Древние китайские централизованные деспотии Цинь и Хань


вернуться в оглавление учебника...

Р.Ф.Итс, Г.Я.Смолин. "Очерки истории Китая с древнейших времен до середины XVII века"
Учпедгиз, Л., 1961 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава III
ДРЕВНИЕ КИТАЙСКИЕ ЦЕНТРАЛИЗОВАННЫЕ ДЕСПОТИИ ЦИНЬ И ХАНЬ
(III в. до н. э. — III в. н. э.)


В период Чжаньго борьбу между собой вели семь уделов: на северо-западе Цинь, на востоке (полуостров Шаньдун) Ци, на юге Чу, на северо-востоке Янь, в центре (бассейн Хуанхэ) три государства — Хань, Чжао и Вэй. Последние три были ближайшими соседями Цинь. Они раньше всех и были захвачены им.
Усиление Цинь было связано с тем, что правители его прежде других уделов и решительно провели реформы, которые намечались еще Гуань Чжуном в Ци. Эти реформы связаны с именем министра циньского Сяо-гуна, Шан Яна. Он был родом из удела Вэй и его настоящая фамилия Гунсунь Ян, титул Шан был получен им позднее. Поступив на службу к циньскому Сяо-гуну, Шан Ян провел ряд преобразований, которые сводились к следующему:
1) Организация населения — была установлена система «пятков» («у») — пять семей составляли одно «у», десять семей одно «ши» — «один десяток». Внутри этих организаций каждая семья несла ответственность за другую, и в случае сокрытия преступления строго карались все. Это дало возможность учесть население и сдерживать крестьянские волнения.
2) Установлено правило, по которому в семье, где имелось двое сыновей, после достижения одним из них совершеннолетия должен произойти раздел имущества. Из одной семьи образовывались две. Неразделившиеся семьи обязаны были платить двойной налог. Этим мероприятием достигалась большая занятость населения в земледелии.
3) Введен табель о рангах, причем привилегиями пользовались только те, кто имели военные заслуги. Служилые люди получали собственные наделы. В Цинь было много пустующих земель, и для обработки их привлекалось крестьянство из соседних уделов. Такое мероприятие укрепляло хозяйство.
4) Устанавливалась система поощрения землепашества, торговли и ремесел.
5) Важнейшим из всех нововведений была налоговая система и новая система землепользования. Шан Ян отменил налог с урожая, введя налог с земли. При этом были отменены государственная и общинная собственность на землю и введена частная собственность. Правительство поддерживало стремление земледельцев к увеличению полей.
Реформы Шан Яна способствовали усилению Цинь. Реформы проводились вопреки воле наследственной аристократии, которая лишалась своих прав, и вопреки интересам крестьянства, которое в конечном счете лишалось земли, так как не имело достаточных средств для разработки пустошей. Осуществление реформ неминуемо должно было привести к созданию огромной земельной собственности в руках господствующего класса и к обезземеливанию крестьянства.
Проведенные меры позволили уделу Цинь увеличить поступления налогов в казну и значительно пополнить людские ресурсы путем притока разорившегося крестьянства из соседних уделов. Это было важнейшей причиной успеха Цинь в войнах с соседями. В 340 г. до н. э. Цинь осуществляет поход против удела Вэй и захватывает значительную часть его территории. Соседние уделы пытались воспрепятствовать экспансии. В 318 г. против Цинь выступает объединенная армия Хань, Чжао, Вэй, Янь, Ци с присоединившимися к ней племенами гуннов (сюнну), но Цинь разбивает многочисленных противников.
Правители Цинь продолжали политику завоевания Китая и установления своего господства. Предпринятая против племенного объединения Шу экспедиция привела к присоединению современной провинции Сычуань. Правители других уделов не могли смириться с растущей силой Цинь и обратились к последнему потомку чжоуских ванов, правителю Восточного Чжоу, с просьбой возглавить новую коалицию уделов для борьбы с Цинь. Коалиция вступила в войну с Цинь и в 249 г. до н. э. потерпела полное поражение. Правитель Восточного Чжоу был побежден, и его территория присоединения к Цинь.
С 249 г. до н. э. династия Чжоу перестала существовать.
В 246 г. до н. э. на престол Цинь вступил Чжэн, который продолжил объединение страны. Подчинив остальные уделы и объединив страну, он провозгласил себя в 221 г. до н. э. Цинь Шихуанди — циньским первым императором.
Китай становится единым централизованным государством. Окончательно завершается длительный процесс сложения единой китайской народности, чему способствует экономическое, культурное и политическое единение страны. По мнению современных китайских историков, империя Цинь была деспотической феодальной монархией.
При Цинь Шихуанди (221—210 гг. до н. э.) территория Китая была расширена за счет областей, населенных некитайскими народностями на севере, западе и юге страны. Присоединение окраин способствовало широкому проникновению достижений китайской культуры в другие области азиатского континента. При Цинь Шихуанди Китайская империя простирала свои владения на север до центральных районов Монголии и северо-востока Китая, на запад до пустыни Такламакан и Тибета, на юг до Вьетнама, на северо-восток до Кореи.
С целью укрепления государства Цинь Шихуанди разделил Китай на 36 территориально-административных подчиненных центру единиц, во главе которых стояли чиновники, назначаемые императором. Для обороны от кочевников Великого шелкового пути, а также для защиты северных областей от песков Цинь Шихуанди продолжил строительство Великой Китайской стены, начатое еще в IV в. до н. э.
Для улучшения ирригации были созданы несколько новых оросительных каналов.
Добившись объединения страны, император стремился оградить себя от возможного выступления бывших удельных владетелей и повелел ста двадцати тысячам членам аристократических семей поселиться в столице.
Большое значение Цинь Шихуанди придавал строительству городов как опорных и торговых пунктов, а также развитию торговли. На строительстве Великой Китайской стены, на строительстве дворцов и городских стен работали сотни тысяч рабов из числа крестьян, осужденных за неуплату налога, а также военнопленных и свободных крестьян.
Одним из важных мероприятий Цинь Шихуанди была унификация начертания китайских иероглифов и введение мер и весов, единых для всей страны.
Реформаторская деятельность первого императора, отвечавшая интересам новой землевладельческой аристократии — помещиков, встречала противодействие в среде наследственной аристократии — бывших владетелей уделов, а жестокая деспотия вызывала гневное возмущение народных масс.
Борьба наследственной аристократии с новым режимом нашла отражение в борьбе двух идеологий — конфуцианства и идеологии школы «Фацзя» — законников. Со времени реформ Шан Яна циньские правители поддерживали идеологию «Фацзя», которая в противовес конфуцианской проповеди возврата к древности, к порядкам отжившего рабовладельческого строя отстаивала сильную власть.
Постоянный спор между конфуцианцами и «Фацзя» в период династии Цинь был проявлением политической борьбы старой аристократии с новой властью и новой аристократией. Чтобы нанести поражение конфуцианцам, подкреплявшим свои рассуждения ссылками на классиков, на свободно трактуемые ими места в древних книгах «Шуцзин», «Ицзин», «Шицзин», «Чуньцю», «Цзочжунь», а также в собраниях изречений Конфуция, Цинь Шихуанди пошел на крайнюю меру и по предложению своего сановника Ли Сы в 213 г. до н. э. приказал сжечь эти книги.
Авторы китайской традиционной истории не могли простить этого акта Цинь Шихуанди, так же как и уничтожения прав владельных хоу и гунов и прав династии Чжоу. Однако деятельность Цинь Шихуанди была объективно необходимой и способствовала историческому развитию Китая.
Империя Цинь, несмотря на успехи в войнах и усиление центральной власти, уже к концу правления Цинь Шихуанди переживала тяжелый внутренний кризис, выражавшийся в борьбе крестьян против деспотической власти императора и против крупных землевладельцев. Войны, которые продолжались беспрерывно 35 лет, строительство Великой Китайской стены, городов, каналов — всё это тяжелым бременем ложилось на плечи крестьян и рабов. Крестьян отрывали от полевых работ, что приводило их к разорению и бегству от повинности на строительных работах. Увеличивались площади неубранных полей. После смерти Цинь Шихуанди и вступления на престол его младшего сына усилилось угнетение крестьянских масс и еще сложнее стала обстановка в стране, так как между членами царствующей семьи началась борьба за престол. Крестьянство, разоренное непосильными налогами еще при Цинь Шихуанди, не получило облегчения после его смерти. Напротив, его преемник, продолжая непроизводительные расходы на строительство одного из пышных дворцов в столице, усилил налоговое бремя и ввел жестокую систему реквизиций.
Для обеспечения строителей дворца было реквизировано всё, что было у крестьян близлежащих сел. В этих условиях крестьянские массы решительно поднялись на борьбу.
Более тяжелым было положение рабов, которые хотя и не использовались, как прежде, в земледелии, но тысячами и десятками тысяч были заняты на строительных работах, на различных службах императорского двора и знати. Исторические хроники сохранили свидетельство о масштабах строительства с помощью рабов усыпальницы Цинь Шихуанди и о последующей участи строителей. Над сооружением гробницы трудилось свыше 700 000 человек в течение десяти лет. Усыпальница представляла собой дворец в сто зал, наполненных драгоценностями. Здесь же из ртути текли реки и плескалось море. По приказу императора для сопровождения тела Шихуанди были погребены тысячи красавиц дворцового гарема. Были убиты тысячи строителей гробницы, чтобы никто не знал размеров погребенных богатств.
В 200 г. до н. э. вспыхнуло мощное крестьянское восстание под руководством Чэнь Шэна и его соратника У Гуана. Чэнь Шэн, безземельный крестьянин, вместе с У Гуаном и еще девятьюстами крестьянами, призванными на военную службу в этот год, направлялся на пограничную заставу. В дороге произошла задержка, и всем крестьянам-солдатам грозила смерть за опоздание. У Гуан убил начальника отряда и вместе с Чэнь Шэном обратился к солдатам с призывом выступить против Цинь. Вожаки восстания говорили, что если даже и помилуют за опоздание, все равно на военной службе умирают семь человек из десяти; лучше смерть героя в борьбе за дело, о котором будут говорить потомки. Крестьяне-солдаты пошли за Чэнь Шэном; вскоре к нему присоединились недовольные в местностях, где проходил отряд, и армия Чэнь Шэна к концу 209 г. составляла внушительную силу — несколько сот колесниц, тысяча всадников и около сорока тысяч пехоты. Восставшие заняли бывшую столицу Чу, и Чэнь Шэн провозгласил себя ваном. К восстанию примкнули владетели уделов, представители наследственной аристократии, чьи права были урезаны династией Цинь.
В области У против Цинь поднял восстание потомок полководцев удела Чу, Сян Юй, а в области Пэй — крестьянский староста Лю Бан.
Под ударами крестьянских восстаний династия Цинь пала. В 207 г. Лю Бан захватил столичный район Гуаньчжун (в современной провинции Шэньси), столицу Цинь и провозгласил себя императором новой династии Хань, или Первой (Западной) Хань. Примкнувшие к восстанию потомки владетелей уделов стремились использовать победу в своих интересах. Они убили руководителя восстания Чэнь Шэна, а затем, сплотившись вокруг Сян Юя, попытались помешать Лю Бану захватить власть. Только благодаря умелому использованию сепаратистских устремлений отдельных владетелей уделов, Лю Бану удалось сохранить свое положение, пойдя на соглашение о разделе страны на 18 самостоятельных уделов-княжеств. Разделение страны было недолговечным; сумев разбить войска Сян Юя, Лю Бан уже в 205 и последующих годах предпринимает походы против уделов и добивается успеха.
В 202 г. до н. э. Лю Бан был признан всеми уделами как верховный правитель — император — хуанди. В дальнейшем Лю Бан известен как император Гаоди.
Разгром северных кочевых племен циньскими войсками в период объединения страны и сложения мощной централизованной монархии надолго привел к повиновению северные окраины Китая. Только с падением империи Цинь гунны (сюнну) вновь совершают набеги на Китай. На обширных пространствах Центральной Азии создается союз гуннских племен, ставший реальной угрозой ханьскому Китаю. В то же время на юге за рекой Янцзы, или (как тогда называлась эта область) Линнань («на юг от хребта Циньлин»), сложилось государство Наньюэ. Оно занимало прежние три области Циньской империи. История возникновения этого государства в областях, где жили некитайские племена «боюэ» — «множество юэ», связана с именем видного циньского полководца Чжао То.
Цинь Шихуанди не раз предпринимал походы на юг за хребет для покорения южных областей. Но, встречая сопротивление местных племен, его войска не добились успеха.
Наступил 33-й год правления Цинь Шихуанди (214 г. до н. э.) Пятисоттысячная армия вступила в пределы области Линнань. Солдат вели лучшие полководцы. Никогда еще не было в этих местах такой внушительной силы, и юэ потерпели поражение. Власть их вождей была упразднена, и вместо страны «множества юэ» учреждены три округа Циньской империи — Гуйлинь, Наньхай и Сянцзюнь.
Особенно отличился во время последнего похода военачальник циньской армии Чжао То. Это он после гибели китайского главнокомандующего возглавил все пять армий и добился победы. Указом императора Чжао То назначили управителем трех новых округов. Мудрый и дальновидный политик, Чжао То понимал, что в губительных для земледельцев Центральной равнины климатических условиях области Линнань основным населением на долгие годы останутся племена юэ — хозяева этих мест. С «хозяевами» придется иметь дело китайским управителям, тем более что императорский двор стал превращать новую область в место ссылки преступников. Мало кто добровольно ехал сюда, а приехавшие селились в более благоприятном районе бассейна третьей китайской реки — Сицзян.
Поняв это, Чжао То начал восстанавливать добрососедские отношения с побежденными племенами, самостоятельно отменил смертные приговоры некоторым вождям и стал с ними советоваться. У империи Цинь, после смерти первого императора в 210 г. до н. э. переживавшей ослабление центральной власти, не было времени заинтересоваться поведением своего сановника в дальней южной области. Вспыхнули крестьянские восстания в Китае, под ударами которых пала первая всекитайская династия, и ее сменила династия Хань.
Чжао То, в результате своей политики завоевавший симпатии побежденных некогда вождей, счел период внутренних неурядиц в стране удобным моментом и все три округа провозгласил независимым от Китая государством Наньюэ, а себя его ваном — правителем. Все вожди племен и старейшины родов юэ единодушно признали его верховенство. Китаец по происхождению, видный чиновник Чжао То стал правителем первого государства южных племен юэ.
В переписке с правительством Китая Чжао То называл себя «главным вождем мань и и» (здесь «мань» и «и» употреблены как собирательные термины для обозначения южных племен и народов). Чжао То организовал аппарат управления по образцу императорского Китая, но сохранял власть на местах в руках родоплеменной знати. В решении важных вопросов, касающихся всего государства, принимал участие совет вождей и старейшин. Наряду с китайскими чиновниками в государственном аппарате работали и юэ, которых выделяли вожди племен из числа наиболее способных и одаренных военачальников. Так как у юэ не было своей письменности, государственные дела велись на китайском языке, но применялся и язык юэ. Специальным распоряжением Чжао То были восстановлены национальные обряды и обычаи юэ, с другой стороны, во изменение традиции строгой племенной эндогамии разрешались браки между юэ и китайцами.
История оставила лишь краткие свидетельства об уровне развития производительных сил этого государства. Из хроник видно, что юэ знали бронзовое литье. Их бронзовые барабаны на протяжении столетий пользовались легендарной славой как образцы высокого художественного литья. Китайское земледельческое население, очень незначительное первое время в долине Сицзян, принесло в страну юэ развитое земледелие.
Создание государства Наньюэ не было подготовлено ходом социально-экономического развития племен. В то же время существование его способствовало ускорению разложения первобытнообщинных отношений и становлению классового общества. Но этот процесс не завершился в самом государстве Наньюэ.
Ханьская династия, утвердившись в Центральном Китае, не раз обращала взоры за хребет Циньлин. Неоднократные попытки привести к покорности прежнего китайского вассала не увенчались успехами. Ханьские войска встречали стойкое сопротивление армии Наньюэ. Основателю Ханьской империи Гаоди и его преемникам оставалось признать независимость Наньюэ и вступить с ним в дипломатические и торговые отношения. Самому Чжао То ханьские императоры оказывали различные почести, посылая ему в дар знаки высокого внимания и присваивая почетные титулы. Но отношение императоров к Чжао То и управляемой им стране все время было настороженным.
Одной из важных статей торговли между ханьским Китаем и Наньюэ было железо и железные изделия, которые привозили за хребет китайцы. В правление Гаохоу (точнее — в 183 г. до н. э.) ханьскии двор, желая ослабить наньюэсцев, запретил ввоз к ним железа. Чжао То написал гневное письмо, которое заканчивалось так: «Разве мы какие-либо варвары миньюэ, что Китай не желает давать нам железо». Запрет вывозить железо в южные области не распространялся на западного соседа Наньюэ — удел Чанша — вассала Китая.
Чжао То узнал об этом. Он объявил себя императором (противопоставляя таким образом себя ханьскому двору), пошел с большой армией на Чанша и в 181 г. захватил этот удел. В его руки попала богатая добыча и много китайских товаров. Это было нарушением договорных обязательств. Ханьский двор решил разгромить Наньюэ. Но, как и во время первых походов Цинь, многотысячная армия погибла за хребтом от болезней, не достигнув цели. По приказу Гаохоу были осквернены могилы родителей Чжао То, а его род умерщвлен. В ответ на это Чжао То предпринял ряд новых походов против ханьских вассалов на юге. Отношения между Китаем и Наньюэ наладились при преемнике Гаохоу — императоре Вэньди. По приказу Вэньди была восстановлена попранная честь Чжао То, который отрекся от императорского титула.
Мирные отношения Китая с Наньюэ объяснялись слабостью ханьского Китая. Когда при императоре Уди Ханьская империя начинает большие завоевания, вторгшаяся в область Линнань огромная армия наносит в 111 г. до н. э. поражение государству Наньюэ. Как считает традиция, столетний Чжао То погиб в бою. Государство Наньюэ с этого года перестает существовать, но завоеванные и непокорившиеся племена юэ и их потомки чжуан, а на юго-западе вьетнамцы столетиями продолжали борьбу за независимость.
Государство Наньюэ просуществовало с 207 по 111 гг. до н. э. Оно оказало огромное влияние на историю Южного Китая.
Успехи первой династии Хань в войнах с северными и южными соседями объяснялись существенными преобразованиями, проведенными в стране.
Династия Хань получила в наследство страну экономически разоренную, население хронически страдало от войн, засух и наводнений. Поднявшаяся на гребне крестьянских восстаний династия Хань в первые годы правления несколько облегчила налоговое бремя, чтобы влить свежие силы в расшатанную экономическую систему. Поощрялись земледелие и строительство ирригационных сооружений, крестьяне прикреплялись к земле, снижались налоги, а для увеличения ресурсов казны организована продажа титулов. Повинности отдавались на откуп. Аппарат центральной власти укреплялся, а права наследственной знати ограничивались. Все эти меры способствовали оживлению хозяйства страны, но легко видеть, что по существу они не облегчили положения крестьян, а, наоборот, ухудшили его.
В первые годы, особенно в царствование Гаоди, крестьянству были даны некоторые уступки. Так, земельный налог был снижен до размера одной пятнадцатой урожая, власть в деревне передавалась выборным старейшинам (их утверждали чиновники). В 160-х гг. крестьян дважды освобождали вообще от налогов. Но это были лишь уступки. Частная собственность на землю не ограничивалась, а в кормление за заслуги жаловались целые уезды и области с полями и крестьянами, сидевшими на них, концентрация земельной собственности продолжалась.
Крестьяне разорялись, утрачивали свою землю и вынуждены были становиться арендаторами своей же земли у нового ее владельца. Арендная плата колебалась от тридцати до шестидесяти процентов урожая. В «Шицзи» и «Хронике Первой династии Хань» неоднократно указывается, что некий чиновник владеет несколькими десятками тысяч му земли, что крестьяне должны продавать все, чтобы заплатить долги ростовщику, давшему ссуду под урожай для погашения налога или прокормления семьи в зимнее время. Рост финансового могущества ростовщиков очевиден, хотя в законах Ханьской династии предусматривались ограничительные меры с тем, чтобы купцы чрезмерно не обогащались.
В царствование императора Уди (140—87 гг. до н. э.) развивается внешняя торговля. Знаменитое путешествие Чжан Цяня в Центральную Азию открывало Китаю путь на запад через области кочевых племен, объединенных в гуннский союз, в среднеазиатские государства и в Римскую империю. Из Китая на запад шли караваны с коврами, шелком, кораллами, стеклом, металлом. В результате завоеваний областей в современных провинциях Гуандун и Юньнань, а также острова Хайнань открывается южный морской путь в Индию.
Торговля давала большие прибыли купцам, однако капиталы вкладывались не в торговлю или ремесло, а шли на приобретение земель. Скупать землю и сдавать ее в аренду было для купцов выгодно, так же как и давать деньги в рост под высокий процент. Крупные земельные собственники и ростовщики эксплуатировали крестьян.
Династия, созданная в результате крестьянского восстания, защищала интересы господствующего класса.
Крестьянские движения в раннефеодальном обществе всегда кончались поражением и неизменно использовались как в процессе их развития, так и после их окончания помещиками и аристократией в качестве орудия для свержения одной династии и утверждения другой. Такими были результаты восстания Чэнь Шэна, такими были и результаты иных восстаний.
Власть Первой (Западной) Ханьской династии была сокрушена крестьянскими восстаниями, воспользовавшись которыми, принадлежавший к царствующему роду Ван Ман в 8 г. н. э. провозгласил себя императором. Чтобы привлечь на свою сторону крестьян, он обнародовал ряд реформ, которые не были, однако, полностью осуществлены.
Выступая против чрезмерной концентрации земельной собственности, Ван Ман объявил все поля собственностью государства, запретил покупку и продажу земли, запретил торговлю рабами. В интересах средних слоев, которые были недовольны сосредоточением земель в руках господствующего класса, Ван Ман установил надел в 100 му для каждой семьи. Все свои действия он объявлял восстановлением древней системы «колодезных» полей. В его законах писалось: «Древние установили колодезные поля на восемь семейств. На одного мужа и жену полагалось сто му земли. Вносили налога одну десятую урожая... Династия Цинь... увеличила налоги и сборы в свою пользу, истощала силы народа своими непомерными желаниями. Она отменила систему мудрых — колодезные поля, чтобы начались захваты земель, появилась алчность и подлость. Сильные мерили поля на тысячи, слабым не было места, чтобы воткнуть шило... Ханьская династия снизила земельный налог до одной тридцатой урожая, но военный налог (откуп за военную службу) всегда платили даже старики. Сильные захватили раздел полей насилием и обманом: на словах налог равняется одной тридцатой, а по существу — половина урожая... Ныне я изменяю все следующим образом: все поля империи будут называться полями вана, рабы и рабыни — частнозависимыми. Всех их (землю и рабов) нельзя ни продавать, ни покупать... Все безземельные должны получить землю по закону».
Ван Ман отменил разрешение чеканить монету местным властям и установил обычай давать бедному населению средства на жертвоприношения и для похорон. Он увеличил налоги на торговцев.
Реформы, казалось, были направлены на облегчение положения народа. Они встретили протест господствующего класса и крестьян-собственников, чьи земли отбирало государство. Боясь восстания, Ван Ман в 12 г. н. э. отменил указ, объявлявший всю землю государственной собственностью, разрешил ее куплю и продажу, а также куплю и продажу рабов.
Антагонизм между Ван Маном и земельными собственниками, с одной стороны, и крестьянами, нещадно эксплуатировавшимися на полях ванов, с другой, способствовал волнениям народных масс. Эти волнения обострились в 18 г., когда в основных районах страны из-за неурожая начался голод. Сторонники свергнутой династии объявили Ван Мана повинным в голоде. Волнения переросли в крупные крестьянские восстания. В 18 г. под водительством Фань Чуна вспыхнуло восстание, получившее название восстания «Чимэй» — «Краснобровых». В китайских хрониках сообщается: «Фань Чун и его сторонники, готовясь к бою, выкрасили брови в красный цвет, чтобы отличить своих от войск Ван Мана». Уже в 23 г. восставшие заняли Лоян.
Одновременно с восстанием «Краснобровых» на севере страны на юге появились отряды «жителей зеленых лесов». «Жители зеленых лесов» терпели нищету и голод. Только чтобы добыть пропитание, они становились «разбойниками», а войска Ван Мана жестоко карали и виновных и невиновных. Люди не могли терпеть. Они поднялись на борьбу. К повстанцам «зеленых лесов» примкнули аристократы из дома Хань. Обладая политическим и военным опытом, они захватили руководство повстанческими войсками. И опять, как и в движении Чэнь Шэна, представители господствующего класса, чьи права были отняты Ван Маном, воспользовались крестьянским восстанием, чтобы вернуть свои привилегии и поставить у власти новую династию. Отряды «жителей зеленых лесов» (во главе их стоял отпрыск Первой династии Хань, Лю Сюань) подошли в 23 г. к столице Чаньань.
Ван Ман освободил заключенных и собрал из них армию, но она подняла мятеж. Повстанческие отряды победоносно вступили в столицу. Захватив дворец, восставшие убили Ван Мана, и Лю Сюань был провозглашен императором. Однако «Краснобровые» не могли примириться с воцарением Лю Сюаня. Войска Фань Чуна имели свыше трехсот тысяч человек — крестьян, ремесленников и рабов. Костяк армии составляли жители восточных районов страны, и когда Фань Чун повел свою армию на запад, многие этому противились. Провозглашение Лю Сюаня императором было воспринято в лагере «Краснобровых» как сигнал к битве. Малосведущие в стратегии, плохо вооруженные, но сильные духом отряды Фань Чуна двинулись на столицу. В битве «Краснобровые» победили. Они захватили Чанъань, свергли Лю Сюаня и в 25 г. избрали императором Лю Пэнь-цзы. Укрепившаяся в городе Лояне клика крупных землевладельцев избрала императором Лю Сю, основавшего Вторую (Восточную) династию Хань.
Борьба «Краснобровых» с новой династией длилась более двух лет. В битве у горы Сяо (современная провинция Хэнань) «Краснобровые» потерпели сокрушительное поражение, и восстание было подавлено.
Восстание «Краснобровых», продолжавшееся почти десять лет, сыграло большую историческую роль. Оно способствовало прогрессу производительных сил. Крестьяне, взявшие в руки оружие, показали, что обществу необходимо обновление. Правители новой династии не могли с этим не считаться.
Вторая династия Хань, чтобы обеспечить безземельных крестьян, проводила освоение новых земель. Переселенцам предоставлялись льготы — освобождение от налога на пять лет. В царствование Минди (58—74) земли императорского дома были переданы новоселам. Восстанавливались и строились ирригационные сооружения. В первое же столетие экономика страны окрепла. Это позволило вести политику территориальной экспансии.
Уже с периода Чжаньго на окраинах Китая складывались инонациональные общества. Одним из сильных противников Китая в период обеих Хань был племенной союз гуннов. Пользуясь смутами в Ханьской империи, гунны совершали постоянные набеги на Китай и препятствовали развитию торговли со Средней Азией. Вторая династия Хань начинает ряд войн с гуннами.
Ханьские императоры ставили задачей возродить могущество империи. Они решили отказаться от методов своих предшественников — приводить к покорности вождей гуннских племен — шань-юев, одаривая их драгоценностями и посылая им в жены знатных китайских невест. Такая линия Первой династии Хань вызывала резкое осуждение великого историка древности Сыма Цяня, который называл ее политикой, «не имеющей плана», проявлением слабости. Такая политика, говорил историк, «побуждает алчность варваров к богатствам Поднебесной».
В битвах с гуннами отличился выдающийся полководец и дипломат Бань Чао.
Южные гунны со времени императора Гуан Уди (25— 51) подчинились Китаю и стали союзником империи в борьбе с северными гуннами, закрывшими Великий шелковый путь. В первые десятилетия Второй династии Хань стало необходимым восстановление Великого шелкового пути. Чтобы восстановить связь со Средней Азией, Китаю необходимо было разбить могущество гуннов в Западном крае. Борьба с гуннами становится первоочередной задачей внешней политики Китая.
В 73 г. н. э. ханьский двор снарядил крупную военную экспедицию против гуннов под командованием Доу Гоу. Одним из военачальников Доу Гоу и был Бань Чао. Первый удар Доу Гоу нанес по крепости Ивуду, захват которой позволил китайцам создать важный стратегический центр для дальнейших операций.
Бань Чао, отличившегося в этой битве, Доу Гоу направил с миссией в Западный край для привлечения на сторону Китая зависевших от гуннов областей. Миссия оказалась удачной, и Бань Чао был назначен наместником Западного края. В течение пятнадцати лет (74—89) Бань Чао, не получая помощи правительства, оказался отрезанным от своей страны и, полагаясь только на свои дипломатические способности, сумел создать коалицию зависевших ранее от гуннов племен, обратив ее против гуннов. Военные и дипломатические успехи Бань Чао заставили императорский двор пересмотреть свою политику. На помощь Бань Чао против гуннов были двинуты тысячные войска.
В 89 г. гунны были разбиты наголову и открылся путь на запад. Гуннский союз долго не мог оправиться от этого поражения, и Ханьская династия смогла вести войны за присоединение южных территорий — современных районов провинций Сычуань и Юньнань. В конце I — начале II вв. Вторая династия Хань переживает расцвет. К этому периоду относятся крупные морские экспедиции, изобретение бумаги, сейсмографа и многие другие достижения культуры, ставшие достоянием всего человечества.
Но общество Второй династии Хань раздирали прежние противоречия. Феодальная экономика страны основывалась на эксплуатации крестьянства. Налоговое бремя тяготило народ, и он, как гласила древняя китайская поговорка, «не мог не восстать».
Вспыхнувшее в 184 г. крестьянское восстание под руководством Чжан Цзяо охватило всю страну. Восставшие носили отличительный знак — желтые повязки, отсюда и название восстания.

НАРОДНЫЕ ВОССТАНИЯ И КРИЗИС ХАНЬСКОЙ ИМПЕРИИ

Завоевательные походы Бань Чао в Западном крае донесли славу Ханьской империи далеко за ее пределы. Китай с 97 г. через Парфию устанавливает торговые связи с Римом. Ханьский Китай становится мировой державой. Однако с конца I в. н. э. в стране резко обострились внутренние противоречия.
С конца I и до конца II вв. ханьский престол занимали малолетние императоры. Это способствовало усилению императорского окружения и, прежде всего, придворных евнухов. В нарушение традиций клика евнухов получает большие земельные наделы и занимает виднейшие государственные посты. Евнухи вмешиваются в борьбу феодальных родов — родственников императриц. В течение ста лет в императорском дворце плелись интриги, происходили заговоры и перевороты. Эти злоупотребления породили ответный террор феодальной знати. Борьба дворцовых клик привела к резкому усилению эксплуатации народных масс и к росту недовольства населения.
На протяженни второго века в стране отмечено 67 различных по силе выступлений крестьян. Подавленные с неимоверной жестокостью правительственными войсками, эти движения вспыхивали вновь во всех частях огромной империи. Нередко поводом к восстаниям были голод и эпидемии. Во многих районах возникали тайные крестьянские организации и различные даосские секты. Императорский двор на первых порах поощрял распространение даосской религии, некоторые секты которой поддерживали власть феодалов, проповедуя смирение. Но сложилась секта во главе с Чжан Цзяо, и он проповедовал не смирение, а «путь всеобщего блага».
В этой проповеди императорская власть вначале не видела опасности. Чжан Цзяо с братьями и сыновьями на первых порах оказывал помощь больным, и выздоровевшие становились его последователями. В течение десяти лет в восьми округах Китая проповедник имел уже свыше ста тысяч сторонников. Люди видели в его проповеди идею всеобщего равенства и были ею увлечены. Один чиновник сообщал о деятельности Чжан Цзяо, что он с помощью веры в Дао возвращает людям жизнь. Правительство запретило движение.
Своих соратников Чжан Цзяо разбил на тридцать шесть округов, в самый большой округ входило свыше десяти тысяч человек, в меньший семь тысяч. Во главе округа стоял военачальник.
Чжан Цзяо готовился к восстанию против правящей династии и привлек на свою сторону и некоторых придворных. Восстание было назначено на день Цзя-цзы, т. е. 5 марта 184 г. Перед восстанием Чжан Цзяо разослал по всем округам воззвание: «Голубое небо (династия Хань — Авт.) уже мертво, желтое небо (так Чжан Цзяо называл себя — Авт.) устанавливается. В год Цзя-цзы в Поднебесной будет великое счастье». Сторонники Чжан Цзяо в столице и в уездных центрах на воротах присутственных мест белой глиной писали иероглифы Цзя-цзы.
Военачальник большого округа Ма Юань-и был направлен в столицу, чтобы подготовить выступление жителей соседних Ло-яну округов в числе нескольких десятков тысяч человек. На Ма Юань-и возлагалась задача сосредоточить повстанцев в Еуэне и захватить Лоян. Однако нашелся предатель, выдавший план восстания императору Линди. Ма Юань-и был схвачен и казнен, как и более тысячи повстанцев. Правителю округа Ичжоу был отдан приказ схватить Чжан Цзяо.
Правительственные меры заставили Чжан Цзяо выступить раньше срока. По всей стране разлетелась весть о начале восстания. Всюду поднимались отряды, в виде отличительного знака люди носили на голове желтую повязку. Восставшие под руководством трех братьев — Чжан Цзяо, Чжан Бао и Чжан Ляна — захватывали города и уезды, казнили ненавистных чиновников, разрушали помещичьи усадьбы. Восстание «Желтых повязок», хотя и носило религиозную окраску, было крестьянским, направленным против феодалов-помещиков, против ненавистной монархии.
Восстание «Желтых повязок» отличалось от восстания Чэн Шэна и «Краснобровых» тем, что было тщательно подготовлено и имело единую организацию; в захвате городов проявилась мудрая военная стратегия. В ликвидации разорительных обрядов проявился классовый характер восстания. От необходимости исполнять разорительные обряды, предписываемые конфуцианской доктриной, страдало беднейшее крестьянство — основа повстанческих сил.
Позднее к восстанию примкнули домашние рабы и челядь. Успехи повстанческих армий, угроза господствующему классу империи временно сгладили дворцовые распри. Против восставших выступили феодалы-помещики, дворцовые клики и император.
Сильная и многочисленная императорская армия в конце зимы 184 г. нанесла ряд чувствительных ударов по вооруженным силам восставших. В одном из решительных сражений пали смертью храбрых три брата Чжана. Каратели безжалостно расправлялись с захваченными в плен. Только после одного сражения было убито свыше двухсот тысяч повстанцев. Армия «Желтых повязок» потерпела серьезное поражение, однако восстание не прекратилось. В области Цинчжоу свыше трехсот тысяч воинов — последователей Чжан Цзяо — продолжали борьбу. Вместе с детьми, женщинами и стариками, которые сопровождали воинов — «желтоповязочников», в Цинчжоуском округе было более миллиона повстанцев.
На борьбу с династией Хань поднимались крестьяне других областей. Таким движением было восстание «Удоуми», его возглавил в округе Ичжоу проповедник Чжан Лу. Он захватил Ханьчжун и провозгласил себя князем. Он открыл бесплатные пункты питания для путников, снижал налоги, требовал от людей умеренности в пище, одежде, обрядах. В стране, объятой пламенем крестьянского восстания, область Чжан Лу была обетованной землей; здесь население жило мирной жизнью. В 215 г. полководец императора Цао Цао захватил Ханьчжун. Чжан Лу добровольно сдался и был помилован. В 205 г. полководцу Цао Цао удалось нанести поражение повстанческой армии.
Вслед за подавлением восстания «Желтых повязок» вспыхнуло новое крестьянское движение. Разрозненные отряды объединились в повстанческую армию, имевшую свыше миллиона бойцов. Во главе восстания стал Чжан Янь. Его войско получило название «Армии Черной горы». Восстание охватило северные районы долины Хуанхэ. В ряде крупных сражений повстанцы потерпели неудачи и были разбиты. Чжан Янь попал в плен.
Народные восстания «Желтых повязок» и «Армии Черной горы» были подавлены, но это не спасло династию.
Восстания подорвали изнутри династию Хань. Она не смогла справиться с нашествием окрепшего гуннского союза и в 220 г. пала. Единый Китай вновь разделился на несколько государств.

КУЛЬТУРА КИТАЯ ЭПОХИ ЦИНЬ И ХАНЬ

Первая китайская империя — Цинь — оставила превосходные памятники древней архитектуры — дворец Анфан и «восьмое чудо света» — Великую Китайскую стену. Стена, строительство которой было особенно значительным при Цинь Шихуанди, превратилась в грозное оборонительное сооружение. Высота Великой стены — десять-двенадцать метров, ширина пять-шесть шагов. Через небольшие промежутки высятся сторожевые башни. Великая стена ныне тянется на 2300 километров, а с ответвлениями ее длина достигает 4000 километров.
В период Второй династии Хань китайский ученый Цай Лунь изобрел способ изготовления бумаги из смеси древесной коры, конопли и старых рыболовных сетей. Изобретение Цай Луня позволило заменить писчей бумагой дорогостоящий шелк.
Со II—III вв. н. э. начинаются большие морские плавания из Китая в страны южных морей. Изобретенный давно компас становится важным мореходным прибором. В период Второй династии Хань китайские мастера умели изготовлять белую тонкостенную керамическую посуду, которая предопределила изобретение фарфора. Потребности производства вызвали к жизни важные открытия в области точных наук. Они связаны с именами математиков Чжан Жуна (I в. н. э.) и Чжан Хэна (78—139). Чжан Жун рассчитал связь между скоростью течения воды и выпадением взвешенных частиц, что позволило возводить ирригационные сооружения. Чжан Хэн в 134 г. изобрел первый в мире сейсмоскоп (его обычно называют также сейсмографом). Сейсмоскоп Чжан Хэна был сделан в виде латунного бочонка с восемью драконами на его поверхности.
Напаянные драконы указывали на юг, юго-запад, запад, северо-запад и т. д. Против каждого дракона стояла металлическая лягушка с раскрытой пастью. В пасти драконов было по шарику. Основание бочонка было вибрирующей подставкой с медным стержнем. Внутри бочонка выступал серебряный стержень. При колебаниях почвы медный стержень отклонялся и ударял по серебряному стержню, который выталкивал из пасти дракона шарик, падавший в пасть лягушки. Так определялось направление землетрясения.
Когда в 138 г. в северных районах современной провинции Шаньси произошло землетрясение, Чжан Хэн при помощи этого прибора зарегистрировал его и определил его направление.
Династия Хань приняла на вооружение идеологию конфуцианства, которая была предана забвению в империи Цинь. По памяти восстанавливались классические каноны, конфуцианские начетчики приближались ко двору, конфуцианство стало идеологическим оружием ханьских императоров.
Последователи ведущих идеологий прежних эпох ничего нового не внесли в них, став более или менее добросовестными комментаторами древних философов. Даже буддизм, начавший проникать в Китай с конца I в. до н. э., не оставил заметного следа в духовной жизни китайцев.
Совершенно иначе обстояло дело в области материалистической философии. Эпоха развития естественных и технических наук и знаний — время Второй династии Хань — выдвинула великого материалиста философа Ван Чуна (27—97). Его учение, изложенное в трактате «Луньхэн» («Критические рассуждения»), родилось в борьбе с мистикой и суеверием, с невежеством и предрассудками. Ван Чун разоблачал нелепые представления о божественном, сверхъестественном происхождении земли и неба, о существовании небесных людей. Он учил, что мир материален, беспределен и вечен. Материальной основой мира является Ци — тончайшее вещество, своего рода эфир. Небо, как и все окружающее, является материальным телом — элементом природы. Души нет, «вместе с телом,— говорил Ван Чун,— исчезнет и дух человека».
Выдающийся советский исследователь философии древнего Китая А. А. Петров писал: «Учение Ван Чуна, представляющее собою яркую и страстную проповедь материалистического мировоззрения, не имеет параллелей в истории китайской философии по своей силе и выразительности». И это верно.
II—I вв. до н. э. отмечены выдающимся событием в исторической науке Китая. В эти годы жил и творил Сыма Цянь, автор знаменитых «Исторических записок». В огромном труде он изложил историю Китая с древнейших времен до событий, очевидцем которых был. Его труд положил начало серии исторических хроник, которые создавались всеми династиями феодальнего Китая. Первым последователем Сыма Цяня был брат Бань Чао — Бань Гу, историк и ученый времени Второй династии Хань, написавший «Цяньханьшу» — «Историю первой династии Хань». Эти сочинения — не только исторические хроники, но и яркие образцы прозаической литературы Китая. Сыма Цянь и Бань Гу, обладавшие превосходным литературным стилем, в жанре биографических записок выступают как мастера художественных произведений. Эти разделы из их трудов справедливо включаются в образцы древней повествовательной литературы Китая.
Уже с древних образцов китайской литературы в ней прослеживаются тематические различия между прозой и поэзией. Первая представлена произведениями эпического характера, вторая лирическими.
Традиции древней поэзии «Шицзина» и творений Цюй Юаня в период Первой династии Хань находят новое яркое продолжение в песнях «Юэфу». Зародившись в ханьскую эпоху, песни «Юэфу» оказали влияние на всю дальнейшую литературу Китая, став своеобразным поэтическим жанром.
При императоре Уди (141—86 гг. до н. э.), когда Первая Ханьская династия переживала расцвет и конфуцианская идеология стала господствующей, восстанавливались древние обряды и жертвоприношения эпохи Чжоу. Императорской власти необходимо было освятить традицией деспотический строй Китая. Используя в своих интересах конфуцианскую идеологию, Уди для восстановления древнего ритуала жертвоприношений земле и небу учредил музыкальную палату «Юэфу», задачей которой являлось подготовлять обрядовую музыку. Конфуцианцы видели во взаимодействии «ли» — правил поведения — и «юэ» — музыки — залог гармонии интересов государя и народа, залог единства общества и могущественной монархии. Во главе музыкальной палаты был поставлен выдающийся поэт и ученый Сыма Сянжу. Палата «Юэфу» не могла восстановить музыку времен Чжоу и решила обратиться к народным мелодиям. Особые чиновники во всех округах государства собирали слова и музыку народных песен, записи которых поступали в «Юэфу» и здесь обрабатывались.
Палата существовала до VIII века, но уже не играла впоследствии большой роли. Заслуги палаты в сохранении народных песен велики. От ханьской эпохи дошла лишь небольшая часть собранных палатой «Юэфу» песен, но и она дает представление о мотивах народной музыки, о жизни людей. По названию палаты цикл песен называется «Юэфу». Он делится на разделы (в зависимости от времени и места записи произведений). Самыми древними являются песни «Юэфу» эпохи Хань.
Основное содержание лирических песен — любовь, разлука с близкими, скорбь. В песнях поется и о труде простых людей и жестоких войнах ханьских императоров. Мотивы этих песен перекликаются с песнями «Шицзина». Так в песне «К югу от города» поется: (1)
В годы войны подневольных сгоняют
С севера, с юга для тяжких работ.
Хлеб созревает, колосья упруги —
Жатвы не будет, и голод придет.
Долг свой готовы мы честно исполнить,
Мудрый правитель, подумай о нас.
Войско скорей отозвав из похода,
Много б людей ты от гибели спас.

--------------------------------------------
1. Песни «Юэфу» даны всюду в переводах Б. Б. Бахтина.
--------------------------------------------
Песни «Юэфу» в отличие от «Шицзина» собирали вместе с мелодией, которая хотя и утрачена, но сохранилась в самом звучании стиха. Песни обрабатывали поэты и композиторы «Юэфу», но можно смело утверждать, что до наших дней сохранились древние песни китайского народа. Лаконичные стихи «Юэфу» полны глубокого содержания. Вот одно короткое стихотворение:
На горном поле
Посеешь просо,
Оно засохнет
Без влаги там.
Того, кто землю
Родную бросит,
Убьет стремленье
К родным местам.

Стихи и песни "Юэфу" считаются вторым «Шицзином» древней китайской литературы.

к следующему параграфу учебника...