«Унтер Пришибеев»


вернуться в оглавление книги...

М. Семанова. "Чехов в школе". Ленинградское отделение Учпедгиза, 1954 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

«УНТЕР ПРИШИБЕЕВ»

Ранние произведения А. П. Чехова лишний раз подтверждают, что гоголевские сатирические персонажи не отошли в прошлое, что они получили новое обличье на новой стадии развития капиталистического общества, в условиях политической реакции 80-х годов.
В рассказе «Унтер Пришибеев» Чехов создал как бы новый вариант типа Держиморды и тем самым подчеркнул обобщающую силу гоголевского образа.
Анализируя рассказ «Унтер Пришибеев», учителю следует сказать учащимся о цензурной истории его, о сатирическом характере рассказа, о типичности центрального образа, отражающего сущность самодержавно-полицейского строя, о мастерстве писателя.
«Унтер Пришибеев» был написан Чеховым в пору сотрудничества в юмористических журналах (в 1885 г.) и предназначался для журнала «Осколки». Первоначально рассказ носил заглавие «Сверхштатный блюститель». Цензура не пропустила его. Цензор объяснил запрещение тем, что в рассказе резко преувеличенно «описываются уродливые общественные формы, явившиеся вследствие усиленного наблюдения полиции». А. П. Чехов послал рассказ в «Петербургскую газету». Там он был напечатан в конце 1885 г. под заглавием «Кляузник». Через 15 лет писатель включил рассказ в собрание сочинений и не только не смягчил егo, а, напротив, усилил обличение царского строя. Особенно заострил он, пользуясь методом сознательного преувеличения, центральный сатирический персонаж, именем которого назвал рассказ — унтера Пришибеева.
Унтер Пришибеев, как и Держиморда, стоит на защите власти. Грубая деспотическая сила, слепое угодничество делают оба эти типа в нашем сознании символами самодержавно-полицейского строя. В. И. Ленин через несколько лет после создания Чеховым «Унтера Пришибеева» обобщил на языке политики подобные явления: «Не потому ли у нас возможны несравненно более возмутительные случаи полицейского насилия, что это насилие составляет повседневную и обычную практику любой полицейской части?» (1)
В сравнении с Держимордой Пришибеев наделен Чеховым некоторыми новыми качествами, подсказанными писателю новой исторической действительностью, порой реакции, временем массового шпионажа. Пришибеев в новых условиях дополнительно выполняет функции доносчика.
А. П. Чехов показал, что при самодержавно-полицейском режиме дана огромная власть штатным «блюстителям порядка» — полицейским и урядникам. Но кроме того, в 80-е годы в победоносцевской России большим злом для народа являются добровольные любители «наводить порядок» — «кляузники», «сверхштатные блюстители». В образе унтера Пришибеева писатель изобразил такого добровольного «защитника законов», раз навсегда усвоившего правило, что «народу волю давать нельзя», что нужно власть уважать. С тупой последовательностью он устраняет «беспорядки», оскорбляет словами и действием, «пришибает» — отсюда и фамилия его — Пришибеев. Чехов проник в существенные стороны жизни, показав, как распространено было
----------------------------------------------------
1. В. И Ленин. Случайные заметки. Соч., т. 4, стр. 373.
---------------------------------------------------
в это время подслушивание, подглядывание, боязнь «крамолы». И при этом как лицемерно скрывали власти свою поддержку фискалов, «сверхштатных блюстителей».
Суд, законы как будто бы не на стороне Пришибеева, в послереформенное время как будто предоставлена большая свобода народу. Мировой судья даже осуждает на месяц Пришибеева. А. П. Чехов срывает маску с этого лицемерного «правосудия», со всей реакционной политики государственных Пришибеевых, отголоском которой является в рассказе «деятельность» унтера.
Пришибеев с его убогим духовным миром, рабьим поведением изображается Чеховым как желанный угодник полицейской власти. Соответственно остро сатирически рисует Чехов портрет Пришибеева, сознательно отбирая отталкивающие детали: «Хриплый придушенный голос», «колючее лицо», вытянутые по швам руки. Его холопское сознание вполне усвоило бредовые идеи «господ» — «чиновных» Пришибеевых. Его воображению всюду мерещится вольнодумие, опасное непослушание власти, нарушение законов. Поют ли песни, сидят ли вечером с огнем, смеются ли, ведут ли беседы — во всем видит «кляузник» Пришибеев «беспорядки», слышит «политические слова».
Учителю следует сказать учащимся, что до Чехова еще один замечательный русский писатель, близкий к революционным демократам (Салтыкову-Щедрину, Чернышевскому), — Глеб Успенский — в конце 60-х годов создал сатирический образ, напоминающий Держиморду и Пришибеева, — будочника Мымрецова (очерк «Будка»); в нем В. И. Ленин видел олицетворение политического режима самодержавно-полицейской России. (1) Несложной обязанностью Мымрецовых, как Держиморды и Пришибеева, было: «тащить и не пущать», не размышляя охранять власть, «запрещать», «разгонять», «взыскивать».
Чехов, как Гоголь и Глеб Успенский, показывал, что царское правительство не заботилось об образовании своих верных слуг. Чем неразвитее были они, тем скорее можно было рассчитывать на слепую охрану ими «законов». «Изувеченность и умственное оскудение были
----------------------------------------------------
1. В. И Ленин. Манифест либеральной рабочей партии. О праве наций на самоопределение. Соч., т. 17, стр 288; 1. 20, стр. 392,
----------------------------------------------------
главною причиною того блистательного успеха, с которым Мымрецов занимал предназначенный ему пост», — писал Глеб Успенский, показывая тупого, угрюмого, «богом убитого» «будочника», в котором все «признаки человеческого существа» были выколочены муштровкой.
Невежество, умственное убожество, тупость Пришибеева превосходно передано Чеховым в речи этого персонажа. Он говорит «по слабости болезни» (вместо — по слабости здоровья), «скалите зубья» (вместо — зубы), «жалятся», «эстафет», «труп мертвого человека» и др. Настойчиво звучат в речи «законника» Пришибеева слова: «угнать», «взыскивать», «составить акт». Постоянно ссылаясь на закон («по какой статье свода законов?» «По какому такому основанию?»), Пришибеев как будто в духе этих законов витиевато, непонятно и косноязычно выражает свою мысль: «По всем статьям закона выходит причина аттестовать всякое обстоятельство по взаимности».
Близость Пришибеева к Держиморде и Мымрецову доказывает, что ничего не изменилось в самодержавной России, что реформы вовсе не принесли свободы. Осколок дореформенного времени — Мымрецов, и после реформ продолжает свою деятельность «тащить и не пущать». Через два десятка лет, воспитанный полицейским государством, Пришибеев также деспотически груб с народом. Покорные слуги самодержавия наследуют от господ презрение к людям «простого звания»: «Мужик — простой человек, он ничего не понимает», — говорит унтер Пришибеев. Отсюда и грубо повелительные интонации и слова его, обращенные к народу: «Разойдись! ..» «Не толпись!» «По домам!»
Нужно показать учащимся, что А. П. Чехов рисует не только настоящее Пришибеева, но и его прошлое. Мы представляем себе, как унтер расправлялся с солдатами; он и сейчас говорит, «точно командует», дает волю своим кулакам. Легко представляем мы также Пришибеева в роли гимназического швейцара-доносчика. Он всюду подслушивал «неподходящие слова» и охотно доносил жандармам о «неблагонадежных».
Показывая проникновение Чехова в сущность современной ему социальной действительности, создание типического образа и типических обстоятельств, учитель должен сказать учащимся о большом общественном значении этого произведения. Такие рассказы, как «Унтер Пришибеев», звали на борьбу с самодержавно-полицейским строем, с произволом, насилием, несправедливостью. М. И. Калинин вспоминал: «Чехов ободрял нас, вселял непримиримую ненависть к деспотизму, к полицейщине». (1) «В нашей стране не любят Пришибеевых», — говорил И. В. Сталин. (2)
-------------------------------------------------------
1. М. И. Калинин. О литературе. Лениздат, 1949, стр. 11.
2. И. В. Сталин. Ответ товарищу Иванову. Сб. «В. И. Ленин, И. В. Сталин о социалистическом государстве и советской демократии». Госполитиздат, М, 1947, стр. 597.
--------------------------------------------------------

продолжение книги...