Задачи Советского Флота накануне войны и их изменения в ходе войны


перейти в начало книги...

А.В.Басов "Флот в Великой Отечественной войне 1941-1945"
Издательство "Наука", Москва, 1980 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Задачи Советского Флота накануне войны и их изменения в ходе войны

Перед войной при разработке оперативных планов было решено исходить из предположения, что против СССР выступит коалиция государств, возглавляемая Германией, которая могла включать в себя Италию, Венгрию, Румынию, Финляндию и Швецию с одновременным нападением на востоке Японии. К началу войны планы флотов, являвшиеся развитием общего плана обороны государственной границы 1941 г., были разработаны. Они определяли общее направление боевой подготовки.
Советское командование полагало, что войска первого стратегического эшелона, Северный, Балтийский и Черноморский флоты, а также дальняя авиация смогут отразить нападение врага. С подходом войск второго стратегического эшелона должно было развернуться общее наступление с решительными целями и переносом боевых действий на территорию противника.
В соответствии с этими планами Северный флот готовился к тому, чтобы уничтожить флот противника при появлении его в Баренцевом и Белом морях; содействовать 14-й армии в обороне полуостровов Средний, Рыбачий, Кольский и в первую очередь не допускать высадки десанта: закрыть проход судам противника в Белое море; совместно с частями Архангельского военного округа оборонять побережье Белого моря; проводить крейсерские действия подводными лодками на морских сообщениях у западного побережья Норвегии.
Наиболее напряженные боевые действия ожидались в Балтийском море. Поэтому Краснознаменный Балтийский флот должен был не допускать высадки морских десантов на побережье Латвийской и Эстонской ССР, на острова Эзель и Даго; совместно с ВВС Красной Армии нанести поражение германскому флоту при его попытках пройти в Финский и Рижский заливы.
В случае одновременного с Германией выступления Финляндии КБФ должен был уничтожить ее флот, содействовать сухопутным войскам на побережье Финского залива и на п-ове Ханко, осуществить в первые дни войны переброску стрелковых войск с северного побережья Эстонской ССР на п-ов Ханко, прервать морские коммуникации противника в Балтийском море.
Преимущества Советского Флота на Черном море позволяли использовать его более активно. Черноморский флот должен был обеспечить господство на море, активными минными постановками и действиями подводных лодок не допустить прохода кораблей враждебной коалиции через проливы в Черное море, подвоза морем войск и боевого снаряжения в порты Румынии, Болгарии и Турции, высадки морских десантов. В случае вступления в войну Румынии — уничтожить ее флот, прервать морские коммуникации и блокировать побережье, включая устье Дуная, содействовать левому флангу сухопутных войск при действии на побережье.
Как видно, Северный флот имел в целом оборонительные задачи; Краснознаменный Балтийский флот, обороняя побережье, должен был удержать господство в Финском и Рижском заливах, создать опорный пункт в районе Ханко-Аландские острова; Черноморский флот, удерживая господство на всем море, возникавшие задачи должен был решать главным образом наступательными действиями. Предполагалось, что все флоты будут действовать совместно с сухопутными войсками: на всех театрах ставилась задача нарушать морские коммуникации, но отсутствовали указания о защите собственных морских сообщений.
С первых часов войны флоты начали самостоятельные операции по планам прикрытия: постановку оборонительных минных заграждений и развертывание подводных лодок на коммуникациях противника. Намеченные совместные операции флотов и армий не проводились в связи с неудачным ходом приграничных сражений. События потребовали от флотов оказания непосредственной помощи приморским соединениям сухопутных войск. При этом совместные действия войск и военно-морских сил приняли такие широкие масштабы, которые и не мыслились по предвоенной теории использования Военно-Морского Флота.
Неожиданно возникла сложная проблема удержания военно-морских баз. Больших усилий потребовала защита морских коммуникаций. Советские войска после неудачного начального периода войны в середине июля перешли к стратегической обороне. Это обстоятельство определило характер дальнейших действий флотов. В первую очередь оказывалось содействие сухопутным войскам, столь необходимое в ходе обороны на приморских направлениях. Все флоты готовили силы и оборонительные позиции для прикрытия флангов сухопутных войск и отражения морских десантов. На третьем месте шли задачи по нарушению морских сообщений противника и защите своих. Эпизодически наносили удары по береговым объектам вражеского тыла.
В июле—сентябре 1941 г. Северный флот помог сухопутным войскам сорвать наступление немецких войск на мурманском направлении: фронт здесь стабилизировался до конца 1944 г. В связи с этим задача содействия сухопутным войскам отошла на второй план.
В августе 1941 г. был установлен морской путь между Англией и северными портами Советского Союза. С весны 1942 г. и до конца войны внешняя коммуникация была основным объектом борьбы на Северном морском театре.
В течение июня—сентября подводные лодки и даже надводные корабли пытались сорвать перевозки по арктической коммуникации (на западном участке Северного морского пути). Защита этой коммуникации и береговых объектов в западном секторе Арктики была возложена на вновь сформированную Беломорскую военную флотилию. Это была новая задача Северного флота, которая не предусматривалась в предвоенной подготовке.
Группировка германских вооруженных сил в Заполярье имела единственный путь снабжения морем вдоль берегов Норвегии. Это обстоятельство ограничивало ее состав. Вывозимая из порта Киркенес никелевая руда покрывала потребности германской промышленности более чем на 80%. Поэтому нарушение перевозок руды и срыв снабжения вооруженных сил стали важнейшей задачей Северного флота. Она решалась систематическими повседневными действиями, а также проведением специальных операций.
Состав Северного флота не полностью соответствовал задачам, вставшим перед ним в ходе войны. Государственный Комитет Обороны принимал энергичные меры по его усилению. К концу войны он стал во много раз многочисленнее. Система его базирования в ходе войны в отличие от других флотов не сузилась, а расширилась: сначала на восток (Иоканка, Новая Земля, о. Диксон) для защиты внешней и арктической коммуникации, а в 1944г. и на запад (Петсамо, Киркенес) для содействия сухопутным войскам. В отличие от других флотов Северный флот взаимодействовал с военно-морскими силами союзников.
На 1942 г. народный комиссар ВМФ поставил Северному флоту задачи, более отвечающие обстановке: не допустить захвата районов базирования флота, прорыва кораблей и высадки десантов в Кольском заливе, в Иоканке и Белом море; содействовать флангу 14-й армии авиацией, артогнем, десантными и морскими перевозками; продолжать нарушение перевозок противника в Норвежском и Баренцевом морях и «запретить» использование Петсамо в качестве конечного пункта перевозок; активизировать действия подводных лодок, авиации и надводных кораблей против боевых кораблей и транспортов противника, систематически производить активные минные постановки; обеспечить движение внешних конвоев усилением охранения и всеми видами обороны в прибрежной зоне; сохранить морскую коммуникацию Мурманск, Белое море, Арктика.
В 1942—1943 гг. борьба на коммуникациях стала главным содержанием боевых действий на театре. При этом первоочередной задачей было обеспечение внешних и затем внутренних конвоев, а на втором месте — нарушения морских перевозок противника вдоль северного побережья Норвегии. Оборона баз и побережья, содействие войскам 14-й армии постепенно отвлекали все меньше и меньше сил флота.
В то же время борьба на коммуникациях становилась шире и ожесточеннее. Проводка каждого конвоя с марта 1942 г. превратилась в серьезную морскую операцию британских военно-морских сил и Северного флота. Основная роль в этих операциях принадлежала британскому флоту. Поэтому движение внешних конвоев полностью зависело от союзников, которые систематически неоправданно прерывали его. Были случаи, когда в Исландии скапливалось свыше 100 транспортов, загруженных вооружением и военными материалами для Советского Союза в то время, когда Красная Армия вела напряженную битву за Сталинград и Кавказ. Следует заметить, что поставки материалов, поступавшие через Персидский залив и Иран, также полностью зависели от союзников. Лишь в порты Дальнего Востока шел в то время еще незначительный поток грузов на советских судах. Советские транспортные суда совершали плавание в океанах самостоятельно, подвергаясь риску уничтожения, или вынуждены были подолгу ожидать включения в состав союзных конвоев.
Однако Советское командование стремилось полнее использовать возможности союзников в обеспечении судоходства. Ставка ВГК придавала исключительно важное значение безопасности внешних конвоев, организуя специальными директивами обеспечение проводки наиболее важных из них (РО-16, РО-17, РО-18) и придавая Северному флоту на время операции части авиации из своего резерва, Карельского фронта и войск ПВО страны.
Нетипичную и, следовательно, неожиданную задачу возложила Ставка ВГК 12 июля 1942 г. на Северный флот — оборонять полуострова Рыбачий и Средний. Расположенные там силы прикрывали фланг сухопутных войск и одновременно вход в Кольский залив. В то же время они угрожали флангу войск противника и входу в залив Петсамо, в котором заканчивалась вражеская коммуникация снабжения. Для этого в составе флота был образован Северный оборонительный район. Эти изолированные полуострова можно было оборонять успешно при условии поддержания с ними надежной морской коммуникации. Северный флот выполнял задачу обороны и наносил удары во фланг противника до осени 1944 г., когда 20-я немецкая армия была разгромлена.
Карельский фронт и Северный флот осуществили одну совместную стратегическую наступательную операцию на приморском направлении — Петсамо-Киркенесскую, в результате которой был разгромлен 19-й горно-стрелковый корпус 20-й горной армии и освобождены области Петсамо и Киркенес. Успех операции определялся прорывом обороны противника как с суши, так и с моря, в частности высадкой морских десантов и блокадой вражеских портов Северным флотом. В условиях Заполярья, где основные объекты расположены на побережье и изолированы друг от друга, успех боевых действий определялся тесным взаимодействием сухопутных войск, военно-морских сил и авиации.
В ходе стратегической обороны разнообразные задачи пришлось решать КБФ. Противник имел на этом театре превосходящие военно-морские силы, однако активность проявили лишь подводные лодки и малые надводные корабли, которые, используя мины, пытались парализовать действия КБФ. В некоторых случаях для уничтожения крупных кораблей противник вводил в действие соединения авиации 1-го воздушного флота (в августе, сентябре 1941 г., в апреле 1942 г.).
С начала войны КБФ действовал по предвоенному плану прикрытия, согласованному с Ленинградским и Прибалтийским военными округами. Чтобы не допустить неожиданного подхода противника, захвата военно-морских баз и высадки десантов, в первые дни была оборудована оборонительная минноартиллерийская позиция по линии Ханко—устье Финского залива—острова Даго, Эзель—Ирбенский пролив. Развернутые на этой позиции силы препятствовали проникновению вражеских кораблей в Финский и Рижский заливы. В июле КБФ оборудовал в средней части Финского залива Восточную и в конце августа — начале сентября Тыловую минноартиллерийские позиции, которые прикрывали фланги сухопутных войск и не допускали давления на Кронштадт и Ленинград с моря. В системе минноартиллерийских позиций большое значение имели передовые опорные пункты флота: Ханко и особенно Моонзундские острова. Пока удерживали Моонзундский архипелаг, т. е. до второй половины октября, флот вел активные боевые действия подводными лодками во всем Балтийском море, авиацией наносил удары по Берлину и другим объектам, эскадренными миноносцами, торпедными катерами, авиацией и береговыми батареями не допускал движения судов в Ригу и Пярну.
Через несколько дней после начала войны основные усилия флота были перенацелены на содействие сухопутным войскам в обороне Латвии, Эстонии, а затем и Ленинграда. 27 июня КБФ в оперативном отношении был подчинен командующему Северным фронтом.
Наиболее эффективным способом содействия сухопутным войскам явилась совместная оборона военно-морских баз, которые оказались опорными пунктами не только флота, но и сухопутных войск. Она дополняла оборону сухопутных войск и стабилизировала ее на приморских участках фронта. Оборона Лиепаи, Таллина, Моонзундских островов, Ханко, ораниенбаумского плацдарма замедлила темпы продвижения врага, в ее ходе истреблялась живая сила и техника противника. Удерживая господство в Финском заливе, КБФ смог эвакуировать гарнизоны Таллина, Ханко, островов Гогланд и Тютерс, частей 23-й армии с Карельского перешейка и островов Бьерского архипелага (Выборгского залива) по истечении целесообразности их обороны.
С конца августа почти все корабли, самолеты, форты, береговые батареи, части морской пехоты и другие боевые средства КБФ были использованы в обороне Ленинграда. Части флота усиливали дивизии, самостоятельно удерживали отдельные участки фронта. Морская артиллерия и авиация составляли армейские или самостоятельные фронтовые группы. КБФ не допускал давления на Ленинград с моря. 3 Сентября Военный совет Ленинградского фронта возложил на Ладожскую военную флотилию перевозки грузов через Ладожское озеро для осажденного города, которые продолжались до 3 декабря 1941 г.
Осенью 1941 г. вследствие отхода наших войск к Ленинграду система базирования флота сузилась (восточная часть Финского залива — Кронштадт, Ленинград - южная часть Ладожского озера). Крупные надводные корабли практически не могли выйти из базы и ограничивались лишь сменой стоянок для ведения артиллерийских стрельб. Из-за этого КБФ был лишен возможности эффективно использовать свои боевые средства в Балтийском море. Однако обстановка требовала, чтобы с начала навигации КБФ вышел в Балтийское море и препятствовал судоходству противника.
20 апреля 1942 г. Военный совет КБФ, представляя в НК ВМФ план операций на 1942 г., писал, что при существующих условиях для действия в море флот может быть использован ограниченно. Главной задачей флота Военный совет считал нанесение наибольшего урона противнику на его коммуникациях силами авиации, катеров и подводных лодок. Находившиеся в блокированной зоне основные силы КБФ были включены в общую систему обороны и вошли в единое с фронтом оперативное построение. Флот самостоятельно оборонял восточную часть Финского залива и коммуникацию через Ладожское озеро.
Можно сказать, что с июля 1941 г. по август 1944 г. КБФ основными силами поддерживал сухопутные войска, оборонявшие Ленинград и все северо-западное направление. С июля по сентябрь 1941 г. его содействие заключалось в удержании приморских районов, недопущении крупных сил противника в Финский и Рижский заливы, сохранении коммуникаций и, наконец, эвакуации войск с изолированных плацдармов в Ленинград. С сентября 1941 г. по январь 1944 г. основные соединения флота усиливали войска фронта в блокированной зоне. В то же время КБФ обеспечивал коммуникацию через Ладожское озеро, удерживал господство в восточной части Финского залива и действовал на коммуникациях противника в Балтийском море сначала (в 1942 г.) подводными лодками, а затем (1943—1944 гг.) авиацией. Задачи КБФ в 1944—1945 гг. сводились к содействию сухопутным войскам в разгроме противника в районе Ленинграда, Прибалтики, Восточной Пруссии и Померании, к нарушению коммуникаций противника в Балтийском море.
Более благоприятные условия для использования военно-морских сил сложились на Черном море. Южное направление наступления германских вооруженных сил проходило в большом удалении от моря (Люблин—Львов—Киев—Донбасс). При повороте части сил на юг на побережье оставались обойденными значительные группировки сухопутных войск. Черноморский флот, значительно превосходивший военно-морские силы противника, совместно с сухопутными войсками успешно оборонял обойденные противником Измаильскую область, Одессу, а затем Крым. Основные решения на оборону этих районов принимала непосредственно Ставка ВГК. Длительная оборона этих районов отвлекла с главного направления 4-ю румынскую и 11-ю немецкую армии, значительную часть 4-го воздушного флота и имела стратегическое значение.
Более активный характер носили и задачи, поставленные Черноморскому флоту на самостоятельные действия. 26 июня 1941 г. народный комиссар ВМФ поставил Черноморскому флоту задачу: обеспечить морские перевозки и в первую очередь перевозку топлива. Через четыре дня он от имени Ставки ВГК приказал уничтожить объекты нефтепромышленности в Плоешти. В дальнейшем ставились задачи по усилению борьбы на коммуникациях противника, высадке десантов, воинским перевозкам, эвакуации грузов, населения и войск, блокаде участков побережья, занятого противником.
В период первого стратегического наступления осенью 1941 г. Ставка ВГК использовала превосходство Советского Флота на Черном море для высадки в Крыму оперативно-стратегического десанта. В результате Керченско-Феодосийской операции был отвоеван Керченский полуостров, на котором образован новый Крымский фронт. Вместе с войсками, удерживавшими Севастополь, он создал предпосылку для освобождения Крыма.
В 1942 г., как известно, основные усилия воюющих сторон переместились на южное крыло фронта. Черноморский флот оказался на главном стратегическом направлении и сыграл значительную роль в срыве немецкого наступления. Весной основная задача флота, который с 21 апреля подчинялся командованию Северо-Кавказского направления, заключалась в содействии войскам Крымского фронта и Севастопольского оборонительного района в освобождении Крыма. Для этого он должен был прочно удерживать Севастополь, не допустить использования противником морских коммуникаций для питания армии, огнем корабельной артиллерии и высадкой тактических десантов поддерживать фланги армии. Кроме того, он должен был оборонять побережье и обеспечивать безопасность морских перевозок.
После оставления нашими войсками Керченского полуострова 19 мая 1942 г. Ставка ВГК преобразовала Северо-Кавказское направление в Северо-Кавказский фронт, который 21 мая поставил флоту главным образом оборонительные задачи: удерживать Севастополь, оборонять Кавказское побережье, вести борьбу на морских коммуникациях.
Оставление Севастополя резко изменило обстановку не только на море, но и на всем юго-западном направлении. В связи с этим 4 июля директивой Военного совета СКФ флоту еще раз были уточнены задачи: нарушение коммуникации противника и защита собственных коммуникаций стали главными в деятельности флота. 10 августа Ставка ВГК директивой перенацелила войска Северо-Кавказского фронта и Черноморский флот на оборону Туапсе и Новороссийска, т. е. непосредственную защиту обширного приморского района.
Морские коммуникации противника проходили вдоль западного и северного побережья Черного моря до Анапы и в Азовском море. Как только обстановка на сухопутном фронте стабилизировалась, народный комиссар ВМФ 26 сентября 1942 г. снова потребовал активизировать действия флота на коммуникациях. 1 ноября командующий Закавказским фронтом утвердил план действия флота на ноябрь-декабрь, в который были включены и набеги надводных кораблей на вражеские коммуникации у крымских и румынских берегов.
С переходом Советских Вооруженных Сил в наступление 19 ноября 1942 г. Черноморский флот был использован в борьбе за освобождение приморских плацдармов: Таманского полуострова, Приазовья, Крыма и междуречья Днепра и Дуная. Основной его задачей была высадка десантов, наращивание сил на отвоеванных плацдармах, нарушение коммуникаций вражеских войск на изолированных плацдармах, поддержка фланговых соединений огнем корабельной и береговой артиллерии, непрерывным подвозом всех видов снабжения и подкреплений.
Таким образом, задачи флота на 1942 г. ставились не на ведение какой-либо конкретной операции (как в 1941 г.), а на всю кампанию. При этом Северному флоту задачи поставил нарком ВМФ после одобрения их Ставкой ВГК, хотя флот оставался в оперативном подчинении Карельского фронта. КБФ получал директивы от Военного совета Ленинградского фронта после согласования их с наркомом ВМФ. Черноморскому флоту задачи определяла непосредственно Ставка иди командование Северо-Кавказским направлением (затем фронтом). Это явилось отражением своеобразия обстановки на театрах.
После перелома в ходе войны отпала необходимость в подчинении флотов командованию фронтов и появилась потребность в организации оперативно-стратегического взаимодействия между фронтами и флотами, планировании боевых действий на морских театрах на более длительный срок. Ставка взяла это на себя.
Адмирал Н. Г. Кузнецов все задачи КБФ объединил в три проблемы: борьба на коммуникациях противника, защита своих морских сообщений, охрана занятого побережья.
Командующий флотом В. Ф. Трибуц на ближайший период уточнил задачи с командующим Ленинградским фронтом. Флот должен был прикрывать фланги войск 21-й и 23-й армий, не допускать воздействия кораблей противника и высадки десантов, препятствовать подвозу его войск и грузов, подготовить тактические десанты для освобождения островов в Финском заливе и на Ладожском озере, перевезти из Ораниенбаума на Лисий Нос соединения и части 21-й армии. Артиллерия флота во взаимодействии с артиллерией фронта должна была разрушать узлы сопротивления и оборонительные сооружения в полосе наступления армии.
По мере улучшения положения на советско-германском фронте и конкретно на северо-западном направлении непосредственная поддержка сухопутных войск для КБФ отошла на второй план, а задачи борьбы на морских коммуникациях стали первостепенными. На лето 1943 г. Военный совет Ленинградского фронта поставил флоту следующие задачи: нанести удары по коммуникациям противника в Балтийском море и Финском заливе силами подводных лодок, авиации и торпедных катеров; обеспечить свои коммуникации и поддержать благоприятный оперативный режим в восточной части Финского залива; содействовать флангу войск фронта при обороне и наступлении; осуществлять оперативные перевозки войск фронта; удерживать острова в восточной части залива.
С переходом Советских Вооруженных Сил в стратегическое наступление на северо-западном направлении главным в деятельности КБФ стало содействие сухопутным войскам в разгроме приморских группировок врага путем нарушения их морских коммуникаций. В случае изоляции группировки противника на побережье появилась необходимость блокирования ее с моря, т. е. прерыва ее снабжения, а затем недопущения эвакуации.
31 марта 1944 г. в директиве Ставки были поставлены (также впервые за войну) задачи КБФ на весь год: он должен был содействовать наступлению советских войск на приморском направлении, систематически нарушать морские коммуникации противника, надежно обеспечивать безопасность своих морских сообщений, тщательно готовить крупные надводные корабли к участию в предстоящих операциях. Для нарушения морских коммуникаций рекомендовалось привлекать подводные лодки, авиацию и торпедные катера.
Нарушение вражеских коммуникаций определялось в директиве как главная задача на ближайший период. Содействие частям армии в наступлении предусматривалось высадкой тактических десантов и огнем кораблей и береговой артиллерии.
На последнюю кампанию 1945 г. задачи Балтийскому флоту поставил народный комиссар ВМФ, который к этому периоду полностью осуществлял функции главнокомандующего военно-морскими силами. Флот должен был нарушать вражеские морские сообщения до Померанской бухты включительно и особенно с прижатой к морю курляндской группировкой; содействовать наступлению войск Прибалтийских фронтов, а также оборонять свое побережье и коммуникации. В ходе последней кампании в отдельных случаях задача формулировалась более решительно — блокировать с моря изолированные на побережье группировки вражеских войск.
В связи с продолжительной стабилизацией сухопутного фронта в Заполярье, учитывая самостоятельный характер внешних и арктических коммуникаций, быстро растущие силы Северного флота на этом театре, возникла потребность планирования боевых действий на длительный срок раньше, чем на Балтийском и Черном морях. На 1942 и 1943 гг. задачи флоту определил народный комиссар ВМФ по согласованию со Ставкой. 31 марта 1944 г. Ставка впервые за войну поставила Северному флоту задачи на весь период до конца года.
Флот должен был содействовать приморскому флангу Карельского фронта высадкой десантов и артиллерийским огнем; осуществлять воинские перевозки; систематически нарушать коммуникации противника у северного побережья Норвегии; наносить удары с воздуха по военно-морским базам и аэродромам с целью разрушения портовых сооружений и срыва налетов фашистской авиации на советские корабли; защищать коммуникации в Карском море, а также совместно с силами союзников обеспечивать переходы конвоев в Баренцевом море к Мурманску и Архангельску. В директиве Ставки подчеркивалась важность активного применения торпедных катеров во взаимодействии с авиацией, необходимость поиска эффективных действий подводных лодок на коммуникациях врага.
В ближайший оперативный период флот должен был готовиться к участию в операциях по занятию баз противника в Варангер-фьорде при движении частей Красной Армии; к обеспечению коммуникаций в Карском море, учтя минную опасность и по опыту 1943 г. — рост активности подводных лодок противника, возрастающей в связи с прекращением движения в летнее время союзных конвоев. В связи с намечаемой операцией по разгрому вражеских войск в Заполярье надо было ослабить их дезорганизацией снабжения путем использования торпедных катеров на коммуникациях во взаимодействии с авиацией, нанесения мощных ударов по конвоям торпедоносной, бомбардировочной и штурмовой авиацией до полного их уничтожения, эффективного использования подводных лодок на коммуникациях противника в условиях полярного дня.
Сравнивая предвоенные планы с фактическим ходом событий, видим, что изменение обстановки и развитие вооруженной борьбы выдвинули много новых проблем. Зона боевых действий Северного флота на западе сократилась, а на востоке расширилась и включала Карское море и часть моря Лаптевых. Предвоенные планы не предусматривали защиту ни внутренних (в том числе арктических), ни внешних коммуникаций. В ходе войны уже к 1942 г. борьба на коммуникациях (защита своих и нарушение вражеских) стала основным содержанием боевых д&йствий на Северном морском театре.
Перед войной не предусматривалась возможность использования этого Открытого морского театра для связи с союзными или нейтральными государствами, во время же войны здесь проходила внешняя коммуникация с союзными странами, на этом театре было достигнуто разностороннее взаимодействие военно-морских сил союзников. Борьба с немецкими подводными лодками в Баренцевом и Карском морях, по существу, являлась частью общей проблемы борьбы с немецкими подводными лодками в Атлантике. Крупные надводные корабли германского флота, сосредоточенные в Северной Норвегии и нацеленные в первую очередь против Советского Союза, являлись также важными объектами уничтожения британского флота и авиации. На вражеской коммуникации от Варангер-фьорда до Скагеррака на ее северо-восточном участке (до Тромсё) действовал Советский Флот, далее к югу — британский флот.
Важнейшей задачей флота являлось уничтожение военно-морских сил противника при появлении их в Баренцевом и Белом морях. В ходе войны ослабление противника было не самоцелью, а средством для успешного решения других оперативных задач. Британский флот, потопив немецкие линейные корабли «Шарнхорст» и «Тирпиц», в значительной мере обезопасил коммуникации в Арктике и Атлантике. Удары по базам и аэродромам Северный флот проводил перед движением конвоев с целью ослабления вражеских корабельных и авиационных группировок.
Кроме борьбы на морских коммуникациях, в начале и конце войны главным было содействие сухопутным войскам в отражении наступления врага на мурманском направлении и в разгроме его войск в районе Петсамо—Киркенеса, т. е. в борьбе за обширный приморский район, прилегающий к Кольскому заливу и Варангер-фьорду. Одной из причин успеха сухопутных войск являлось тесное взаимодействие армии и флота.
Рассматривая задачи, поставленные КБФ накануне войны, видим, что они в главном носили оборонительный характер: не допустить немецкий флот в Рижский и Финский заливы, а также отразить десанты. Во взаимодействии с военно-воздушными силами Красной Армии он должен был уничтожить военно-морские силы противника при их прорыве в Финский и Рижский заливы. Идея использования флота заключалась в том, чтобы сделать заливы свободными от помех со стороны противника. Их устья должны были стать основной линией обороны. Активные действия флота предусматривались в собственно Балтийском море с целью нарушения морских сообщений противника, а также содействия сухопутным войскам при их продвижении на приморском направлении.
КБФ не пришлось отражать высадки морских десантов, проводить операции по уничтожению прорывавшихся в Финский залив военно-морских сил и захватывать Аландские острова. Основной задачей флота в ходе войны было содействие сухопутным войскам на приморских направлениях, участие в обороне Ленинграда, в борьбе за Эстонию и Латвию. На протяжении войны важной задачей была борьба с морскими перевозками противника.
В 1942—1944 гг. КБФ стремился прорвать морскую блокаду и вывести силы из восточной части Финского залива в Балтийское море. Это ему удалось в кампанию 1942 г. Выполнить ее полностью оказалось возможным только с помощью сухопутных войск в 1944 г. Поэтому район боевых действий флота только в конце войны (с сентября 1944 г.) переместился в центральную и южную часть Балтийского моря, где флот должен был блокировать прижатые к морю изолированные группировки вражеских войск в Латвии (курляндская группировка), затем в районах Клайпеда, Балтийск, Гданск, Хель и др. Однако из-за отсутствия достаточного количества сил и пригодных для их базирования портов задача блокады постепенно была заменена нарушением их морских сообщений с целью затруднения снабжения и срыва эвакуации войск.
Краснознаменный Балтийский флот в ходе войны главным образом содействовал сухопутным войскам. Борьба на морских коммуникациях в большинстве случаев подчинялась этой цели, так как боеспособность гитлеровской армии особенно на заключительном этапе во многом зависела от перевозок по Балтийскому морю.
Великая Отечественная война снова подтвердила важное значение для противоборствующих сторон рубежа, проходящего через устья Рижского, Финского и Ботнического заливов, а также балтийской проливной зоны, которые позволяли отделить глубоко вдающиеся в материк заливы от собственно Балтийского моря. Удержание опорных пунктов в устье заливов дает возможность использовать их для обеспечения выхода собственных сил или блокады сил противника.
Сравнивая задачи, поставленные Черноморскому флоту перед войной, с задачами, которые ему пришлось решать в ходе войны, видим, что предполагались активные боевые действия против вражеских кораблей и транспортов у Босфора и на подходах к базам противника, а также содействие сухопутным войскам при их продвижении вдоль побережья Черного моря. Основным содержанием боевых действий на Черном море было содействие сухопутным войскам на приморском направлении и борьба за коммуникации изолированных на побережье группировок войск. Совместные действия Черноморского флота и сухопутных войск отличались большими масштабами и преследовали важные стратегические цели: оборону Одесского района, удержание и освобождение Крыма и северо-западного района Кавказа (Туапсе, Новороссийск, Тамань).
Фактически всем флотам основную борьбу пришлось вести за удержание обширных приморских районов, а затем за уничтожение вражеских группировок в приморских районах и их освобождение. Боевые действия за приморские районы сопровождались ожесточенными схватками на морских коммуникациях, которые перерастали в морскую блокаду плацдармов или борьбу с вражеской блокадой.
Таким образом, несмотря на различие обстановки, на каждом из морей основу боевой деятельности всех флотов в ходе войны составляла совместная с сухопутными войсками оборона приморских районов и разгром приморских группировок врага. Ряд стратегических и оперативных задач флот решал самостоятельно. Он должен был, во-первых, обеспечить собственные морские коммуникации с целью увеличения военно-экономического потенциала за счет сырьевых и промышленных ресурсов других государств и препятствовать в этом противнику, нарушая его коммуникации; во-вторых, использовать море для обеспечения развертывания группировок сухопутных войск на изолированных направлениях и препятствовать противнику в создании таких группировок.
Все эти задачи могли быть решены наиболее успешно при выгодном соотношении сил. Поэтому флоты стремились изменить его в свою пользу путем уничтожения или ослабления противника, лишения его выгодных баз или блокирования в ограниченном районе, а также наращивания своих сил, в частности на Севере, за счет привлечения сил союзников. Шла постоянная борьба за удержание оперативной инициативы действий на театре.
Оборона и освобождение любых приморских районов требовали совместных усилий армии и флота. Тесным их взаимодействием определялся успех борьбы за такие районы, как Таманский полуостров—Новороссийск—Туапсе, Крым, междуречье Днепра и Дуная, Ленинград вместе с приморским и озерным районом, Эстония, Латвия, район Заполярья, прилегающий к Кольскому заливу и Варангер-фьорду. В решении этой главной задачи Советское командование достигло значительных результатов, перейдя от традиционной поддержки флотом сухопутных войск к совместным операциям армии и флота с целью поражения основных группировок врага.
Поддержание внешних экономических связей с другими странами являлось важной задачей нашего флота. Шла упорная борьба за северную внешнюю коммуникацию. Советские транспортные суда в течение всей войны осуществляли перевозки в океанах, используя благоприятный режим судоходства, созданный антифашистской коалицией.

продолжение книги...