Санкции


вернуться в оглавление книги...

Сборник статей "Итало-Абиссинская война"
Саратовское государственное издательство, 1935 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

КАРЛ РАДЕК
Санкции

„Известия" от 11 октября 1935 г.

Впервые за все свое существование Лига наций приняла решение, устанавливающее, что один из ее членов нарушил ее устав и прибег к военным действям против другого члена Лиги. На основании устава Лиги установление подобного факта автоматически приводит к применению статьи 16 устава, предусматривающей репрессивные меры против государства, нарушившего устав Лиги.
Удивленный читатель спросит, не имело ли места подобное нарушение устав Лиги наций в Манчжурии в сентябре 1931 года? Ведь и тогда Япония, не объявляя войны, двинула свои войска в Манчжурию, являющуюся частью Китайской республики, изгнала оттуда китайские войска и провозгласила „независимость" Манчжурии, находящейся по сегодняшний день под полным контролем японских военных властей. Как и Италия при вторжении ее войск в Абиссинию, Япония не объявила войны. Но тогда великим империалистическим державам удалось склонить китайское правительство к тому, чтобы оно не заявляло о состоянии войны и не разрывало дипломатических отношений с Японией. Китаю было указано, что, не объявляя войны, он облегчит США, Англии и Франции успешное ведение переговоров и поиски компромисса. Абиссинское правительство ответило на вторжение итальянских войск вручением дипломатических паспортов итальянскому посольству, т. е. разрывом дипломатических отношений и открытым объявлением войны. Абиссинское правительство руководилось не только учетом опыта китайского правительства, но и учетом отличия в международной обстановке, более благоприятно сложившейся в данный момент для Абиссинии, чем в свое время для Китая. Отличие в обстановке, в которой развивались манчжурские и абиссинские события, состоит, во-первых, в том, что абиссинский театр военных действий находится значительно ближе к Европе. Во-вторых, держава, в первую очередь заинтересованная в прекращении итальянской агрессии,— империалистическая Англия,— обладает большим перевесом над Италией, чем перевес, который она имела бы над Японией в войне на Дальнем Востоке. Все это поставило Лигу наций в положение, при котором она не могла спрятать голову в песок и должна была признать факт нарушения Италией статьи 12 устава Лиги наций. С момента же, когда этот факт был установлен Советом Лиги, по уставу Лиги наций вопрос о мерах, которые должны быть приняты против страны, нарушившей этот устав, уже не подлежит голосованию. Тогда вступает в силу статья 16 устава. Первый пункт этой статьи гласит:
„Если член Лиги прибегает к войне, противной обязательствам, принятым в статьях 12, 13 или 15, то он ipso facto (тем самым) рассматривается, как совершивший акт войны против всех других членов Лиги. Последние обязуются немедленно порвать с ним все торговые или финансовые отношения, воспретить все сношения между своими гражданами и гражданами государства, нарушившего устав, и прекратить всякие финансовые, торговые или личные сношения между гражданами этого государства и гражданами всякого другого государства, является ли оно членом Лиги или нет".
Мера, которую предусматривает эта статья, заключается в первую очередь в разрыве экономических и финансовых отношений между страной, объявленной нападающей, и другими членами Лиги наций. Смысл этого пункта статьи 16, который является самым важным во всем уставе, очень ясный, но, несмотря на это, он подвергался многим толкованиям, нашедшим свое выражение в докладе третьего комитета ассамблеи (пленум) Лиги наций, принятом 4 октября 1921 года. Выводы этого доклада не являются обязательными для членов Лиги, но они считаются официозным комментарием. Какие наиболее важные выводы делает этот комментарий? Он заявляет, что нарушение устава Лиги наций не обязывает каждого члена Лиги наций счия тать себя находящимся в состоянии войны с нарушителем устава, но что каждый член Лиги наций можег сам решить, что после нарушения состояния мира другим государством, вопреки уставу Лиги наций, он считает себя находящимся в состоянии войны с нарушителем мира и может принять военные меры против него. Но, комментируя статью 16, лигонационная "международнаякомиссия по блокаде" заявила, что, „16-я статья устава Лиги наций по преимуществу имеет экономический характер и в этом смысле надо интерпретировать ее решения".
Опираясь на это, третий комитет высказал мнение, что Лига наций, применяя санкции, „ограничивается вначале известным экономическим нажимом, который, если необходимо, должен постепенно усиливаться и укрепляться. Члены Лиги наций могут в конечном счете объявить войну только тогда, если государство-нарушитель будет продолжать свои действия, направленные против мира". Официозный комментарий 1921 года ограничивает, таким образом, заранее смысл статьи 16 устава Лиги, сводя его преимущественно к экономическим санкциям.
Что касается самых мер, проводимых членами Лиги наций как экономических, так и военных, то Совет Лиги наций не принимает решений, обязательных для членов Лиги наций, а только рекомендует им действия, которые он считает наиболее соответствующими цели. В виду необязательного характера этих рекомендаций, они не требуют единогласного решения Совета Лиги наций. Но Совет Лиги наций обязан координировать действия членов Лиги наций, направленные против государства-агрессора, и члены Лиги нации обязаны оказывать друг другу финансовую и экономическую помощь при проведении соответствующих мер.

* * *
Такова юридическая сторона санкций в общепринятой интерпретации статьи 16. Что это означает в данном конкретном случае?
Лига наций может рекомендовать всем входящим в ее состав державам порвать все экономические и финансовые отношения с Италией или может рекомендовать им для начала только отказ от экспорта в Италию оружия и сырья, необходимого для его производства. Она может также рекомендовать им отказать в предоставлении Италии всяких кредитов. По сведениям наиболее информированных английских и французских журналистов, английское правительство выступает за одновременные общие меры, долженствующие в короткое время оказать максимальное воздйствие на Италию. Французское же правительство — по тем же сообщениям — готово пока-что только на применение запрещения вывоза оружия в Италию, а также запрещения предоставления Италии кредитов. Очевидно, между Лондоном и Парижем существует также расхождение насчет размеров бойкота итальянского вывоза (значение этого бойкота состоит в том, что он должен уменьшить валютные фонды Италии для закупок за границей).
Как известно, Муссолини заявил, что он ответит военными действиями только на военные действия. Иначе говоря: он принял экономические меры Лиги наций в предполагаемых масштабах за факт, с которым надо считаться, но который не может иметь решающего влияния на ход событий. Итальянское правительство исходит при этом из следующих соображений: подготовляя вторжение в Абиссинию, оно обеспечило себя запасами сырья, необходимыми для производства вооружений в количестве, которое, по мнению Рима, будет достаточным для победы в войне. Италия имеет серьезную военную промышленность, достаточную для обеспечения военными материалами армии, воюющей с Абиссинией. Италия имеет, наконец, запас золота в 4,3 миллиарда лир (1), часть которого может быть использована для закупок, достаточных на тот ограниченный срок, в который итальянское правительство надеется закончить основные военные операции. Итальянское правительство исходит дальше из уверенности, что ряд держав проявит лишь минимум усилий для выполнения рекомендаций Лиги наций.
Заявления Австрии и Венгрии уже показали, что этот последний расчет был правильным. Государства, находящиеся в положении политической зависимости от Италии — Австрия рассчитывает на итальянскую защиту от Германии, Венгрия ожидает итальянской
--------------------------------------------
1. Итальянская лира=9,5 коп.
--------------------------------------------
помощи для расширения своих границ,— высказались против санкций, ссылаясь на свою „дружбу" с Италией. Рим рассчитывал также, что и для Югославии — 60 проц. ее экспорта идет в Италию — участие в санкциях будет представлять большие затруднения, если она не получит соответствующей компенсации от Англии и Франции, которые, когда дело дойдет до больших расходов, могут и не спешить. Италия рассчитывает, что и Швецария не будет очень ретивой в проведении санкций,— по двум соображениям. Во-первых, она имеет значительное итальянское население, находящееся под влиянием итальянской пропаганды. Во-вторых, по договору с Германией о транзите через Сен-Готардский туннель Швейцария обязана пропускать германские товары в Италию. Что же касается Германии, то она — не член Лиги наций и сможет, если сочтет, что это отвечает ее политическим интересам, снабжать Италию через Австрию или через Швейцарию железом, углем и оружием. Все эти возможности ограничены тем, что ни Германия, ни Австрия, ни Венгрия не могут предоставить Италии кредитов. Товарообмен с Италией будет поэтому ограничен размерами итальянского вывоза, а это очень скромная статья, ибо, например, валютное положение Германии заставило ее полностью отказаться от итальянских фруктов, привозившихся раньше в огромных количествах, и теми валютными ресурсами, которые сможет предоставить Италия. Кроме того, поскольку названные державы не имеют ни хлопка, ни нефти, ни меди, ни никеля, ни других родов военного сырья, а в них именно нуждается Италия, постольку те великие державы, которые захотят придать экономическим санкциям серьезный характер, смогут ограничить соответствующий вывоз в страны, не проводящие серьезно санкций, до размеров нормального импорта этих стран.
Экономические мероприятия Лиги наций против Италии не смогут иметь в продолжение нескольких месяцев решающего значения. Но было бы неверным уже на этой стадии отказывать им во всяком значении вообще. Сведения о росте цен в Италии, о закупках, которые делает население, опасающееся повышения цен или ухудшения качества товаров в дальнейшем,— все это является фактором не только экономического, но и политического значения. Решения об экономических санкциях нельзя скрыть, и оно вызовет в итальянских народных массах уверенность в изоляции Италии, в наличии опасностей, связанных с войной, что повлияет соответствующим образом на настроение в армии. Если фашистскому правительству не удастся в течение ближайшего полугодия добиться решающих успехов, то значение экономических и финансовых санкций будет возрастать с каждым днем.
Итальянская пресса и часть военных писателей за границей пытаются доказать реальную возможность решающей победы Италии до весны. Они указывают на наличие у Италии горных танков, артиллерии специального типа, созданной под углом зрения войны в Абиссинии, на тактику авиационной войны в сочетании с сухопутной и т. д. Все эти аргументы не очень убедительны, ибо они не учитывают весьма специфического характера театра войны, где дело идет не просто о горах, а о горных цепях, иссеченных тысячами пропастей и ущелий, о горах отличающихся чрезвычайно крутыми, почти отвесными склонами. Мы думаем, что быстрый выигрыш войны зависит в первую очередь не от военной техники, а от возможности внесения раздора в феодальную верхушку Абиссинии, от возможности подкупа ее части. Только удача в этой области реально привела бы к более скорому окончанию войны, чем это принимает большинство военных писателей. Если Италии таким образом не удастся ускорить окончание войны, то давление экономических мер на нее будет расти.
При возрастающем влиянии экономических мер на общее положение Италии она должна будет или искать соглашения с руководящими империалистскими державами, или искать союзников для войны. Экономические санкции сами по себе не означают автоматического возникновения военной опасности. Другое дело, если меры, принимаемые государствами в области регулирования их собственного вывоза в Италию или ввоза из Италии (или в области экономических отношений со странами, не проводящими санкций), будут заменены морской блокадой. Чтобы сделать морскую блокаду эффективной, нужно подвергать досмотру корабли, подходящие к итальянским берегам. Такие меры очень легко привели бы к военному столкновению, если бы Италия имела надежду найти союзников в войне.
Таково положение вопроса о санкциях, как он теперь стоит перед Лигой наций. Значение санкций будет в значительной мере зависеть от степени англо-французского сотрудничества. Рассматривая вопрос о санкциях, английские политики прежде всегда указывали, что главное затруднение состоит в том, что Соединенные Штаты Америки, не являясь членом Лиги наций, могут не признать ее решений и что, таким образом, санкции могут привести к войне с США. США уже запретили вывоз оружия и в Италию, и в Абиссинию. Настроения общественного мнения в США таково, что вряд ли можно допустить, что США захотят парализовать решения Лиги.
Кредиты США Италии за последнее время сократились до минимума. Центр вопроса теперь во франко-английских отношениях, в том, как далеко Франция пойдет в вопросе о санкциях, примет ли она их только для видимости или же будет проводить их серьезно. Решение этого вопроса будет зависеть от общих обязательств, которые примет или не примет на себя Великобритания по отношению к Франции на случай возникновения опасности войны в Европе.

* * *
Во всяком случае решения, которые теперь стоят перед Лигой наций и государствами, входящими в нее, представляют эксперимент большого исторического значения. Перед мировой войной война считалась легальным методом решения отношений между государствами. Страшные последствия этой войны, жажда мира, возникшая в народных массах под ее влиянием, опасность революции, заставили более прозорливые элементы капиталистического мира думать о мерах, затрудняющих войну, ибо, возникнув в одном месте она угрожает стать всеобщей и вызвать революцию. В условиях Вильсона создать международную организацию, делающую невозможной войну, уродливо сплетались стремления к американской гегемонии над всем миром с выражением тоски мелкобуржуазных масс по миру. Уничтожение войны при капитализме есть утопия, ибо закон неравномерного развития капитализма будет постоянно действовать, выдвигая стремление укрепляющихся великих держав к переделу мира за счет слабеющих. Но временная стабилизация мира возможна, и, если бы мировая война не кончилась грандиозным поражением одной стороны, а привела к компромиссу, то Лига наций на время представляла бы собою бесспорную силу. Благодаря исходу войны, благодаря отсутствию в Лиге трех великих держав, благодаря корыстной политике капиталистических держав, которые начинают заботиться о мире только тогда, когда дело идет о них, Лига не смогла стать действительной организацией мира. В продолжение 9 месяцев Италия подготовляла войну, не встречая со стороны Лиги никакого сопротивления, которое внушило бы ей мысль об опасности войны. Но остается фактом, что в первый раз в истории капитализма агрессия одной из держав вызвала попытки других поставить войну вне закона и ограничить ее продолжительность. Если эта попытка увенчается успехом, то она затруднит агрессию другим державам. Если Лига наций окажется и теперь бессильной, то силы войны получат новый импульс. Вот почему народные массы во всех странах, как бы скептически они ни относились к Лиге, с напряженным вниманием следят за ее решениями и с таким же вниманием будут следить за их проведением в жизнь. В окончательном счете настроение этих народных масс будет иметь большое значение для хода событий.

продолжение книги...