Какое место отводилось Берлину в планах союзников СССР?


вернуться в оглавление книги...

"Великая Отечественная война." Вопросы и ответы.
П.Н.Бобылев и др., издательство "Политиздат", Москва, 1985 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение работы...

Какое место отводилось Берлину в планах союзников СССР?

— Ответ на этот вопрос можно найти в документах союзников СССР, относящихся ко второй мировой войне. А они свидетельствуют о том, что стремление захватить Берлин возникло у англо-американского командования задолго до появления реальных возможностей сделать это. Войска союзников еще не достигли границ Германии, а Д. Эйзенхауэр уже писал фельдмаршалу Монтгомери 15 сентября 1944 г.: «Ясно, что Берлин является главной целью. По-моему, тот факт, что мы должны сосредоточить всю нашу энергию и силы с целью быстрого броска на Берлин, не вызовет сомнений».
Для США и Великобритании захват столицы фашистского рейха был необходим прежде всего из политических соображений, откровенно высказанных Черчиллем в послании Рузвельту 1 апреля 1945 г.: «Русские армии, несомненно, захватят всю Австрию и войдут в Вену. Если они захватят также Берлин, то не создастся ли у них слишком преувеличенное представление о том, будто они внесли подавляющий вклад в нашу общую победу, и не может ли это привести их к такому умонастроению, которое вызовет серьезные и весьма значительные трудности в будущем? Поэтому я считаю, что с политической точки зрения нам следует продвигаться в Германии как можно дальше на восток и что в том случае, если Берлин окажется в пределах нашей досягаемости, мы, несомненно, должны его взять. Это кажется разумным и с военной точки зрения».
Как видим, премьер-министр Великобритании ставил под сомнение решающую роль СССР в разгроме фашистской Германии. Более того: взятие Берлина войсками союзников СССР должно было, по его мнению, свидетельствовать об их решающей роли в победоносном исходе войны и иметь далеко идущие последствия при решении послевоенных проблем.
Сейчас некоторые буржуазные историки всячески восхваляют Черчилля за его подход к проблеме Берлина, называют «великим стратегом», который был озабочен «растущей советской угрозой позициям Запада в послевоенной Европе» и поэтому стремился отодвинуть линию «новой конфронтации» с СССР как можно дальше на восток. Английский историк Д. Страусон в книге «Битва за Берлин» мечтательно рассуждает о том, что в случае принятия предложения Черчилля армии западных союзников «встретились бы с русскими не на рубеже рек Эльба — Мульде, а на рубеже Одер — Нейсе и Берлин был бы в их руках». В таком случае, намекает Страусон, и Потсдамская конференция прошла бы иначе.
В буржуазной литературе встречаются утверждения, что в марте — апреле 1945 г. англо-американские войска имели больше шансов взять Берлин, чем советские, но «недальновидность» Эйзенхауэра как главнокомандующего союзными войсками в Западной Европе якобы помешала осуществить этот замысел. Эйзенхауэра обвиняют в том, что он думал прежде всего о разгроме вермахта, а надо, дескать, было думать о взятии Берлина и создать тем самым «сильную позицию для будущей борьбы с Россией».
Факты, однако, свидетельствуют о том, что Эйзенхауэр не хуже англичан понимал важное значение Берлина. 7 апреля, когда определился успех Рурской операции англо-американских войск и встал вопрос о главном направлении дальнейших действий, он писал генералу Маршаллу: «Я первый признаю, что война ведется в политических целях, и если Объединенный комитет начальников штабов решит, что взятие Берлина войсками западных союзников имеет значение большее, чем чисто военные соображения на этом театре, то я с готовностью внесу необходимые изменения в свои планы...» Но Эйзенхауэр, как это видно из того же письма, более реально оценивал сложившуюся обстановку и считал, что «неразумно, с военной точки зрения, в данных условиях делать Берлин главной целью, особенно если учесть тот факт, что от него до русских позиций всего 35 миль».
Это совершенно не означает, что для американских генералов Берлин перестал представлять интерес. Когда 12 апреля передовые части американских войск достигли Эльбы в районе Магдебурга, тот же Эйзенхауэр в своем докладе в Объединенный комитет начальников штабов подчеркивал: «Было бы крайне желательно нанести удар в направлении Берлина». Однако немедленные действия против Берлина он считал нецелесообразными, исходя из относительного положения англо-американских и советских войск, а также в связи с тем, что основные силы англо-американский войск находились далеко от Эльбы.
Очень определенно и откровенно высказался по поводу сложившейся к середине апреля ситуации под Берлином личный советник президента США Г. Гопкинс: «Мы взяли бы Берлин, если бы могли это сделать».
Крупная политическая игра западных союзников СССР вокруг Берлина была окончательно сорвана, когда советские войска провели Берлинскую операцию, в результате которой уже 1 мая над рейхстагом развевался советский флаг.

продолжение книги...