Утепленные дубленки для женщин - под русскую зиму!

Основоположники буржуазной философии Ф. Бэкон и Р. Декарт


Краткий очерк истории философии
Под ред. М. Т. Иовчука, Т. И. Ойзермана, И. Я. Щипанова.
М., изд-во «Мысль», 1971 г.
OCR Biografia.Ru


В течение XVI-XVII вв. в наиболее передовых странах Западной Европы в недрах старого, феодального общества развивается новый, капиталистический способ производства. Буржуазия все более выделяется из третьего сословия, превращаясь в самостоятельный класс, возглавляющий оппозицию широких слоев населения феодальной власти. Феодальные собственники в известной мере начинают приспосабливаться к развивающимся капиталистическим отношениям. Наиболее ярко этот процесс обнаруживается в Англии, где помещики путем так называемого •огораживания сгоняют крестьян с их земли; эта земля превращается в пастбища для овец, разведение которых стимулируется быстро растущим текстильным производством. Таким путем возникает «новое дворянство», близкое буржуазии по своему положению и интересам, создаются материальные предпосылки для компромисса между дворянством и буржуазией, который находит свое политическое выражение в абсолютной монархии. Как указывает Маркс, «абсолютная монархия возникает в переходные периоды, когда старые феодальные сословия приходят в упадок, а из средневекового сословия горожан формируется современный' класс буржуазии, и когда ни одна из борющихся сторон не взяла еще верх над другой».
«Огораживание» - классическая форма первоначального накопления капитала, т. е. насильственной экспроприации мелких производителей, в результате которой возникает класс наемных рабочих. В менее явных формах такой же процесс совершается и в других странах Европы. На этой почве обостряется борьба социальных «низов» против господствующих феодальных сословий; это в свою очередь усиливает разложение феодальных отношений и образует одну из ближайших предпосылок буржуазных революций этого периода - нидерландской революции (конец XVI в.), английской буржуазной революции (середина XVII в.) и, наконец, французской буржуазной революции 1789-1794 гг. Крестьянская война в Германии, восстание под руководством Роберта Кета в Англии, восстание «босоногих» во Франции и другие выступления трудящихся явились, по существу, прологом буржуазных революций в Западной Европе.
Разложение феодальных отношений существенно изменяет положение религии в обществе. Духовная диктатура церкви подорвана. Однако религия все еще сохраняет значительную идейную власть над людьми. Не удивительно поэтому, что ранние буржуазные революции XVI-XVII вв. совершаются под знаменем реформированной религии-протестантизма. Лишь в XVIII в. во Франции буржуазная революция выступает уже не в религиозном облачении, а открыто провозглашает буржуазные, политические идеалы. Но если для массы людей капиталистического общества религия все еще остается источником иллюзий - политических и моральных, то в науке и философии она теряет свое прежнее господствующее положение.
Для передовых буржуазных идеологов новым мировоззрением, наиболее отвечающим интересам науки о природе, были материалистическая философия и - обычно неосознанный - материализм естествоиспытателей. На первых порах оба этих вида,материализма выступают совместно. И тот и другой начинают критику схоластики с постановки вопроса о методе познания; старый метод выражал не только схоластическую оторванность от опыта, практики, но и свойственный схоластике идеализм. Бесплодность схоластической псевдонауки материалисты объясняют несостоятельностью ее метода, основные черты которого - некритическое следование авторитету, догматизм, умозрительность, отсутствие систематического эмпирического наблюдения, эксперимента, поспешность и необоснованность обобщений, преобладание дедукции.
В этот период изменяется и понимание задач науки и философии. Девиз материалистов-философов и естествоиспытателей нового времени - не «наука для науки», а увеличение власти человека над природой, совершенствование, рост силы, здоровья, красоты человека. Бэкон в Англии, Декарт во Франции, Спиноза в Голландии - при всех различиях между ними - сходятся между собой в этом новом понимании целей и задач знания.
Новая наука опирается прежде всего на практику материального производства. Изобретение и применение машин, пишет Маркс, «дало великим математикам того времени практические опорные пункты и стимулы для создания современной механики» К Выдающийся ученик Галилея Э. Торричелли экспериментально установил факт давления воздуха, изобрел ртутный барометр и воздушный насос. Гениальный английский естествоиспытатель И. Ньютон сформулировал основные законы классической механики, в том числе и закон всемирного тяготения. Р. Бойль применяет механику к химии, разрабатывает проблемы атомистики, определяет понятие химического элемента. В 1600 г. вышла в свет работа английского физика Гильберта «О магните», которая кроме специальных физических положений содержала также важные идеи о роли эксперимента и количественного измерения во всех науках о природе. У. Гарвей открывает кровообращение и эмпирически исследует его роль. Выдающийся вклад в развитие математики, механики, физики, физиологии вносят философы Р. Декарт и Г. Лейбниц.
Важнейшей формой опытного исследования, сыгравшей громадную роль в обосновании нового вида материализма - метафизического материализма XVII-XVIII вв., был эксперимент. Развитие эксперимента сделало возможным теоретическое обоснование учения о причинности, разработка которого была выдающейся заслугой материализма XVII-XVIII вв.
Первым философом, сознательно поставившим перед собой задачу разработки научного метода на основе материалистического и материалистической понимания природы, был Фрэнсис Бэкон (1561 -1626). Сын высокопоставленного английского сановника, Бэкон и сам со временем стал государственным канцлером Англии. И тем не менее его симпатии не на стороне старой феодальной аристократии. Бэкон - идеолог «нового дворянства», привычки и устремления которого были более буржуазными, чем феодальными. Главный труд Ф. Бэкона - «Новый Органон» (1620). Название это показывает, что Бэкон сознательно противопоставлял свое понимание науки и ее метода тому пониманию, на которое опирался «Органон» (свод логических работ) Аристотеля. Другим важным сочинением Бэкона была утопия «Новая Атлантида».
В согласии с передовыми умами своего века Бэкон провозгласил высшей задачей познания завоевание природы и усовершенствование человеческой жизни. Но это - практическое в последнем счете - назначение науки не может, по Бэкону, означать, будто всякое научное исследование должно быть ограничено соображениями о его возможной непосредственной пользе. Знание - сила, но действительной силой оно может стать, только если оно истинно, основывается на выяснении истинных причин происходящих в природе явлений. Лишь та наука способна побеждать природу и властвовать над ней, которая сама «повинуется» природе, т. е. руководится познанием ее законов. Поэтому Бэкон различает два вида опытов: 1) «плодоносные» и 2) «светоносные». Плодоносными он называет опыты, цель которых - принесение непосредственной пользы человеку, светоносными - те, цель которых не непосредственная польза, а познание законов явлений и свойств вещей.
Предпосылкой преобразования науки Бэкон считал критику всей предшествующей схоластики и сомнение в истинности всего,, что до сих пор считалось истиной. Однако это сомнение не самоцель, а лишь средство для того, чтобы найти дорогу к истине. Бэкон отнюдь не скептик; напротив, он убежден в возможности достижения вполне достоверного знания.
Недостоверность известного доселе знания обусловлена, по Бэкону, ненадежностью умозрительной формы умозаключения и доказательства. Опираясь на логику Аристотеля, схоластика считает такой формой силлогизм. Силлогизм состоит из суждений, суждения - из понятий. Но понятия добываются обычно путем слишком поспешного и недостаточно обоснованного обобщения.
Поэтому первым условием реформы науки, прогресса знания является усовершенствование методов обобщения, образования понятий. Так как процесс обобщения есть индукция, то логическим основанием реформы науки должна быть новая теория индукции.
До Бэкона философы, писавшие об индукции, обращали внимание главным образом на те случаи или факты, которые подтверждают доказываемые или обобщаемые положения. Бэкон подчеркнул значение тех случаев, которые опровергают обобщение, противоречат ему. Это так называемые негативные инстанции. Уже один-единственный такой случай способен полностью или по крайней мере частично опровергнуть поспешное обобщение. По Бэкону, пренебрежение к отрицательным инстанциям есть главная причина ошибок, суеверий и предрассудков.
Условием реформы науки должно быть также очищение разума от заблуждений. Бэкон различает четыре вида заблуждений, или препятствий, на пути познания - четыре вида «идолов» (ложных образов) или призраков. Это - «идолы рода», «идолы пещеры», «идолы площади» и «идолы театра».
«Идолы рода» - препятствия, обусловленные общей для всех людей природой. Человек судит о природе по аналогии с собственными свойствами. Отсюда возникает телеологическое представление о природе, ошибки, проистекающие из несовершенства человеческих чувств под влиянием различных желаний, влечений. «Идолы пещеры» - ошибки, которые присущи не всему человеческому роду, а только некоторым группам людей вследствие субъективных предпочтений, симпатий, антипатий ученых: одни больше видят различия между предметами, другие- их сходства; одни склонны верить в непогрешимый авторитет древности, другие, наоборот, отдают предпочтение только новому. «Идолы площади» - препятствия, возникающие вследствие общения между людьми посредством слов. Во многих случаях значения слов были установлены не на основе познания сущности предмета3 а на основании совершенно случайного впечатления от этого предмета. «Идолы театра» - препятствия, порождаемые в науке некритически усвоенными, ложными мнениями. «Идолы театра» не врождены нашему уму, они возникают вследствие.подчинения ума ошибочным воззрениям.
Знание видов препятствий, подстерегающих ум человека при исследовании природы, помогает избежать ошибок. Однако это знание лишь негативная задача при создании научного метода. Необходимо также и положительное учение - о методе исследования.
Изучая историю науки, Бэкон пришел к выводу, что в ней четко выступают два пути, или метода, исследования: метод догматический и метод эмпирический. Ученый, следующий догматическому методу, начинает свою работу с общих умозрительных положений и стремится вывести из них все частные случаи. Догматик похож на паука, который из самого себя ткет свою паутину. Ученый, следующий эмпирическому методу, стремится только к максимальному накоплению фактов. Он похож на муравья, который беспорядочно тащит в муравейник все, что ни попадется ему на пути. Истинный метод состоит в умственной переработке материалов, которые доставляет опыт. Ученый, следующий такому методу, похож на пчелу, которая собирает из цветов сладкие соки, но не оставляет их в том виде, в каком высасывает, а перерабатывает их в мед собственной деятельностью.
До сих пор, грворит Бэкон, открытия делались случайно, не методически. Открытий было бы сделано гораздо больше, если бы исследователи были вооружены правильным методом. Метод - это путь, главное средство исследования. К нему относятся, во-первых, орудия, совершенствующие способность нашего восприятия, во-вторых, орудия, совершенствующие самое человеческую мысль. Науку расширяет не пассивное созерцание, а эксперимент, т. е. намеренное, активное испытание природы. Ученый посредством эксперимента получает ответы на поставленные перед природой вопросы.
Излагая материалистическое учение Бэкона о материи и ее движении, о формах материи, Маркс, пишет: «Первым и самым важным из прирожденных свойств материи является движение, - не только как механическое я математическое движение, но еще больше как стремление, жизненный дух, напряжение, или, употребляя выражение Якоба Бёме, мука [Qual] материи. Первичные формы материи суть живые, индивидуализирующие, внутренне присущие ей, создающие специфические различия сущностные силы».
Исследования внутренне присущих материи форм составляют, по Бэкону, основную задачу истинной индукции. Форма есть материальная сущность принадлежащего предмету свойства.
Так, форма теплоты есть определенный вид движения. Но в предмете форма любого свойства существует не изолированно от других свойств того же предмета. Поэтому, чтобы найти форму некоторого свойства, необходимо исключить из предмета все, что случайно связано в нем с искомой формой и что не относится к рассматриваемому свойству. Это исключение из предмета всего, что не связано в нем существенно с данным свойством, не может быть реальным исключением, так как в самом предмете все его черты и свойства существуют вместе и слитно. Это мысленное, логическое исключение, отвлечение, или абстракция.
Разрабатываемое Бэконом материалистическое понятие формы развилось в полемике против умозрительного понимания формы у Платона и Аристотеля. В физическом аспекте форма, по Бэкону, род движения материальных частиц, из которых сострит тело. Так же материальны свойства или качества предмета. Материя, как ее понимает Бэкон, обладает бесконечным многообразием чувственно воспринимаемых качеств. «У Бэкона, как первого своего творца, материализм, - говорит Маркс, - таит еще в себе в наивной форме зародыши всестороннего развития. Материя улыбается своим поэтически-чувственным блеском всему человеку».
Кроме материалистически обоснованной теории индукции Бэкон разработал новую систему классификации наук, исходящую из различия между способностями человеческого познания. По Бэкону, существуют три основные способности познания: память, воображение и рассудок, или мышление. На память опирается естественная и гражданская история, на воображение - поэзия. На рассудке основываются философия, математика, естествознание.
Непосредственная задача познания - исследование причин предметов. Последние могут быть или действующими причинами (то, что обычно называется причинами), или конечными причинами, т. е. целями. Наука о действующих причинах - физика, о целях или конечных причинах - метафизика. Задача науки о природе - исследование действующих причин. Поэтому суть естествознания Бэкон видит в физике. Знания о природе используются для улучшения практической жизни. Механика занимается применением знания действующих причин. Применением знания конечных причин занимается «естественная магия». Математика, по Бэкону, не имеет собственной цели и есть лишь вспомогательное средство для естествознания.
Последний отдел знания - знание о человеке, или антропология; она рассматривает человека или как отдельную личность, или как члена общества. В последнем случае такого рода знание составляет политику. Знание политики может быть, по Бэкону, привилегией только тех людей, которые посвятили себя исключительно деятельности управления государством. Наука о человеческой личности делится на науку о теле - физиологию и на науку о душе - психологию. Под душой Бэкон понимает нечто вещественное. Впрочем, Бэкон делает уступку общепринятым в его время взглядам, отличая от души, как от предмета естественнонаучного исследования, дух, познание которого основывается, по его мнению, на откровении.
В утопии «Новая Атлантида» Бэкон развил мысль о преобразовании всей производственной основы общества при помощи науки и техники. При этом он указывает на выдающуюся роль науки для рационализации производства и для обусловленного им громадного роста богатств и всестороннего развития экономики. В другом своем произведении - «Нравственные, экономические и политические опыты» - Бэкон излагает свои социально-политические воззрения. Он полагает, что назначение дворянства состоит в ограничении абсолютизма. При этом Бэкон предостерегает от послаблений крупной феодальной знати.
Материализм Бэкона непоследователен. Уступки идеализму заключались в формальном признании им особой «науки» о боге (теологии), в признании двоякой формы истины - не только научной истины, но и религиозной, в отказе от прямой критики положений веры.
В первой половине XVIII в. Франция, отставшая в своем развитии от передовых капиталистических стран - от Нидерландов и Англии, также вступила на путь капиталистического развития. Предпосылкой тому были достигнутое в XVI в. уничтожение феодальной раздробленности, развитие промышленности, ремесла, средств сообщения, успехи внешней торговли. Политической формой власти стала абсолютная монархия, которая, опираясь на многочисленный класс дворянства, сломила центробежные стремления крупных феодалов. Абсолютизм в известной мере поощрял развитие промышленности и торговли, первоначальное накопление капитала. Но феодальное духовенство по-прежнему сохраняло свое экономическое, политическое и идейное влияние. По этим причинам наука и техника во Франции были поставлены в худшие условия сравнительно с Нидерландами и Англией. Многие молодые дворяне - специалисты военного дела - уезжали учиться в Нидерланды, в страну, располагавшую передовой в техническом отношении армией. В этих условиях и протекала жизнь и деятельность Рене Декарта.
Декарт родился в 1596 г. в семье дворянина. Учился в привилегированной школе (иезуитском колледже) в Анжу. В начале Тридцатилетней войны он служил в армии. В 1621 г., покинув армию, Декарт много путешествовал, завязывал знакомства с известными европейскими учеными. Двадцать с лишком лет он жил в Нидерландах, где занимался научной деятельностью.
Проникновение новаторских идей Декарта в нидерландские университеты привело к тому, что начались гонения на него со стороны протестантских богословов. В 1649 г. Декарт переселился в Стокгольм, где и умер в 1650 г.
Основная черта философского мировоззрения Декарта - дуализм души и тела. Декарт допускает два независимых друг от друга первоначала: нематериальную и материальную субстанции. Основное свойство нематериальной субстанции - мышление, материальной - протяжение. Маркс, характеризуя учение Декарта, указывает, что он «совершенно отделил свою физику от своей метафизики. В границах его физики материя представляет собой единственную субстанцию, единственное основание бытия и познания». В своей космологии (в учении о строении мира), в космогонии (в учении о происхождении и развитии планетной системы), в физике и в физиологии Декарт - материалист. Он выдвигает гипотезу о естественном развитии планетной системы и даже о развитии жизни на Земле согласно законам природы. Он рассматривает тела животных и человека как сложные машины, повинующиеся законам механического движения.
В то же время в психологии, в теории познания, в учении о бытии Декарт - идеалист. Как и Фр. Бэкон, Декарт отправляется от сомнения в достоверности всего, что до сих пор считалось несомненным знанием. Ни данные ощущений, ни результаты мышления не дают такого знания. Иллюзии чувств делают ненадежными показания ощущений. Ошибки рассуждения делают сомнительными выводы рассудка. Необходимо поэтому начинать со всеобщего радикального сомнения. Однако, каким бы всеобъемлющим оно ни было, есть в деятельности познания нечто, никакому сомнению не подлежащее. Декарт не скептик и не агностик. Он критикует существующее познание, но ищет познание достоверное и заранее уверен в том, что такое познание существует. Его сомнение только предварительный прием, оно не характеризует убеждение Декарта по существу, оно лишь метод установления достоверной истины. Достоверным во всяком случае остается, что сомнение существует. Я могу сомневаться в существовании всего, кроме существования самого сомнения. Но сомнение - акт мышления. Поскольку я сомневаюсь, я мыслю. Поэтому существование моего сомнения достоверно доказывает существование мышления. Может быть, мое тело не существует в действительности. Может быть, какой-то злой и всесильный обманщик сотворил меня таким, что мне только кажется, будто у меня есть тело, а на деле его у меня нет. Но я непосредственно знаю, что в качестве сомневающегося, мыслящего я не призрак, а существую. Cogito ergo sum - я мыслю, следовательно, я существую.
Положение это - основа, на которой может быть воздвигнуто все здание достоверного знания. В этой основе своего учения Декарт - идеалист. Идеализм Декарта не в утверждении, будто моим мышлением порождается бытие моего тела (такой мысли у него нет), а в том, что, согласно его убеждению, существование мышления более несомненно и достоверно для нас, чем существование тела, или материи. Другими словами, идеализм Декарт пытается обосновать не онтологически, а гносеологически, не как характеристику бытия, а как характеристику нашего познания бытия. В учении о бытии он не только признает, что наряду с материальной субстанцией существует также духовная субстанция, но и утверждает, что над ними обеими в качестве истинной субстанции возвышается бог.
В мировоззрении Декарта решающее значение имеет не «метафизика», а физика - учение о природе. Физика Декарта сыграла большую роль в развитии материализма нового времени. Кроме того, внеся в учение о планетной системе точку зрения развития, Декарт способствовал будущим успехам науки о мире (космологии), хотя развитие понимается им в целом механистически. Вопросы физики и космологии, вопросы математики Декарт разрабатывал не только как философ, но и как ученый - математик и естествоиспытатель. Декарт - один из творцов аналитической геометрии, он ввел метод координат в его общем виде. Содержание аналитической геометрии Декарта показывает, что он уже владел новым в математике понятием о функции. От Декарта также ведет начало система алгебраических обозначений, перешедшая с небольшими изменениями в современную науку. В механике он указал на относительность движения и покоя, сформулировал общий закон действия и противодействия, а также закон сохранения полного количества движения при ударе двух неупругих тел. В оптике Декарт обосновал закон постоянного отношения синусов при преломлении света. Он развил также математическую теорию радуги.
В основе космогонии Декарта лежит идея естественного развития Солнечной системы, обусловленного свойствами материи и движением ее разнородных частиц. В космогонии, больше чем в какой бы то ни было другой части своей физики, Декарт, говоря словами Маркса, «наделил материю самостоятельной творческой силой». Основной формой движения космической материи Декарт считал вихревое движение ее частиц.
В тесной связи с математическими и физическими исследованиями сложилось учение Декарта о материи, или о телесной субстанции. Декарт отождествил материю с протяжением, или пространством, считая, что чувственно воспринимаемые качества предметов (цвет, теплота, звук и т. п.) сами по себе, т. е. объективно, не существуют. Несмотря на абстрактно-геометрическую тенденцию, это понимание материи привело к ряду выводов, которые стали фундаментом последующих научных представлений о мире. Выводы эти сводятся к следующему: мировая материя ( = пространство) беспредельна, однородна, не имеет пустот и бесконечно делима. Первые два определения опрокидывали средневековое представление о конечности мира и о иерархии его физических элементов. Два последних вывода наносили удар возрожденной во времена Декарта античной теории атомов, которая мыслила мир как состоящий из абсолютна неделимых частиц, разделенных пустотами.
Основанная на этих положениях, физика Декарта строго механистична. В резком противоречии со средневековой физикой Декарт пытается свести все качественное разнообразие природных явлений: 1) к материи, тождественной с пространством, и 2) к ее движению. Движение возникает в результате толчка,, сообщаемого данному телу другим телом, перемещение тел относительно. Такое понимание движения было, несмотря на чисто механистический характер, прогрессивным для науки XVII в.
Поставив вопрос о первоначальной причине движения, Декарт ссылается на бога, который, утверждает он, сотворил мир и своим действием сохраняет в материи то самое количество движения и покоя, какое вложил в нее при творении.
Космогония и физика Декарта завершаются учением о человеке. Человек есть реальная связь бездушного и безжизненного телесного механизма с разумной душой, обладающей волей и мышлением. Опыт, утверждает Декарт, показывает, что состояние тела и телесных органов обусловливается состоянием души и наоборот. В основе Декартовой физиологии человека лежит теория кровообращения Гарвея, которую Декарт усвоил тотчас по ее опубликовании, сразу поняв ее огромное научное значение. Декарт сам вел разнообразные исследования в области физиологии, широко применял методы анатомирования трупов животных и человека. В результате всех этих работ Декарт установил схему двигательных реакций, которая представляет одно из первых научных описаний рефлекторного акта. По Декарту, нервы служат проводниками: одни - центростремительного действия, от внешнего импульса к мозгу; другие - отраженного, центробежного, от мозга к приводимым в движение членам. В машине человеческого тела не следует предполагать никакой «растительной» или «чувствующей» души и никакого другого принципа движения и жизни, кроме крови и тонкого вещества.
Материалистический характер Декартовой физиологии вступает в противоречие с его учением о нематериальности души. По Декарту, сам бог соединил душу с телом, отличив тем самым человека от животных. Наличие сознания у животных Декарт отрицает. Все движения, наблюдаемые в животных, исходят исключительно от телесного и механического вида движения.
Как и Бэкон, Декарт видит важнейшую цель знания в господстве человека над силами природы и в усовершенствовании самой человеческой природы. Он ищет безусловно достоверный исходный тезис для всего знания и метод, посредством которого можно, опираясь на этот тезис, построить столь же достоверное здание всей науки. Искомая достоверная опора знания в положении «Я мыслю, следовательно, я существую». Это положение раскрывается в интуиции ума, характерные черты которой - ясное, отчетливое представление о предмете, исключающее всякое сомнение. Ясность и отчетливость мышления Декарт ошибочно объявляет достаточными признаками всякого достоверного знания. Критерий истинности знания, по его мнению, не в практике, а в человеческом сознании.
Идеализм Декарта усугубляется религиозными предпосылками его системы: для доказательства реального существования мира необходимо предварительно доказать существование бога. В числе прочих идей, рассуждает Декарт, в нашем уме имеется идея о боге. Как понятие о существе всесовершенном, идея бога обладает большей реальностью, чем все другие идеи. В причине должно быть, по Декарту, по крайней мере столько же реальности, сколько ее находится в ее действии. Так как мы существуем и так как мы действие первопричины, то существует и сама первопричина, или бог. Но если всесовершенный бог существует, то этим, по Декарту, исключается возможность, чтобы он нас обманывал. Поэтому существование чувственно воспринимаемого мира также достоверно.
Правдивостью бога обусловлена, по Декарту, и сама возможность познания: при правильном употреблении познавательной способности мы никогда не могли бы заблуждаться. Заблуждение возникает вследствие неправильного употребления этой способности и особенно вследствие того, что воля (которая, по Декарту, свободна, т. е. независима от мотивов) выбирает, руководствуясь не истиной, а предпочтением.
Возможность усмотрения истины вытекает, по Декарту, из существования врожденных идей, или истин, к которым он относит прежде всего аксиомы. Впрочем, он подчеркивает, что под врожденными идеями он понимает не готовые, сформулированные истины, а лишь задатки или предрасположения ума к аксиомам и положениям. В познании, по Декарту, главную роль играют не ощущения, а разум. Таким образом, Декарт был сторонником рационализма - учения, утверждающего первенство разума в познании, независимость разума от чувственных восприятий.
Декартовское - гносеологическое - обоснование рационализма нельзя рассматривать только в плане борьбы идеализма против материализма. Одновременно рационализм Декарта служил защите науки против идейной реакции, возглавлявшейся контрреформацией и имевшей целью вернуть католицизму позиции, которые он утратил и продолжал утрачивать прежде всего вследствие открытий и успехов астрономических и физических наук. Рационализм Декарта сложился как попытка объяснить свойственную математическому знанию всеобщность и необходимость. Не понимая всего значения практики в теоретическом мышлении, Декарт ошибочно полагал, что источником достоверности знания может быть только сам разум.
В процессе познания исключительную роль Декарт отвел дедукции. Исходными положениями всей науки Декарт считал аксиомы. В логической цепи дедукции, следующей за аксиомами, каждое отдельное ее звено также достоверно. Однако для ясного и отчетливого представления всей цепи звеньев дедукции нужна неослабевающая сила памяти. Поэтому непосредственно очевидные исходные положения, или интуиции, имеют преимущество сравнительно с рассуждениями дедукции.
Вооруженный достоверными средствами мышления - интуицией и дедукцией, разум может достигнуть достоверного знания во всех областях только в том случае, если он будет руководствоваться истинным методом. На этих предпосылках рационализма Декарт строит свое учение о методе. Изложено оно в «Рассуждении о методе», опубликованном в 1637 г. Метод Декарта исходит из следующих четырех требований: 1) допускать в качестве истинных только такие положения, которые представляются уму ясно и отчетливо, не могут вызывать никаких сомнений в их истинности; 2) расчленять каждую сложную проблему, или задачу, на составляющие ее частные проблемы, или задачи; 3) методически переходить от известного и доказанного к неизвестному и недоказанному и 4) не делать никаких пропусков'в логических звеньях исследования.
Философия Декарта и его научные идеи оказали значительное влияние на последующее развитие философии. Современная реакционная буржуазная философия подчеркивает в учении Декарта его идеалистическое учение о боге, о духовной субстанции,, а также идеалистические черты его учения о познании. Передовая общественная мысль, отвергая идеализм и дуализм Декарта, высоко ценит в нем гениального мыслителя, новатора науки - математики, космогонии, физики, физиологии, одного из творцов материалистического понимания природы.
Великий английский материалист Томас Гоббс (1588-1679) был современником английской буржуазной революции, открывшей новую эпоху в истории Англии. Правда, после революции последовал краткий период реставрации. Но прочного возврата к феодальному прошлому уже не могло быть. Буржуазия усилилась политически и стала развивать новую, антифеодальную идеологию. Гоббс жил в то время, когда революционная борьба велась под знаменем религиозного протестантизма. В умственной жизни Англии в это время значительную роль играла передовая часть аристократии, сближавшаяся с буржуазией. Ее теоретики видят образец знания в науках, которые более или менее непосредственно служат практике.
В связи с борьбой против феодальной идеологии усиливается интерес к вопросам религии, веротерпимости, государственного права. Правоведы и публицисты английской буржуазии делают попытки объяснить происхождение общества и государственной власти из законов и свойств человеческой природы. Человеческая природа рассматривается как порождение внешнего мира. За механистическим объяснением природы следует механистическое объяснение явлений общественной жизни. Все эти тенденции получили яркое выражение в философии Т. Гоббса.
Гоббс учился в Оксфорде, он усердно изучал там логику Аристотеля и учения номиналистов. После путешествия во Францию и Италию Гоббс стал секретарем Фр. Бэкона. В Париже, тогдашнем центре математических исследований, Гоббс занимался изучением математики и естественных наук. Здесь же он постоянно общался с французским материалистом и пропагандистом учения Эпикура П. Гассенди. В научном развитии Гоббса большую роль сыграли учения Коперника, Кеплера, Галилея и Гарвея. В годы английской буржуазной революции Гоббс, будучи монархистом, эмигрировал в континентальную Европу и вернулся в Англию только в 1651 г. В Париже он написал свои главные произведения - «Философские элементы учения о гражданине» (1642) и «Левиафан» (1651).
Опубликование «Левиафана» вызвало сильные нападки на Гоббса со стороны духовенства. Главным предметом интереса Гоббса были вопросы теории общества и государства. Маркс называет Гоббса в числе тех ученых нового времени, которые пытались объяснить государство, право, исходя не из церковных догматов, а из природы человека, рассматриваемого как часть мира природы. Поэтому государственно-правовым теориям Гоббса предшествует материалистическое учение о природе.
Гоббс, как указывает Маркс, был систематизатором бэконовского материализма. Мир, по учению Гоббса, есть совокупность тел, ибо ничего бестелесного не существует. Бестелесная субстанция такое же противоречие, как бестелесное тело. Нельзя отделить мышление от материи, которая мыслит. Материя - субъект всех изменений. Все тела, так же как и присущие им качества, а также изменения, происходящие в телах, образуются движением материальных элементов. Движение тел происходит по механическим законам: все движения от тела к телу могут передаваться только посредством толчка. Под влиянием толчка в испытавшем этот толчок теле возникает усилие; если усилие не задерживается противоположным усилием, то оно переходит в движение. Сами по себе усилия не воспринимаются. Складываясь в один общий итог, усилия становятся заметными и воспринимаются уже не как усилия, а как движения.
К движениям и усилиям сводится также духовная жизнь животных и человека, которая слагается из ощущений. Ощущения, чувства человека не оказывают влияния на движение и усилия, происходящие в мозгу и сердце. Ощущения не более как субъективное выражение этих объективных процессов. Люди и животные - сложные механизмы, действия которых всецело определяются воздействиями извне. Тем не менее между неодушевленными телами и одушевленными автоматами существует отличие. У одушевленных автоматов имеются органы, при помощи которых сохраняются прежние впечатления. Кроме того, в них существует способность сравнения новых впечатлений с прежними. Сравнение создает условие для различения, а последнее в свою очередь есть условие сознания.
Из этих исходных положений Гоббс выводит: 1) отрицание существования душ как особых субстанций; 2) тезис, по которому тела - единственные субстанции, и 3) утверждение, что вера в бога есть только продукт человеческого воображения.
Эти материалистические и атеистические положения определяют общий характер теории познания Гоббса. Познание осуществляется посредством «идей». Источником идей, по Гоббсу, могут быть только чувственные восприятия внешнего мира. Гоббс отвергает точку зрения Декарта, согласно которой исходным пунктом достоверного знания является положение «Я мыслю, следовательно, я существую». Он также выступает против учения Декарта о врожденных идеях. Опыт показывает, что люди, погруженные в глубокий сон без сновидений, не мыслят. Это значит, что у них в это время нет никаких идей. Отсюда Гоббс выводит, что никакая идея не может быть прирожденной: то, что врождено, должно быть всегда налицо. В соответствии с этим Гоббс полагает, что внешние чувства - источник не только идей, но и всего нашего познания. Действием на нас окружающих предметов создаются в нас первоначальные идеи. Так, колебания эфира порождают идеи света и цвета, а колебания воздуха - идеи звука. Содержание этих идей не зависит от сознания человека. В дальнейшем первоначальные идеи перерабатываются умом. Тремя способами такой активной деятельности ума Гоббс считает сравнение, сочетание и разделение идей.
На основе этого анализа идей и способа их переработки умом Гоббс строит свое учение о знании. Все операции познания исчерпываются, согласно его учению, операциями чувства и воображения. Однако результатом этих операций может быть только т. е. знание единичных настоящих или единичных прошедших фактов. Что касается знания связей между фактами, то оно по своему характеру лишь вероятно. Однако из того, что опыт дает лишь вероятное знание относительно связи вещей, вовсе не следует, по Гоббсу, будто достоверное знание об общем и отвлеченном невозможно. Оно возможно благодаря наличию языка. В то время как идеи могут быть только частными, слова могут быть также и общими. Общее имя - имя, которое может обозначать одну данную вещь какого-нибудь класса и всякую другую вещь того же класса. Именно таким образом частные знания получают общий характер. Это номиналистическая точка зрения, так как она не допускает объективного существования общего.
Гоббс считает, что эмпирически наблюдаемая связь между предметом и определенным, присущим ему свойством (соответственно: связь между субъектом и предикатом в предложении) не есть связь необходимая. В математике же и в философии благодаря доказательствам достигается познание необходимых связей. Этим положением Гоббс указывает на существенное отличие теоретического мышления от эмпирического наблюдения. Весьма широкую известность получило учение Гоббса о государстве и праве. В этом учении он пытается разложить такое сложное целое, как государство, на его основные элементы, а последние объяснить простыми законами природы. В результате он приходит к мысли о необходимости различать два состояния человеческого общества: естественное и гражданское. Понятие о естественном состоянии получится, если вычленить из человеческих отношений все, что внесло в них государство. В естественном состоянии люди действуют, руководствуясь только природным законом самосохранения. В этом состоянии каждый имеет право на все, что он может взять, захватить. Здесь право совпадает с силой, вследствие чего естественное состояние есть состояние «войны всех против всех». Но эта война противоречит стремлению ж самосохранению. Поэтому необходимо искать мира, для чего каждый должен отказаться от права на все и тем самым перенести часть своего, права на других. Это перенесение совершается посредством договора, заключение которого означает возникновение уже не естественного, а гражданского состояния общества.
Чтобы направлять отдельных людей к общей цели и удерживать их от действий, нарушающих мир, в обществе необходимо государство единой воли. Для этого каждый должен свою частную волю подчинить какому-нибудь одному лицу или группе лиц, воля которых должна считаться волей всех. Так возникает, по Гоббсу, государство. Наиболее совершенной формой государственной власти Гоббс считал абсолютную монархию. Следует иметь в виду, что во времена Гоббса абсолютная монархия была политической формой компромисса между дворянством и буржуазией. Неограниченную власть государства Гоббс распространен няет не только на поведение человека, но и на его воззрения: религиозные, нравственные и даже научные. Церковную власть Гоббс также подчиняет светской власти государя. Даже если веления власти противоречат религии, верующий должен беспрекословно повиноваться законам отечества. Однако, будучи сторонником неограниченной верховной власти государства, Гоббс был вынужден признать, что в известных случаях может возникнуть конфликт между велениями власти и естественным стремлением каждого лица к самосохранению. В крайних случаях допустимо даже восстание подданных против власти, попирающей естественное право, поскольку каждый подданный имеет право защищать самого себя. В момент, когда подданный перестает пользоваться покровительством прежней власти, он волен подчиниться новой власти. Эти разъяснения и оговорки, в сущности, были уступкой тем революционным принципам, против которых сам Гоббс энергично возражал и против которых он выдвигал свою теорию. Поэтому, хотя Гоббс остался на всю жизнь убежденным монархистом и противником демократического образа правления, он был идеологом не феодалов, а буржуазии. Его основная идея не монархический принцип, как таковой, а неограниченность государственной власти независимо от способа управления. Права государственной власти, как их понимал Гоббс, вполне совместимы с интересами классов, осуществивших в Англии в середине XVII в. буржуазную революцию. Историческое значение социологических воззрений Гоббса велико. В противовес феодальной теологической концепции государства Гоббс выдвинул натуралистическое учение о власти, согласно которому государство не божественное, а естественное установление. Гоббс правильно указывает, что государство есть аппарат насилия, но он не видит, что это насилие - господство одного класса над другим.
В условиях XVII в. воззрения Гоббса были прогрессивны. Гоббс, указывает Маркс, уничтожил теистические предрассудки бэконовского материализма. Его философия освобождала общественное сознание людей от тяготевших над ним религиозных иллюзий. В теории общества и государства содержались зародыши материалистического понимания социальных явлений.
В середине XVII в. Нидерланды были, так же как и Англия, передовой капиталистической страной Европы. Уже во второй половине XVI в. в Нидерландах произошла буржуазная революция. В результате кровопролитной борьбы восставшему народу удалось сбросить иго испанского феодализма и учредить одну из первых в Западной Европе буржуазных республик. Развитие капиталистического способа производства, в особенности же успехи торговли и мореходства, способствовали научным исследованиям, для которых в Нидерландах открывались более широкие возможности, чем в других странах тогдашней Европы. К тому же природные условия страны (необходимость сооружения плотин) требовали развития техники и инженерного искусства, опиравшихся на успехи механики и физики. Все эти обстоятельства создали условия для значительного технического, научного и культурного подъема. В XVII в. Нидерланды были страной передовой техники (военной и гражданской), науки (математики, астрономии, механики, физики) и передового реалистического искусства. К числу корифеев мировой науки принадлежат такие голландские ученые XVII в., как математик, физик и астроном X. Гюйгенс, физик Снеллиус, один из изобретателей микроскопа, Левенгук, и многие другие. Всемирную славу приобрела нидерландская школа живописи (Рембрандт и др.). Достижения науки и техники в Нидерландах создали благоприятную почву и для развития философии. В течение двадцати лет здесь работал Декарт. Его талантливый последователь Анри Леруа (Хендрик Де Руа) не только, мастерски излагал учение Декарта, но и как физиолог пошел дальше своего учителя в направлении к материализму.
В этих условиях возникло одно из значительных материалистических учений XVII в. - философия Спинозы (1632-1677). Барух (Бенедикт) Спиноза родился в Амстердаме в зажиточной еврейской семье. Родители предназначали его для карьеры ученого-богослова, однако знакомство с передовыми научными идеями эпохи и в особенности с философией Декарта привело Спинозу к разрыву с иудаизмом. Спиноза был отлучен от еврейской общины и вынужден в течение всей остальной жизни проживать в среде сектантов, добывая средства к существованию шлифовкой линз для телескопов. В свободное время Спиноза занимался наукой и обдумывал свои философские произведения. Работа эта задерживалась рано развивавшейся болезнью (туберкулез). Поэтому Спиноза успел закончить только два крупных труда: «Богословско-политический трактат» (1670) и «Этику» (1675).
Спиноза, так же как и Декарт, стремился построить философию на основе безусловно достоверных исходных положений. Образец достоверности и строгой доказательности Спиноза видел в геометрии с ее аксиомами и строгой дедукцией теорем. Поэтому главный свой труд - «Этику» Спиноза изложил так называемым геометрическим методом. В начале «Этики» излагаются определения, далее формулируются аксиомы, а затем на основании этих определений и аксиом доказываются теоремы. При этом аксиомы трактуются как положения, истинность которых усматривается интуитивно. Все остальные истины следуют из аксиом и определений как из своего логического основания. Впрочем, философская мысль Спинозы не вмещалась целиком в рамки «геометрического метода» изложения. Около трети объема «Этики» занимают рассуждения, написанные в свободной форме дополнений и разъяснений к основному тексту.
Вслед за Бэконом и Декартом Спиноза считает основной целью философии завоевание господства над внешней природой и совершенствование человеческой природы. Развивая эти прогрессивные идеи своих предшественников, Спиноза дополняет их учением о свободе. Это учение, с одной стороны, исходит из установленного естествознанием детерминизма, а с другой стороны, показывает, как в рамках необходимости и в согласии с ней возможна человеческая свобода. Отправным пунктом в решении этой проблемы является учение Спинозы о природе.
Спиноза учил, что существует лишь одна субстанция - природа, которая есть причина самой себя (causa sui), т. е. не нуждается для своего существования ни в чем другом. Это положение лежит в основе материализма и атеизма Спинозы. Природа, с одной стороны, есть «природа творящая» (natura naturans), а с другой - «природа сотворенная» (natura naturata). Как «природа творящая», она есть субстанция, или, что то же самое, по мысли Спинозы, бог. Отождествляя природу и бога («бог, или природа»), Спиноза отрицает существование внеприродного или сверхприродного существа, растворяет бога в природе и тем самым обосновывает материалистическое и атеистическое понимание природы в форме так называемого пантеизма (т. е. учения, отождествляющего бога с природой). Природа, по учению Спинозы, вечна и бесконечна, она и причина, и следствие, и сущность, и существование.
Развивая мысль Ибн-Сины, Спиноза обосновывает различие между сущностью и существованием. В единичных, преходящих, конечных вещах сущность не совпадает с их существованием, но в единой, вечной и бесконечной субстанции из сущности ее с необходимостью следует ее существование. Поэтому бытие «бога» (или субстанции) может быть доказано, т. е. существование «бога» может быть выведено из понятия о сущности «бога» (природы). Бытие субстанции в одно и то же время и необходимо, и свободно, так как не существует никакой причины, которая побуждала бы субстанцию к действию, кроме ее собственной сущности. Единичная вещь не следует из субстанции как из своей ближайшей причины. Она может следовать только из другой конечной вещи. Поэтому всякая единичная вещь не обладает свободой.
От субстанции как необусловленного бытия следует отличать мир отдельных конечных вещей, или совокупность модусов. Спиноза называет модусом то, что существует не само по себе, а в другом. Субстанция едина, ее сущность исключает всякое множество. Напротив, модусов существует бесконечное множество. Они относятся к единой субстанции так, как бесчисленные точки, лежащие на прямой, относятся к самой прямой. Природа, как субстанция, со всеми своими свойствами существует сама по себе, независимо от ума и вне ума. Бесконечный ум мог бы постигать субстанцию -во всех видах, или аспектах, - как бесконечную. Но наш человеческий рассудок не бесконечен. Поэтому он постигает сущность субстанции как бесконечную лишь в двух отношениях: во-первых, как протяжение и, во-вторых, как мышление. Протяжение и мышление Спиноза называет атрибутами субстанции, поскольку в них бесконечная сущность субстанции выражена «в своем роде», т. е. в определенном отношении, отличном от других отношений. Учение Спинозы об атрибутах имеет материалистический смысл. Оно направлено против дуализма Декарта, согласно которому протяжение и мышление образуют две субстанции. При этом Спиноза не считает движение атрибутом субстанции.
Человек как предмет познания не составляет никакого исключения в общем строе мира. Человек есть существо, в котором модусу протяжения - телу соответствует модус мышления - душа. Как бы мы ни рассматривали человека - как нечто телесное или как нечто духовное, и в том и в другом случае он часть природы. Психология человека, его страсти и желания, мотивы и цели его поведения такой же предмет познания, как и любое другое явление природы.
Этику Спиноза стремится построить как науку, выводящую свои нормы не из субъективных оценок, а из объективных законов человеческих действий. Спиноза «натурализует» этику. Эта тенденция была прогрессивна, так как содержала в себе попытку материалистического обоснования этики. Однако этический натурализм Спинозы внеисторичен, механистичен, абстрактен. Спиноза рассматривает человека не как существо, принадлежащее к исторической социальной системе, а как «вещь» природы.
Необходимым условием разработки этики Спиноза считал предварительное познание телесных процессов и связей в человеке. Он приблизил метод психологии к методам механики и физики, свел сложность и многообразие психической жизни к двум основным и простым началам: 1) к разуму и 2) к страстям, или аффектам. Волю он отождествил с разумом. Он различал три вида аффектов: радость, печаль и вожделение. Все эти первичные аффекты и множество производных от них вырастают, по его мнению, из стремления каждой вещи к сохранению своего существования. Человек руководствуется не моральным законом добра и не отвращением от зла, а только стремлением к самосохранению и к собственной выгоде. Добродетель не что иное, как человеческая мощь, и определяется только усилием, посредством которого человек стремится сохранить свое существование.
На этих натуралистических основаниях Спиноза строит свое учение о свободе. Вопрос о том, возможна ли для человека свобода, он отделяет от вопроса о свободе воли. Спиноза отвергает идеалистическое учение о свободе воли. Общей чертой, необходимо присущей человеческой природе, он объявляет ее зависимость от страстей, или аффектов. Однако отказ от идеалистического представления о независимости воли от мотивов не привел Спинозу к отрицанию возможности свободы для человека. Спиноза разъясняет, что понятие свободы не противоречит понятию необходимости. Вещь, существующая необходимо, может в то же время быть свободной, если она существует по необходимости одной лишь собственной природы. В этом смысле свободна, во-первых, субстанция - природа, так как ее существование обусловлено только ее собственной сущностью. Во-вторых, в этом смысле свободен также и человек. Если в четвертой части «Этики» Спиноза говорит о рабстве человека, т. е. о зависимости его от аффектов, то в пятой ее части Спиноза показывает, при каких условиях человек может выйти из этого рабства и в каком смысле он может сделаться свободным. Всякий аффект, т. е. пассивное состояние, перестает быть пассивным, как только мы составляем о нем ясную и отчетливую идею, т. е. познаем его. Свобода и есть познание необходимости, т. е. ясное и отчетливое представление о том, что необходимо. Эта диалектическая идея Спинозы является выдающимся завоеванием материалистической философии.
Из учения Спинозы следовало, что для разных людей существуют различные степени свободы. Хотя познание, как таковое, бессильно перед аффектами, оно само может стать аффектом. Радость, сопровождаемая идеей о ее внешней причине, есть не что иное, как аффект любви. Особый вид любви - любовь к познанию. Вызвав аффект такой любви, познание может вступать в борьбу с другими аффектами и побеждать их. Радость познания может даже подавить все другие аффекты и таким образом может привести человека к величайшей свободе. Следует, однако, иметь в виду, что Спиноза ограничивает свободу одним лишь познанием необходимости и согласием с необходимостью; он не понимает роли материальной практики в осуществлении свободы. Свобода для него только господство разума над чувствами, преодоление чувственных аффектов страстью к познанию. В этом смысле, с точки зрения Спинозы, свободен лишь отрешенный от жизненной практики мудрец, главное содержание жизни которого составляет «интеллектуальная любовь к богу», т. е. страсть к познанию природы. Такое понимание свободы абстрактно, антиисторично, оторвано от многообразного содержания общественной жизни.
Теория познания Спинозы, как и все его учение, имеет материалистический и рационалистический характер. Низшую ступень знания, по его мнению, составляет знание, основывающееся на воображении. Это представления, опирающиеся на чувственные восприятия внешнего мира. Однако чувственный опыт, из которого исходит знание этого рода, беспорядочен.
Вторую, более высокую ступень знания образует знание, основывающееся на уме. В этом роде знания истины выводятся посредством доказательства. Преимущества знания, основывающегося на уме, - в его достоверности, а также в ясности и отчетливости добываемых с его помощью истин. Ограниченность этого рода знания - в его опосредствованном характере. Третий, и самый высший, род знания есть знание, также опирающееся на ум, но не опосредствованное доказательством. Это истины, усматриваемые в интуиции, т. е. непосредственные созерцания ума. Они, так же как и опосредствованные истины, достоверны, но отличаются наибольшей ясностью и отчетливостью. Первый род знания - знание чувственное. Второй и третий - знание интеллектуальное. В оценке этих трех видов знания резко сказался рационализм теории познания Спинозы. Противопоставляя оба вида интеллектуального знания чувственному знанию, Спиноза принижает роль чувственного знания и роль опыта. Он отказывает опыту в способности дать достоверное знание. Он не видит в опыте, в практике критерия истинности знания. В этом отношении рационализм Спинозы более резко выражен, чем рационализм Декарта.
Если бы Спиноза понимал роль опыта и практики в познании, то он не абсолютизировал бы различие между чувственным и интеллектуальным родами знания. Тогда он понял бы, что именно опыт, практика сообщает некоторым истинам характер интуитивных, т. е. непосредственно постигаемых, истин. Однако понимание этой роли опыта чуждо Спинозе. Спиноза не видит значения развития для познания.
Спиноза сыграл большую роль в развитии атеизма и религиозного свободомыслия нового времени. Свои понятия о религии и свой взгляд на ветхозаветную Библию Спиноза изложил в обширном «Богословско-политическом трактате». В нем ставились два больших вопроса: 1) о допустимости в государстве свободы философского и научного исследования и 2) о характере и происхождении священных книг Ветхого завета. По первому вопросу Спиноза доказывал, что религия должна предоставить ученым полную свободу мысли и исследования. Богословие и философия, по мнению Спинозы, не имеют ничего общего. Цель религии - дать наставление людям по вопросу о том, как нравственно жить и поступать. Поэтому никакие результаты и положения, добываемые наукой и философией, не могут ни противоречить религии, ни представлять опасности для религиозного благочестия и для нравственного состояния общества. Напротив, истинная мораль и общественный порядок находятся в опасности именно там, где религия и государство посягают на свободу мысли.
По второму вопросу Спиноза доказывал, что ветхозаветная Библия возникла далеко не в столь глубокой древности, как это утверждала богословская традиция. Библия не плод божественного откровения, а свод книг, написанных людьми и отражающих уровень их нравственных убеждений. Книги Библии приспособлены к представлениям тех людей, для нравственного назидания которых они были написаны. Да и написаны они не теми авторами, имена которых они носят в настоящее время. Свод этот был сделан фарисеями так называемой эпохи второго храма.
Впечатление, произведенное «Богословско-политическим трактатом» Спинозы, было огромно. На Спинозу обрушились богословы и церковники всех вероисповеданий. Атеистическая тенденция трактата, сведение религии к моральным учениям, к тому же имеющим в виду низкий уровень научного развития простого народа, внесение исторической точки зрения в вопрос о происхождении канонических книг Библии, отрицание их божественного происхождения, указание на анахронизмы и противоречия, которыми так богаты библейские книги, - все эти идеи были новы, смелы, призывали к освобождению мысли из религиозного плена. Имя Спинозы не смогло остаться, несмотря на анонимность издания, скрытым от современников. Спиноза на долгое время стал олицетворением отрицания религии, атеизма.
Менее самостоятелен Спиноза в своих общественно-политических воззрениях. Спиноза принимает теорию Гоббса, различавшего «естественное» и «политическое» (или «гражданское») состояние общества. Так же как и Гоббс, Спиноза кладет в основу учения об обществе стремление индивида к самосохранению, видит источник права в силе, утверждает, что в естественном состоянии господствует война всех против всех, выводит государство из потребности людей к миру и, наконец, стоит за полноту государственной власти, которой должна подчиняться и церковь.
Однако вразрез с Гоббсом высшей формой власти Спиноза считает демократическое правление. При этом участие в верховной власти он ставит в зависимость от неотъемлемых прав гражданства, а не от воли правительства. В отличие от Гоббса Спиноза ограничил всесилие государственной власти требованиями свободы и разума. Он полагал, что власть, способная управлять людьми только посредством страха, не может быть признана добродетельной. Людей надо вести так, чтобы им казалось, будто их не ведут, а они живут по своему собственному разуму и по своему свободному изволению.
Крупным представителем английского материализма, продолжателем Бэкона и Гоббса был Джон Локк (1632-1704). Он обосновал принцип материалистического сенсуализма - происхождение всех знаний из чувственного восприятия внешнего мира. Его философская деятельность протекала в эпоху реставрации в Англии, во время второй английской буржуазной революции (1688) и после нее. Эта революция закончилась политическим компромиссом между английской буржуазией и «новым дворянством», который создавал политические предпосылки для дальнейшего развития капитализма. Опираясь на уже достигнутые успехи, английская буржуазия продолжила борьбу за расширение своих политических прав и устранение пережитков феодализма. Локк принимал участие в происходившей борьбе в качестве философа, экономиста, политического писателя, стремившегося обосновать правомерность компромисса между двумя господствующими классами английского общества.
Борьба против схоластики, начатая Галилеем, Бэконом, Гоббсом, выдвинула на первый план, как уже отмечалось выше, вопрос о методе познания, который в свою очередь был тесно связан с вопросами теории познания; именно этим вопросам посвящено главное произведение Локка - «Опыт о человеческом разуме» (1690).
Трактат Локка начинается с критики учения Декарта о врожденных идеях. Локк доказывает, что в уме человека нет никаких прирожденных уму идей, нет их ни в теоретическом мышлении, ни в нравственных убеждениях. Единственным источником всех идей может быть только опыт. При этом Локк различает внешний и внутренний опыт. В соответствии с этим он указывает два опытных (эмпирических) источника наших идей: первый из них - ощущение, второй - рефлексия. Идеи ощущения возникают от воздействия на органы чувств вещей, находящихся вне нас. Таковы, например, идеи, приобретаемые посредством зрения, слуха, осязания, обоняния и т. д. Идеи ощущения - основной фонд всех наших идей. Идеи рефлексии возникают в нас, когда наш ум рассматривает внутренние состояния и деятельность нашей души. Таковы, например, идеи о различных операциях нашего мышления, эмоциях, желаниях и т. д.
Посредством идей ощущения мы воспринимаем качества вещей. Эти идеи Локк делит на два класса: 1) на идеи первичных качеств и 2) на идеи вторичных качеств. Первичными Локк называет качества, принадлежащие самим предметам и пребывающие в них такими, какими они представляются нам в наших ощущениях. Первичные качества неотделимы от тела и сохраняются в нем постоянно при всех его изменениях. Так как первичные качества находятся в самих телах, то Локк называет их реальными качествами; таковы плотность, протяженность, фигура, движение (или покой) и число. Идеи первичных качеств- копии самих этих качеств. Вторичными Локк называет качества, которые кажутся нам принадлежащими самим вещам, но на самом деле не находятся в самих вещах. Идеями вторичных качеств Локк считает идеи цвета, звука, вкуса и т. д. В самих вещах имеется только способность производить в нас эти ощущения. То, что в идее представляется приятным, голубым или теплым, в самих вещах есть только известный объем, фигура и движение недоступных восприятию частиц. Однако при всем различии между первичными и вторичными качествами в них есть и нечто общее: и те и другие производят свои идеи через «толчок». Так, например, фиалка через «толчки» недоступных восприятию частиц материи, различающихся объемом и фигурой, степенями и видами своих движений, производит в душе идеи голубого цвета и запаха этого цветка. Учение Локка о различии между первичными и вторичными качествами представляет собой развитие идей, намеченных древнегреческим атомистом Демокритом, а в новое время возрожденных Декартом и Галилеем. Учение это опирается на абсолютизирующее противопоставление субъективного объективному.
Локку принадлежит видная роль в создании так называемого метафизического метода. Элементы этого метода намечались в ходе всего предшествующего развития философии, окончательно складывается он в эпоху возникновения капиталистического способа производства. Развитие производительных сил буржуазного общества требует от науки анализа, расчленения явлений природы, классификации их, изучения каждого явления в отдельности. Этой же - временной - изоляции отдельных явлений требует и экспериментирование.
На первых порах развитие эксперимента приводило к тому, что анализ и изоляция изучаемых явлений получали явное преобладание над синтезом и над рассмотрением их связей и взаимодействий. Приучаясь в обстановке различных экспериментов рассматривать явления природы не в их естественной целостности, а в расчленении, достигаемом посредством анализа, и не в их взаимодействии, а в той изолированности, отдельности друг от друга, какая необходима для успешности эксперимента, исследователи, создававшие экспериментальное естествознание нового времени, переносили приемы анализа и изоляции, составлявшие только одно из условий исследования, на всю природу в целом. Они невольно начинали думать, что не только в искусственной обстановке, какую они создали для опытов, но и в самой природе все вещи состоят из независимых друг от другаг не связанных взаимодействием элементов. Этот метафизический, как его назвали Маркс и Энгельс, - способ рассмотрения стихийно возник в мышлении естествоиспытателей. Энгельс отмечает, что Бэкон и Локк перенесли его из естествознания в философию, где он надолго стал господствующим.
По Локку, идеи, приобретенные из обоих источников опыта - из ощущения и из рефлексии, составляют лишь материал для знания, но не само знание. Для получения знания необходимо, чтобы этот материал прошел определенную обработку, которая совершается деятельностью трех способностей души, отличных и от ощущения, и от рефлексии: сравнением, сочетанием и отвлечением, или абстракцией. Посредством сравнения, сочетания и отвлечения душа преобразует простые идеи ощущения и идеи рефлексии в сложные. Так, благодаря сравнению образуются идеи о многочисленных отношениях. Установив источники идей - простых и сложных, Локк исследует вопрос о ценности идей для познания. Не все они одинаково ценны. Одни из них ясны и отчетливы, другие темны и спутанны. По своему значению для знания идеи делятся на три класса: 1) реальные (или, напротив, фантастические); 2) адекватные (или, напротив, неадекватные) и 3) истинные (или, напротив, ложные). Реальные идеи имеют основание в природе, они сообразны с действительной сущностью вещей. Фантастические идеи не имеют основания в природе, они не сообразны с реальной сущностью. Адекватные идеи полностью представляют те образцы, от которых они отвлечены. Все простые идеи адекватны. Истинность и ложность принадлежат, по Локку, собственно, не идеям, а предложениям (суждениям). Истинность всегда предполагает утверждение или отрицание.
В теории познания Локка важное значение имеет развитое им в «Опыте о человеческом разуме» учение о языке. С этим учением у Локка связана его теория абстракции. По Локку, слова - чувственные знаки, необходимые людям для общения. Большая часть слов языка не единичные обозначения, а общие термины. Отсюда возникает вопрос: если все вещи существуют только как единичные, то где мы находим те общие сущности, которые, по предположению, обозначаются общими терминами? Согласно Локку, слова становятся общими оттого, что их делают знаками общих идей.
Но каким образом становятся общими идеи? Ответ на этот вопрос дает локковская теория абстракции. По разъяснению Локка, в опыте существует много вещей, частично сходных между собой по форме, по качествам и т. д. На этом основывается возможность образования общих понятий. Эти понятия возникают в результате выделения из состава нескольких предметов таких признаков, которые общи им всем; остальные же признаки исключаются. Так образуются отвлеченные общие идеи, например «человека», «животного», «растения», «живого существа» и т. д. Все отвлеченные, общие идеи - произведения разума, в основе их лежит сходство самих вещей. На этом Локк строит свое учение о знании и его видах. Следуя за Гоббсом, Локк определяет знание как восприятие соответствия (или несоответствия) друг другу двух идей.
Локк различает - в отношении достоверности - два вида знания: знание бесспорное, достоверное, точное и знание вероятное, или мнение. Бесспорным Локк считает все умозрительное знание, т. е. знание, приобретаемое рассмотрением в мысли наших представлений и отношений между представлениями. Вероятным знанием Локк считает опытное (эмпирическое) знание, в котором суждения доказываются ссылкой на подтверждающие их факты опыта. По степени точности Локк различает три вида бесспорного знания: созерцательное (непосредственное, или интуитивное), демонстративное (доказательное, или доказывающее) знание и чувственное знание, т. е. достигаемое посредством чувств и основанное на убеждении в существовании единичных предметов. По разъяснению Локка, чувственное познание выше простой вероятности, но ниже тех ступеней достоверности, которые дает умозрительное (рациональное) знание.
При всех оговорках, ограничивающих область доступного нам знания, учение Локка о знании далеко от агностицизма, характерного для последующего развития буржуазной идеалистической философии в Англии и Германии. По мнению Локка, из неспособности ума получить ясное и отчетливое познание не следует, будто человек обречен на полное незнание. Наша задача - знать не все, а только то, что важно для нашего поведения, и такое знание нам вполне обеспечено. Характеризуя историческое значение сенсуализма Локка, Маркс указывает: «Локк обосновал философию bon sens, здравого человеческого смысла, т. е. сказал косвенным образом, что не может быть философии, отличной от рассудка, опирающегося на показания здоровых человеческих чувств»
Локк разработал также учение о государстве, о государственной власти и о праве. Учение это - одна из виднейших в XVII в. теорий «естественного права». Кроме свободы, по мнению Локка, в естественном состоянии человеку принадлежит собственность, приобретенная посредством труда.
Государство возникает там, где свободные люди отказываются от природного права самозащиты, от права наказания насильников и предоставляют это право обществу в целом. Причина перехода от естественного состояния к гражданскому - ненадежность прав в естественном состоянии. Но так как цель образования государства-сохранение свободы и собственности, то государственная власть не может быть произвольной. Ее задачи - издавать законы, наказывать нарушителей права и защищать граждан от внешних нападений. Поэтому государственная власть делится на законодательную, исполнительную и союзную (федеративную). Локк требует четкого отделения исполнительной власти от власти законодательной. В то время как законодательная власть, создав законы, уже не нуждается в деятельности законодательного собрания, исполнительная власть нуждается в постоянно действующих органах. Во взглядах Локка на политическое устройство общества обнаруживается стремление приспособить теорию к той политической форме правления, которая установилась в Англии в результате буржуазной революции 1688 г. В целом политические воззрения Локка представляли теоретическое оправдание и обоснование программы партии либералов - вигов.
Значительным было влияние педагогических идей Локка. Так как все идеи, по Локку, приобретаются только из опыта, то воспитание может быть успешным только при условии, если воспитатель воспроизведет перед учащимися ту последовательность впечатлений и идей, которая необходима для правильного формирования характера и ума. С этой идеей у Локка была связана другая, также чрезвычайно важная и заключавшая в себе оправдание буржуазной революции, а именно: если общественный порядок и политический строй таковы, что личность, воспитываемая в обществе, не может получать необходимые для воспитания впечатления и идеи, то такой порядок и такой строй должен быть изменен самими людьми.

продолжение книги ...