Введение


А.В.Басов "Флот в Великой Отечественной войне 1941-1945"
Издательство "Наука", Москва, 1980 г.
OCR Biografia.Ru

ВВЕДЕНИЕ

Масштабы вооруженной борьбы на море в годы второй мировой войны возросли. Практически она развернулась на всех морях и океанах. Такие страны, как Англия, США, Япония, Италия, были отделены морями и океанами от основных театров военных действий и, по существу, вели борьбу экспедиционными силами. Их сухопутные войска и соединения авиации находились на заморских территориях театров войны. Германский вермахт также частью сил проводил боевые действия в Северной Африке, на о. Сицилия и на изолированном норвежско-заполярном плацдарме. В связи с этим возросла зависимость воюющих сторон от морских коммуникаций, увеличился удельный вес совместных действий армии, авиации и флота.
В войне, которую вынужден был вести Советский Союз против фашистской Германии и ее сателлитов, основные цели достигались армией на сухопутном фронте, однако Военно-Морской Флот сыграл значительную роль в достижении победы.
Проблемы оперативно-стратегического применения Военно-Морского Флота в Великой Отечественной войне в полном объеме до последнего времени специально не рассматривались. Наиболее обстоятельно разработаны совместные операции армии и флота и вопросы непосредственной поддержки флотом сухопутных войск. Стратегическое прикрытие флангов сухопутных фронтов и тыловых районов от ударов с моря, операции по эвакуации, перегруппировке и снабжению сухопутных войск, обеспечение внешних морских коммуникаций и организация взаимодействия с военно-морскими силами союзников изучены все еще недостаточно.
Наша Родина не только обширная континентальная, но и самая большая морская держава. Географическое положение СССР дает возможность в широких масштабах использовать богатства морей и океанов в интересах коммунистического строительства, для повышения благосостояния советского народа. Морской транспорт, ставший ныне передовой, высокорентабельной отраслью народного хозяйства, оказывает важнейшее влияние на экономическую политику государства. Промысловый флот ускоряет освоение богатств океана. Быстро развиваются различные отрасли промышленности, перерабатывающие дары океана.
Растущее экономическое могущество нашей страны позволяет постоянно расширять торговые, научные и культурные связи с другими странами, обеспечивать успешное и плодотворное проведение внешнеполитического курса на мирное сотрудничество государств с различным общественным строем.
Вместе с тем не исчезла необходимость вооруженной защиты социалистического Отечества. Без мощного Военно-Морского Флота невозможно защитить нашу территорию от ударов с моря, обеспечить беспрепятственное использование мирового океана для строительства социализма.
Морская мощь является одним из основных компонентов обеспечения обороноспособности страны. Ныне наш флот вышел на широкие океанские просторы. Он обладает огромными оперативно-стратегическими возможностями, способен решать стратегические задачи в борьбе с сильным морским противником. Это хорошо понимают и в лагере империализма.
Советские корабли гордо несут военно-морской флаг нашей Родины в Атлантическом и Тихом океанах, в Японском и Средиземном морях — всюду, где это вызывается необходимостью обеспечения безопасности нашей страны. Советский Военно-Морской Флот, в каком бы районе Мирового океана он ни находился, является символом величия нашей Родины, символом братства и бескорыстной помощи дружественным свободолюбивым народам, внушительным сдерживающим фактором на пути империалистической агрессии и авантюр.
Развитие нашего флота не может быть успешным без глубокого изучения истории войн, прежде всего стратегического применения флотов в войнах. С давних пор экономическое развитие и военная необходимость побуждали государства создавать в общей системе вооруженных сил военно-морской флот и поддерживать его на соответствующем уровне. В многочисленных войнах флоты использовались для обеспечения перевозки сухопутных войск и воинских грузов, вторжения армий на вражескую территорию, а также для защиты своих морских торговых путей и нападения на торговые суда противника. Достижение же победы в кампании и войне в целом являлось, как правило, результатом совместных действий армии и флота.
Без сильного флота Россия не могла войти в число великих держав. Противники стремились изолировать ее от моря, оттеснить в глубь континента. Этому в значительной мере способствовала многовековая пропаганда, проводившаяся враждебными России государствами во главе с Англией, которые стремились доказать, что у такой крупной континентальной державы не может быть интересов на море. И в настоящее время буржуазная пропаганда систематически убеждает, что Советской державе не нужен могущественный Военно-Морской Флот. Идеологи США заявляют: «То, что необходимо Советскому Союзу в смысле военной подготовки, отлично от того, в чем нуждаемся мы. СССР — сухопутная держава... Мы же в первую очередь — морская держава и наши нужды поэтому иные».
Абсурдность подобных утверждений опровергается всем ходом мировой истории. Рассмотрение роли флота в многовековой истории России приводит к главному выводу: на всех этапах жизни ей был необходим сильный военно-морской флот как составная часть ее вооруженных сил.
Во всех войнах, которые вела Россия, активно участвовали и армия, и флот. Войн без участия военно-морского флота было очень мало. В то же время были случаи, когда Россия не могла в полной мере использовать победу, достигнутую в войне из-за слабости своего флота.
История русского регулярного флота начинается с эпохи Петра I. К. Маркс, давая ей характеристику, говорил, что нельзя себе представить великую нацию, настолько оторванную от моря, как допетровская Россия: «Никогда ни одна великая нация не существовала и не могла существовать в таком удалении от всех морей, в каком пребывала вначале империя Петра Великого,.... ни одна великая нация никогда не мирилась с тем, чтобы ее морские побережья и устья ее рек были от нее оторваны. Никто не мог себе представить великой нации, оторванной от морского побережья. Россия не могла оставить в руках шведов устье Невы, которое являлось естественным выходом для сбыта продукции».
В начавшейся в XVIII в. длительной и тяжелой борьбе России за восстановление выходов к морям, обеспечивавших развитие ее экономики и свободу заморской торговли, военно-морской флот выполнил важную роль, содействуя сухопутным войскам в освобождении приморских территорий. В сражениях при Гангуте, Эзеле и Гренгаме он сокрушил морскую мощь Швеции. На медали, выбитой в честь победы над Швецией, написано: «Конец сей войне таким миром получен ничем иным токмо флотом, ибо землею никаким образом достигнуть было того невозможно».
Еще более длительной была борьба за выход к Черному морю, в ходе которой Россия создавала речные флотилии, а после захвата устья рек — морские корабельные силы. Активные действия русской армии и флота в XVIII в. принудили Турцию к заключению мира, по которому Россия получила землю между Бугом и Днепром, окончательно закрепила за собой Азовское море и выход из него в Черное море.
При утверждении России на берегах Черного моря российский флот успешно решал свои задачи. Для надежной защиты причерноморских земель требовался сильный Черноморский флот.
Крымская война 1853—1856 гг. была одной из первых войн, в которых широко применялись паровые корабли. Технические изменения повлекли за собой серьезные перемены и в военно-морском искусстве. Англо-французская коалиция, имевшая численное и качественное превосходство военно-морских сил, продолжительное время удерживала инициативу, открывая новые направления вооруженной борьбы на различных театрах. Война распространилась по всему периметру морских границ России: англо-французские эскадры вошли в Балтийское море, Финский залив, Белое море, подошли к Кронштадту, Архангельску и Петропавловску-Камчатскому.
Подтверждением возрастания роли флота явилась русско-японская война 1904—1905 гг., продемонстрировавшая особо важную роль морской силы в достижении политических целей государств в условиях борьбы за передел мира. Россия оказалась в одиночестве лицом к лицу с Японией. Военно-морской флот Японии обеспечил сосредоточение превосходящих сухопутных сил в Маньчжурии. Россия, не имевшая на Дальнем Востоке сильных флота и армии, не могла помешать этому.
Ближайшей стратегической задачей Японии в войне явилось завоевание господства на море, которое было достигнуто внезапным нападением на Портартурскую эскадру и уничтожением русских кораблей-стационаров в Корее. Затем последовали беспрепятственная высадка армий на континент и захват Порт-Артура, разгром главной группировки русских войск в Маньчжурии и ее оккупация.
После разгрома перешедшей из Балтийского моря на Дальний Восток 2-й Тихоокеанской эскадры в Цусимском сражении встал вопрос о мире между Россией и Японией. Хотя в маньчжурском театре еще существовала возможность постепенного увеличения сил русской армии, но и оно не давало перспектив на победное завершение войны, ибо борьба армии без поддержки флота и нарушения им коммуникации между материком и Японией не сулила успеха. В то же время побережье России оказалось беззащитным перед ударами японского флота и его десантов. Нависла угроза вторжения японцев в восточные районы страны. Так, гибель флота явилась одной из важнейших причин поражения России в войне.
В. И. Ленин писал: «Русский военный флот окончательно уничтожен. Война проиграна бесповоротно. <. . .> Перед нами не только военное поражение, а полный военный крах самодержавия».
Переход капитализма в стадию империализма, а также глубокие технические изменения во флотах во второй половине XIX в., привели к появлению новых военно-морских теорий. Наиболее распространенной и имеющей глубокие последствия явилась американо-английская теория «владения морем», известная как теория Мэхена и Коломба. Она родилась в период, когда мир уже был поделен между главными капиталистическими странами и стоял вопрос о его переделе. Мэхен проповедовал, что для удержания колоний нужно «морское могущество» — мощный флот, колонии в свою очередь нужны флоту для развертывания там пунктов базирования. Методом достижения господства на море они считали генеральное сражение между линейными кораблями как главной силой на море. Крейсерство на морских сообщениях, блокадные действия, защиту судоходства они рассматривали в качестве второстепенных действий удержания господства на море.
Коломб различал господство над морем — конечную цель войны и господство на море (или в части его и на определенный срок) — условие для достижения какой-либо дальнейшей цели. В качестве примера он приводил планы Наполеона по завоеванию господства в проливе Ла-Манш и высадке французской армии в Англии: «Пусть мы сделаемся хозяевами пролива на шесть часов, и мы будем хозяевами всего мира».
В Англии перед первой мировой войной теория «владения морем» в соответствии с новыми боевыми средствами и новыми условиями была несколько развита профессором морской академии Корбеттом. Выражая традиционную английскую военную политику — воевать чужими руками, Корбетт выдвинул теорию «ограниченной войны», подразумевая под этим участие Англии в коалиционной войне только одними морскими силами. Господство на море он понимал как контроль над морскими сообщениями. Поскольку Корбетт способом достижения господства по-прежнему считал генеральное сражение линейных кораблей и блокаду, он допускал, что новые боевые средства могут не позволить Англии создать полное господство.
Очень живучим оказался выдвинутый Корбеттом принцип «Fleet in being» («флот в готовности») в сочетании с «малыми активными операциями» вспомогательных сил, к которым он относил миноносцы, подводные лодки и др.
По этому принципу главные силы флота — крупные надводные корабли, находясь на базах, должны влиять на обстановку на море одним фактом своего существования, а боевые действия должны вестись лишь малыми кораблями. Зато к моменту заключения мира флот использовался для оказания давления на побежденных и даже на союзников по войне.
К началу первой мировой войны эти теории нашли отражение в национальных военных доктринах государств. Флоты предполагалось использовать главным образом для борьбы за морские пути сообщения и в исключительных случаях — для высадки стратегических десантов. Считалось, что средства флота не позволяли при вторжении создать превосходство в силах в районах высадки на продолжительное время. Проще его было достигнуть при воздействии на морские торговые пути и коммуникации снабжения. Вследствие этого борьба на море начиналась уничтожением или ослаблением морских сил противной стороны ударами по военно-морским базам или в генеральном сражении, а позже — проведением нескольких операций или боев.
В соответствии со взглядами на роль военно-морских сил основные морские державы к началу первой мировой войны создали огромные флоты. Крупнейшим из них являлся английский. Германский флот рос и развивался бурно, хотя численно уступал английскому. Общее соотношение военно-морских сил для коалиции, возглавляемой Германией, еще больше ухудшилось после вступления в войну на стороне Антанты Японии, США и Италии.
План британского адмиралтейства предусматривал осуществление блокады германских берегов и постоянную готовность флота метрополии (основная часть британского флота) при благоприятных условиях выйти в море и нанести решающее поражение немецкому флоту.
Германское командование рассчитывало ослабить английский флот путем последовательного уничтожения по частям его сил, выделенных для блокады берегов Германии. Предполагалось после уравнивания сил в генеральном сражении разгромить британский флот, затем нарушением морских перевозок (для чего предусматривалось широкое использование крейсеров) задушить Англию и достичь конечных целей войны — передела колониальной системы в свою пользу. Однако эта задача была непосильной для немецкого флота и, следовательно, весь план — авантюристическим.
Потеряв надежду на быстрое окончание войны усилиями сухопутных войск и не добившись резкого ослабления британского флота в Ютландском сражении, Германия увидела выход в неограниченных действиях подводных лодок на морских коммуникациях Англии, с тем чтобы расстройством экономики принудить ее к капитуляции до прибытия в Европу американских войск. Германские руководители, в том числе и командование сухопутных сил, видели в неограниченной подводной войне единственную и последнюю возможность, если не для достижения победы, то хотя бы для заключения почетного мира.
Германия не решила задачу блокады Англии с помощью подводных лодок. Как известно, за войну они потопили свыше 11 млн. брутто рег. т, что составило 65% британского торгового флота и поставило в 1917 г. Англию на грань катастрофы. Антанта, получив значительные подкрепления и помощь от США, продолжала наращивать противолодочные силы. В 1918 г. для этой цели использовались уже около 5 тыс. кораблей разных классов, 2 тыс. самолетов, большое число дирижаблей и аэростатов. Результативность борьбы с подводными лодками увеличивалась, а эффективность блокады снизилась. Этому способствовал также рост воспроизводства тоннажа торгового флота: в 1918 г. ввод в строй новых судов превысил потери.
В стратегии Германии существовал поразительный разрыв в задачах и способах действий сухопутных войск и военно-морского флота, что отрицательно сказалось на достижении военно-политических целей на континентальных и морских театрах войны.
План британского командования, как сказано выше, предусматривал установление господства на море путем блокады германского флота в базах. Одновременно это должно было лишить Германию ввоза товаров и подорвать ее экономику. Длительная блокада побережья Германии английским флотом оказалась эффективной: она была отрезана от всех своих колоний, рынков, источников сырья.
В первую мировую войну русский флот в отличие от немецкого для решения своих задач традиционно взаимодействовал с сухопутными войсками. Балтийский флот оборонял морские подступы к столице России — Петрограду и северо-западным областям страны. Второй его основной задачей являлось обеспечение северного фланга сухопутного фронта от ударов противника с моря. В течение всей войны он нарушал судоходство Германии, достигнув в этом значительного успеха. Черноморский флот оказывал поддержку приморским флангам фронтов, особенно Кавказскому. Ему удалось ограничить морские перевозки Турции и Германии. Особенно успешно и полно Черноморский флот решал задачи с 1916 г., когда ему удалось заблокировать германо-турецкий флот в Босфоре.
Флотилия Северного Ледовитого океана обеспечивала морские перевозки между Россией, Англией и Францией. Она готовилась отразить возможное вторжение противника на северное побережье страны.
Таким образом, в ходе первой мировой войны флоты использовались для борьбы на морских коммуникациях, блокады вражеского флота и экономической блокады берегов противника, для обеспечения перевозок через моря сухопутных войск. В меньшей степени они использовались для высадки десантов и непосредственного содействия сухопутным войскам. В целом флоты, готовившиеся к борьбе за колонии, не приняли активного участия в разгроме вооруженных сил на континенте и достижении полной победы над врагом.
Первая мировая война показала, что непременным условием вооруженной борьбы на море стало взаимодействие разнородных военно-морских сил; боевые действия флотов стали проводиться в заранее планируемой системе морских операций. Выявилась необходимость изменения стратегического использования военно-морских сил.
Однако на обобщение и изучение опыта войны требовалось время. Определенное влияние на развитие военного искусства оказала гражданская война.
История советского флота поучительна решительным использованием его для достижения совместно с сухопутными войсками военно-политических целей. Декрет об организации Рабоче-Крестьянского Красного Флота был подписан В. И. Лениным 11 февраля 1918 г. Моряки русского флота всегда были тесно связаны с революционной борьбой против самодержавия. Они были в первых рядах при подготовке и проведении Октябрьского вооруженного восстания.
В. И. Ленин считал флот одной из главных сил революции. Он писал: «Комбинировать наши три главные силы: флот, рабочих и войсковые части... Окружить и отрезать Питер, взять его комбинированной атакой флота, рабочих и войска, — такова задача, требующая искусства и тройной смелости».
Огромную роль сыграл военно-морской флот империалистических держав в интервенции против молодой Страны Советов. Когда империалисты решили ликвидировать первое социалистическое государство силою оружия, морские подступы Дальнего Востока и Севера фактически не были защищены. Немногочисленные корабли флотилии Северного Ледовитого океана, базировавшиеся в Кольском заливе, были захвачены интервентами, а корабли Сибирской флотилии, базировавшиеся на Владивосток, — белогвардейцами. Чтобы нанести удары по жизненно важным центрам страны, интервентам нужно было захватить или уничтожить корабли Советского Красного Флота на Балтийском и Черном морях. Балтийские моряки в ледовых условиях в феврале—мае 1918 г. сумели перевести корабли из Ревеля и Гельсингфорса в Кронштадт и тем самым спасли их. Ввиду безвыходности положения (перед угрозой захвата кораблей немцами) основные силы Черноморского флота были уничтожены в Новороссийске. Черноморские порты оказались незащищенными с моря.
Открытая военная интервенция Антанты началась 9 марта 1918 г. высадкой в Мурманском порту десанта с английского крейсера «Глори». Затем с новыми частями войск в Мурманск прибывали: 14 марта — английский крейсер «Кохрэйн», 18 марта — французский крейсер «Адмирал Об», 24 марта — американский крейсер «Олимпия». 20 июля англо-американские интервенты захватили Соловецкие острова, 31 — Онегу, 2 августа — Архангельск. Почти одновременно, 5 апреля, во Владивостоке высадились японские и английские войска.
Советское правительство, не имея военно-морских сил, могло 14 июня лишь дипломатическим путем выразить протест представителям США, Англии и Франции в связи с незаконным пребыванием в советских территориальных водах их военных кораблей и срочно образовать фронты для борьбы с интервентами на Севере и Дальнем Востоке.
Весной 1918 г. немецкие войска приступили к оккупации Закавказья. 25 мая в порту Поти высадился без противодействия трехтысячный отряд фон Кресса и 8 июня — еще столько же. В то же время в Батуми была высажена 217-я немецкая пехотная дивизия. Однако агрессия не получила развития в связи с изменением политической обстановки.
С поражением Германии и ее союзников — Австро-Венгрии и Турции — в Черное море вошли флоты Антанты. Самоуничтожение советского Черноморского флота сделало берега незащищенными от вторжения. Английская газета «Таймс» писала в то время: «Сибирь и Мурманский полуостров — в лучшем случае неудобный черный ход, но когда британский флот находится в Черном море — открыта парадная дверь». Еще более удобной «дверью» был Финский залив, ведущий непосредственно в Петроград, однако в отличие от черноморской эта «дверь» была на замке. Таким замком был Балтийский флот. Поэтому Антанта перенесла на юг центр борьбы против Советской республики.
Осенью 1918 г., когда белогвардейские армии Деникина и Краснова потерпели серьезное поражение, штаб главного командования армиями Антанты решил оказать им немедленную помощь оружием, боеприпасами, деньгами и войсками. Корабли англо-французской эскадры в конце ноября появились в Новороссийске, Севастополе, Одессе (где были высажены десантные войска), а в декабре в Одессе и Батуми были высажены еще более крупные контингенты интервенционистских войск.
31 января 1919 г. интервенты заняли Херсон, 2 февраля — Николаев.
К 15 февраля 1919 г. общая численность иностранных войск на юге Советской страны достигла 130 тыс. и на востоке — 120 тыс. человек. В черноморских портах находились 3 линкора, 8 крейсеров, 12 миноносцев и большое число других военных кораблей Антанты. На всех фронтах гражданской войны против Красной Армии действовало 700 тыс. белогвардейцев и 400 тыс. интервенционистских войск. Снабжение для них поступало из-за границы.
Помощь Антанты контрреволюции направлялась в основном морским путем. «А с февраля, — писал Деникин, — начался подвоз английского снабжения. Недостаток в боевом снабжении с тех пор мы испытывали редко». В августе из США в Новороссийск на пароходе «Владимир» было отправлено 28 тыс. винтовок, 3 млн. патронов, 85 700 пар сапог, около 200 тыс. шинелей и др. В сентябре пароходом «Блэк» было доставлено 44020 винтовок, 142 тыс. пар сапог и др. В октябре из Нью-Йорка в Новороссийск отбыл пароход «Доше», на котором находилось 28 тыс. винтовок, 93 тыс. пар сапог и др. В результате все три деникинские армии были хорошо вооружены и обмундированы.
Армия Колчака также держалась на иностранных поставках, поступавших через Владивосток. Из Франции было послано 400 артиллерийских орудий, 1700 пулеметов и другое снаряжение. Англия передала белогвардейцам Дальнего Востока до 100 тыс. т оружия. Генерал Нокс писал, что «каждый патрон, выстрелянный русским солдатом в течение этого года в большевиков, сделан в Англии».
Готовя армию Юденича для наступления на Петроград, английское правительство в Швеции закупило большие партии снаряжения. Для нее были перевезены запасы американского оружия и снаряжения, оставшиеся во Франции после войны. За два месяца, с середины августа до середины октября, в Ревель прибыло десять транспортов, на которых были доставлены 30 тыс. винтовок, 20 млн. патронов, 59 тыс. снарядов, танки, автомобили и др.
Таким образом, отсутствие военно-морских сил на морских театрах открыло берега молодой Республики Советов для вторжения интервентов. Это же позволило морским путем вооружать и снабжать внутреннюю контрреволюцию — белогвардейцев. В то же время флоты стран Антанты изолировали Советскую республику от внешнего мира путем осуществления морской блокады. 20 октября 1919 г. верховный совет Антанты принял постановление об официальном объявлении блокады Советской республики. В. И. Ленин писал о стратегии английских империалистов: «Преимущественно колониальный и морской характер военной силы Англии давно уже, в течение многих десятилетий, заставлял англичан в их завоевательных походах наступать иначе, стараться главным образом отрезывать источники снабжения от страны, на которую они нападали, и предпочитать метод удушения, под предлогом помощи, методу прямого, непосредственного, крутого, резкого военного насилия».
Главнокомандующий вооруженными силами и член Реввоенсовета республики С. С. Каменев утверждал, что если бы белогвардейцы не имели морской коммуникации со странами Антанты, то гражданская война не могла быть столь продолжительной: «По своим боевым качествам противник, ввиду наличия у него большого числа подготовленного командного состава и более богатой техники, был сильнее Красной Армии. Другой не менее характерной чертой общей обстановки была обеспеченность тылов противника, упиравшихся в моря. Через моря у противника постоянно имелась связь с Антантой. Отсюда постоянная поддержка Антантой слабеющих сил и средств противника. Без этой поддержки противник, вероятно, вынужден был бы самоликвидироваться после первых же неудачных для него боев».
Если противник, используя преимущество в военно-морских силах, имел возможность на морских театрах выбирать направления и время ударов, то на речных и озерных театрах дело обстояло по-иному. В подавляющем большинстве случаев наши вооруженные силы умело использовали превосходство над противником на реках и озерах для нанесения внезапных ударов, маневра силами в процессе наступления вдоль рек, а также для их форсирования с ходу. Там, где действовали речные и озерные флотилии, враг не мог длительно использовать акватории в качестве естественных рубежей обороны. Наличие военных флотилий способствовало применению маневренных методов борьбы, которые были наиболее характерными для тактики Красной Армии в годы гражданской войны. События тех лет еще раз подтвердили необходимость иметь в составе вооруженных сил мощный, всесторонне развитый военно-морской флот, современную теорию оперативно-стратегического применения его в войне.
Огромный опыт получил Советский Военно-Морской Флот в ходе второй мировой войны в достижении оперативно-стратегических целей самостоятельными и совместными с сухопутными войсками операциями.
Изучение и обобщение опыта военных действий Военно-Морского Флота в Великой Отечественной войне началось с первых ее дней. Большая заслуга в этом принадлежит старейшему журналу «Морской сборник», помещавшему из номера в номер материалы о боевом опыте флотов. Быстрейшая публикация их имела целью помочь командирам более эффективно использовать оружие и боевую технику. Поэтому в журнале, как правило, помещались материалы по тактике классов кораблей и родов сил, а также по использованию оружия. Иногда рассматривался опыт оперативных соединений в стратегических операциях (Волжская военная флотилия в Сталинградской битве; высадка десанта в Феодосии; использование авиации в борьбе на коммуникациях и др.).
Первым значительным вкладом в исследование оперативно-стратегического применения Военно-Морского Флота в войне явилась серия статей адмирала И. С. Исакова «Военно-морской флот СССР в Отечественной войне» (за два с половиной года войны). Автор рассмотрел планы германского командования в борьбе, с советскими военно-морскими силами, а также важнейшие стратегические проблемы Советского ВМФ: борьбу за военно-морские базы, приморские плацдармы, морские коммуникации, содействие сухопутным войскам на приморских направлениях, выделение моряков на сухопутные фронты.
В том же году народным комиссаром ВМФ адмиралом Н. Г. Кузнецовым была написана краткая статья о стратегических задачах флотов и флотилий в ходе войны.
Наиболее глубокое и целеустремленное изучение опыта войны проводил Главный штаб ВМФ, имевший для этого специальный отдел и выпускавший сборники материалов по опыту боевой деятельности ВМФ СССР. Всего таких сборников вышло 42. В них рассматривались вопросы боевой деятельности флотов и флотилий с точки зрения извлечения уроков из боев и операций. Главное внимание уделялось выяснению причин, способствовавших или мешавших боевому успеху, а также пропаганде оправдавших себя новых приемов ведения боевых действий. Сборники в своем большинстве освещали боевые действия тактического звена, однако в сумме они позволяли составить определенную картину об оперативно-стратегическом применении флота.
Поистине неоценимое значение имеют документы о боевых действиях флотов и флотилий, хроники важнейших событий, отдельные директивы и приказы, некоторые обобщенные сведения, приведенные в некоторых трудах, в частности в исторических очерках флотов. Все эти материалы помогают представить картину использования ВМФ для достижения стратегических и оперативных задач в ходе войны.
Ценным научно-справочным пособием по оперативно-стратегическому использованию Военно-Морского Флота в войне является Морской Атлас (т. 3, ч. 2) и описание к нему. Однако в нем излагаются только факты участия флотов в боевых действиях без директивных документов, обобщающих выводов и оценок.
В 50-е и 60-е годы продолжалось исследование опыта использования в войне отдельных флотов и флотилий как военными историками, так и мемуаристами. Монографии, отражающие боевую деятельность флотов за всю войну, позволяют проследить и сделать выводы о боевом использовании конкретно каждого флота на том или ином театре военных действий. Прежде всего следует назвать книгу «Боевой путь Советского Военно-Морского Флота». Боевой деятельности каждого из флотов в ней посвящены отдельные главы, где описаны и оценены основные операции. Весьма ценными являются приложения в третьем издании. В них обобщены некоторые результаты боевой деятельности ВМФ как вида вооруженных сил за всю войну. Из них можно извлечь сведения об использовании флотов для решения оперативных и стратегических задач.
Вопросы оперативно-стратегического применения Военно-морского Флота в Великой Отечественной войне нашли определенное отражение в учебниках по истории войн и военно-морского искусства. Более полно они освещены в учебнике «Истории Военно-морского искусства», изданном Главным штабом Военно-морского Флота. Авторы приходят к выводу, что советский флот применялся в ходе войны главным образом для содействия сухопутным войскам в наступательных и оборонительных операциях; на втором месте стояли операции и боевые действия, связанные с борьбой на морских коммуникациях.
В учебнике сделаны выводы по использованию родов сил флота. Подтверждается неспособность крупных артиллерийских надводных кораблей решать успешно большинство задач, которые им предназначались. В то же время возросла роль подводных лодок как наиболее универсального рода сил флота. Авиация флота окончательно оформилась в самостоятельный важнейший род сил, обладающий большой ударной мощностью и высокой маневренностью.
В ходе войны возрос удельный вес и значение совместных действий армии и флота, увеличилось число высаженных десантов, разнообразились формы содействия сухопутным войскам в оборонительных и наступательных операциях. Флот высаживал десанты, обеспечивал перегруппировки войск перевозкой их морем с одного операционного направления на другое, поддерживал огнем осажденные с суши гарнизоны, нарушал прибрежные коммуникации противника, обеспечивал эвакуацию войск при их вынужденных отходах. Авторы отмечают, что в сфере содействия сухопутным войскам Советский Флот не только достиг положительных результатов, но и развил теорию его применения.
Война подтвердила несостоятельность теории господства на море, согласно которой обязательным условием достижения оперативно-стратегических целей должно быть уничтожение или вытеснение противника. В условиях применения большего числа подводных лодок и самолетов решающими стали такие факторы, как скрытность, стремительность действий, прикрытие и всестороннее обеспечение.
Более полно тема стратегического применения Военно-Морского Флота в Великой Отечественной войне раскрыта в книге В. И. Ачкасова и Н. Б. Павловича.
Стратегическое применение Военно-Морского Флота, по их мнению, охватывает в рамках единой советской военной стратегии вопросы, связанные с «определением задач ВМФ в вооружённой борьбе, состава необходимых для этого сил и их организации, с разработкой стратегических форм, способов и планов использования флота для решения поставленных задач». Применение флота диктовалось задачами советской стратегии на реальном учете обстановки, возможностей флота и сил противника.
Авторы пришли к важному обобщению, сгруппировав все задачи по трем основным проблемам: непосредственное содействие флота сухопутным войскам на приморских направлениях; борьба за морские коммуникации, озерные и речные пути сообщений; повседневное обеспечение благоприятной оперативной обстановки (режима) в зоне действий каждого из флотов и флотилий.
Определяя роль и место флота в войне, авторы не согласны с его оценкой как «верного помощника Красной Армии». Военно-Морской Флот в ходе войны выступал как неотъемлемая часть Вооруженных Сил, на всех этапах был боевым собратом сухопутных войск и Военно-Воздушных Сил. Флот сыграл крупную роль в оборонительных и наступательных операциях Советской Армии. Важное значение имели многочисленные речные и озерные флотилии, которые большею частью действовали в интересах войск смежных фронтов. В то же время Военно-Морской Флот своими действиями на вражеских морских сообщениях оказывал влияние на экономику противника. Важное народнохозяйственное и стратегическое значение имело обеспечение судоходства по морям, озерам и рекам, что способствовало увеличению экономического и военного потенциала страны.
В последние десять лет разработано несколько диссертаций, раскрывающих различные стороны оперативно-стратегического использования Военно-Морского Флота. Но чаще всего диссертационные исследования посвящены отдельным операциям, проведенным флотами в ходе войны. Многие вопросы стратегического применения Военно-морского Флота в Великой Отечественной войне содержатся в докторских диссертациях Я. Т. Салагина — о десантных операциях Советского Флота в Великой Отечественной войне; В. С. Шломина — о тыловом обеспечении Военно-морского Флота в операциях Великой Отечественной войны.
Существенный вклад в рассматриваемую проблему вносит книга адмирала Флота Советского Союза С. Г. Горшкова «Морская мощь государства». В годы Великой Отечественной войны, отмечается в книге, Военно-Морской Флот сыграл огромную роль в удержании приморских областей и в их освобождении. При этом было достигнуто широкое взаимодействие армии и флота, что способствовало наиболее полному и эффективному использованию их боевых возможностей.
Существенное место в боевой деятельности флотов в первом периоде войны занимала оборона военно-морских баз, которую они осуществляли совместно с сухопутными войсками и Военно-Воздушными Силами. Наиболее ярким примером этого являлась упорная и длительная оборона Севастополя. Сложность решения такой задачи заключалась прежде всего в том, что большинство военно-морских баз не были заблаговременно подготовлены к обороне с сухопутных направлений и необходимо было создавать эту оборону уже в ходе военных действий при быстром продвижении противника вдоль побережья Балтийского и Черного морей. Оборона баз, остававшихся глубоко в тылу противника, в значительной степени зависела от господства Советского Флота на морском театре военных действий и в воздухе на данном направлении.
Потеря или только ослабление такого господства, ухудшение условий базирования флота и связи с обороняющимся гарнизоном усложняли общую обстановку и в конечном итоге вынуждали к необходимости эвакуации обороняющихся сил и оставлении военно-морской базы (Таллин, Ханко, Одесса, Севастополь).
Наиболее важными стратегическими задачами, которые решались Военно-Морским Флотом в самостоятельных операциях, являлись борьба на морских коммуникациях противника и защита своих морских сообщений. Для Северного флота эти задачи были главными в течение всей войны и вытекали из необходимости обеспечения прочной двухсторонней связи между основными членами антифашистской коалиции (СССР, США, Великобритания) через Атлантику.
Борьба на вражеских коммуникациях проводилась как в ходе повседневной боевой деятельности флотов (в первом и втором периодах войны), так и посредством проведения специальных операций. Наиболее эффективным средством борьбы на коммуникациях являлись авиация и подводные лодки, на долю которых приходилось почти 70% потопленных судов противника.
Война показала, что, несмотря на относительно меньшую по сравнению с другими государствами зависимость Советского Союза от внешних связей, морские сообщения имели, однако, важное значение. Всего за войну Военно-Морской Флот обеспечил перевозку более 100 млн. т различных грузов и 10 млн. военнослужащих и лиц гражданского населения. Если учесть только немецкие подводные лодки, то их число в операционной зоне Северного флота увеличилось с 6 лодок в 1941 г. до 21 — в 1943 г., 34 — в 1944 г. и 65 лодок — в 1945 г.
Военно-Морской Флот широко применял постановки минных заграждений. На создание минноартиллерийских позиций было израсходовано свыше 40 тыс. различных мин.
В Великой Отечественной войне по-новому определялись роль и место родов флота. Ведущими родами флота стали подводные силы и морская авиация.
Военно-морское искусство было пронизано активной идеей: искать и решительно атаковать противника в любых условиях, наносить по нему мощные удары разнородными силами. Однако такие действия предусматривались главным образом в своей прибрежной зоне с целью отражения вторжения врага с моря, что в стратегическом плане имело оборонительный характер. Основными задачами флотов считались: борьба с противником на морских сообщениях, действия против его баз и береговых объектов, захват островных районов и опорных пунктов врага. Большое значение придавалось по-прежнему оказанию содействия группировкам сухопутных войск на приморских направлениях, хотя конкретные теоретические вопросы взаимодействия, сухопутных войск и военно-морских сил разрабатывались недостаточно. Военно-морская теория предусматривала возможность ведения противодесантных и морских десантных операций крупных масштабов.
Разработка этих важных проблем сдерживалась отсутствием на флоте десантных судов, морской пехоты и специальных артиллерийских кораблей. Достаточное внимание уделялось использованию морской авиации. Положительное значение имела разработка оперативных готовностей флотов.
Проблемы стратегического применения Военно-Морского Флота из многочисленных мемуаристов касается главным образом бывший народный комиссар ВМФ Н. Г. Кузнецов. Достаточно подробно он разбирает предвоенное строительство флота, боеготовность флота к отражению внезапного нападения, руководство использованием флота в ходе войны, а также участие флотов в решении отдельных оперативно-стратегических задач.
Решение партии и правительства о создании большого морского и океанского флота открывало широкие горизонты. «По-новому вставали вопросы о задачах флота. Возникало множество новых проблем, связанных с крупным береговым строительством... Подготовиться к приему большего флота, освоить его, научиться управлять им — дело было не из легких».
Многие страницы автор посвящает организации руководства Военно-Морским Флотом. Он считает, что Ставка Верховного Главнокомандования должна быть организована еще до начала военных действий. Далее автор рассматривает совершенствование органов руководства, принципы подчинения и взаимодействия, обосновывает необходимость Главнокомандующего Военно-морским Флотом.
К моменту нападения фашистской Германии все флоты перешли на повышенную боевую готовность, с началом нападения начали постановку минных заграждений и развертывание сил для боевых действий по плану первых операций. Но все оказалось в конечном счете недостаточно эффективным, пишет Н. Г. Кузнецов, корабли вынуждены были оставлять свои базы.
Успех зависел от согласования действий флотов и фронтов, от организации эффективного взаимодействия.
Мемуары командующего Северным флотом адмирала А. Г. Головко дают возможность увидеть боевую деятельность флота с флагманского командного пункта. Главное в них — обеспечение связи с западными государствами по Северному морскому пути, а также охранение арктических районов и судоходства по Северному морскому пути в порты Тихого океана.
Несколько книг написал командующий Краснознаменным Балтийским флотом адмирал В. Ф. Трибуц. Первая книга — «Подводники Балтики атакуют» — посвящена, по существу, одной стратегической операции подводных сил КБФ па коммуникациях противника в 1942 г. 6 минувшей войне не было более сложного и трудного для действия подводных лодок театра, чем Балтийское море. И все же летом и осенью 1942 г. подводники достигли важного стратегического результата.
В трех последующих книгах В. Ф. Трибуца рассмотрены деятельность флота в обороне и наступлении. Совокупность задач, которые решал флот, позволяет выделить области его оперативно-стратегического применения.
Меньше повезло Черноморскому флоту. Его командующие адмиралы Ф. С. Октябрьский и Л. А. Владимирский не оставили мемуаров. Однако главная область применения флота в войне — борьба совместно с сухопутными войсками за приморские плацдармы: Одессу, Крым, Тамань—Новороссийск—Туапсе достаточно полно освещена в военно-исторических исследованиях и мемуарах военачальников.
Анализ литературы показывает, что не было работы, предметом исследования которой являлась бы проблема оперативно-стратегического применения Военно-Морского Флота в Великой Отечественной войне. Тем не менее перечисленные выше труды дают возможность представить проблему в целом, а также оценить глубину исследования отдельных ее аспектов. Предстоит дальнейшая работа по комплексному изучению этой важной области военно-морского искусства. Среди публикаций по данной теме превалируют статьи научно-популярного характера, которые по своему предназначению и документальной базе не претендуют на исчерпывающее освещение проблемы.
Исходя из важности и степени освещенности проблемы, считаем целесообразным на основе комплексного анализа и обобщения документальных и статистических материалов исследовать применение Военно-морского Флота для достижения оперативных и стратегических целей в важнейших операциях и кампаниях, которые провели Советские Вооруженные Силы в Великой Отечественной войне.
Исследование опыта в данном труде мы ограничили определением характера решаемых военно-морскими силами задач по периодам войны; показом строительства флота в годы войны, маневра силами между театрами военных действий,, совершенствования организационных форм. Самостоятельная глава посвящена исследованию стратегического руководства Военно-Морским Флотом в различные периоды войны.
Монография разработана на основе материалов архивов, в первую очередь Центрального военно-морского архива. При освещении организации совместных действий флотов с сухопутными войсками и проблемы стратегического руководства привлечены материалы Центрального архива Министерства обороны СССР. В работе использована советская и иностранная военно-историческая литература.

продолжение книги...