лхассе.

к следующему параграфу учебника...