Методы культуры тканей при кариологических исследованиях


вернуться в оглавление книги...

А.Ф.Иваницкая, М.А.Пешков и др. "Петр Иванович Живаго"
Издательство "Наука", Москва, 1975 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава четвертая
Метод культуры тканей при кариологических исследованиях


П. И. Живаго считал своей основной научной задачей исследование кариотипа в разных тканях животных и человека.
Вопреки существовавшим представлениям о неизменном постоянстве видового числа хромосом в течение индивидуального развития организмов Живаго пришел к убеждению об изменяемости кариотипа в онтогенезе. В одной из статей (1) он дал краткий обзор состояния этого вопроса, наметил широкую программу дальнейших исследований и, кроме того, указал на необходимость использования метода культуры тканей при кариологических исследованиях, особенно при изучении сомы взрослых животных. Учитывая, что митозы обладают высокой чувствительностью к факторам внешней среды, Живаго поднял вопрос о том, насколько кариологические данные, полученные в тканевых культурах, идентичны результатам исследований тех же объектов in situ (в естественном состоянии).
С П. И. Живаго методом культуры тканей работали Г. К. Хрущов, Б. Д. Морозов, Т. М. Черножукова, Е. А. Берлин, А. Ф. Иваницкая, С. А. Волохов, Н. И. Гольдрин, Б. В. Жив и др. Хрущов (2,3), Черножукова (4), Берлин
---------------------------------------------------------------------
1. П. И. Живаго. К проблеме изменяемости кариотипа в онтогенезе.— «Труды Ин-та экспериментального морфогенеза», 1935, т. III, стр. 27—40.
2. Г. К. Хрущов. Цитологические исследования на культурах нормальной крови человека.— «Труды Медико-биологического ин-та», 1934, т. III, стр. 213—235.
3. G. К. Chrustschoff, E. A. Berlin. Cytological investigation on culture of normal human blood.— «J. Genetics», 1935, v. 31, N 2, P. 243—261.
4. Т. М. Черножукова. К проблеме кариотипа сомы взрослого человека. 2. Хромосомный набор клеток лимфатической ткани.— «Бюллетень экспериментальной биологии и медицины», 1939, т. VIII, стр. 1, 8—12.
----------------------------------------------------------------------
исследовали элементы белого ряда нормальной периферической крови взрослого человека, стремясь разработать методику получения как можно большего числа делящихся клеток этого ряда. В результате упорных поисков они выяснили, что в данных культурах периодически можно обнаруживать массовые скопления клеток, размножающихся митотическим путем. Фигуры митозов вполне можно было использовать для целей кариологического анализа, тем более, что в определенные сроки большая часть митозов оказывалась в стадии метафазы — фазы, наиболее выгодной для изучения кариотипа. Произведенный анализ митозов показал колебания в количестве хромосом в пределах от 48 до 53.
Разработанный метод оказался перспективным для изучения любого кариологического вопроса.
Несколько видоизмененный метод культуры тканей, названный методом «мазков — культур», разработала и использовала Е. А. Берлин (5). Этот метод давал возможность производить анализы, делать подсчеты, наблюдать детали, например некоторые органоиды клеток, что не всегда возможно при использовании гистологических срезовых препаратов. Исследования проводились на сперматогенном эпителии взрослых крыс и их эмбрионах. При подсчетах оказалось, что в сперматогенном эпителии взрослых крыс находится 20—25 хромосом, в эмбриональной соме — 37—42, в культурах тканей крысиного эмбриона — 37-43.
П. И. Живаго при участии Н. Е. Гольдрин и С. А. Волохова культивировал брыжжейку взрослого голубя и эмбриональную сому голубя и других птиц по методу висячей капли. В исследованных тканях взрослого голубя, так же как и в эмбриональной соме некоторых других птиц, встречались вариации в числе компонентов хромосомного комплекса в пределах от 31 до 62. Динамика возникновения вариаций, по мнению П. И. Живаго, связана с явлениями иерасхождения, элиминации и многополюсных митозов. Такая широкая вариабельность указывает на кариологическую мозаичность сомы, свойственную здесь как эмбриональному, так и постэмбриональному развитию. Кроме то-
--------------------------------------------------------------------
5. Е. Л. Берлин. Новый метод исследования кариотипа позвоночных и некоторые данные о кариотипе белых крыс.— «Труды Ин-та экспериментального морфогенеза», 1936, т. V, стр. 43—60.
--------------------------------------------------------------------
го, это исследование показало, что у голубя нет существенных различий в состоянии кариотипа в эмбриональной и взрослой соме.
П. И. Живаго при участии Н. А. Левиной и С. А. Волохова особенно углубленно занимался кариологическим обследованием голубя. При этом С. А. Волохов изучал щитовидную железу и почку взрослого голубя. Культивируя щитовидную железу в беспассажных и многопассажных культурах, он провел до 60 подсчетов и установил, что ареал вариаций количества хромосом лежал в пределах между 20 и 46.
А. Г. Андрес и Б. В. Жив (6) использовали в своих исследованиях методы классической гистологии и культуры тканей. Так, Б. В. Жив (7) культивировала эмбриональный яичник человека. Высаженные эксплантаты давали обычно смешанный рост, состоящий из клеток соединительной ткани и эпителия. Через 2—4 пассажа иногда удавалось получить чистые культуры эпителия. Для кариологического анализа выбирались отчетливые метафазы.
В тканевых культурах большинство эпителиальных элементов как зародышевого, так и фолликулярного эпителия оказывались ортоплоидными. Однако кроме них присутствовали также отдельные гетероплоидные клетки с числом хромосом как меньше, так и больше диплоидного, т. е. с вариациями в довольно узких пределах. В этих же препаратах клеточные элементы соединительной ткани обнаруживали отклонения с более широкой амплитудой: от 43 до 53 хромосом.
Несколько иную задачу ставили перед собой П. И. Живаго, Б. Д. Морозов и А. Ф. Иваницкая, применявшие в работе метод культуры тканей по типу висячей капли. Как уже говорилось, ввиду большой чувствительности митоза к факторам внешней среды исследователи решили сначала изучить влияния изменений осмотического давления среды, и прежде всего гипотонии, на клеточное деление. Одновременно с этим им пришлось выяснить, совпадут ли данные, полученные на клетках при культивирова-
---------------------------------------------------------------------
6. А. Г. Андрес, Б. В. Жив. Хромосомный набор эмбриональной сомы человека.— «Биологический журнал», 1935, т. IV, № 3, стр. 489—507.
7. Б. В. Жив. Кариологические исследования овогенеза у человека. Тканевые культуры из эмбрионального яичника человека,— «Биологический журнал», 1938, т. VII, стр. 537—546.
---------------------------------------------------------------------
нии вне организма, с таковыми, полученными in situ. Для решения этого вопроса использовались контрольные культуры тканей куриного эмбриона. Анализ этих культур показал полное соответствие полученных данных in vitro (вне организма) и in situ. Действительно, митотический коэффициент для сердца куриного эмбриона in vitro и in situ, оказался равным 2,1%. В других случаях ненормальные митозы в контрольных культурах составляли 4,2 %; в эмбриональных тканях курицы in situ — 5,2%, т. е. процент ненормальных митозов в культурах оказался даже несколько ниже.
Вопрос о правомочности использования метода тканевых культур вне организма при изучении кариологических данных был решен положительно. Была установлена тесная связь вышеупомянутых исследований с другими экспериментами, проводившимися П. И. Живаго с помощью Волохова, Левиной, Черножуковой, Берлин, Жив и др. А как известно, последние в своих работах широко использовали метод культуры тканей, а также метод классической гистологии.
Существовавшие в то время литературные данные по действию гипотонии среды в культурах разных тканей вне организма указывали на ряд существенных изменений в темпах роста, в структуре клеточной цитоплазмы, в интенсивности процессов деления (М. Льюис (8), Е. Кнаке (9), Е. Вилмер (10) и др.). Однако кариологические данные в этих работах почти не затрагивались. Приступая к исследованию влияния осмотического давления среды (гипотонии) на клетки позвоночных животных in vitro, было решено взять объектами культивирования разные ткани близких и далеких видов, а именно сердце и почку человеческих эмбрионов и селезенку аксолотля. Человеческие эмбриональные ткани брались для культивирования в возрасте 1,5—2,5 месяца, селезенка аксолотля — в возрасте 2—2,5 месяца. Средой для контроль-
------------------------------------------------------------------------
8. М. Lewis. The destruction of bacillus radicola by the connective tissue cells of the chick embryo in vitro.— «John Hopkins Hospital Bull.», 1923, p. 34, 223.
9. E. Knake. Uber die Wirkung einer Veranderung des osmotischen Druckes untersuch an Gewebekulturen.— «Arch, exptl. Zellforsch.». 1933, Bd. 14, H. 4, S. 601.
10. E. Willmer. Studies on the influence of the surrounding medium on the activity of cells in tissue culture.— «Brit. J. exptl. Biol.», 1927, v. 4, p. 280.
-------------------------------------------------------------------------
ных культур эмбриональных человеческих тканей служила смесь цельной плазмы кролика с экстрактом из человеческих эмбрионов, взятых в равных количествах. Опытная среда для этих культур состояла из тех же ингредиентов, но плазма кролика предварительно разбавлялась различными количествами стерильной бидистиллированной воды, чем и создавалась гипотония среды, а именно 3:1; 2:1, 1:2, 1:3 и др. Для контрольных культур селезенки аксолотля в качестве среды также бралась плазма кролика, по предварительно разбавленная водой вдвое (для создания изотонии) и затем смешанная с экстрактом из селезенки аксолотля (в равных количествах). Опытная среда в этих культурах создавалась из плазмы кролика, применявшейся в контрольных, разведенная водой в разных концентрациях и соединенная затем с экстрактом из селезенки аксолотля. Были испытаны следующие степени гипотонии: 1:1; 1:8; 1:15 и т. п. Первые цифры каждого отношения указывают количество частей питательной среды (плазма + экстракт), вторые — воды.
При культивировании всех трех объектов в слабо гипотонизированных средах (3:1 — для сердца; 2:1 — для почки; 1:1 — для селезенки аксолотля) наблюдалось (по сравнению с контрольными) повышение активности миграции свободноподвижных клеток, стимуляция процессов пролиферации, увеличение ветвления отростков периферических фибробластических клеток и их более свободное расположение. Сильно гипотонизированные среды (1:3 — для сердца; 1,2:1 — для почки, 1: 12 для селезенки аксолотля) тормозили и даже полностью подавляли рост клеток соединительной ткани. Понижение осмотического давления вызывало набухание клеток и интерфазных ядер. Размеры их увеличивались, причем ядра достигали максимальных величин не при наивысших, а при более слабых степенях гипотонии.
В культурах почечного эпителия, гипотонизированных 1,28 : 1, наблюдалась еще особая, очень интересная реакция. Среди нормальных интерфазных ядер встречались такие, в которых образовывались свободные полости — вакуоли. Начинаясь с еле заметной величины, полости увеличивались, дорастали до поверхности ядра и здесь открывались в цитоплазму, как будто освобождаясь от своего содержимого. В ядре после этого оставалась продолговатая щель, суживающаяся еще больше, образуя нечто вроде рубца (11). Подобные явления были описаны ранее В. Бергом (12) и Р. Мейером (13) на секционном материа-
---------------------------------------------------------------------------------
11. А. Ф. Иваницкая. Влияние гипотонии среды на рост и течение митоза в культуре ткани эпителия почки эмбриона человека.— ДАН СССР, 1947, т. 56, № 3, стр. 201—205.
12. W. Berg. Zur Bedeutung der tropfenformigen Eiaschliisse in den Leberzellen der Wirbeltiere.— «Z. mikrosk. Anat. Forsch.», 1932, Bd. 28, S. 65.
13. R. Meyer. Theoretische bemerkungen zur Ansschlessung des Inhalts zur form nucleolarer blasen und zur Entstehung der Kernfalten.— «Z. Zellforsch. und mikrosk. Anat.», 1936, Bd. 25, S. 614.
----------------------------------------------------------------------------------
ле разных животных и человека. В частности, Берг принял их за особую секрецию ядра, отдающего накопленные продукты белкового распада в цитоплазму клетки и тем самым освобождающегося от вредных, ядовитых веществ.
В клетках культур эмбрионального сердца в гипотонизированных средах нередко можно было наблюдать процессы отставания плазмотомии от кариотомии, а также замену цитотомии, свойственную фибробластам, образованием своеобразной клеточной перегородки типа диастемы (14).
При культивировании эмбрионального сердца в сильно-гипотонизированных средах (1:1,5) наблюдается иногда повышенный клазматоз, когда от клеток отрываются многочисленные округлые или грушевидные участки цитоплазмы. Клазматоз нередко сопровождается кариорексисом, причем отделившиеся участки ядра попадают в отшнуровывающиеся частицы плазмы.
Разные степени гипотонии среды вызывали изменения не только в интерфазных ядрах и клетках, но и в морфологии митозов. Хромосомы и хромосомные комплексы подвергались в гипотонических средах значительным и весьма типичным изменениям. Хромосомы профаз и метафаз в растущих клетках эмбрионального сердца сначала несколько удлинялись, а затем укорачивались и утолщались, при этом сближаясь и образуя пары гомологов. Сильное и продолжительное воздействие гипотонии приводило к еще более тесному расположению хромосом. Но если не происходило склеивания, то они, попав в нормальную среду, проделывали весь цикл изменений в обратном порядке, т. е. постепенно удлинялись и снова несколько укорачивались до исходных размеров. Все описанные процессы приводили к полиморфизму ядер, к возникновению двухъядерных и даже гигантских полиплоидных клеток.
В гипотонизированных средах культур селезенки аксолотля таких форм сближения и укорочения хромосом не наблюдалось (15). По-видимому, изменения митозов в этих культурах никогда не достигали таких степеней, как в гипотонических культурах человеческого эмбрионального
--------------------------------------------------------------------------------
14. Э. Вильсон. Клетка и ее роль в развитии наследственности, т. 1. М.— Л., 1936, стр. 142—146.
15. А. Ф. Иваницкая. Влияние гипотонии среды на рост и течение митоза в культуре ткани селезенки аксолотля.— ДАН СССР, 1947, т. 56, № 3, стр. 293—297.
--------------------------------------------------------------------------------
сердца. Однако при изучении митозов и в контрольных и в опытных культурах всех трех объектов обнаруживались вариации в количестве хромосом как в контроле, так и в опыте. Они были связаны, очевидно, с различными аномалиями во время митоза и, в основном с элиминацией и нерасхождением хромосом.
Сравнение фибробластических клеток сердца культур человеческих эмбрионов с клетками культур эпителия почек эмбрионов человека и с клетками культур селезенки аксолотля говорит о том, что все они по-разному реагируют на гипотонию среды, причем пороги выносливости этих клеток очень различны. Так, предельные разведения среды бидистиллированной водой для эпителия почки — 1,2:1, для фибробластов сердца — 1:1,5, для селезенки аксолотля — 1:8. Вероятно, клетки аксолотля животного, ведущего водный образ жизни, обладают более мощными защитными свойствами по отношению к воде в силу иных сорбционных свойств и свойств проницаемости, а также в силу иного обмена веществ. Все это делает их более устойчивыми к фактору гипотонии.
Следующий вопрос программы, намеченной Живаго, касался изучения основного влияния компонента среды — плазмы крови, столь необходимой при культивировании тканей вне организма. Многие исследователи, работавшие с культурами, относились к различию видовой принадлежности плазмы довольно безразлично: они смотрели на плазму, как на нейтральную, индифферентную среду, играющую в основном роль опорного субстрата для растущих клеток. Однако существовало и другое мнение, сторонники которого указывали, что рассматривать плазму как индиферентную среду ни в коем случае нельзя, одна и та же ткань в разных плазмах чувствует себя неодинаково, при культивировании тканей некоторых животных большое значение имеет вопрос о применении плазмы другого вида и др. И наконец, все существовавшие данные почти не затрагивали вопросов кариологического порядка. Для их выяснения были предприняты специальные работы по изучению влияния гомо- и гетероплазм в культуре ткани при краткосрочном и длительном культивировании (16).
Объектом исследования было сердце куриного эмбриона в возрасте 8—9 дней. Чистая куриная плазма служила средой для контроля. Плазмы кролика, кошки, собаки и голубя составляли экспериментальные среды. Все плазмы употреблялись без гепарина. Краткосрочное культивирование (48 часов) проводилось без эмбрионального экстракта. При длительном культивировании (с пересадками до 6—10 пассажей) к плазме добавлялся куриный эмбриональный экстракт.
Кусочки сердца куриного эмбриона, высаженные в гомогенную среду (плазму курицы), быстро «акклиматизировались», и уже через 3 часа из эксплантата начиналась миграция клеток, а через 6 часов мигрировавшие и пролиферирующие клетки образовывали отчетливо видную зону вокруг всего эксплантата. Сам эксплантат постепенно распластывался, угловатые, резкие очертания сглаживались, края его истончались, и он незаметно переходил
----------------------------------------------------------------------------
16. А. Ф. Иваницкая. Влияние гомо- и гетероплазм на деление клеток в культуре ткани.— «Архив анат., гист. и эмбр.», 1938, т. XIX, № 1-2, стр. 196—215.
----------------------------------------------------------------------------
в вырастающую фибробластическую зону. Цитолого-кариологическое изучение тотально окрашенных препаратов контрольных культур показало, что клетки выросшей зоны имели нормальный вид, а среди них находились в основном нормальные биполярные митозы. Общий митотический коэффициент, установленный по Шампи, равнялся 2,1% и полностью совпадал с полученным для тех же тканей in situ — 2,1%. Процент ненормальных митозов составлял 4,2, а в эмбриональных тканях курицы in situ — 5,2. Наибольшее число ненормальных митозов в контрольных культурах составляли митозы с отстающими, утолщенными, укороченными хромосомами. Единичными были митозы с элиминацией целой группы или нескольких отдельных хромосом и многополюсные митозы.
Цитолого-кариологическая характеристика экспериментальных культур, выросших в собачьей или кошачьей плазме, заметно отличалась от характеристики контрольных культур. Уже интерфазные ядра производили впечатление ненормальных: они были мятые, сморщенные, неправильной формы, пикнотические. Встречались двух- и трехъядерные клетки. Аномалии митозов также обнаруживались уже на стадии ранних профаз. Хромосомы в них были короткими и толстыми, тесно сближенными между собой. На стадии метафазы сближение и укорочение хромосом становилось еще заметнее. Утолщаясь, они приобретали тетрадоподобную форму, сближаясь настолько, что индивидуализировать хромосомы становилось совершенно невозможно. Общее число делящихся клеток по сравнению с контрольными снижалось до 1,2%, а количество ненормальных митозов достигало 35,9%.
Рост культур в гетероплазме (кошачьей или собачьей) также сильно отличался от роста контрольных культур. Первые клетки из высаженного эксплантата появлялись после длительного латентного периода (около 12 часов). Эксплантаты оставались резко контурированными. Таким образом, по сравнению с контрольными для экспериментальных культур были характерны: длительный латентный период, заметно пониженный индекс роста, повышенный процент нерастущих культур, сниженный митотический коэффициент, значительно повышенный процент аномально текущих митозов.
Кроличья плазма занимала промежуточное положение между гомогенной, с одной стороны, и собачьей и кошачьей — с другой. Длительное культивирование сердца куриного эмбриона в гомо- и гетероплазмах, а именно в плазмах курицы и кошки, дало интересные результаты. Эксплантаты эмбрионального сердца курицы, высаженные в гомогенную среду (куриная плазма+куриный эмбриональный экстракт), развивались очень хорошо. Пассажи не оказывали никакого отрицательного действия. Характер и темп роста оставались такими же, как в беспассажных культурах. Культуры кусочков сердечной ткани куриного эмбриона, высаженные (17) в гетерогенную среду (кошачья плазма+куриный эмбриональный экстракт), первое время почти не отличались от соответствующих культур в гомогенной среде. Однако уже после первого же пассажа происходила задержка в развитии, а к третьему пассажу они уподоблялись культурам, растущим на чистой кошачьей или собачьей плазме. Латентный период растягивался, интенсивность роста снижалась, в клетках происходило накопление жира. После 5—6 пассажей ядра клеток становились значительно мельче, нормальные митозы почти не встречались. Таким образом, гомологичный эмбриональный экстракт начиная с третьего пассажа был не в состоянии подавить отрицательное действие чужеродной плазмы. Его положительное действие оказывалось очень коротким.
-------------------------------------------------------------------------
17. А. Ф. Иваницкая. К вопросу о влиянии внешних факторов на рост и митоз в культурах тканей.— «Труды Ин-та экспериментального морфогенеза», 1940, т. VII, стр. 351—385.
-------------------------------------------------------------------------
В нескольких сериях опытов кусочки куриного эмбрионального сердца высаживались в голубиную плазму. Культуры вели себя так, как будто эксплантат попадал в гомогенную куриную плазму. Характер роста, большая зона миграции к 48 часам жизни культуры, отсутствие к этому времени в клетках жировых включений, наличие нормальных биполярных митозов — все это говорило о благополучном существовании эксплантатов в гетерогенной среде — голубиной плазме. Получилось, что не все гетерогенные плазмы влияют отрицательно на рост и развитие культур вне организма. Но в чем же тогда причина явно отрицательного, даже токсического, действия некоторых плазм, как, например кошачьей, при культивировании в них сердца куриного эмбриона? Первое, что приходило в голову, когда обсуждался данный вопрос,— это систематическое положение использованных в работе животных.
Естественно, что куры и голуби с точки зрения систематики должны быть ближе между собою, нежели к кошкам и собакам. Вероятно, и плазмы голубя и курицы более сходны между собою и по биохимическому составу, и по иммунологическим свойствам, и по другим признакам, нежели плазмы курицы и кошки или собаки. Может быть, именно поэтому рост тканей куриного эмбриона идет лучше и нормальнее в голубиной плазме, а не в плазме кошки или собаки.
Прямого ответа на этот вопрос пока нет. Но описываемый эксперимент наряду с предыдущими предупреждает о том, что выбор плазм для культивирования тканей вне организма должен производиться с большой осторожностью. При высокой чувствительности митоза к внешним воздействиям для кариологических работ можно рекомендовать лишь плазмы, дающие оптимальные показатели: короткий латентный период, низкий процент нерастущих культур, высокий митотический коэффициент, высокую интенсивность роста. При наличии этих показателей процент аберрантно текущих митозов в тканях эмбриона in vitro и in situ совпадает.
Последняя работа (18) рассматриваемой серии была предпринята с целью выяснения поведения эксплантата куриного эмбрионального сердца, высаженного в плазму кур, у которых предварительно удалялся орган, вырабатывающий существенный компонент обмена веществ, например
--------------------------------------------------------------------------
18. А. Ф. Иваницкая. К вопросу о митотической активности клеток при культивировании сердца куриных эмбрионов различных возрастов.— ДАН СССР, 1945, т. 49, № 3, стр. 218—221.
--------------------------------------------------------------------------
тиреоидный гормон. С этой целью у кур-доноров оперативным путем вылущивались обе щитовидные железы. Не ранее чем через пять дней после экстирпации щитовидных желез у этих кур бралась кровь. В плазму получившейся «атиреоидной» крови высаживались кусочки сердца куриного эмбриона. В растущих культурах определялся митотический коэффициент по Шампи .
Наблюдения за культурами показали, что рост экспериментальных культур заметно отставал от роста контрольных. Митотический коэффициент тоже оказался пониженным. Кривые показали это довольно отчетливо.
Проведенный эксперимент еще раз подтвердил, как придирчиво-строго следует относиться к выбору плазмы и состоянию донора, от которого берется кровь и получается плазма для культивирования тканей вне организма.
На основании всех изложенных материалов нужно еще раз подчеркнуть, что для работ кариологического характера можно использовать только культуры, находящиеся в оптимальных условиях, т. е. дающие высокие показатели роста и нормального деления клеток.
Как сказано было выше, по инициативе П. И. Живаго в отделе цитологии-кариологии Медико-генетического института были предприняты работы по изучению кариотипа человека. Живаго проводил эти исследования вместе с А. Г. Андресом (19). Кроме них в работе по кариологии че-
--------------------------------------------------------------------------
19. П. И. Живаго, Г. А. Андрес. О половых хромосомах в сперматогенезе человека.— «Биологический журнал», 1932, т. I, вып. 1-2, стр. 68—82.
--------------------------------------------------------------------------
ловека участвовали М. С. Навашин (20), И. И. Фейгель (21), М. И. Сорокина (22) и др.
Этими работами было положено начало цитогенетике, которая «спустя четверть века блестяще раскрыла механизм возникновения большого числа наследственных и неунаследованных болезней, обусловливаемых хромосомными аберрациями» (23).
В начале декабря 1972 г. в Институте биологии развития состоялось торжественное заседание Всесоюзного общества генетиков и селекционеров им. Н. И. Вавилова и Научного совета по проблемам генетики и селекции АН СССР. Оно было посвящено 50-летию образования Союза Советских Социалистических Республик. Отмечая успехи отечественной биологии, достигнутые за последние полвека, выступавшие подчеркнули и большую роль П. И. Живаго в организации и проведении работ по изучению хромосомного комплекса человека. На собрании говорилось также о значении Медико-генетического института в развитии советской генетики. Именно этот институт стал в свое время своеобразным международным центром, вокруг которого группировались советские и зарубежные генетики.
С начала 60-х годов развитие медицинской генетики в СССР пошло более мощными и быстрыми темпами, В наши дни кариотип уже не рассматривается как нечто застывшее, неизменное и постоянное. Об этом ярко свидетельствуют успехи медицинской генетики, достигнутые в последнее десятилетие (24).
Так работы П. И. Живаго по изучению кариотипа человека, начатые в 20—30-х годах, получили свое продолжение и развитие на ином, более совершенном уровне в конце 60-х — начале 70-х годов.
----------------------------------------------------------------------------
20. А. Г. Андрес, М. С. Навашин. Морфологический анализ хромосом человека.— «Труды Медико-биологического ин-та», 1936, т. IV, стр. 1—54.
21. А. Г. Андрес, И. И. Фейгель. Кариологические исследования овогенеза у человека.— «Труды Медико-генетического ин-та», 1936, т. IV, стр. 525.
22. М. И. Сорокина. Эксплантация кожи взрослого человека, как метод кариологического анализа человека.— «Бюллетень экспериментальной биологии и медицины», 1936, т. II, № 5, стр. 381—382.
23. В. П. Эфроимсон. Введение в медицинскую генетику. М., 1968, стр. 52-64.
24. Основы цитогенетики человека. М., 1969, стр. 7, 14, 38, 166.

продолжение книги...