Партизанское движение в Забайкальской области


вернуться в оглавление книги...

С.Н.Шишкин. "Гражданская война на Дальнем Востоке"
Военное издательство министерства обороны СССР, Москва, 1957 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Партизанское движение в Забайкальской области

Партизанское движение в Забайкальской области развивалось в двух районах: к востоку от Читы — в треугольнике, образованном железными дорогами Чита — ст. Ерофей Павлович, Чита — Маньчжурия, река Аргунь, и южнее Читы в верховьях рек Онон и Ингода. Позже развернулась партизанская борьба также в Западном Забайкалье и в районе южнее Верхнеудинска. Наиболее широкий размах партизанское движение получило в Восточном Забайкалье. Расположенные здесь рудники, прииски и железные дороги способствовали образованию довольно значительной рабочей прослойки. Отхожим промыслом на приисках были заняты и многие крестьяне. Кроме того, большую часть населения, проживавшего в районах Нерчинска, Сретенска, Александровского и Газимурского заводов, составляли бывшие ссыльные.
Именно поэтому восточное Забайкалье отличалось своей революционностью. Наряду с Читой оно являлось основным поставщиком бойцов для красногвардейских отрядов в 1918 г., сражавшихся на Даурском фронте. Оно же стало ареной ожесточенной борьбы против интервентов и Семенова в 1919 г.
Инициаторами партизанско-повстанческого движения в Забайкалье, так же как и на всем Дальнем Востоке, были коммунисты. Уйдя в глубокое подполье и скрываясь в тайге, они создавали из бывших красногвардейцев, рабочих, а также революционно настроенных казаков и крестьян повстанческие организации.
Одной из первых таких организаций в Забайкалье была Алтагачанская «лесная коммуна», созданная в ноябре 1918 г. в районе Александровского завода М. И. Бородиным, С. С. Киргизовым, С. П. Зарубиным, М. М. Якимовым и другими. Члены ее развернули широкую работу в окружающих селениях. Почти в каждом селе были созданы ячейки сочувствующих Советской власти, через которые партизаны непосредственно связывались с населением. Через ячейки же было организовано и получение оружия. Собрания ячеек происходили тайно. Открытых митингов не было. Агитация среди населения велась путем индивидуальных бесед.
Жестокие расправы семеновцев и интервентов с людьми, заподозренными в сочувствии Советской власти, вызвали зимой 1918—1919 гг. ряд восстаний. Наиболее крупным из них было восстание на Александровском заводе, жители которого, узнав о приближении японского эскадрона, покинули поселок, устроили засаду в горах и при возвращении японцев почти полностью истребили их. После этого они ушли в тайгу и присоединились к партизанам.
В феврале в казачьей станице Аркинской вспыхнуло восстание, подготовленное группой партийных и советских работников. Это восстание было подавлено, но уже в следующем месяце искры восстания перекинулись па Газимурский завод, в Верх. Талачу и другие пункты. Одновременно вспыхнуло восстание на юге в староверческих деревнях Кулында и Былыра, расположенных по верхнему течению реки Онон. Сопротивление, оказанное здесь повстанцами семеновцам, отличалось необычайным упорством. Соединившись с группой алханайских партизан (1) и заняв выгодные позиции на сопках, повстанцы четыре месяца успешно отбивали все атаки семеновских карательных отрядов. В 20-х числах марта 1919 г. алтагачанская группа была реорга-
--------------------------------------------------
1. Партизанский отряд, организованный в Алханайских горах из партийных и советских работников Акшинского уезда.
--------------------------------------------------
низована в отряд и произвела удачный ночной налет на казачью белогвардейскую дружину, размещавшуюся в станице Онон-Борзя. В конце марта алтагачанцы предприняли более крупное нападение на селение Курунзулай, захватили два пулемета и взяли в плен 80 казаков. Все взрослое мужское население Курунзулая, способное носить оружие, влилось в партизанский отряд. В отряд была принята также и часть пленных казаков, изъявивших желание вести беспощадную борьбу с интервентами и семеновцами.
После Курунзулайского боя повстанческое движение приняло массовый характер. К партизанам присоединились многие жители станиц Ложниково, Цаган-Олуевской, Богдать, Аргунской, Газимурского завода и др. Движение охватило население всей территории между реками Шилкой и Аргуныо и Докатилось на севере до поселка Будюмканского. Партизаны заняли Александровский завод, где были сформированы два эскадрона. Теперь количество бойцов, имеющих лошадей и оружие, возросло до тысячи.
В апреле из Алтагачанского отряда, отошедшего к станице Аркинский, и нескольких других, более мелких, были созданы четыре кавалерийских полка, насчитывавших уже в общей сложности до 2 тыс. бойцов. Был создан военно-революционный штаб, который установил связь с подпольным комитетом Коммунистической партии в Чите. Комитет через своих уполномоченных направлял деятельность партизан и оказывал им всестороннюю помощь. Благодаря помощи партийного комитета при военно-революционном штабе начал функционировать агитационный отдел, издававший газету «Красноармеец». Командующим партизанскими полками штаб избрал П. Н. Журавлева, воевавшего на русско-германском фронте во время первой мировой войны и имевшего опыт борьбы с белогвардейцами на Даурском фронте. Журавлев был волевым, хладнокровным и храбрым командиром. Он заслуженно пользовался большим авторитетом у партизан.
Сгруппировавшись в районе поселка Будюмкаиского, партизаны в конце апреля 1919 г. развернули наступление на юг. Главные силы в составе трех полков двинулись на Нерчинский завод, где находились большие запасы вооружения и боеприпасов. 4-й полк направился по западному берегу реки Аргуни с задачей поднять восстание в прибрежных селениях.
В середине мая главная группировка, разбив на пути в районе Богдати белогвардейский отряд Войлошникова, достигла Нерчинского завода и завязала бои за овладение им. Однако двукратная попытка овладеть Нерчинским заводом не увенчалась успехом. Белые артиллерийским огнем отбили нападение партизан. Тогда 1-й революционный партизанский полк под командованием Журавлева 19 мая произвел внезапный налет на Газимурский завод, разгромил вражеский гарнизон и перерезал сообщение Нерчинского завода с г. Сретенском. Партизаны захватили склады с вооружением, боеприпасами, обмундированием и продовольствием, истребили 12 офицеров, взяли в плен роту семеновской пехоты и часть учебной команды. Разрыв сообщения Сретенска с Нерчинским и Газимурским заводами и захват партизанами последнего вынудили семеновское командование направить сюда крупные части. Два полка конницы и пехоты белых выступили на помощь своим гарнизонам.
В конце мая произошли ожесточенные бои в районе Б. Зерентуя, продолжавшиеся двое суток. Белым удалось разрезать партизанские силы на три группы и оттеснить их. Одна группа отошла к реке Аргуни на соединение с 4-м полком; вторая — отступила к Богдати; 1-й полк, оставшийся в районе Газимурского завода, с тяжелыми боями вынужден был пробиваться на север.
После больших переходов и тяжелого боя с неудачным исходом под деревней Башурово все полки сосредоточились в районе Усть-Урова. Противник, понесший большие потери, не смог организовать преследования.
Весенние бои и отход на север были первым серьезным испытанием для партизан. В этих боях закалялась и оттачивалась воля к борьбе. Отсеивались все колеблющиеся и неустойчивые элементы, стихийно примкнувшие на первых порах к движению, выявлялись наиболее способные и смелые командиры. Несмотря на то, что состав полков уменьшился почти на одну четверть, внутренняя сплоченность, сколоченность, дисциплина и боевые качества партизан повысились. Это дало возможность командованию после небольшого перерыва и ряда организационных мероприятий снова начать активные действия.
В июне и июле 1919 г. партизаны провели ряд удачных боев с белогвардейцами и достигли крупных успехов. 1-й революционный кавалерийский полк предпринял экспедицию на Газимурский завод и наголову разбил там два семеновских казачьих полка. 4-й революционный кавалерийский полк, действуя по-прежнему вдоль западного берега Аргуни, занял станицу Аргунскую, вынудив белоказачью дружину к паническому бегству на китайскую территорию. Спускаясь далее на юг, полк оттеснил вражеские гарнизоны до селения Зоргол.
2-й революционный кавалерийский полк после боев в районе деревни Береи овладел Богдатью и развивал успешное наступление против белогвардейцев в направлении Нерчинского завода с севера. Белые несколько раз пытались отбросить партизан из Богдати, но каждый раз терпели поражение. При одной из таких попыток, предпринятой в первых числах июля, семь сотен семеновской конницы подверглись стремительным ударам по флангам и тылу и были окружены партизанами. Только с большими потерями противник смог вырваться из кольца, оставив на поле боя орудие со снарядами и много другого вооружения. Под влиянием разгрома у Богдати, а также вследствие революционной пропаганды 15 июля восстал 1-й Забайкальский белоказачий полк, размещавшийся в 50 км от Богдати. Он в полном составе, за исключением офицеров, перешел к партизанам. Получив название 5-го революционного кавалерийского полка, восставшие казаки приняли активное участие в последующих боях против семеновцев и интервентов.
Вследствие этого восстания, а также ввиду угрозы, нависшей с севера, белогвардейцы взорвали склады боеприпасов на Нерчинском заводе и отступили на юг. В конце июля и в первых числах августа 1, 2, 4 и 5-й партизанские полки, очистив от семеновцев почти всю полосу местности между реками Аргунь и Газимур, вели бои уже значительно южнее Газимурского и Нерчинского заводов, в районах населенных пунктов Кокуй, Доно, Калга и к северу от Зоргола.
В то же время 3-й революционный кавалерийский полк, направленный к реке Шилке с задачей поднять восстания в прибрежных селениях, развернул успешные действия на этой важной водной коммуникации врага. В августе и первой половине сентября партизаны совершенно дезорганизовали речное сообщение интервентов с Амурской областью. Все транспорты, направлявшиеся из Сретенска к Амуру, подвергались обстрелу и либо поворачивали назад, либо захватывались партизанами.
Нарушение речного судоходства на Шилке приобрело особо важное значение потому, что как раз в это время восставшие рабочие железнодорожных мастерских ст. Зилово Амурской железной дороги организовали летучий партизанский отряд в 250 человек и парализовали сообщение на участке ст. Зилово — ст. Урюм. Японцы и семеновцы двинули против Зиловского отряда до двух полков пехоты и конницы, поддержанных двумя бронепоездами, но успеха не добились. Временно отойдя из-за отсутствия боеприпасов к станице Ломовской и объединившись здесь с партизанским отрядом Ф. А. Погодаева, зиловцы возобновили наступление и стремительным ударом отбросили противника к ст. Бушулей.
8 первых числах сентября Шилкинский и Железнодорожный районы партизанского движения, значительно расширившиеся на юго-запад и северо-восток, составляли уже один общий район активных действий партизанских отрядов, объединенных единым командованием Ф. А. Погодаева, ставшего заместителем Журавлева на сретенском направлении. 9 сентября партизаны с боем заняли селение Фарково, приблизившись к Сретенску на 8—10 км.
К середине сентября 1919 г. в руках партизан находился по существу весь северо-восточный угол Забайкальской области. По Амурской железной дороге они парализовали движение на всем протяжении от ст. Ерофей Павлович до ст. Бушулей, сомкнув таким образом фронт своих действий с амурскими партизанами. На Шилке партизаны являлись хозяевами на нижнем и среднем течении реки почти до Сретенска. В полосе между реками Аргунь и Газимур партизанские полки занимали весь район до Нерчинского завода. Образовался Восточно-Забайкальский партизанский фронт. Силы партизан к этому времени состояли уже из шести кавалерийских, двух пехотных полков и китайского пехотного батальона, на вооружении которых, кроме винтовок, берданок и сабель, были две горные пушки и несколько пулеметов. В Забайкалье, так же как и в Приамурье и в других областях Дальнего Востока, проживавшие здесь китайские труженики рука об руку с русскими рабочими и крестьянами вели борьбу против общего врага — американо-японских интервентов. Общая численность активных бойцов достигала 3 тыс. Партизаны имели свой военно-административный центр в станице Богдать, вполне слаженный штаб, политический аппарат, небольшую, но крепко спаянную партийную организацию и испытанный в боях командный состав. У командования был даже свой представитель в Китае, через которого осуществлялась связь с внешним миром и доставлялась часть продуктов, медикаментов и оружия.
Несмотря на все усилия, Семенов не смог своими силами подавить партизанское движение. Посылаемые им для этой цели войска или терпели поражение и разбегались, или переходили на сторону партизан. Так, вслед за 1-м Забайкальским казачьим полком 5 сентября восстал и присоединился к партизанам 3-й Забайкальский казачий полк. Днем раньше, 4 сентября, перешла на сторону 3-го революционного полка семеновская дружина в составе 130 человек. Силы партизан быстро увеличивались и крепли.
Интервенты, видя нависавшую над ними угрозу, решили одним ударом покончить с партизанами. С этой целью командир оккупировавшей Забайкальскую область 5-й японской пехотной дивизии генерал Судзуки составил совместно с Семеновым план разгрома партизан. Сущность этого плана состояла в том, чтобы концентрическим наступлением японо-белогвардейских частей с четырех сторон прочесать всю территорию, охваченную движением, окружить главные силы партизан в районе Богдати и уничтожить их.
Подготовку к наступлению японское и семеновское командование начало осуществлять еще с конца августа 1919 г., но наиболее интенсивно она развернулась с половины сентября и проводилась по всем правилам обеспечения крупной наступательной операции. Ремонтировались дороги и мосты, наводились переправы, прокладывались телеграфные и телефонные линии связи. Для перевозки солдат и боевых грузов была объявлена мобилизация крестьянских подвод.
Наступление началось 25 сентября. Первые стычки произошли на реке Шилке в районе Шилкинского завода, где группировался 3-й революционный кавалерийский полк. Противник бросил сюда из Сретенска шесть японских рот, поддержанных 4-орудийной батареей, один бурят-казачий кавалерийский полк и несколько белоказачьих дружин. Кроме того, японцы направили вниз по Шилке два блиндированных парохода, вооруженных полевыми орудиями и пулеметами. В результате развернувшихся боев неприятель оттеснил 3-й революционный кавалерийский полк к ст. Зилово, прорвал фронт и повел наступление в сторону Богдати, охватывая ее с севера и востока. Одновременно значительные силы белоказачьей конницы и японцев двигались с юга.
26 сентября белогвардейские отряды появились уже на реке Уров в 40 км к югу от Богдати. Чтобы не допустить окружения, партизаны частью сил перешли в наступление. Обойдя фланги вражеской группировки, двигавшейся от реки Уров, они отбросили ее. Но уже на следующий день японцы и семеновцы, получив подкрепление, снова начали наступать в сторону Богдати. Они сосредоточили около 2 тыс. пехоты и 6 тыс. конницы. Партизанские полки, ведя тяжелые арьергардные бои с превосходящими силами врага, вынуждены были отходить к своей «столице». К 29 сентября противник перерезал все пути, ведущие из Богдати, и сомкнул кольцо окружения. Партизанское командование решило прорвать вражеское кольцо ударом в направлении на деревню Хомяки (30 км южнее Богдати) с последующим выходом в район Нерчинского завода.
В ударную группу вошли три кавалерийских полка (без трех сотен) и китайский пехотный батальон, усиленные двумя орудиями и пятью пулеметами. Часть сил (один полк с тремя сотнями) должна была прикрывать Богдать и действия ударной группы с запада по реке Урюмкан.
Наступление партизан началось с утра 30 сентября. Партизаны полностью разгромили батальон японской пехоты, захватили бомбомет, два пулемета и свыше 500 винтовок, но при дальнейшем продвижении встретили еще более крупные силы противника, занявшего выгодные позиции на подступах к деревне Хомяки. После неудачных попыток прорвать вражеские позиции главные силы партизан, разбившись на мелкие группы, вышли таежными тропами на север в направлении к Усть-Урову. Японцы и семеновцы, связанные боями с вышедшим к ним в тыл партизанским конным отрядом, не смогли помешать этому отходу.
Так закончились богдатские бои, продолжавшиеся почти пять суток. Хотя противнику и удалось захватить партизанский центр — станицу Богдать, но главная задача — уничтожение партизанских сил оказалась невыполненной. Японцы потеряли в этих боях до 300 человек убитыми и много раненых. Потери партизан были значительно меньше.
После захвата японцами Богдати и выхода партизан из окружения начался новый период борьбы, характеризующийся решительным изменением партизанской тактики.
До богдатских боев командование партизанскими силами, опираясь на массовое движение, стремилось закрепить и расширить освобожденную от интервентов и белогвардейцев территорию путем создания линии постоянного боевого соприкосновения с противником, преграждавшей ему доступ в охваченные партизанским движением районы. Такой фронт был создан к середине сентября 1919 года в северо-восточной части Забайкалья. Это была попытка перенести опыт первой мировой войны, в которой участвовало большинство партизанских командиров, на партизанские действия. Но создание постоянного фронта неизбежно приводило к позиционным формам борьбы, при которых противник, обладавший численным превосходством, а главное — преимуществом в технике, оказывался в более выгодном положении. На беспокоясь за свои тылы, он мог свободно производить перегруппировки, сосредоточивать силы и наносить удары по партизанскому фронту в любом месте. В то же время у партизан, остававшихся длительное время в одном районе, иссякали боевые и продовольственные запасы, уменьшалась возможность пополнять свои ряды свежими силами. Широкое наступление японских интервентов и окружение ими партизанских полков во второй половине сентября 1919 г. стало в значительной мере возможным потому, что партизаны стремились закрепиться в районе Богдати и во что бы то ни стало удержать его путем позиционной борьбы.
Учтя опыт богдатских боев, партизанское командование более решительно переходит к тактике глубоких рейдов по вражеским тылам и коммуникациям. Позиционной борьбе отводится теперь лишь подсобная роль: при обороне баз и лазаретов. Такая тактика соответствовала и составу партизанских сил, которые в отличие от партизанских отрядов других областей Дальнего Востока состояли преимущественно из конницы.
Глубокими рейдами в тыл и дерзкими налетами на базы, коммуникации и гарнизоны партизаны сорвали попытку интервентов и семеновцев установить общий фронт с амурскими белоказаками и 14-й японской пехотной дивизией, находившейся в Амурской области. Противник вынужден был для прикрытия тылов оттянуть значительную часть своих сил к Сретенску. Воспользовавшись этим, партизанские полки в конце ноября и в первых числах декабря 1919 г. вновь овладели Богдатью и заняли станицу Аргунскую.
Из боевых действий этого периода (ноябрь—декабрь) особенно выделялись два крупных боя, выигранных партизанами: первый — под Кунгурово, второй — под Олинском (севернее Нерчинска). Перед боем под Кунгурово партизанский «летучий отряд» под командованием Якимова, пройдя за сутки 85 км, вместе с приданным ему 3 м революционным кавалерийским полком охватил противника с четырех сторон. 29 ноября партизаны нанесли главный удар силами пяти сотен с запада и после 5—6-часового боя ворвались в Кунгурово. В результате смелого маневра был взят в плен пехотный батальон белогвардейцев с 12 офицерами и разбит белоказачий кавалерийский полк. В руки партизан попали два орудия, четыре станковых пулемета и большой обоз с продовольствием, патронами и снарядами. Разбив белогвардейцев под Кунгурово, партизаны сорвали готовившееся в это время японцами и белогвардейцами новое наступление на Богдать.
Бой под Олинском был выигран 7-м революционным кавалерийским полком, сформированным Погодаевым из Зиловского, Могочинского и Ломовского конных отрядов. Перед этим боем 7-й полк вышел в середине декабря на реку Шилка и внезапным ударом разгромил семеновские гарнизоны в станицах Б. Боты и Ломовская. В Ломовской к партизанам присоединились две новые сотни казаков-красногвардейцев бывшего Даурского фронта, скрывавшиеся в лесах.
Белогвардейцы направили из Сретенска против партизан два кавалерийских полка с двумя орудиями. Погодаев выслал две сотни для обхода наступавшего противника с тыла, а сам с четырьмя сотнями перешел в атаку с фронта. В результате двойного удара белогвардейцы были разбиты и отброшены к Сретенску, оставив более 100 убитыми и много раненых.
Партизаны преследовали остатки разгромленных полков до Фарково, где были остановлены огнем бронепоездов со стороны Сретенска. После этого Погодаев двинулся с полком в район к северу от железной дороги Нерчинск — Сретенск для оказания помощи повстанцам в селе Стар. Олов, против которых семеновцы послали крупные силы.
В 20-х числах декабря партизаны последовательными ударами оттеснили противника к селу Зюльзя, а затем к селу Олинское. В это время Погодаев сформировал и вооружил еще одну сотню. К 24 декабря противник, сосредоточившийся в Одиноком и в районе этого села, имел четыре кавалерийских полка общей численностью в 1 500 сабель с двумя орудиями. У партизан было 800 сабель. Погодаев послал две сотни в тыл белогвардейцам с задачей отрезать им пути отхода в сторону Нерчинска; три сотни были направлены по правому берегу реки Нерча для удара во фланг с юга и три сотни должны были наступать с фронта. В ночь на 25 декабря партизаны перешли в наступление. Завязался ожесточенный бой. В то время как противник сосредоточил свое внимание на отражении атак с фронта, партизанские обходящие сотни в результате решительного маневра нанесли удары по его флангу и тылу, захватив при этом вражескую артиллерию. В результате боя белогвардейцы оставили около 300 человек убитыми и более 200 тяжелоранеными. Партизаны захватили много патронов, два пулемета и штабы полков. После боя под Олинском 7-й революционный полк вернулся на реку Шилку в ст. Ломовскую и здесь остановился на отдых, во время которого к полку присоединилось еще 500 человек. Все они были хорошо вооружены захваченным у белогвардейцев оружием.
Рейд 7-го революционного полка в район севернее Нерчинска и бой под Олинском явились своего рода подготовкой для последующего наступления на Сретенск. Во время рейда партизаны нанесли большие потери белогвардейцам и вовлекли в сферу партизанско-повстанческого движения население нового большого района, за счет чего значительно увеличили свои силы. Этот рейд проводился по указанию читинского подпольного комитета коммунистов. Накануне рейда Погодаев нелегально приезжал в Читу.
Между тем другие партизанские полки, очищая от вражеских групп район Богдати и побережье Аргуни, в течение декабря почти полностью восстановили то положение, которое они занимали до сентябрьского наступления японо-белогвардейцев. Разница заключалась в том, что теперь силы партизан еще более увеличились. К январю 1920 г. они состояли уже из семи кавалерийских и двух пехотных полков при 18 орудиях и 70 пулеметах. Январь и февраль 1920 г. были периодом дальнейшего накапливания сил. В это время были сформированы 8, 9 и 10-й кавалерийские полки.
Прервав сообщение Читы с Благовещенском и нависая с севера над железной дорогой Чита — Маньчжурия, партизанские полки Восточного Забайкалья отвлекали большую часть интервенционистских и семеновских войск, что создавало благоприятные условия для развертывания повстанческого движения в Западном Забайкалье.
6 ноября 1919 г. здесь вспыхнуло восстание в селе Доронинском (155 км южнее Читы). Распространяясь на запад, оно быстро охватило селения на побережье реки Ингоды. Повстанцы организовали партизанский отряд, который разбил белоказачью дружину, двинувшуюся было на подавление восстания, и занял большое село Татаурово (60 км юго-западнее Читы), а также ст. Дровяную. Только при помощи японцев, прибывших на Ингоду с артиллерией и пулеметами, семеновцам удалось подавить восстание.
В декабре к югу от Верхнеудинска развернулось еще более мощное повстанческое движение, подготовленное прибайкальским подпольным комитетом коммунистов. Основными центрами его были населенные пункты Мухор-Шибирь, Бичура, Десятниково и Тарбагатай. Для руководства восстанием был создан военно-революционный штаб, который 22 декабря объявил все села и деревни Прибайкалья (Верхнеудинский, Троицкосавский уезды, Ново-Селенгинский и Хоринский бурят-монгольские аймаки) на военном положении и призвал местные организации провести мобилизацию революционного крестьянства и казачества. Организованные коммунистами инициативные группы повстанцев начали расширять район восстания в трех направлениях: к Ново-Селенгинску, Петровскому заводу и к реке Чикой. Для прикрытия от нападения интервентов и белогвардейцев со стороны Читы был создан отряд в селе Черемхово, занявший Ямаровский курорт. Движение быстро распространилось по всему бассейну среднего течения реки Селенги и достигло реки Чикой. В присоединившихся к восстанию районах возникали районные штабы и формировались партизанские отряды.
29 декабря партизаны внезапным ночным налетом освободили Ново-Селенгинск, захватив здесь до 500 лошадей, 600 винтовок и большой обоз белогвардейцев. В результате занятия Ново-Селенгинска была прервана связь Верхнеудинска с Троицкосавском.
В конце декабря семеновцы направили из Верхнеудинска для подавления разраставшегося движения две карательные экспедиции. На Ново-Селенгинск был послан отряд из двух рот 30-го Нерчинского полка, а на Тарбагатай двинулась группа, выделенная из Дикой дивизии, в 400 штыков с одной сотней сабель при двух орудиях.
Ни та, ни другая группа карателей не выполнили поставленных перед ними задач. Солдаты Нерчинского полка, еще ранее распропагандированные Верхнеудинским подпольным большевистским комитетом, при встрече с повстанцами в районе села Иволгинские Ключи перешли на сторону партизан. Группа Дикой дивизии получила отпор от тарбагатайских партизан, поддержанных всем населением окрестных сел, и, потерпев поражение, отошла на север.
После неудач, постигших семеновские карательные экспедиции, американское и японское командование в Верхнеудинске решило в первых числах января 1920 г. организовать более широкое наступление. Оно намеревалось одновременными ударами с трех сторон, направленными к центрам восстания, разгромить и ликвидировать силы повстанцев. С этой целью 4 января японо-белогвардейский отряд численностью до 1 200 человек при двух орудиях и восьми пулеметах выступил со ст. Петровский завод в направлении Харауз, Мухор-Шибирь. В тот же день из Верхнеудинска на Мухино и далее на Ново-Селенгинск двинулись части Дикой дивизии в составе 400 штыков и 500 сабель, также с двумя орудиями. Одновременно из Троинкосавска на север должен был наступать дивизион имени Крымова, насчитывавший до 350 сабель, 200 штыков при шести пулеметах. Партизаны имели к этому времени до 6 тыс. бойцов, но силы их были разбросаны на большом пространстве от реки Чикой до реки Селенги.
В период с 4 по 15 января произошло несколько боев на всех трех направлениях. Наибольшей длительностью и напряжением отличались бои на северных участках. Японо-белогвардейскому отряду, наступавшему от ст. Петровский завод, удалось 5—6 января нанести поражение партизанам под Хараузом, Хара-Шибирью и захватить населенные пункты Мухор-Шибирь, Нов. и Ст. Заган, а также Шаралдай. Партизаны отступили на юг. Они потерпели здесь поражение потому, что командование не имело еще достаточного опыта борьбы с регулярными частями интервентов, в частности с японцами.
На других направлениях события развивались более благоприятно для партизан. Отряд Дикой дивизии, захвативший было 6 января Мухино, при попытках продвинуться к Ново-Селенгинску наткнулся на крупные силы повстанцев и был отброшен обратно к Верхнеудинску.
8 января бичурская группа партизан наголову разбила под селением Окино-Ключи белоказачий дивизион имени Крымова. Здесь противник потерял 125 человек убитыми, 150 пленными и оставил на поле боя все вооружение. Остатки дивизиона бежали в Монголию. Отпор, данный частям Дикой дивизии, и в особенности победа, одержанная бичурскими партизанами на троицкосавском направлении, имели большое значение для дальнейшего развертывания партизанского движения. Замысел командования интервентов нанести по партизанам концентрический удар был сорван, и военно-революционный штаб получил возможность быстро перегруппировать свои силы. Опираясь на этот успех, Бичурский районный штаб провел широкую мобилизацию населения для отпора врагу, двигавшемуся с севера. Спешно формировались новые партизанские отряды, которые вместе с бичурской группой были брошены к Мухор-Шибири. Один из таких отрядов, созданный в селе Барыкина, численностью до 500 человек двинулся в тыл японо-белогвардейцам. 11 января передовые части партизан начали наступление.
Между тем командование интервентов, получив сведения о разгроме троицкосавской группировки и отступлении отряда Дикой дивизии, а также о подходе крупных сил повстанцев, решило прекратить дальнейшее продвижение на юг и отвести свои войска назад. Но обратный путь был перерезан барыкинскими повстанцами и партизанской конницей. Это вынудило японцев и белогвардейцев пробиваться по долине реки Хилок.
После стычек в районе Шибартуя петровская группировка врага отошла к населенному пункту Нов. Зардома. 12 января здесь разыгрался ожесточенный бой. Японцы и белогвардейцы, укрывшись от январского мороза в домах, превращенных ими в укрепленные огневые точки, яростно отбивались от наседавших со всех сторон партизан. Бой длился весь день. Наконец, противник, убедившись в том, что ночь может оказаться для него гибельной, с наступлением темноты начал отходить на северо-восток. Попадая на засады, устраиваемые жителями окрестных сел, и подвергаясь непрерывным ударам с тыла, японцы и белые вышли на железную дорогу в районе ст. Тарбагатай. В ходе боев им были нанесены партизанами большие потери.
В это время Дикая дивизия, оправившись после понесенного поражения и пополнив свои ряды, вновь предприняла наступление. На этот раз она действовала в полном составе под командованием генерала Левицкого. Воспользовавшись отвлечением главных сил партизан на петровское направление, белые достигли некоторых успехов. Им удалось прорваться по западному берегу реки Селенги и 12 января захватить село Ганзурина. Белогвардейцы, обозленные неудачами, сопровождали свой путь самыми зверскими расправами над местными жителями. Они предавали огню целые селения, заживо сжигали в домах женщин, стариков и детей. 13 января партизаны Тарбагатайского района пытались выбить противника из Ганзурина и предприняли ночную атаку, но попали под сильный пулеметный огонь и с потерями вынуждены были отступить.
После ганзуринского боя Дикая дивизия продолжала движение на Ново-Селенгинск. Однако определившийся уже к этому времени разгром японо-белогвардейцев под Нов. Зардомой, а также тревожные сведения, получаемые из Верхнеудинска, где чешские войска заняли враждебную позицию по отношению к семеновцам, не могли сулить ничего хорошего карателям. Внутри Дикой дивизии под влиянием неблагоприятно складывавшейся обстановки произошел раскол. Белогвардейская верхушка, возглавляемая генералом Левицким, настаивала на возвращении в Верхнеудинск; чахарская часть, состоявшая из наемников-бандитов, требовала ухода в Монголию. Чахары подняли восстание. При подходе к Гусиному озеру они внезапно напали на русских белогвардейцев, перерубили их и, захватив все имущество и вооружение, ушли в Монголию (1). Так плачевно закончилась и эта попытка интервентов и семеновцев разгромить прибайкальских партизан.
К середине января вся территория между реками Чикой и Селенга была очищена от белогвардейцев. Японские и семеновские гарнизоны оставались лишь в Верхнеудинске, Троицкосавске, на Петровском заводе и на наиболее крупных станциях. Но и здесь враг не мог считать свое положение прочным.
-----------------------------------------------------
1. Левицкий и его подручные получили достойное возмездие за чинимые зверства над мирными жителями. Чахары раздели их и голыми заморозили во льду Гусиного озера.
----------------------------------------------------
Во второй половине января и в первых числах февраля пламя народных восстаний распространилось почти на все Западное Забайкалье. Партизанские отряды, возникшие в Баргузинском уезде и в устье рек Селенга и Уда, вместе с партизанами южных районов создавали серьезную угрозу Забайкальской железной дороге, являвшейся единственной коммуникацией интервентов между Иркутском и Читой.
На очередь дня встала неотложная задача — объединить силы партизан, создать единую стройную военную организацию, восстановить Советы в охваченных восстанием районах. С этой целью по инициативе прибайкальского подпольного комитета коммунистов и военно-революционного штаба 25 января 1920г. в селе Бичура был созван съезд восставшего трудового народа Западного Забайкалья. Съезд решил восстановить Советскую власть и избрал Центральный исполнительный комитет Советов Прибайкалья. Было принято решение реорганизовать все партизанские отряды по принципу регулярной армии, положив в основу полк в составе шести стрелковых рот, трех кавалерийских эскадронов и пулеметной команды с общей численностью в 2 тыс. человек. Все местные районные штабы и многочисленные фронты, стихийно возникшие в ходе борьбы, ликвидировались. Был создан единый главный штаб и оставлены боевые участки на главных направлениях: верхнеудинском, троицкосавском, петровско-заводском, удо-илькинском (севернее Забайкальской железной дороги в устье реки Уды) и чикойском. Съезд принял также резолюцию, требовавшую немедленно эвакуировать иностранные войска и возвратить восставшему народу все захваченное у него имущество.
Бичурский съезд сыграл важную роль в деле объединения и организации сил трудящегося населения Западного Забайкалья для борьбы с интервентами и семеновщиной. Он положил начало созданию Народно-революционной армии, явившейся главной военной силой в последующей борьбе за освобождение Дальнего Востока.

продолжение книги...