Выступление тов. Литвинова на заседании совета Лиги наций


вернуться в оглавление книги...

Сборник статей "Итало-Абиссинская война"
Саратовское государственное издательство, 1935 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Выступление тов. Литвинова на заседании Совета Лиги наций

Женева, 5 сентября. (ТАСС).
Сегодня, в 19 часов 20 мин. по женевскому времени, открылось заседание Совета Лиги наций, посвященное итало-абиссинскому конфликту. Первым слово получил представитель абиссинского правительства французский юрист Жез, который настаивал на том, чтобы Совет Лиги не медлил со своим вмешительством в конфликт на основе статьи 15-й устава Лиги наций, ибо всякое промедление лишь помогло бы итальянскому правительству выбрать наиболее удобный момент для развязывания войны. Абиссинское правительство со своей стороны обещает оказать безоговорочную поддержку всякой попытке примирения. Жез веско отвергает все итальянские обвинения по адресу Абиссинии.
Вслед за тем слово получает народный комиссар по иностранным делам СССР тов. Литвинов. Он заявляет:
„С глубоким сожалением мы выслушали сообщение уважаемых представителей Великобритании и Франции о неудаче их попытки полностью ликвидировать конфликт между Италией и Абиссинией, которая позволила бы снять вопрос с порядка дня и избавила бы нас от неприятной обязанности высказывать наши индивидуальные суждения. Для меня эта обязанность тем более неприятна, что одной из спорящих сторон является государство, с которым представляемый мною Советский Союз поддерживает свыше 10 лет неизменно дружественные отношения, с которым он хотел бы эти отношения и дальше сохранить, которому он меньше всего хотел бы наносить какой бы то ни было ущерб, сотрудничество с которым как в Лиге, так и вне ее для поддержания мира в Европе мы высоко ценим и, наконец, народ которого пользуется в моей стране глубочайшим уважением и симпатиями.
Мне, как и многим моим коллегам, приходится в данном случае выступать по вопросу, который непосредственно не задевает интересы наших стран, но который при том или ином решении может иметь самые грозные последствия для всей международной жизни, для судьбы Лиги наций, для дела всеобщего мира, а следовательно рано или поздно и для наших стран. С большим сожалением я вынужден поэтому заявить о своем несогласии с той позицией, которую уважаемый представитель Италии приглашает нас занять. Правда, он не делает никаких предложений, но смысл его заявления сводится к тому, что Совет Лиги приглашается констатировать свою незаинтересованность в конфликте, свое безразличие, пройти мимо него, санкционировав требуемую им для своего правительства свободу действий. Но, мотивируя свое предложение несоблюдением и нарушением другой спорящей стороной международных обязательств, он приглашает членов Совета в свою очередь нарушить их международные обязательства, нарушить пакт Лиги наций, от которого в немалой степени зависит устойчивость всего здания международного мира и безопасность народов.
Инцидент, послуживший поводом для постановки обсуждаемого нами вопроса, ликвидирован и собственно никакого конкретного спора между сторонами больше не существует. Тем не менее налицо несомненная угроза войны, угроза агрессии, которую не только не отрицает, а, наоборот, поддерживает сам представитель Италии. Можем ли мы пройти мимо этой угрозы и забыть про существование статей 10, 11 и 15-й устава Лиги? Разве это не было бы вопиющим нарушением устава Лиги? Разве нарушение его всем Советом не означало бы совершенного отрицания и упразднения пакта?
Мне могут сказать, что имеется прецедент, когда Совет Лиги не принял всех нужных мер для предотвращения конфликта между двумя членами Лиги. Этого прецедента мы не должны и не можем забывать, ибо мы до сих пор чувствуем еще, в какой мере этот случай ослабил Лигу наций, уменьшил ее авторитет и способствовал созданию того политически неустойчивого, грозного положения, в котором весь мир в настоящее время находится, и, может быть, даже возникновению данного конфликта. Повторение этого прецедента имело бы собирательный эффект и в свою очередь послужило бы поощрением возникновения новых конфликтов, более непосредственно затрагивающих всю Европу. Принцип неделимости мира, к счастью, получает все большее и большее признание. Всему миру ясно теперь, что почти каждая война есть порождение предыдущей войны и родительница новых войн.
Не могу я согласиться также с мотивировкой предложения, сделанного уважаемым представителем Италии. Я уверен, что здесь не найдется никого, кто защищал бы внутренний режим Абиссинии, как он описан в представленных нам документах, но ведь в смысле внутреннего режима страны мира представляют в настоящее время значительную пестроту, и весьма немногие из них сохранили между собой сходство. Ничто в уставе Лиги не дает нам, однако, права различать между членами Лиги по их внутреннему режиму, цвету кожи, расовым признакам или по степени цивилизации и лишать тех или иных из них привилегий, которыми они пользуются в силу своего членства в Лиге, и в первую очередь права на сохранение своей территориальной целостности и независимости. Я полагаю, что для поднятия отсталых народов, для воздействия на их внутреннюю жизнь, для поднятия цивилизации можно придумать иные средства, чем военные. Я должен напомнить, что в том печальном прецеденте, о котором я упомянул, также были попытки оправдания агрессии со ссылками на отсталость, внутренние неурядицы, плохую администрацию и т. п. Не подлежит сомнению, что при любой попытке агрессии будут подобные или другие оправдания. Лига наций, мне кажется, должна защищать тот принцип, что для военных операций, нет оправданий за исключением случаев самообороны, как не допускает этих оправданий пакт Келлога—Бриана, запрещающий всякую войну в качестве орудия национальной политики.
Мои замечания имеют общий, принципиальный характер и направлены, если можно так выразиться, против неизвестного агрессора. Только исходя из общих принципов, мы должны разобрать данный конкретный конфликт, внимательно изучив его особенности, на которые указывают спорящие стороны. Но пока я резервирую свое мнение на этот счет.
Представляемое мною государство всего год тому назад вступило в Лигу наций с единственной целью и с единственным обещанием всемерно сотрудничать с другими нациями в деле сохранения неделимого мира. Только эта цель и это обещание руководят мною сегодня, когда я предлагаю Совету не останавливаться ни перед какими усилиями и средствами, чтобы предотвратить вооруженный конфликт между двумя членами Лиги и осуществить задачу, которая является смыслом существования Лиги".
После речи тов. Литвинова заседание закрывается.
Всеобщее внимание привлек тот факт, что в момент, когда представитель Абиссинии начал свою речь, итальянский делегат Алоизи покинул зал заседаний, оставив на своем месте другого итальянского делегата — Рокко. Но и тот вскоре последовал примеру Алоизи. До самого конца заседания место итальянского делегата в Совете оставалось незанятым.

продолжение книги...