Действия флотов в ходе стратегического наступления


перейти в начало книги...

А.В.Басов "Флот в Великой Отечественной войне 1941-1945"
Издательство "Наука", Москва, 1980 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Действия флотов в ходе стратегического наступления

В ходе стратегической обороны потребность сухопутных войск в помощи флота возникла вследствие непредвиденных крайних обстоятельств, складывавшихся на приморских направлениях. С переходом в стратегическое наступление командование учитывало боевые возможности флотов и стремилось планомерно использовать их. Как правило, замысел наступательной операции сухопутных войск на приморском направлении определял и боевые действия на море.
Применение флота в стратегическом наступлении проявилось прежде всего в обеспечении перевозок сухопутных войск морем с целью создания ударных группировок для наступления. Обычно они создавались на изолированных плацдармах, которые ранее были захвачены морскими десантами (Мысхако, Керчь) или удерживались войсками (район Туапсе, Новороссийска, ораниенбаумский плацдарм, п-ов Средний). Перевозки организовывали и тогда, когда имеющиеся сухопутные транспортные средства не позволяли их осуществить в заданный срок, как, например, перевозили части 10-го и 11-го стрелковых и 4-го кавалерийского корпусов из Красноводска и Астрахани в район Махачкалы или 2-ю ударную армию — с нарвского на тартуский участок фронта, 21-ю армию — с южного берега Финского залива на северный.
Перевозки сухопутных войск морским транспортом осуществлялись на различные расстояния; пункты погрузки и выгрузки находились в зоне одной или двух смежных военно-морских баз. Маршруты перевозок пролегали в операционной зоне флота, где наши силы поддерживали благоприятный оперативный режим. Поэтому они осуществлялись в порядке повседневной деятельности в системе небольших конвоев.
Порядок перевозок войск и техники согласовывался между общевойсковым и морским командованием. Командование морских оборонительных районов или военно-морских баз на время движения конвоев усиливало все виды обороны коммуникации, особенно противоминную, противолодочную и противовоздушную. В то же время командование флота усиливало ПВО района зенитной артиллерией и истребительной авиацией, особенно пункты погрузки и выгрузки, прикрывало перевозки от возможных ударов военно-морских сил противника. В целом флоты создавали наиболее благоприятный режим в районе перевозок, в том числе и путем уничтожения вражеской авиации и кораблей.
В ходе наступления Советских Вооруженных Сил сухопутные войска на приморских направлениях обычно продвигались медленнее, чем в удаленных от моря районах. Крупные группировки вражеских войск оказывались изолированными и прижатыми к берегу: 17-я немецкая армия на Таманском полуострове, а затем в Крыму; 3-я румынская армия в междуречье Днестра и Дуная; курляндская, земландская и померанская группировки вражеских войск на побережье Балтийского моря. В Заполярье 20-я горная немецкая армия действовала на изолированном приморском направлении, и ее боеспособность целиком зависела от бесперебойности морской коммуникации.
Уничтожение этих группировок проводилось сухопутными войсками (фронтами) во взаимодействии с флотом, одной из задач которых было нарушение или прерыв морской коммуникации с изолированным плацдармом. Нарушение морских коммуникаций начиналось задолго до наступления сухопутных войск. Так, Ставка ВГК в ноябре 1943 г. (за полгода до Крымской операции) приказала усилить действия Черноморского флота на коммуникациях 17-й немецкой армии. С середины 1944 г. за три месяца до начала операции по освобождению Заполярья усилил свою активность на коммуникациях противника Северный флот. Как только образовывались «котлы» на побережье Балтийского моря, Ставка Верховного Главнокомандования ставила Краснознаменному Балтийскому флоту задачи по их изоляции (блокаде) с моря.
В этой обстановке действия на коммуникации преследовали цель, с одной стороны, не дать возможности противнику усилить свою группировку и всячески ослабить ее, с другой — затруднить возможную планомерную эвакуацию войск, вывоз имущества и других грузов с изолированного плацдарма.
Флоты эту задачу решали в порядке систематических боевых действий. Путем увеличения сил, одновременно действовавших на коммуникациях (подводных лодок, авиации, торпедных катеров), массированных ударов авиации по портам и постановки мин удавалось затруднить работу портов (Киркенес, Лиепая, Пиллау) и движение конвоев, но ни разу не удалось достичь полной блокады изолированных плацдармов из-за нехватки сил и невыгодно расположенных пунктов базирования.
Поскольку за периодом усиления действий на коммуникациях противника сразу же следовала операция по уничтожению его приморских группировок, в которой должно было участвовать максимально возможное число кораблей и самолетов, то на каждый период приходилось находить оптимальные силы, чтобы добиться наилучшего результата в операции.
В стратегических операциях по уничтожению приморской группировки войск противника обычно предусматривалось одновременное использование флота на двух направлениях: на приморском — для содействия сухопутным войскам и на морском — для нарушения коммуникаций.
Для содействия сухопутным войскам выделялись силы артиллерийской и авиационной поддержки, десанты и др. Это были артиллерийские корабли от бронекатеров до эскадренных миноносцев, штурмовая и бомбардировочная авиация, береговая артиллерия (главным образом подвижная железнодорожная), части морской пехоты. Их действия детально планировались во фронтовых и армейских документах. На морском направлении флот проводил в общем плане фронтовой операции как бы самостоятельную операцию на коммуникациях (в Крымской, Петсамо-Киркенесской, Восточно-Прусской операциях). Она планировалась командованием флота и проводилась в оперативной связи с главными событиями на сухопутном фронте. Для нарушения или срыва эвакуации противника морем использовались подводные лодки, авиация, торпедные катера и эскадренные миноносцы (на Севере).
Перед началом операции иногда проводилось перебазирование сил с целью приблизить их к району боевых действий. На новые, чаще временные аэродромы перелетала авиация (Геническ, Паланга, Рыбачий и др.), во временные пункты переходили торпедные катера (Скадовск, Швентой, Пумманки).
На последнем этапе операции, когда у противника на плацдарме оставалось мало авиации (особенно ударной) и все корабельные силы были заняты эвакуацией, создавались благоприятные условия для полной блокады оставшихся на плацдарме сил. Однако ни в одной операции флоту такой задачи не ставилось из-за отсутствия у него нужных корабельных сил и надежного прикрытия их с воздуха.
Подготавливая условия для развития наступления на приморских направлениях, Советское командование стремилось захватить плацдармы в глубине обороны противника и накопить на них силы. С этой целью осуществлялись десантные операции.
Осенью 1941 г. Советское командование решило использовать превосходство Черноморского флота, наличие крупных резервов сухопутных войск в Закавказском фронте и успешную оборону Севастополя для разгрома противника в Крыму. В результате Керченско-Феодосийской десантной операции был освобожден Керченский полуостров. Для противника создалась критическая обстановка; на поддержку 11-й армии был направлен 4-й воздушный флот.
Целью большинства десантных операций являлось содействие сухопутным войскам в прорыве долговременной обороны противника (в районах Новороссийска, Керчи, Нарвского и Выборгского заливов, п-ова Средний). Это говорит о том, что вместе с увеличением боевых возможностей сухопутных войск в наступлении возросла и мощь обороны противника. Наиболее эффективным способом разгрома противника иногда являлся совместный удар с суши и моря. Задачей многих десантов был захват плацдармов для развития последующего наступления (Мысхако, Керченский полуостров в 1941 и 1943 гг.) или овладение портами и островами (Новороссийск, Темрюк, Керчь, Николаев, Констанца, Линахамари, Моонзундские о-ва и о. Борнхольм).
Одно из важнейших условий успеха в десантной операции заключалось в достижении превосходства в воздухе и на море, особенно в период боя за высадку. Бомбардировочная и штурмовая авиация являлась основной ударной силой для подавления противодесантной обороны. Опыт подтвердил, что бой за высадку — самый ответственный этап десантной операции. Внезапность и стремительность высадки достигалась тем, что она осуществлялась на боевых кораблях и катерах «с берега на берег» без пересадки на высадочные средства. В то же время возросло значение поддержания непрерывной коммуникации с плацдармов для наращивания войск и их снабжения.
Военно-Морской Флот вел десантные действия как при обороне, так и при наступлении сухопутных войск. Так, в первый период Великой Отечественной войны было высажено 40 морских десантов, что составляет 35% от общего их количества. В них участвовали 57 тыс. человек. В среднем в годы войны каждые 10 дней высаживался один десант того или иного масштаба.
Десантные операции являлись самой активной и в то же время сложной формой совместных боевых действий флотов и сухопутных войск. Опыт войны показал, что их следует планировать тщательно, предусматривая различные возможные варианты развития событий, так как после высадки возможно сильное сопротивление противника. Боевые действия на берегу должны носить ярко выраженный наступательный характер. Все оперативные и 80% тактических десантов успешно выполнили поставленные перед ними задачи, причем действия их отличались разнообразием и решительностью целей, способов прорыва противодесантной обороны противника на берегу, а также скрытностью подготовки, как правило, при незначительном удалении пунктов посадки от линии фронта.
Опыт боевых действий позволил сделать вывод, что важнейшим фактором успешного выполнения десантом поставленных задач является четкая организация всех видов обеспечения.
Широкое привлечение сил флота для непосредственной поддержки сухопутных войск, наступавших на приморских направлениях, вытекало из традиционного единства взглядов — добиваться разгрома противника общими усилиями всех видов Вооруженных Сил. Флот выполнял самые разнообразные задачи, одни из которых возникали до перехода сухопутных войск в наступление, другие — в ходе операции. Одни из них носили форму самостоятельных операций флота, другие — систематических повседневных действий в рамках фронтовой операции.
Привлечение корабельной и береговой артиллерии для поддержки сухопутных войск обусловливалось высокой эффективностью ее огня, большой дальностью стрельбы и меткостью. Разрушительная сила позволяла использовать ее для уничтожения наиболее мощных оборонительных сооружений противника и для борьбы с его тяжелыми батареями. Корабли и береговые батареи сводились в специальные артиллерийские группы, которые в оперативном отношении подчинялись командующему артиллерией армии или фронта. Основным документом, отражавшим участие артиллерии в наступлении, являлась плановая таблица огня. Она составлялась на первые один-два дня операции. В последующие дни задачи артиллерийским группам обычно ставились распорядительным порядком.
Артиллерия флота поддерживала войска, пока линия фронта не выходила за предел дальности огня. После этого привлекались только подвижные, главным образом железнодорожные батареи. В тех же случаях, когда наступление развивалось вдоль морского побережья, артиллерийская поддержка осуществлялась на всю глубину операции (например, в Выборгской операции 1944 г.).
Авиация флота частью сил действовала непосредственно в интересах сухопутных войск. Для этого некоторые соединения придавались в оперативное подчинение командующим воздушными армиями. Если авиагруппа флота самостоятельно обеспечивала наступление сухопутных войск на одном из направлений, то она придавалась в оперативное подчинение командующему войсками армии, наступавшей на этом направлении, и решала многообразные задачи, свойственные фронтовой авиации. Так, в Красносельско-Ропшинской наступательной операции авиагруппа КБФ была придана командующему войсками 2-й ударной армии.
Другая часть авиации флота действовала на морском направлении, нарушая снабжение и эвакуацию окруженных на побережье группировок противника, а также прикрывая корабельные соединения, порты и базы. Эта часть авиации использовалась в своих штатных соединениях и подчинялась командующему военно-воздушными силами флота. Кроме того, на флот возлагалось прикрытие от ударов с моря войск, наступавших на приморском направлении.
Наибольшая угроза флангам сухопутных войск возникла в 1944 г. на Балтийском море, где противник вводил в действие надводные корабли в Выборгском и Рижском заливах, у п-ва Сырве, у Клайпеды и в 1945 г. в Данцигской и Померанской бухтах.
Для прикрытия фланга сухопутных войск выделяли группировки ударной авиации (Выборгский залив), развертывали подводные лодки (Восточная Пруссия), перебазировали морем или по железной дороге торпедные катера в прифронтовые пункты (Швентой, Нойфарвассер), перемещали железнодорожные артиллерийские батареи в прифронтовую зону (Лиепая, Клайпеда) и, наконец, создавали противодесантную оборону уязвимых участков освобожденного побережья.
Опыт войны показал, что перед Советским Флотом возникала задача блокады портов и побережья, занятого противником. Цели блокады пытались достичь совместными целеустремленными действиями различных видов и родов сил. При этом организация взаимодействия сил предусматривала согласования мероприятий против конвоев, боевых кораблей и авиации, а также против портов, баз и аэродромов.
Содействие наступлению сухопутных войск наиболее полно было осуществлено в Новороссийско-Таманской, Крымской, Ясско-Кишиневской, Ленинградско-Новгородской, Выборгско-Петрозаводской, Восточно-Прусской и Петсамо-Киркенесской стратегических наступательных операциях. В соответствии с общим замыслом и планом операций штабы флотов намечали мероприятия по содействию приморскому флангу сухопутных войск.
С учетом опыта гражданской войны, а также опыта оборонительного периода Великой Отечественной войны использовались в наступательных операциях большие возможности военных речных и озерных флотилий.
Ударную силу речных флотилий составляли бронекатера. На многих из них были установлены артиллерийские реактивные установки («катюши»). В бассейны рек, где должно было развертываться наступление, катера, как правило, перевозились по железной дороге (с Волги речные корабли были перевезены на Азовское море и Днепр, с Припяти — на Западный Буг, а оттуда — на Одер). К началу Белорусской и Ясско-Кишиневской операций в состав Днепровской и Дунайской флотилий входило около 170 бронекатеров, плавучих батарей катеров-тральщиков и др. В отличие от 1941 г. в составе флотилий почти не было канонерских лодок и мониторов. В то же время усиливались береговые отряды сопровождения, состоявшие из подвижных артиллерийских батарей и частей морской пехоты.
Основной ударной силой озерных флотилий являлись канонерские лодки и сторожевые катера. Количество тральщиков определялось объемом перевозок и степенью минной опасности. Все флотилии остро нуждались в десантно-высадочных средствах.
Речные и озерные флотилии участвовали во многих наступательных операциях 1944—1945 гг.: Свирско-Петрозаводской, Выборгской, Таллинской, Белорусской, Ясско-Кишиневской, Белградской, Будапештской, Венской и Берлинской. Они привлекались для содействия сухопутным войскам, которое заключалось в артиллерийской поддержке приречных флангов, обеспечении форсирования рек, высадки десантов. Задачи флотилиям ставили, как правило, армии, действовавшие на приречных направлениях, те армии, которым они придавались.
При прорыве приречных оборонительных позиций противника часть кораблей использовалась для артиллерийской поддержки с закрытых позиций, другая часть прорывалась по рекам за линию фронта на его открытые фланги. С переходом сухопутных войск в наступление вдоль берегов рек корабли помогали преследовать отходившего противника, поддерживая войска артиллерийским огнем и высадками десантов. Задачи им в этом случае ставили командиры корпусов и дивизий, взаимодействовавших с флотилией или бригадами кораблей.
Десантные действия флотилий занимали важное место в ходе наступательных операций (было высажено свыше 40 десантов). Десанты высаживали в качестве передовых отрядов при форсировании водных преград, для захвата приречных опорных пунктов и узлов сопротивления. Если один из берегов был в руках советских войск, то напротив участка высадки сосредоточивали полевую и береговую артиллерию, подтягивали в этот район вторые эшелоны. Десанты высаживались на таком удалении (от 5 до 25 км) от фронта, чтобы с ним могли соединиться войска армии в первый день наступления. Если сухопутные войска не имели успеха или продвигались медленно, то десант усиливали, чтобы он мог продержаться еще день-два, или снимали.
В ходе наступления флотилиям приходилось перевозить войска, боевую технику и воинские грузы. Это требовало четкого взаимодействия с сухопутными войсками, организации оперативной маскировки, противовоздушной обороны и других видов обеспечения.

продолжение книги...