Нападение фашистской Италии на Абиссинию и обострение колониальных вопросов


вернуться в оглавление книги...

Сборник статей "Итало-Абиссинская война"
Саратовское государственное издательство, 1935 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Нападение фашистской Италии на Абиссинию и обострение колониальных вопросов
Из доклада Эрколи на VII конгрессе Коминтерна.

Вы позволите мне остановиться на политике фашистской Италии, ее колониальной и военный экспансии в Восточной Африке, направленной прежде всего против Абиссинии.
Я ограничусь здесь четырьмя замечаниями.
Первое замечание. Мы ясно видим на примере Италии, что в силу ее политики, в силу противоречий этой политики фашистский режим неизбежно втягивается в войну.
Итальянский фашизм не может похвалиться последовательностью своей внешней политики. В 1923г., тотчас же после своего прихода к власти, Муссолини поддерживал империалистическую Францию в деле осуществления военной оккупации Рура. В последующие годы — до 1934 г.— основная линия его политики сводилась, наоборот, к борьбе за подрыв гегемонии французского империализма в Европе путем организации блока „ревизионистских" держав. Итальянский фашизм в этот период афишировал „традиционную дружбу" с Англией, но интриговал против Англии же в Малой Азии и на Красном море. На Аравийском побережье он разжег войну арабского королевства Йемена против другого арабского королевства — Геджаса, вассала Британской империи.
Теперь он борется с английским империализмом из-за абиссинского вопроса. Фашистские газеты угрожают Англии уничтожением в течение получаса ее гигантской морской базы на Мальте. Этот ряд поворотов во внешней политике итальянского фашизма объясняется одной основной причиной, а именно — поисками вооруженного разрешения внутренних и внешних проблем и противоречий фашистского режима. Стремление к войне и как к средству укрепления военными успехами базы диктатуры не дает покоя главарям фашистского режима. Все повороты в международной политике являются для них предлогом для этого. Только военная слабость Италии по сравнению с другими империалистическими великими державами и потсутствие шовинизма в народе удерживали итальянский империализм от войны.
Итальянский народ, который героически дрался на баррикадах в годы гражданской войны, во время боев за национальную независимость, когда он сознал, чта борется за свою свободу и за свое право, не намерен драться за колониальные авантюры ненавистных властителей. (Аплодисменты).
Второе замечание. Конфликт с Абиссинией является также последним этапом эволюции националистической и шовинистической демагогии фашизма, итогом так называемых народных кампаний, с помощью которых фашизм старался обмануть массы. При каждом затруднении, при каждом ухудшении шоложения страны, фашизм развертывал новые демагогические кампании. Но наступает момент, когда всякая демагогия перестает помогать и фашизм, попав в плен своего собственного безудержного шовинизма, под натиском групп буржуазии, больше всего заинтересованных в военном исходе, устремляется в войну, которую он проповедывал как целебное средство для мира, как неотвратимую необходимость для разрешения стоящих перед ним проблем. Война является последней мудростью любого фашистского режима.
Третье замечание. Воинствующая кампания Италии в Восточной Африке имела своим результатом обострение взаимоотношений с великими капиталистическими державами не только в том секторе, который затронут итальянским нападением, но и во всех других секторах. Эта кампания уже теперь с чрезвычайной силой отозвалась в Европе; она отзовется здесь еще более сильно, если возникнет вооруженный конфликт. В самом деле, нет ни одного капиталистического государства, которое не было бы прямо или косвенно затронуто этим конфликтом. Англия, выступающая против военной политики Италии по якобы пацифистским соображениям, на деле руководствуется своекорыстными империалистическими интересами, усматривая в оккупации Италией Абиссинии первый конкретный акт, перекраивающий карту колониальных владений в Африке и ставящий таким образом практически вопрос о новом переделе мира. В тот момент, когда требование колоний становится предметом грандиозной массовой кампании в Германии и выдвигается даже...Польшей,— это весьма опасный прецедент.
Франция предпочла бы предоставить свободу действий Италии, ибо она не хочет лишиться поддержки, которая нужна будет ей в решительный час. Но, с другой стороны, она опасается, что, если Италия свяжет себе руки в Африке, может в любой момент наступить резкое обострение положения в Европе, где германский фашизм ждет только случая, чтобы приступить к осуществлению своих замыслов в Австрии, в Дунайском бассейне, у итальянской границы.
Даже Япония, отделенная от Восточной Африки расстоянием в 12 тыс. километров и еще не заинтересованная в Абиссинии в такой мере, как она это пытается показать, с большим шумом вмешивается в конфликт, видя в нем прекрасный предлог для того, чтобы прикрыть свое собственное империалистическое лицо маской защитника цветных народов.
Пример Абиссинии отчетливо показывает невозможность отгородить один от другого различные очаги трений между великими империалистическими державами, невозможность локализовать какой-либо конфликт, вспыхивающий между ними. Мир неделим.
Последнее, но не менее важное замечание. Нападение фашистской Италии на Абиссинию будет иметь своим неизбежным последствием новое обострение противоречий и открытой борьбы между империалистическим миром и колониальными народами. Длившаяся десятилетия борьба негритянских народов Центральной и Восточной Африки на время прекратилась. Африканские туземцы в течение десятилетий подвергались режиму не только эксплоатации и рабства, но и подлинного физического истребления. Годы кризиса усугубили ужасы колониального режима, применяемого европейцами на бескрайнем черном материке. С другой стороны, итальянские фашисты во время войны, которую они вели в Ливии с 1924 по 1929 г., показали, как фашизм проводит свою колонизаторскую деятельность. И в этой области фашизм выявил себя как самая варварская форма господства буржуазии.
Война итальянцев в Ливии велась от начала до конца, как война рассчитанная на истребление туземного населения. Она закончилась истреблением 20 тыс. туземцев — мужчин, женщин и детей, которых силой оружия загнали в самое пустынное место страны, где они умирали от голода и жажды, где их обстреливали с аэропланов.
Война фашизма против последнего свободного туземного государства в Африке вызовет реакцию и возмущение во всей черной Африке, в арабских странах и в мусульманской Индии. Уже заметны первые симптомы этого возмущения.
„Тан" от 26 июля с. г. публикует об этом следущие сообщения:
„Таким образом в настоящее время в Сомали, Кении, Уганде, в англо-египетском Судане туземцы как на рынке, так и в зарослях кустарника, у костра, разложенного для того, чтобы отпугнуть хищных зверей, беседуют о войне, которую абиссинский султан должен будет вести против чужеземцев, — они не делают различия между итальянцами, французами и англичанами,— против тех белых, которые поддерживают мир на покоренных ими территориях только посредством множества законов, идущих вразрез с вековечными обычаями чернокожих...
Иначе говоря, итало-абиссинский конфликт в течение нескольких месяцев больше сделал для возникновения или пробуждения духа африканского национализма, впавшего в летаргию с момента отвоевания Хартума лордом Китченером в 1898 г., чем могли бы сделать годы пан-африканской и пан-исламистской ксенофобской пропаганды, которая питается из тех же источников, что и некоторые американские негры и арабские антиевропейские комитеты, отлично известные нашей разведке".
Об этих наблюдениях буржуазных колониалистов мы должны помнить, намечая перспективу создания революционной ситуации в сочетании с перспективой войны.
Абиссиния — экономически и политически отсталая страна. В ней нет еще и следа национально-революционного движения или хотя бы только демократического движения. Это страна, в которой довольно медленным темпом совершается переход от феодального режима, покоящегося на базе полунезависимых племен, к централизованный монархии. Но это не является для нас решающим при определении нашей позиции по отношению к войне, затеянной Италией. Наша коммунистическая партия Италии была вполне права, заняв пораженческую позицию в отношении империалистической войны итальянского фашизма, выдвинув лозунг „руки прочь от Абиссинии". И я могу вас заверить, что если абиссинский негус, сорвав завоевательные планы фашизма, поможет итальянскому пролетариату нанести удар в сердце режиму чернорубашечников, никто не станет упрекать его в „отсталости". Абиссинский народ является союзником итальянского пролетариата против фашизма, и мы с этой трибуны заверяем абиссинский народ в нашем сочувствии. Революционные традиции итальянского народа, традиции добровольческих легионов Гарибальди,— эти традиции, во имя которых первые итальянские интернационалисты с неподдельным энтузиазмом вступали в ряды борцов в Польше и в Венгрии, в Греции и Южной Америке, везде, где развевалось знамя борьбы за национальную свободу, эти традиции побуждают итальянских трудящихся встать на сторону абиссинского народа, против фашистской буржуазии.
Наш II Всемирный конгресс в 1920 г. приветствовал борьбу угнетенных народов Азии против империализма как органическую часть мировой революции. Он обязывал всех революционеров всеми силами и всеми средствами поддерживать эту борьбу. Ныне, когда налицо перспектива вовлечения в борьбу на обширном африканском материке новых резервов антиимпериалистической революции в результате нападения фашизма, VII конгресс Коммунистического Интернационала еще раз заявляет, что коммунисты являются авангардом всякой борьбы против империализма.

продолжение книги...