Способы решения флотами задач в ходе войны. Действия флотов в начальный период войны


перейти в начало книги...

А.В.Басов "Флот в Великой Отечественной войне 1941-1945"
Издательство "Наука", Москва, 1980 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава 3. Способы решения флотами задач в ходе войны. Действия флотов в начальный период войны

Для достижения оперативных и стратегических целей в ходе войны Верховное Главнокомандование ставило флотам задачи, которые в зависимости от обстановки расчленялись на частные задачи, решаемые различными способами: совместными и самостоятельными операциями или в порядке повседневной боевой деятельности за более продолжительный отрезок времени.
Способы их выполнения зависели от обстановки на приморских направлениях сухопутного фронта, а также от обстановки и, в частности, соотношения сил на морском театре. На использование флота оказывал влияние характер действий военно-морских сил противника, а на Северном морском театре — и сил союзников.
Действия Военно-Морского Флота в первые 7—8 дней начального периода войны определялись предвоенными планами. Когда фашистская Германия открыла военные действия против Советского Союза, все флоты и флотилии уже завершили переход на повышенную боевую готовность, изготовились к отражению удара противника, подводные лодки и надводные корабли начали подготовку к выходу в море для боевых действии. Получив приказание «силой оружия отражать всякую попытку нападения противника», флоты начали оперативное развертывание, чтобы проводить боевые действия по предвоенным планам, которые предусматривали усиление разведки и всех видов обороны (противовоздушной, противолодочной, противокатерной, противоминной, противодесантной) с целью недопущения внезапного нападения со стороны моря и высадки десантов, обеспечения судоходства в своей операционной зоне, создания минноартиллерийских оборонительных позиций на подходах к заливам и военно-морским базам. Эти оборонительные задачи решали силы, главным образом входившие в состав военно-морских баз. Ударные силы, подчиненные непосредственно командующему флотом: подводные лодки, авиация, крупные надводные корабли (на некоторых флотах — торпедные катера) изготовились и ожидали приказ на активные действия против береговых объектов противника, кораблей в море и базах, против морских перевозок, готовились содействовать сухопутным войскам.
Усиление разведки, дозорной службы и видов обороны на всех флотах прошло быстро и организованно. Этому способствовало то, что еще в начале мая на подходах к базам и заливам начали нести корабельные дозоры; авиация ежедневно просматривала прибрежные акватории. Значительно больше времени потребовалось на перевод торговых и промысловых судов на военное положение. Все суда в соответствии с планом мобилизации военизировались, и плавание судов регламентировалось. Причем это надо было сделать незамедлительно, так как многие суда находились в море и иностранных портах.
К началу Великой Отечественной войны морской транспорт располагал 870 судами общей грузоподъемностью 1829 тыс. т и пассажировместимостью 30 450 человек.
В распоряжении морского транспортного флота страны находились 51 порт и 17 судоремонтных заводов. Торговые суда в основном были сосредоточены в портах: Архангельск, Мурманск, Таллин, Одесса, Баку, Махачкала, Владивосток. Около ста судов из общего состава находились вне эксплуатации. 44 советских судна общей грузоподъемностью 143 760 т, находившиеся в портах и водах стран фашистского блока, в первые дни войны были захвачены врагом.
Народный комиссариат морского флота в первые дни войны передал в непосредственное подчинение Народному комиссариату Военно-Морского Флота 96 судов грузопассажирского, сухогрузного, нефтеналивного и буксирного флота, а также свыше ста портовых сооружений и ряд судоремонтных заводов.
Проблема защиты и сохранения торговых и промысловых судов, которые к началу войны находились в море и иностранных портах, до конца не была решена. Важность этого станет еще более очевидной, если сравнить число захваченных судов на Балтийском море перед нападением с потерями транспортного флота от воздействия противника. Он захватил в первые дни войны почти столько судов, сколько ему затем удалось потопить в ходе боевых действий в течение всей войны, понеся при этом значительные потери. Военная обстановка требовала также перевода части бездействовавших судов из Балтийского и Черного морей на Север и Дальний Восток, но осуществить его уже не удалось. Очевидно, в угрожаемый период судоходство должно было быть взято под контроль военных органов, регламентироваться в соответствии с обстановкой и в начальный период войны должна быть завершена перегруппировка траспортного флота.
Суда, имевшиеся на каждом театре, принадлежали нескольким пароходствам. Поэтому пришлось их объединить и руководство судоходством на театре сосредоточить в одних руках. Организацией мореплавания торговых и промысловых судов занимались командующие флотами. С первых дней войны плавание наиболее ценных судов проводилось в системе конвоев, а остальных — по охраняемым или контролируемым фарватерам и рекомендованным курсам. На всех театрах, и особенно на Балтике, с первых дней войны встала проблема борьбы с минной опасностью.
Одновременно с защитой первостепенных объектов флоты начали широкие оперативные оборонительные мероприятия. В соответствии с теорией Советский Военно-Морской Флот на всех театрах готовился к борьбе с превосходящим морским противником. Наиболее тщательно были отработаны способы ослабления военно-морских сил противника боями на заранее оборудованных минноартиллерийских позициях, которые могли произойти при прорыве вражеских кораблей к нашему побережью для действия против приморских флангов сухопутных войск, высадки десантов, ударов по военно-морским базам, экономическим и административным центрам. На отдельных рубежах обороны артиллерийские батареи были установлены еще в мирное время. К постановке минных заграждений флоты приступили через несколько часов после начала войны.
На Балтике оборонительный рубеж проходил от п-ова Ханко, через устье Финского залива, острова Даго и Эзель, Ирбенский пролив и далее поворачивал на юг вдоль Латвийского берега до Либавы. Постановка больших минных заграждений в устье Финского залива и в Ирбенском проливе проводилась как единая миннозаградительная операция. В ней были заняты почти все корабли эскадры, отряда легких сил и надводные минные заградители. От нападения с воздуха их обеспечивали военно-воздушные силы флота. Общее руководство операцией осуществлял командующий флотом с берегового командного пункта.
Немецко-фашистскому командованию, судя по организованному им противодействию, в общем были известны районы постановки мин. Оно препятствовало проведению миннозаградительных действий атаками авиации, подводных лодок и торпедных катеров, а также упреждением в постановке своих мин в тех же самых районах. КБФ в соответствии с планом поставил минные заграждения, понеся при этом некоторые потери. В связи с изменившейся обстановкой заграждения в Ирбенском проливе и у Либавы не были завершены. Впоследствии они были использованы для воспрепятствования морских перевозок противника и с этой целью дополнены новыми активными заграждениями.
Быстрое продвижение противника на северо-западном направлении создало положение, когда минноартиллерийская позиция в устье Финского залива могла быть обойдена противником. Чтобы прикрыть Ленинград от возможного удара с моря, 27 июня народный комиссар ВМФ принял решение о создании еще одной позиции в восточной части Финского залива на линии о. Гогланд—губа Кунда. Для ее оборудования было сформировано временное разнородное соединение кораблей, именовавшееся «Восточная позиция». Осенью в устье Невской губы была оборудована третья минноартиллерийская позиция, получившая название тыловой и прикрывавшей подступы к Кронштадту. Все три позиции были связаны единством замысла и являлись серьезным препятствием для противника в случае его попыток прорваться в восточную часть залива к Ленинграду.
В отличие от этого на Черном море заграждения не составили единой оборонительной системы. Каждая минноартиллерийская позиция являлась самостоятельной и прикрывала с моря подходы к отдельным пунктам: Одессе, Севастополю, Керченскому проливу, Новороссийску, Туапсе, Батуми. Мины ставились в порядке повседневной боевой деятельности силами военно-морских баз.
Наличный запас мин на Северном флоте не позволил в первые дни войны создать минные заграждения, намеченные планом. Лишь в июле были оборудованы заграждения в горле Белого моря и в Кандалакшском заливе, которые, однако, не сыграли роли в обороне Заполярья.
В начале Великой Отечественной войны обстановка на Дальнем Востоке оставалась напряженной. Она требовала проведения оборонительных мероприятий, в числе которых была предусмотрена и установка минных заграждений. По приказу народного комиссара ВМФ с 12 по 30 июля 1941 г. были поставлены оборонительные минные заграждения для прикрытия от нападения с моря в направлении Владивосток, Владимир—Ольга, Советская Гавань и Петропавловск-Камчатский.
Постановки оборонительных минных заграждений вызывались неопределенностью обстановки на море и неясностью характера возможных действий противника. Они были осуществлены в основном успешно, без значительных потерь. Минные заграждения в сочетании с береговымя батареями образовали минноартиллерийские позиции, которые прикрыли основные базы, порты и фланги сухопутных войск в течение начального периода войны и значительного времени первой оборонительной кампании.
Оборонительные заграждения были оправданы, так как появление крупных морских сил у наших берегов на Севере и на Балтике было возможно. Турция имела договор о дружбе с Германией, а Великобритания после оставления о. Крит была ослаблена в восточной части Средиземного моря. Поэтому не исключалось появление на Черном море итальянских, немецких и турецких кораблей. Однако не на всех театрах опасность была одинаково большой. Вражеские корабли в Черном и Белом морях могли появиться позже.
Минные заграждения у некоторых черноморских портов и в Белом море впоследствии стеснили собственное судоходство. От подрыва на них было потеряно несколько судов и боевых кораблей. Очевидно, их постановка в первые дни войны не вызывалась оперативной необходимостью и была преждевременной. В системе оборонительных позиций часть мин была установлена в специальных противолодочных и противодесантных заграждениях, которые в оперативном отношении были более обоснованными. Наличие мин еще длительное время оказывало влияние на характер боевых действий в этих районах.
На всех флотах первыми силами, развернутыми в море для активных боевых действий, были подводные лодки. Но большая их часть вышла в море с целью обнаружения соединений крупных боевых кораблей и десантов, выявления намерения противника и обороны побережья. Из 15 подводных лодок КБФ, развернутых в море, только 6 были посланы на морские сообщения противника для действия против транспорта: из 11 подводных лодок ЧФ 3 и лишь на Севере из 6 посланных в море подводных лодок 4 были направлены к берегам противника и по одной — на подходы к Кольскому заливу и Белому морю. Большое число лодок, развернутых в море с целью обороны, объяснялось неясностью обстановки первых дней войны. Поэтому действия первых эшелонов подводных лодок не могли принести успеха в потоплении судов противника. К тому же, как выяснилось позже, он резко сократил свое судоходство.
Одновременно с оборонительными мероприятиями флоты начали активные действия, исходя из сложившейся обстановки. Этому благоприятствовала пассивность военно-морских сил противника. 22 июня на запрос Военного совета Черноморского флота Главное Командование разрешило бомбить вражеские военно-морские базы с целью уничтожения кораблей, запасов нефти и др. На другой день было получено разрешение И. В. Сталина на совместный удар авиации и надводных кораблей по военно-морской базе Констанца. Одновременно нарком ВМФ предложил начать активные минные постановки в водах противника. 30 июня Ставка Главного Командования приказала бомбить нефтепромыслы Плоешти и 2 июля — Черновадский мост через Дунай.
В ночь на 26 июня корабли отряда легких сил ЧФ провели смелую набеговую операцию на Констанцу. Два лидера («Москва» и «Харьков») под прикрытием крейсера «Ворошилов» и эсминцев обстреляли побережье, вызвав пожар нефтехранилищ и железнодорожного состава с боеприпасами. Корабли подверглись артиллерийскому обстрелу с берега и бомбежке с самолетов. При отходе от вражеского побережья лидер «Москва» подорвался на мине и погиб.
Черноморский флот имел возможность наращивать удары по береговым объектам. Видя это, противнику удалось организовать искусную дезинформацию о подготовке к высадке большого десанта и о действии на Черном море значительного числа подводных лодок. Черноморский флот отказался от продолжения набеговых действий на объекты противника и стал проводить широкие противодесантные мероприятия, сберегать силы к отражению вторжения. Вследствие этого была упущена возможность в течение нескольких недель (до того как потребовалось содействие сухопутным войскам на приморском направлении) использовать ударные силы флота для разрушения сравнительно легко уязвимых нефтяных промыслов, портов и военно-морских баз.
В целях предупреждения и срыва авиационного удара по Ленинграду 25 июня военно-воздушные силы Северного фронта и Краснознаменного Балтийского флота (всего 487 самолетов) нанесли удары с целью вывести из строя аэродромы на территории Финляндии и разгромить авиацию противника. Это решение соответствовало и интересам обороны КБФ, так как авиация и флот Финляндии, а также перебазированные туда военно-морские силы Германии создавали угрозу силам Балтийского флота в тылу основных оборонительных позиций. С 25 июня авиация КБФ начала наносить удары по аэродромам, военно-морским базам, береговым батареям и другим объектам на территории Финляндии. В результате противник сократил активность своей авиации и кораблей. Эти действия продолжались до 30 июня, пока обстановка на сухопутном фронте не потребовала привлечь авиацию флота к удару по танковым и механизированным войскам на рубеже р. Зап. Двина и, в частности, в районе Двинска. В этот день свыше 120 бомбардировшиков нанесли удар по живой силе на дорогах Латвии.
На мурманском направлении немецкие войска начали наступление на неделю позже, чем на всем фронте. Поэтому Северный флот, опасаясь высадки десантов, свои ограниченные силы оберегал для их отражения. Важной акцией флота в начальном периоде явилось перебазирование без потерь свыше 70 ледокольных, торговых, промысловых судов из Кольского залива в Белое море.
Таким образом, в первые 7—8 дней войны все флоты действовали в основном по предвоенным планам. Оборонительная их часть была выполнена почти полностью, активная наступательная часть по плану первых операций выполнена лишь частично. В последующие две недели все флоты были привлечены к непосредственному содействию сухопутным войскам и их действия все больше согласовывались с обстановкой на приморских участках сухопутного фронта.

продолжение книги...