Государство и право России в период разложения и кризиса феодально-крепостнической системы


вернуться в оглавление книги...

"История государства и права СССР", под ред. С.А.Покровского, часть I, Москва, 1959 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава девятая
ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РОССИИ В ПЕРИОД РАЗЛОЖЕНИЯ И КРИЗИСА ФЕОДАЛЬНО-КРЕПОСТНИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ (КОНЕЦ XVIII в. - СЕРЕДИНА XIX в.)

§ 1. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И ПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ


В конце XVIII — начале XIX столетия в передовых странах мира утвердился капитализм. Позже других европейских государств на путь капиталистического развития вступила Россия, где до 60-х гг. XIX в. рост торговли, промышленности, а вместе с тем и буржуазных отношений сковывался господством феодальной собственности. Но, задерживая и сильно замедляя развитие капиталистических отношений, феодально-крепостнический строй был не в силах остановить его. Рост же капиталистических отношений свидетельствовал о процессе разложения крепостного хозяйства. Этот процесс начался в середине XVIII в. и с каждым десятилетием обострялся, перейдя в 30-х гг. XIX в. в общий кризис крепостнической системы.
Главным тормозом развития производительных сил страны, основной причиной ее отставания от Западной Европы и Америки были господство феодальной собственности, феодальных производственных отношений, крепостное право. Неуклонно обострявшееся противоречие между новыми производительными силами и феодальными производственными отношениями делало ликвидацию крепостного права исторической необходимостью.
В сельском хозяйстве феодальная собственность на землю и крепостная зависимость лишали крестьян экономической заинтересованности в повышении производительности труда, мешали применению в значительных масштабах земледельческих машин и введению усовершенствований, получивших широкое распространение на Западе. Как и сотни лет назад, в русской деревне господствовал истощавший землю экономически невыгодный трехпольный севооборот, а местами сохранялись и такие отсталые системы полеводства, как подсечная и залежная. Для обработки земли сплошь и рядом применялись соха и подобные ей примитивные орудия. Поэтому в середине XIX в. урожайность была такой же, как и в начале столетия, а поголовье скота сокращалось. Налицо был застой, а в ряде районов — упадок сельского хозяйства. Эти факты говорили об обреченности крепостнического режима.
В области промышленности господство крепостничества лишало капиталистов возможности получать дешевую рабочую силу, тормозило ход промышленного переворота, который начался в России в первой половине XIX в., то есть значительно позднее, чем на Западе. В результате мануфактура до 1861 года очень медленно перерастала в фабрику. Российская промышленность все более отставала от передовых государств. Например, за 60 лет XIX в. выплавка чугуна в России поднялась в два раза, а в Англии — в 24 раза; в 1861 году длина железных дорог в России была меньше в 10 раз, чем в Англии и почти в 7 раз, чем в Германии. Но, несмотря на все препоны, чинившиеся крепостничеством, буржуазные отношения развивались: число фабрик и заводов в стране неуклонно увеличивалось, а количество вотчинных и посессионных мануфактур, где преобладал малопроизводительный крепостной труд, сокращалось; резко выросло количество вольнонаемных рабочих, шел дальнейший подъем и ремесленной промышленности, ряд разбогатевших кустарей превращался в капиталистов. Во второй четверти XIX в. началось железнодорожное строительство — в 1833 году открылась первая, 25-верстная железная дорога между Петербургом и Царским селом, а к 1861 году было проложено уже около 1500 верст железных дорог. Вследствие всех этих процессов заметно увеличилось промышленное население за счет земледельческого, что вызывало расширение внутреннего рынка и тем самым ускоряло развитие капитализма.
Рост в недрах феодального строя капиталистических отношений вызывал усиление эксплуатации крестьян помещиками, жаждавшими получить побольше продукции для продажи. Производство хлеба и сырья для рынка порождало стремление расширить барскую запашку за счет сокращения крестьянских наделов, что вело к упадку крестьянского хозяйства и знаменовало собою начало распада крепостного строя.
На усиление эксплуатации крестьянство отвечало мощным освободительным движением. Третье отделение царской канцелярии в «нравственно-политическом отчете» за 1839 год сделало правильный вывод: «Весь дух народа направлен к одной цели, к освобождению... Крепостное состояние есть пороховой погреб под государством, и тем опаснее, что войско составлено из крестьян же». Волновались и рабочие, причем их «бунты», также неорганизованные, стихийные, локально ограниченные, подобно крестьянским волнениям, имели, однако, более упорный характер, чем выступления крестьян. Нарастало брожение в армии. 14 декабря 1825 г. произошло знаменитое восстание декабристов. Оно было первым в России открытым революционным выступлением против царизма (1).
Рост крестьянских волнений, экономическая невыгодность крепостного труда породили ряд дворянских проектов освобождения крестьян. Но основная масса помещиков отвергала даже мысль об отмене крепостного права. Это определяло политику правительства Павла I (1796—1801 гг.) и его сыновей — Александра I (1801—1825 гг.) и Николая I (1825—1855 гг.). Все они, особенно Александр, «то заигрывали с либерализмом, то являлись палачами Радищевых и «спускали» на верноподданных Аракчеевых» (2).
Павел I за годы своего царствования раздал фаворитам более полумиллиона крестьян. Однако он не был угоден представителям правящей верхушки. Они убили Павла и возвели на престол его сына — Александра.
---------------------------
1. См. В. И. Ленин, Соч., т. 23, стр. 234.
2. В. И. Ленин, Соч., т. 5, стр. 28.
---------------------------
Основные причины дворцового переворота 12 марта 1801 г. заключались в том, что дворянство возмущалось внешней политикой Павла, особенно разрывом с Англией, бывшей основным покупателем русского хлеба и сырья, и негибкой внутренней политикой правительства, рассчитывавшего одним голым насилием, беспощадными расправами предотвратить революционные потрясения. Сложная же обстановка периода разложения крепостничества требовала более тонких методов охраны существующего строя. Упрямый, капризный, сумасбродный Павел, обрушивавший нередко бессмысленные репрессии и на представителей господствующего класса, стал невыносимым для дворянства, и оно его убрало.
Александр I, фактически участвовавший в заговоре против своего отца, был таким же крепостником, как и Павел. Однако первые полтора десятка лет (до победы над Наполеоном) правительство этого монарха, заигрывая с передовыми кругами дворянства, понимавшими необходимость преобразований, не скупилось на обещания реформ и маскировало крепостнический характер своей политики показным либерализмом. Александр ханжески называл себя сторонником свободных учреждений. «Царь-отец рассказывает сказки», — остроумно заметил по поводу таких утверждений А. С. Пушкин.
На практике была проведена только несущественная реорганизация аппарата управления с целью придать видимость законности самодержавному режиму. С этой целью были учреждены министерства, а Сенат получил на бумаге право контроля за их деятельностью. Изменения в крепостном праве ограничились изданием в 1803 году указа о «свободных хлебопашцах», который разрешил помещикам освобождать крестьян с землей за выкуп. Характерно, что за полвека этим правом смогло воспользоваться менее чем полпроцента крепостных.
Показательна также судьба обширного проекта государственных преобразований, составленного в 1809 году по поручению царя М. М. Сперанским. Проект Сперанского предусматривал лишь постепенное устранение крепостничества с согласия самих помещиков и самоограничение абсолютизма по воле царя, осознавшего необходимость «нового вещей порядка». Сперанский предлагал ввести урезанную систему представительных учреждений в виде волостных, окружных и губернских дум на местах и Государственной думы в столице.
Председательствовать в Думе должен был назначаемый царем чиновник — государственный канцлер. Полными хозяевами в думах были бы помещики. Но даже такой умеренный проект, который диктовался развивавшимися буржуазными отношениями, дворянство встретило в штыки. «План» Сперанского был отклонен, а автор через некоторое время сослан.
Последние десять лет царствования Александра были годами черной дворянской реакции. Победу в Отечественной войне 1812 года, одержанную русским народом, освободившим свою родину и Европу от наполеоновского ига, правительство использовало для укрепления позиций самодержавия внутри и во вне страны. Как руководитель и вдохновитель созданного в 1815 году «Священного союза» трех реакционных монархов (России, Австрии и Пруссии) царизм сделался жандармом Европы, подавляющим революционное движение в странах континента. Всесильным правителем России, «заместителем» царя стал его друг — невежественный, жестокий Аракчеев, создавший целую систему управления, печально знаменитую «аракчеевщину». Для этого реакционного режима были характерны полный произвол, насаждение шпионства, мракобесие, подкупы, бездушная формалистика, подхалимство и свирепые расправы с малейшими проявлениями «вольнодумства» и протеста.
Типичные черты - крепостническо-бюрократического полицейского государства получили еще большее развитие при Николае I, который, подавив восстание декабристов и повесив его руководителей, возглавил контрнаступление реакции на прогрессивные элементы. Царствование Николая — это «время тайной полиции», «голубых мундиров» с их всевидящим оком и всеслышащими ушами, самая простая, самая грубая форма деспотизма, показавшая максимум возможного по части палаческого способа управления. Методами открытой военной диктатуры правительство Николая I рассчитывало не допустить революцию, сохранить и укрепить господствующее положение дворян-помещиков, утвердить неприкрытый деспотизм царя.
Обострение кризиса крепостничества проявилось в резком усилении классовой борьбы. Вскоре после расправы с декабристами Николаю пришлось двинуть военные отряды на Украину и во многие центральные уезды, где поднялись крестьяне. Летом 1830 года вспыхнуло военное восстание в Севастополе. В ноябре 1830 года восстала Польша. В 1831 году в Литве, Белоруссии и центре России произошли массовые «холерные бунты». В июле того же года неподалеку от столицы один за другим восстали 12 гренадерских полков. В 1841 — 1845 гг. в ряде губерний волновались государственные крестьяне.
Народные выступления революционизировали передовую общественную мысль. Боевые традиции декабристов были развиты А. И. Герценом (1812—1870 гг.), смело выступившим против самодержавия и помещиков. В 40-х годах самоотверженную борьбу против официальной идеологии вел В. Г, Белинский (1811—1848 гг.), явившийся зачинателем революционно-демократического движения в России.
Упрочения своих позиций в борьбе с нарастающей революцией правительство Николая искало на путях новых завоеваний на Востоке. При Николае I Россия стала пугалом для революционных и национально-освободительных движений. Но в Крымской войне (1853— 1856 гг.) царизм потерпел крушение, воочию показавшее гнилость и бессилие крепостнического строя.
Во время войны еще сильнее разгорелось крестьянское движение, которое служило самым наглядным показателем полного несоответствия старых феодальных производственных отношений характеру развивающихся производительных сил, свидетельством того, что крепостничество полностью изжило себя и обречено на гибель.

§ 2. ОБЩЕСТВЕННЫЙ СТРОЙ

Развитие капиталистических отношений сопровождалось разложением феодальных классов, а также формированием и постеленным выходом на политическую арену новых классов — буржуазии и пролетариата. Этот объективный процесс требовал соответствующего изменения в правовом положении классов. Но самодержавие, считавшее своей главной задачей сохранение и защиту крепостного строя, крайне неохотно шло на какое бы то ни было умаление привилегий дворянства и расширение прав других сословий.
Все население делилось на неподатное, то есть освобожденное от податей, привилегированное меньшинство (дворяне, духовенство, почетные граждане), и податное, несшее на себе всю тяжесть государственных податей и подверженное телесным наказаниям (крестьяне и мещане). Не соглашался царизм и на смягчение тяжелого, бесправного положения колониальных и зависимых народов, которые даже официально именовались «инородцами».
Великорусское население, которое закон в отличие от «инородцев» называл природными обывателями, делилось на четыре сословия: дворяне, духовенство, городские обыватели и сельские обыватели. Некоторые сословия подразделялись на состояния. Каждый «природный обыватель» был обязан принадлежать к одному из сословий.
Крестьянство. Рост производительных сил и развитие товарно-денежных отношений в сельском хозяйстве привели к усилению эксплуатации крестьян помещиками. В сельскохозяйственном производстве все более стал применяться наемный труд. Усиливалось расслоение крестьянства. По мере разложения крепостного строя ухудшалось положение всех крестьян: помещичьих, казенных и удельных.
Крестьяне волновались, требуя ликвидации крепостного права. Однако заядлые крепостники говорили, что «безопаснее поработить людей, чем дать им не во время свободу». Николай в речи 30 марта 1842 г. объявил, что всякий помысел о ликвидации крепостного права является «преступным посягательством на общественное спокойствие и благо государства».
Помещичьи крестьяне. Их число в конце XVIII в. составляло почти половину населения, а в середине XIX в. — только одну треть. Одной из причин такого уменьшения послужил переход части помещичьих крестьян в городские сословия, но основную роль играл здесь относительно медленный прирост их в результате усиления феодальной эксплуатации, неописуемо тяжелых условий жизни.
Помещики, чтобы выбросить на рынок побольше хлеба, расширяли барскую запашку за счет крестьянской земли, доводили барщину до пяти и даже до шести дней в неделю. В ряде мест (левобережная Украина, Белоруссия и др.) они вообще лишали крестьян хозяйства и давали им месячную натуральную оплату — «месячину», превращая фактически крепостных в рабов. Нередко помещики переводили крестьян в дворовые, отдавали их в отхожие промыслы, в наем. Но обезземеление крестьянства подрывало самый фундамент феодального строя, основанного на том, что непосредственный производитель наделялся землей и другими средствами производства.
Систематически рос оброк. Если в конце XVIII в. он взимался в размере от 1 до 5 руб. с души, то в конце первой четверти XIX в. достигал 30 руб. с души. Оброк, величина которого устанавливалась по произволу помещика, принял форму прямого ограбления крестьянства.
Уступки развивавшимся буржуазным отношениям, требовавшим ликвидации крепостного права, были незначительны. Но даже в таком мертворожденном мероприятии, как указ о «свободных хлебопашцах», реакционеры видели угрозу крепостному строю. По их требованию указ 1842 года установил между выкупающимися крестьянами и их владельцами полукрепостнические отношения, а само ненавистное помещикам звание «свободные хлебопашцы» заменил другим — «обязанные крестьяне». В Остзейском крае (Прибалтика) крестьяне в 1816—1819 гг. были освобождены без земли и по-прежнему находились в кабале у своих помещиков, подавляющую часть которых составляли немецкие бароны.
Государственные («казенные») крестьяне. Их число достигло к середине XIX в. 9 млн. душ мужского пола. Они частично эксплуатировались на основе отработочной ренты, когда государственные земли сдавались в аренду помещикам. Это было особенно распространено в Прибалтике, Белоруссии и на Правобережной Украине. Такие крестьяне считались находящимися на «хозяйственном положении». Но основная часть государственных крестьян находилась на «оброчном положении». Они платили государству, помимо разного рода сборов, еще и оброчную подать, размер которой неуклонно возрастал. Нашумевшая в свое время реорганизация управления государственными крестьянами под названием «реформа Киселева» (1837—1838 гг.) не облегчила положения крестьян. Она свелась к образованию Министерства государственных имуществ во главе с графом Киселевым. Созданное в результате реформы волостное и сельское крестьянское самоуправление было покорным орудием местных органов Министерства государственных имуществ, то есть дворянской бюрократии. Мелочная и назойливая опека настолько опутала всю жизнь крестьян, а многочисленные чиновники так их разоряли, что вскоре начались массовые волнения казенных крестьян, возмущавшихся продажей их в «удел помещику Киселеву».
Дворянство. Стараясь укрепить крепостную систему, правительства Александра I и особенно Николая I издали ряд актов, имевших целью упрочить положение дворянства — господствующего «первого сословия государства», Николай I в манифесте о совершении суда над декабристами во всеуслышание объявил; «дворянство — ограда престола», «для него отверсты в отечестве нашем все пути чести и заслуг».
Чтобы укрепить начавшую шататься «ограду престола», нужно было приостановить вызванный разложением крепостничества процесс распада и оскудения дворянства.
Александр I, вступив на престол, немедленно восстановил Жалованную грамоту дворянству 1785 года — обширную хартию дворянских прав и вольностей, которую отменил Павел I, усмотрев в ней некое умаление самодержавия. С целью сплочения дворянства правительство стало всячески затруднять доступ в это сословие буржуазным элементам.
Законы 1831, 1832 и 1836 гг. усилили и без того громадную решающую роль дворян в управлении государством. Эти акты значительно расширили круг вопросов, по которым дворянским обществам разрешалось обращаться с петициями непосредственно к верховной власти; службу в органах дворянского самоуправления полностью приравняли к государственной службе; сильно увеличили круг административных должностей, которые могли замещаться только выборными от дворянства; сделали дворянское самоуправление органической и еще более влиятельной частью бюрократической системы управления. При зачислении на государственную службу дворяне имели преимущество. Закон устанавливал, что они пользуются правом поступать на гражданскую службу «по происхождению». Государственный заемный банк и другие кредитные учреждения щедро субсидировали дворян-помещиков. Многие помещики жили за счет государства, так как ссуды, полученные ими под залог имений, намного превышали стоимость последних. В значительной части ссуды являлись безвозвратными.
Особенно пеклось правительство об упрочении положения наиболее крупного дворянства. Например, был повышен (до 3 тыс. десятин) ценз для активного избирательного права при выборах в дворянские сословные органы, что подорвало влияние там мелкопоместных дворян. Закон 1845 года установил заповедные дворянские имения (майораты), которые переходили по наследству к старшему сыну и не подлежали дроблению или отчуждению посторонним. Так укреплялась экономическая основа исключительного положения крупного дворянства. Не были умалены и права «благородных» в отношении крестьянства, ставшие в конце XVIII в. практически неограниченными.
Городское население. С 1811 по 1856 г. население городов более чем удвоилось и достигло 5684 тыс. человек, несмотря на законодательные ограничения крестьянской торговли, промыслов и самого права жительства в городах. Даже временно поселиться в городе мог только тот крестьянин, который выкупился на волю или добился разрешения помещика. Если крестьянин был государственным, то нужно было разрешение его общества и соответствующего начальства. Для перехода же крестьянина в городское сословие требовалось еще согласие городского общества. Но в связи с тем, что жизнь в крепостной деревне была невыносимой, эти преграды одолевались. В Москве, например, в середине XIX в. число крестьян (вместе с дворовыми) достигало почти половины всего населения, а в других городах «сельские сословия» превышали 1/5 населения. В экономике страны все большую роль играло торговое и промышленное купечество, а также торгующие крестьяне, скупщики, прасолы, от которых вели свою родословную многие известные фабриканты — Савва Морозов, Гучков и др. Но сословные путы, связывавшие и принижавшие городское население, не были ослаблены.
Сословие городских обывателей делилось на следующие пять состояний: почетные граждане, купцы, мещане, цеховые и рабочие люди.
Мещане составляли большинство горожан (до 60 процентов). Они платили тяжелые подати, несли обременительные повинности (постой войск и др.), могли подвергаться телесным наказаниям. Мещанское состояние приобреталось припиской к мещанскому обществу какого-либо города и распространялось на жену и потомство.
Купцы делились на две гильдии: первая (оптовые торговцы) и вторая (розничные торговцы). Все купцы освобождались от телесных наказаний, пользовались свободой передвижения и за особые заслуги могли быть награждаемы орденами и чинами. Купцам первой гильдии предоставлялись также некоторые почетные права (носить мундир и т. п.) Закон 1824 года о гильдиях закрепил привилегии гильдейских купцов, добивавшихся монопольного права на торговлю. Он ограничил деятельность крестьян и даже мещан в области промышленности и торговли, чем создал еще одно препятствие для развития капитализма.
В 1832 году для большего обособления верхов буржуазии было учреждено почетное гражданство: потомственное (передававшееся жене и потомкам) и личное (распространявшееся только на жену). Почетные граждане считались неподатным состоянием и имели ряд привилегий. Создание этого нового института имело также цель поставить дополнительную преграду проникновению буржуазных элементов в ряды дворянства.
Цеховые (ремесленники) и «рабочие люди» составляли низы городского населения, которые нещадно эксплуатировались и были еще более бесправными, чем мещане. В составе «рабочих людей» с каждым десятилетием увеличивалось число трудившихся по найму. Но в некоторых отраслях, особенно в горнодобывающей промышленности, даже в конце 50-х годов XIX в. преобладал принудительный труд. Рабочие дореформенной России в своей массе еще не были в полном смысле слова пролетариями, так как не имели личной свободы и не оторвались целиком от деревни, а тем самым и от средств производства. Об очень тяжелом положении всех категорий рабочих говорят такие факты: рабочий день достигал 34 час., зарплата была настолько низкой, что фактически рабочий нередко трудился "только из хлеба". Фабриканты подвергали рабочих телесным наказаниям. Закон предписывал отсылать для этого рабочих в полицию. Но обычно их пороли прямо на предприятиях.
Владельцы Кренгольмской мануфактуры держали у себя особую фабричную полицию. Фабриканты Гучковы устроили специальные суды для «своих» рабочих.
Характерно, что русская буржуазия не боролась активно за политические права. Даже наиболее передовые ее представители (купец Свешников и др.) не шли дальше выражения робких пожеланий небольших сословно-экономичееких реформ. Дело в том, что буржуазия была заинтересована не в свержении, а в сохранении самодержавия, которое крупными казенными заказами содействовало ее обогащению и безоговорочно поддерживало ее против рабочего класса. Ряд законов, защищавших права и интересы буржуазии в экономической области (об учреждении Мануфактурного и Коммерческого советов, об организации технического образования, о введении высоких пошлин на иностранные товары, об организации общероссийских публичных выставок (с 1829 г.), о разрешении выхода специальных печатных органов и т. п.), правительство издало отнюдь не из страха перед буржуазией. Принятие актов, помогавших «фабрикации фабрикантов», диктовалось необходимостью укрепления финансовой и военной мощи государства, что было невозможно без подъема промышленности и торговли. В то же время, боясь развивавшегося рабочего движения, правительство в 1849 году запретило создавать в Москве ряд отраслей промышленности.

§ 3. ГОСУДAPCTBEHHOE УСТРОЙСТВО

В первой половине XIX в. территория Российской империи, ставшей тюрьмой народов, значительно расширилась за счет присоединения Польши, Молдавии, Финляндии, Казахстана, Кавказа и Закавказья. Но это по существу не изменило характера государственного устройства России как единой централизованной державы.
Российская империя разделялась на губернии и области. Каждая губерния состояла из уездов и городов. В рамках такого административно-территориального деления имели место незначительные особенности в управлении отдельными окраинами (Сибирью, Ставропольской губернией, Закавказским краем, Бессарабской областью и некоторыми другими). Самодержавие действовало в союзе с эксплуататорской верхушкой национальных районов, помогало ей держать в кабале трудящиеся массы, испытывавшие, таким образом, двойной гнет. В угнетении и ограблении присоединенных стран, в последовательном проведении реакционной политики великодержавного шовинизма правительство видело важные средства укрепления самодержавия и прогнившего крепостного строя.
Царизм беспощадно подавлял национально-освободительное движение и восстания в Польше, Казахстане, Сибири, Белоруссии, на Кавказе и Украине. Репрессии обрушивались и на передовых представителей русского народа, выступавших против царской колонизаторской политики, чуждой и ненавистной русскому народу.
Несмотря на насилия царизма, присоединение к России, более развитой в экономическом и культурном отношении и более мощной политически, имело для народов Кавказа, Закавказья, Молдавии, Казахстана большое прогрессивное значение, ибо способствовало их хозяйственному и культурному росту, содействовало развитию там капиталистических отношений. Централизация вела к быстрой ликвидации в этих странах феодальной раздробленности, являвшейся важной причиной их слабости и отсталости.
Первое время после присоединения новых земель к Российской империи их административно-территориальное деление и управление ими сохраняло черты своеобразия, определявшиеся исторической обстановкой. Но царизм, нетерпимо относившийся к любым элементам независимости колониальных окраин, стремился возможно быстрее уничтожить такие особенности, ликвидировать все следы их былой самостоятельности.
«Великое княжество Финляндское». В 1808—1809 гг. в результате русско-шведской войны к России была присоединена Финляндия. Чтобы привлечь ее на свою сторону, правительство Александра I преобразовало Финляндию, не имевшую в составе Шведского государства автономии, в Великое княжество Финляндское. Российский император стал также и великим князем финляндским. Формально княжество получило автономию. Оно имело свою конституцию, сейм, армию, суд. Финский сейм состоял из четырех сословий: 1) рыцарства и дворянства; 2) духовенства; 3) горожан и 4) крестьян. Характерно, что каждая дворянская фамилия, а их в Финляндии было более двухсот, посылала своего представителя в сейм, в то время, как крестьяне выдвигали одного депутата от судебного округа, то есть в общей сложности всего несколько десятков человек. Желая использовать в своих целях местное лютеранское духовенство, царизм установил, что духовное сословие представляется в сейме только лютеранами. В 1809 году в Финляндии был учрежден в качестве высшего административного и судебного органа Финляндский правительствующий сенат (в 1816 году переименованный в Сенат). Он состоял из двух департаментов: хозяйственного и судебного. При нем находились девять экспедиций, заведовавших отдельными отраслями управления: юстицией, финансами, сельским хозяйством, полицией и др. Члены Сената назначались царем из финляндских граждан, причем не менее половины сенаторов должны были составлять дворяне.
Председателем Сената был назначавшийся царем генерал-губернатор, являвшийся как представитель императора и великого князя финляндского полновластным правителем страны. Генерал-губернатор командовал в Финляндии русскими и финскими войсками, возглавлял гражданскую исполнительную власть и полицию, наблюдая за исполнением законов и судом, руководил губернаторами, стоявшими во главе восьми губерний, на которые была разделена эта страна.
Для заведования делами Финляндии и доклада их царю в Петербурге была учреждена должность министра статс-секретаря по делам Великого княжества Финляндского.
Царь, не раз обещавший свято хранить финляндскую конституцию, бесцеремонно нарушал ее. По конституции ни один закон не мог быть принят или изменен без согласия сейма, который должен был созываться «каждый пятый год или чаще по Высочайшему усмотрению». Но за всю первую половину XIX в. сейм созывался только один раз, а законов за это время было издано немало.
«Царство Польское». В 1815 году Венский конгресс, перекраивавший территории, освобожденные от наполеоновского ига, присоединил к России большую часть земель Польши, существовавшей с 1807 года в качестве суверенного герцогства Варшавского (другие части Польши были переданы конгрессом Австрии и Пруссии). Став главой «Царства Польского», Александр I учел пожелания польской шляхты и требования Венского конгресса и 27 ноября 1815 г. подписал «Хартию государственных установлений», закрепившую автономию Польши с сохранением господствующего положения шляхты. Согласно Хартии раз в два года должен был созываться польский Сейм, состоявший из двух палат: Сената и Палаты депутатов. Сенаторы назначались царем пожизненно из лиц, принадлежавших к императорской фамилии, высшему духовенству и польской аристократии, имевших возраст не моложе 35 лет и плативших прямой налог в размере не менее 2 тыс. злотых. Членами нижней палаты могли быть избраны лица не моложе 30 лет, платившие прямой налог не менее 100 злотых. Большинство в Сейме составляли шляхтичи. Рабочие и крестьяне лишались избирательных прав. Сейм не имел законодательной инициативы. Он мог лишь обсуждать законопроекты, вносимые царским правительством, и представлять петиции (прошения) царю. Последний имел право наложить вето на любой закон, принятый сеймом. Конституция Польши зафиксировала, что заседания сейма являются публичными, а депутатам гарантируется неприкосновенность. Конституция провозглашала свободу печати и объявляла польский язык государственным языков. Устанавливалось также, что право занимать административные и судебные должности имеют лишь подданные Польши, причем ряд постов мог замещаться только земельными собственниками.
Однако все управление «Царством Польским» осуществлялось Государственным советом, где председательствовал наместник императора, а членами были министры и государственные советники, назначаемые царем.
Александр I, присягнув соблюдать конституцию, постоянно и грубо нарушал ее. Николай I после жестокого подавления польского восстания 1830-1831 гг. отменил ненавистную ему Хартию. Изданный им 14 февраля 1832 г. «Органический статут» отменил коронацию русских императоров на польский престол, уничтожил Сейм и создал вместо этого органа «Совет управления Царства Польского» при наместнике императора. Важнейшие дела должны были теперь направляться для решения в Петербург. В 1835 году, прибыв в Варшаву, Николай заявил, чтобы поляки перестали «лелеять мечту о независимой Польше». Энгельс с горечью писал, что Польша была так оккупирована, что не могла и шевельнуться (1). Статья 4 Основных законов Российской империи зафиксировала, что «с императорским всероссийским престолом нераздельны суть престолы Царства Польского и Великого княжества Финляндского».
Присоединение Грузии. В первое десятилетие XIX в. к России были присоединены грузинские царства: в январе 1801 года — Восточно-грузинское, к 1804 году — Имеретия и Мингрелия, в 1810 году — Абхазия и Гурия. Это спасло грузинский народ от опасности поглощения и порабощения отсталыми государствами — султанской Турцией и шахским Ираном и создало возможность для развития производительных сил и культуры Грузии. К середине XIX в. грузинские земли воссоединились в составе Российской империи. Была ликвидирована феодальная разробленность — главный фактор внутренней слабости Грузии.
Пользуясь безвыходным положением Грузии, царизм отказался предоставить ей автономию. Уже в сентябре 1801 года, то есть через несколько месяцев после присоединения, Восточно-грузинское царство манифестом Александра I было упразднено и включено в состав империи в качестве губернии. Позднее под разными предлогами царизм ликвидировал самостоятельность и остальных царств. Вся Грузия была разделена на губернии и уезды. Полновластным правителем грузинских земель стал главнокомандующий русским войском на Кавказе. Он председательствовал в созданном царскими властями верховном грузинском правительстве, в которое входили правитель Грузии (заместитель главнокомандующего по гражданскому управлению), начальники четырех «экспедиций» (органов, на которые разделялось это правительство) и их советники. На все посты назначались русские чиновники, за исключением нескольких должностей советников, предоставленных грузинским князьям. Правительство Грузии руководствовалось в своей деятельности общероссийскими законами.
Азербайджан. В период с 1804 по 1813 гг. к России была присоединена территория современного Азербайджана, где имелось много мелких ханств с владетельными
----------------------
1. См. Маркс и Энгельс, Соч., т. XVI, ч. 2, стр. 27.
-----------------------
ханами во главе. Часть ханств (Ширванское, Талышское и др.), спасаясь от угрозы турецкого и персидского нашествия, добровольно присоединилась к могучему северному соседу. Царское правительство заключило с ними договоры, сохранявшие ханскую власть, но к 1826 году ликвидировало ее. Остальные ханства (Гандяшнекое, Бакинское и др.) были покорены оружием и преобразованы в провинции во главе с военнокомендантским управлением. Власть комендантов, назначавшихся из русских офицеров, была почти столь же безгранична, как и власть прежних ханов. Коменданты председательствовали в местном суде, который мог выносить любые приговоры, кроме смертных, утверждали всех чиновников из местных феодалов и даже главу мусульманского духовенства. Судьба сотен тысяч азербайджанцев зависела от произвола царской военщины.
Армения. В 1828 году по Туркманчайскому миру с Ираном от шахского ига была освобождена и присоединена к России Армения. «Да будет благословен тот час, — писал армянский просветитель Абовян, - когда благодетельная нога русского вступила в землю Армянскую и изгнала проклятое, злое дыхание кизилбашей».
С 1840 года, чтобы «связать Закавказье с Россией гражданскими и политическими узами в единое тело и заставить жителей тамошних говорить, мыслить и чувствовать по-русски», Закавказский край стал управляться «совершенно по примеру внутренних губерний России».
Молдавия. В конце XVIII в. и в первые десятилетия XIX в. на основе ряда международных договоров к империи была присоединена территория Молдавии. Это спасло население страны, разорванной между султанской Турцией и панокой Польшей, от невыносимого гнета польских и турецких феодалов, а также от кровавых набегов ногайских орд. Первоначально новая территория управлялась на основе «Положения о Бессарабской области», выработанного Петербургом совместно с молдавскими боярами. Во главе управления был поставлен Верховный Совет из десяти членов, где председательствовал полномочный наместник царя. Но уже через десять лет полномочного наместника сменил генерал-губернатор, при котором находился в качестве совещательного органа Областной совет, заменивший Верховный Совет и имевший меньше прав. В 1873 году Бессарабская область была преобразована в обычную губернию с русским губернатором во главе.
Казахстан. В первой четверти XIX в. русское подданство принял Казахстан, делившийся тогда на три жуза, или орды, как их именовала царская администрация (старший, средний и младший жузы). Во главе каждого из них стоял хан. Перейдя под власть России, казахи избавились от угрозы порабощения феодальными среднеазиатскими ханствами. Но царизм стал сильно ограничивать самостоятельность жузов. Вскоре ханская власть была вовсе упразднена в Среднем и Малом жузах. B 1822 году территория Среднего жуза была разбита на два округа, которые управлялись окружными приказами, состоявшими из председателя (старшего султана) и четырех заседателей (два русских и два казаха). Округа делились на волости, а те на аулы. Волости возглавлялись волостными султанами, а аулы — старшинами. На этих должностных лицах лежали административные, полицейские и судебные функции. Все они избирались из казахских аристократов и утверждались царской властью. Султаны и старшины по существу были царскими чиновниками. За верноподданную службу они получали землю и чины.
В 1824 году была разбита на три части территория Малого жуза. Каждую из них возглавлял султан — правитель, при котором состоял казачий отряд под командой русских офицеров.
«Устав об управлении инородцев». Желая упорядочить управление народами Сибири, где вскрылись чудовищные злоупотребления, правительство утвердило в 1822 году подготовленный Сперанским проект «Устава об управлении инородцев». Устав разделил жившие в Сибири нерусские национальности на три группы: оседлые, кочующие и бродячие. Оседлые были в основном уравнены в правах и обязанностях с русскими крестьянами. Связанное с этим бремя новых налогов для многих из оседлых, давно лишившихся земли, оказалось настолько невыносимым, что они быстро доходили до совершенного разорения.
Для кочевых и бродячих народов вводилось новое административное устройство. В каждом улусе или стойбище, где жило не менее 15 семей, учреждалось родовое управление во главе со старостой. Над группой родовых управлений ставилась «инородная управа», состоявшая из головы и двух выборных и действовавшая под контролем русских полицейских властей. У бурят и хакасов были созданы еще степные думы — высшие органы «инородческого управления», составлявшиеся из «почетных и лучших родовичей» по одному от улуса и подчинявшиеся непосредственно губернатору.
Устав сохранил власть и привилегии местной эксплуататорской верхушки — тойонов, тайшей, мурз и т. п.,— закрепив за ней роль низовой агентуры правительства. Ее гнет был невероятно тяжел. По свидетельству современника, «плутни старшин довели якутов до крайности: они содержат бедных в совершенном рабстве».
Распространение русского административно-территориального деления с присущей ему системой управления на все присоединенные территории, сопровождавшееся усилением национального гнета, означало укрепление в государственном устройстве России бюрократического централизма, душившего всякую самостоятельность и инициативу мест.
Правительство видело в этом одно из условий упрочения шатавшегося самодержавно-крепостнического строя. Опорой самодержавия на окраинах все более становилась местная знать, эксплуататорские права которой безоговорочно защищались царской администрацией. Двойной гнет — со стороны «своих» феодалов и царских властей — вызывал неоднократные восстания трудящихся масс окраин против феодальной эксплуатации и колониального насилия. Восстания жестоко подавлялись царизмом при поддержке местных феодалов. Так, в 1838 году царская администрация «усмирила» волнения армянских и азербайджанских крестьян, вызванные произволом местных эксплуататоров. В 1839—1840 гг. царские войска беспощадно подавили восстание осетинских крестьян, живших в ущелье Лиахвы, поднявшихся против грузинских князей, объявивших осетин своими крепостными.
В 1841 году крупные силы царских войск вместе с отрядами имеретинских и мингрельских дворян потопили в крови антикрепостническое восстание крестьян Западной Грузии. Упорную борьбу против царских колонизаторов, против произвола и эксплуатации собственных ханов, султанов, нойонов, действовавших при поддержке самодержавия, вели в 20-х—30-х гг. XIX в. крестьяне — горцы Северного Кавказа. Не раз поднимались казахи и сибиряки.
Антифеодальная и антиколониальная боръба народов России потрясала устои крепостного строя. В этой борьбе трудящиеся массы разных национальностей сближались друг с другом и сплачивались вокруг великого русского народа, шедшего в авангарде борцов с крепостничеством. «Из-за насильственного единства виднеется единство свободное.., писал Герцен, - единство, основанное на признании равенства и самобытности».

§ 4. ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ

Разложение крепостного строя, резкое обострение классовой борьбы, грозный пример недавней французской революции, породившей немало толков о желательности ограничения власти царя,— все это ставило вопрос о необходимости серьезного изменения политического строя. Но дворянство видело якорь спасения для крепостничества в максимальном укреплении самодержавия как главного защитника помещичьих привилегий. Поэтому дальнейшее развитие системы органов Российского государства, несмотря на периоды заигрывания монархов с либерализмом, шло по линии всемерной централизации и бюрократизации государственного аппарата с целью упрочения абсолютизма.
Император. Вся полнота государственной власти нераздельно принадлежала императору. Император, как и в XVIII в., сам издавал законы, возглавлял исполнительную и судебную власть, церковь, армию и флот, руководил всей внутренней и внешней политикой, бесконтрольно распоряжался финансами страны и даже сам устанавливал себе содержание. Пользуясь определением, данным Марксом прусской абсолютной монархии, можно сказать, что император был единственной политической личностью в России, что его особа определяла собою систему управления Российской империей. «То, что он делает или что его заставляют делать, то, что он думает или что влагают ему в уста, — это думает и делает государство...» (1). Недаром Николай I называл государство своей «командой».
--------------------------
1. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., т. 1, стр. 375.
--------------------------
Юридическая неограниченность правомочий царя создавала видимость надклассовости его власти, в связи с чем защитники царизма утверждали, что самодержавие якобы служит «всеобщему благу». На деле русское самодержавие, как и все формы абсолютизма, было последним этапом феодального государства, политической формой диктатуры дворян-крепостников. В этом отдавал себе отчет даже «всевластный» Николай I, который заявил уполномоченным от дворянства: «Вся моя сила в вас, во главе вас я непобедим». Однако классовый характер самодержавия нисколько не устранял, как отмечал В. И. Ленин, громадной независимости царской власти в России.
Чтобы еще более упрочить положение «благополучно царствующего императорского дома», в 1797 году был установлен строгий порядок наследования престола по принципу первородства. После смерти монарха престол переходил к старшему сыну.
Императору принадлежала власть управления на всем пространстве России. Все центральные государственные органы были лишь совещательными учреждениями при государе. В зависимости от характера участия царя в их деятельности они делились на две категории:
1) органы верховного управления: Государственный совет, Комитет министров, Собственная канцелярия царя, Комиссия прошений, Министерство императорского двора. Здесь «власть государя действовала непосредственно», то есть он председательствовал или в иной форме принимал личное участие в работе этих органов;
2) органы подчиненного управления: Сенат и министерства, которым император в определенной степени вверял власть и которые действовали «его именем и по его повелению», то есть самостоятельно ведали отдельными отраслями управления.

продолжение главы...