Народы России в ХVIII веке


вернуться в оглавление книги...

"Очерки истории СССР. ХVIII век", под ред. Б. Б. Кафенгауза
Москва, 1962 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

НАРОДЫ РОССИИ В XVIII в.

Царизм угнетал народы России и тормозил развитие их экономики и культуры. Несмотря на это, росли и усиливались экономические и культурные связи русского народа с народами России, сплачивала их также и совместная борьба против феодально-крепостнического гнета.
Во второй половине XVIII в. продолжался процесс расширения Российской империи, и в ее состав были включены Белоруссия, Литва, Крым и значительные территории Украины и Молдавии. Крепли экономические и политические связи России с народами Средней Азии, Северного Кавказа и Закавказья, которые большей частью еще не входили в состав империи. Народы этих стран видели в присоединении к России возможность покончить с иранским и турецким гнетом, феодальными усобицами и разорением.

Украина

К началу XVIII в. Украина была раздроблена между четырьмя государствами. Слободская, Левобережная и небольшая часть Правобережной Украины с Киевом и Запорожьем входили в состав Русского государства. Буковина и Северное Причерноморье были захвачены турецкими султанами и их вассалами — крымскими ханами. Правобережная Украина, Подолия, Волынь, Западная Украина находились во владении Речи Посполитой. Закарпатская Украина была под властью венгерских феодалов. Исторические судьбы всех частей Украины складывались по-разному.
Находившаяся под властью России территория Украины подразделялась на две части: Слободскую Украину, входившую в состав России с начала XVII в., непосредственно подчиненную русскому правительству, и Левобережную Украину (Гетманщину), воссоединившуюся с Россией в 1654 г., управляемую казацкой старшиной во главе с гетманами.
Первоначально Слободская Украина была казачьей военизированной окраиной Русского государства. Основную массу ее населения составляли крестьяне, бежавшие из Правобережной Украины, Белоруссии и Литвы. Русское правительство было заинтересовано в заселении и хозяйственном освоении огромных пространств пустующих земель Слободской Украины. Поэтому переселенцам был представлен ряд льгот: казачье самоуправление, право вольной заимки земель и торговли безданно и беспошлинно. За это они должны были защищать южные окраины Русского государства.
Заселение происходило также путем перевода в Слободскую Украину царских военных служилых людей, составляющих гарнизоны крепостей и пограничных укреплений. Бежали туда и русские крестьяне. Переселенцами были созданы города Харьков, Ахтырка, Сумы, Лебедянь, Острогожск и много слобод. От этих слобод, основанных переселенцами, край получил название Слободской Украины.
Население подразделялось на ряд групп, находившихся в различном юридическом и экономическом положении. Русские мелкие военные служилые люди (стрельцы, пушкари, городовые казаки, жилые солдаты) получали земли в общее пользование. Кроме того, они имели право беспошлинно заниматься в городах ремеслами и торговлей.
Царское правительство оказывало покровительство местному духовенству, ряд монастырей получил от казны крупные земельные пожалования и значительное количество крестьян.
Слободское казачество в социальном отношении не представляло собой однородной массы. Казацкая старшина сосредоточивала в своих руках большие земельные владения и лучшие промыслы. Она угнетала лично слободских казаков — подомощников и феодально зависимых крестьян («пашенных мужиков»).
В административном отношении Слободская Украина делилась на пять полков: Харьковский, Ахтырский, Сумской, Острогожский (Рыбновский) и Изюмский. В свою очередь полки подразделялись на сотни. Население Слободской Украины широко использовалось для обороны края, строительства крепостей и принимало деятельное участие в войнах России.
Царское правительство постепенно переводило различные категории жителей края на положение казенных крестьян. В 20-х годах XVIII в. при введении подушного оклада основная масса русских военнослужилых людей была обращена в государственных крестьян-однодворцев. В 1764 г. при секуляризации церковных и монастырских земель жившее на них население было передано в казну и превращено в экономических крестьян.
В то же время казаки постепенно утрачивали военно-казацкое устройство, теряли свои привилегии и облагались общерусскими поборами. В 1765 г. слободские казачьи полки были упразднены. Вместо них были созданы гусарские полки во главе с русскими офицерами. Часть казаков была зачислена в гусары, а остальные превращены в «войсковых обывателей» и обложены налогом в размере 90—95 коп. с души. Старшины были назначены на офицерские должности и получили права русского дворянства. Реформа эта вызвала недовольство среди части «войсковых обывателей», так как они теряли свои традиционные вольности и превращались в тяглое население. С помощью царских войск эти волнения были подавлены.
В дальнейшем Слободская Украина совершенно утратила ранее присущие ей черты военизированной окраины и превратилась в один из внутренних районов Российской империи — Слободско-Украинскуго губернию с центром в городе Харькове. Территория ее быстро заселялась, и в 1773 г. в крае насчитывалось 677 населенных пунктов с 666 тысячами жителей. Главной отраслью хозяйства стало земледелие и переработка сельскохозяйственных продуктов. В Харьковском наместничестве в 80-х годах XVIII в. было около тысячи винокуренных заводов. Развиты были кожевенное производство, смолокурение, соляной промысел. Спирт, соль, смола и кожевенные изделия вывозились не только во внутренние районы страны, но и за пределы империи. В Слободской Украине все более усиливались ранее не свойственные ей крепостнические отношения. Одворянившиеся казацкие старшины и русские помещики скупали принадлежавшие казачеству земли и заселяли их крепостными крестьянами. К концу XVIII в. в крае существовали крупные крепостнические хозяйства: Кондратьева, владевшего около 6 тыс. крепостных; Голицыных, имевших 4500 душ; Тевяшевых с 4225 душами крепостных. Многие слободские помещики имели по 1000—1500 крепостных душ.
В Слободской Украине возникает целый ряд промышленных предприятий. В 1774 г. была основана шелковая фабрика в Новых Водолагах, к которой было приписано 4174 крестьянина. В 1795 г. был пущен металлургический завод в Луганске, имевший несколько цехов и поставлявший военную продукцию для армии и флота. В районе Лисичанска началась значительная для того времени разработка каменного угля.
Воссоединение Левобережной Украины с Россией способствовало развитию производительных сил края. Широкое распространение получили винокурение, в особенности производство стекла, посуды, кожевенных изделий и т. п. В большом количестве вывозились на местные рынки, а также в Россию и Польшу водка, скот, пенька и т. п. В 1726 г. в Почепе начала действовать большая парусно-полотняная мануфактура, аналогичные предприятия были вскоре созданы в Стародубском и Прилукском полках. В 1736 г. возник Шостинский пороховой завод. Был значительно расширен Торский соляной завод. Кроме того, существовал ряд суконных, стекольных и кожевенных мануфактур.
В качестве рабочей силы на них использовались приписные крестьяне, а в селитренной и винокуренной промышленности применялся также в значительных размерах и вольнонаемный труд. Во второй половине XVIII в. количество промышленных предприятий увеличилось. Начала действовать Путивльская суконная мануфактура, к которой было приписано 9478 государственных крестьян. К концу XVIII в. она стала одной из крупнейших в России.
В результате освободительной войны украинского народа в XVII в. на территории Левобережной Украины, вошедшей в состав Русского государства, было уничтожено крупное землевладение польских магнатов. Однако казацкая старшина, украинская шляхта, высшее православное духовенство сохранили в своих руках основу феодального производства — крупное землевладение. Кроме того, им удалось захватить земли и промыслы ранее принадлежавшие польским панам. Они стремились восстановить феодальную эксплуатацию крестьян, рядового казачества и городской бедноты.
Существовали две основные формы старшинного землевладения: ранговые и войсковые земли, принадлежавшие гетманскому управлению и раздававшиеся в зависимости от должностного положения, и пожалования, не зависящие от служебного положения. Ранговые и войсковые земли первоначально отводились во временное пользование и были аналогичны русским поместьям, а пожалованные земли были в полном владении старшины и соответствовали вотчинам. В дальнейшем грани между ними постепенно стирались, и старшина стала владеть землей на вотчинном праве.
В руках старшин и гетманов были сосредоточены обширные владения: гетману Скоропадскому принадлежало 20 тыс. крестьянских дворов; императрица Анна Ивановна пожаловала гетману Апостолу 1460 крестьянских дворов; гетман Разумовский получил от императрицы Елизаветы Петровны в потомственное владение города Почеп и Батурин с уездами и Шепетовскую и Баклановскую волости.
К середине XVIII в. крестьяне могли переселяться в другую местность и оставлять своих прежних владельцев, только выполнив в пользу последних все повинности и получив специальное разрешение старшинской администрации. При этом им запрещалось продавать свои земельные участки. Зачастую помещики требовали, чтобы уходивший от них крестьянин вместо себя поселял другого такой же зажиточности. Крестьяне не имели права поступать на военную службу в казацкие полки. В случае брака крестьянина с казачкой, его жена и дети превращались в феодально зависимых людей.
В 1760 г. был сделан шаг по пути дальнейшего закрепощения крестьян. Гетманский универсал (подтвержденный в 1763 г. царским правительством) запрещал крестьянам под угрозой потери всего имущества переселяться на новые места без письменных разрешений на это со стороны прежнего и нового владельцев имений.
Указ Екатерины II от 3 мая 1783 г. совершенно запретил переходы крестьян, и крепостное право на Левобережной Украине было юридически окончательно оформлено. В 1785 г. украинская шляхта была уравнена в правах с русским дворянством. Барщина возросла до 4—5 дней в неделю. Помимо барщины, крестьяне должны были исправлять плотины, дороги и т. п. Кроме того, помещики широко практиковали сбор продуктового и денежного оброка.
Усиление крепостнического гнета вызвало многочисленные антифеодальные выступления казацкой бедноты и закрепощенного крестьянства. Так, с 1761 по 1774 г. героически боролись против помещика Ф. Лысенко казаки и крестьяне села Клишенцы Лубенского полка. Восстание было подавлено только через 13 лет. В период крестьянской войны 1773—1775 гг. под предводительством Е. И. Пугачева Левобережная Украина была наводнена его воззваниями, которые распространяли специально посланные восставшими агитаторы. Множество украинцев бежало в Поволжье, где присоединялось к войскам Е. И. Пугачева.
В 1789—1794 гг. крестьяне села Турбаи убили помещика Базилевского, разделили между собой его имущество и около четырех лет оказывали успешное сопротивление карательным войскам.
В течение XVIII в. царское правительство широко привлекало левобережное казачество к участию в военных действиях и охране южных границ империи. В 1730—1740 гг., когда сооружалась тысячеверстная украинская укрепленная линия, на строительстве крепостей и различных фортификационных сооружений ежегодно трудилось по 20 тыс. казаков и по 10 тыс. крестьян с лошадьми. От плохой пищи, жары, издевательств офицеров тысячи из мобилизованных на строительные работы крестьян и казаков погибали в безводной степи. В это время сложилась в украинском народе горькая песня:
Посеяли, запахали,
Да некому жати.
Пошли наши казаченьки
Линии копати.

В военно-административном отношении Левобережная Украина подразделялась на 10 полков: Стародубский, Черниговский, Киевский, Нежинский и др. Полки возглавляли избранные казаками или назначенные гетманами полковники. Первоначально во главе Левобережной Украины стояли выборные гетманы, подчиненные Малороссийскому приказу в Москве. После измены Мазепы для контроля за деятельностью гетманов при них находились постоянные русские резиденты. В апреле 1722 г. была учреждена Малороссийская коллегия из офицеров русской армии, которой были подчинены гетманы и генеральная старшина. После смерти наказного гетмана П. Полубот-ка гетманы назначались в 1723—1727 гг. царским правительством. В 1727—1734 гг. выборность гетманов вновь была восстановлена. Затем шестнадцать лет пост гетмана не был никем замещен. Последним гетманом был брат елизаветинского фаворита К. Разумовский, занимавший этот пост в 1750—1764 гг. К. Разумовский почти безотлучно находился в Петербурге. Наконец, в 1764 г. гетманство было окончательно упразднено и Левобережная Украина была подчинена вновь созданной Малороссийской коллегии.
В 1780 г. на край было распространено общерусское положение о губерниях и казацкие полки преобразованы в регулярные части. Реформа эта вызвала недовольство той части казачества, которая была переведена на положение тяглого (податного) населения. Произошел ряд волнений, сурово подавленных.
Во время вторжения шведских войск Карла XII на Украину изменнику Мазепе с помощью запорожской старшины, во главе с кошевым атаманом К. Гордиенко, удалось увлечь за собой часть запорожских казаков. Поэтому в начале мая 1709 г. Запорожская Сечь была взята штурмом русскими и украинскими казацкими полками и разрушена. Судьба различных групп запорожцев сложилась по-разному.
После разгрома шведов под Полтавой часть из них вернулась с повинной и выхлопотала разрешение жить в украинских городах; небольшая группа, главным образом изменников-старшин, бежала с Карлом XII в Турцию; некоторые ушли на юг в принадлежавшие Крымскому ханству степи и в низовьях Днепра, в урочище Алешки, основали Сечь.
Положение казаков, оказавшихся во владениях крымских ханов, было очень тяжелым: им было запрещено ловить рыбу, у них отнимали пастбища, они вынуждены были выполнять различные повинности в пользу местных властей.
В 1734 г. после многочисленных просьб казаков-сечевиков русское правительство разрешило им вернуться на родину и на реке Подпольной построить Новую Сечь при условии, что запорожское казачество будет нести сторожевую службу на южной границе империи.
Сечь разделялась на 37 куреней и насчитывала 15—20 тыс. бойцов, а с семьями и пришлым крестьянским населением общая численность жителей составляла примерно 100 тыс. человек. Запорожцам была отведена значительная площадь земли — около 8 млн. десятин. В административно-территориальном отношении Запорожье делилось на паланки (округа). Сперва их было пять, а затем, по мере роста населения, стало восемь.
Как и в остальных казачьих районах Украины, главную роль в Запорожской Сечи играла старшина. Из нее комплектовалось войсковая администрация, ей принадлежали лучшие земли и угодья, на нее работали рядовые казаки и крестьяне-переселенцы. В 30—70-х годах XVIII в. население Запорожья постоянно увеличивалось за счет беглых крепостных крестьян, уходивших от своих помещиков из различных мест Украины и Великороссии. Запорожские казаки и крестьяне-беглецы были деятельными участниками антифеодальных выступлений в различных частях Украины, в особенности во время восстания 1768 г. Движение это охватило Запорожскую Сечь и было направлено против старшины и богатых казаков.
Крупные волнения произошли во время крестьянской войны 1773—1775 гг. под предводительством Е. И. Пугачева. После подавления пугачевского восстания многие его участники скрылись в Запорожской Сечи. Екатерининское правительство в августе 1775 г. уничтожило Запорожскую Сечь. Запорожские казаки были переведены на Кубань, а их земли были розданы русским помещикам. Не была обижена и запорожская казачья старшина: полковой атаман Рудь получил в общей сложности 12600 десятин земли.
В последней четверти XVIII в. широко развернулась колонизация Северного Причерноморья. В результате русско-турецких войн в состав России последовательно были включены в 1774 г. земли между Бугом и Днепром, Нижним Доном и Еей, в 1783 г. Крымское ханство и в 1791 г. междуречье Днестра и Южного Буга. Для того чтобы закрепить за собой вновь завоеванные земли, царское правительство поощряло их заселение. В числе переселенцев были различные категории государственных крестьян, военные поселяне, казаки, отставные солдаты, а также иностранные колонисты: сербы, немцы, армяне. За первые 12 лет после завоевания Северного Причерноморья дворянам было роздано свыше 4,5 млн. десятины земли. После присоединения Крыма Г. А. Потемкину было пожаловано 76460 десятин, секретарю Потемкина, В. Попову — 57876 десятин. Немало земель получили местные татарские феодалы. Дворяне поселяли на этих землях крепостных и стремились закрепостить свободное население. К концу XVIII в. крепостные составляли около 21% всех жилетей Северного Причерноморья. В 1796 г. правительство запретило крестьянам переходить на другие земли.
Быстро осуществлялось хозяйственное освоение Северного Причерноморья. Увеличивались посевные площади, развивалось племенное животноводство, огородничество и садоводство. Строились крупные предприятия: Екатеринославская шерстяная и шелковая мануфактура, Херсонский литейный завод, Кременчугский оружейный завод, верфи в Херсоне, Николаеве, Севастополе. Были основаны новые города: Херсон (1778 г.), Александровск (70-е годы XVIII в.), Мариуполь (1784 г.), Екатеринослав (1787 г.), Николаев (1787 г.), Одесса (1794 г.) и т. д. За четверть века черноморская торговля выросла почти в 12 раз, и первое место среди предметов вывоза стала занимать пшеница.
Правобережная Украина и Западная Украина почти все XVIII столетие были под властью панской Польши. После Прутского мира 1711 г. тысячи крестьян и казаков переселились в Левобережную Украину. В то же время в Правобережной Украине расширялись и укреплялись владения крупных магнатов. Барщина достигала 300 дней в году. Помещикам принадлежали монополии на помол зерна, винокурение, производство селитры и дегтя. Монополии эти давали от трети до половины доходов помещиков.
Тяжелый упадок переживали города. Ряд из них — Умань, Старо-Константинов, Житомир составляли частную собственность польских феодалов. Князь Любомирский владел 30 городами и местечками и 738 селами.
Наряду с крепостнической эксплуатацией население испытывало религиозные гонения со стороны католической и униатской церкви. Все это толкало народные массы на антифеодальную и национально-освободительную борьбу. В 1734 г. в связи с приходом в Правобережную Украину русских войск, посланных, на помощь Августу III, среди местного населения распространились слухи, что русские прибыли для того, чтобы освободить страну от польского владычества и установить казацкое самоуправление. Вспыхнуло восстание, охватившее Брацлавщину, Подолию, Волынь и Западную Украину. После упорных боев восстание было подавлено в результате совместных карательных действий королевских и царских войск.
В различных местностях Украины большое распространение получило антифеодальное гайдамацкое движение. В 50-х годах XVIII в. повстанцам во главе с Гнатом Голым удалось захватить ряд городов, в том числе Умань, Винницу, Чигирин, Фастов, Радомышль. Восстание распространилось на Левобережную и Слободскую Украину. Повстанцы громили панские имения, уничтожали кабальные документы, убивали помещиков, управляющих, арендаторов.
Откликом этого движения было восстание так называемых «опришков» в Западной Украине, Буковине и Закарпатской Украине. Во главе восставших стоял национальный герой Олекса Довбуш, легенды о котором до сих пор сохранились в украинском фольклоре.
Значительнейшим народным движением на Украине в XVIII в. была «колиивщина» (1768 г.), получившая свое название от основного оружия повстанцев «кола». Колиивщина вспыхнула в районе Черкасс, где во главе восставших стали бывший батрак Максим Зализняк (Железняк) и казачий сотник Иван Гонта.
В апреле — мае 1768 г. восстание охватило всю Правобережную Украину. Т. Г. Шевченко писал в своей поэме «Гайдамаки»:
Горит Смела, Смелянщина
Кровью подплывает.
Полыхают разом Канев,
Чигирин, Черкассы...

В Западной Украине, Буковине и Закарпатской Украине происходили крестьянские волнения. В конце июля 1768 г. с помощью царских войск восстание было жестоко подавлено. Однако на протяжении 1769—1770 гг. в различных местах Украины продолжались разрозненные крестьянские выступления.
В 1793 и 1795 гг., после второго и третьего разделов Польши, Правобережная Украина была воссоединена с Россией, а Австрия захватила Западную Украину и Буковину.
Таким образом, к концу XVIII в. большая часть Украины оказалась объединенной в составе Русского государства.

Молдавия

На протяжении почти всего XVIII в. Молдавия продолжала оставаться под турецким игом, тормозившим развитие производительных сил страны.
Стремясь сохранить Молдавию в составе Оттоманской Порты, султанское правительство ставило во главе страны господарей из числа греков-фанариотов (название это шло от греков, проживавших в квартале Фанар в Константинополе).
Фанариоты были тесно связаны с правительством Турции; они занимали высокие должности в государственном аппарате, постоянно выступали в качестве советников и переводчиков в сношениях Оттоманской Порты с балканскими народами и пользовались полным доверием султанского двора.
Начиная с 1711 г. более столетия турецкое правительство назначало фанариотов господарями Молдавии и Валахии и наиболее ответственными чиновниками молдавского государства. Фанариоты заняли господствующее положение в экономической, политической и культурной жизни Молдавии.
Господари-фанариоты покупали у турецких султанов свои должности на три года. Они вместе со своими приближенными смотрели на Молдавию как на источник быстрого обогащения и нещадно грабили страну, опираясь в своей политике на местное боярство и церковь.
В Молдавии господствовали феодально-крепостнические отношения. Боярское хозяйство основывалось на труде зависимых крестьян-вечинь, наделенных небольшими участками земли и обрабатывающих своим скотом и инвентарем господские земли. Кроме того, крестьяне обязаны были давать боярам десятую долю урожая хлеба, фруктов, винограда и других сельскохозяйственных продуктов. По мере роста товарно-денежных отношений увеличивалась также денежная феодальная рента. Крестьянство было обложено тяжелыми налогами и повинностями в пользу султана, господарей и церкви.
Значительное развитие получило различного рода ремесленное производство: кожевенное, гончарное, бондарное и др. В городах ремесленники были организованы в цехи. Появились крупные предприятия — мануфактуры: суконные, стекольные, кожевенные, салотопенные, с применением труда крепостных.
Феодальный гнет со стороны бояр, духовенства, греков-фанариотов и султанской Турции тяжелым бременем ложился на плечи молдавского народа и толкал его на борьбу с поработителями. Борьба эта выражалась в отказах крестьян выполнять повинности в пользу помещиков и монастырей, в массовом бегстве на территорию Польской Украины (Ямполь, Каменец) и на свободные земли между Днестром и Бугом. Молдавские крестьяне принимали участие в гайдамацком восстании украинского народа.
В 1734—1735 гг. польские паны в наказание за участие в гайдамацком движении требовали от королевского правительства выселения всех молдаван из Брацлавского воеводства за границу.
Крупное восстание против господаря Иона Калимахи и его советника Ставраки произошло в 1759 г. Восставшие ворвались во дворец господаря. Только бегство спасло Ставраки от народной расправы.
В 70-х годах XVIII в. вспыхнули вновь восстания крестьян. Выходцы из крестьян — гайдуки боролись против угнетателей народа.
Трижды (в 1711 г., 1739 г. и в 1769—1774 гг.) русская армия при содействии местного населения освобождала Молдавию от власти турок. Однако неблагоприятная международная обстановка и противодействие со стороны тогдашнего союзника России Австрийской империи вынуждали царское правительство выводить свои войска из Молдавии, и страна вновь попадала под иго Оттоманской Порты.
Весной 1711 г. выдающийся государственный деятель Молдавии господарь Дмитрий Кантемир заключил с правительством Петра I союзный договор. Этот договор предусматривал восстановление границ Молдавии до Дуная и включение страны в состав Русского государства; освобождение Молдавии от уплаты дани России; назначение Д. Кантемира пожизненным господарем, невмешательство России во внутренние дела Молдавии. Д. Кантемир обязался выставить десятитысячное войско, содержание которого брала на себя Россия. В июне 1711 г. русская армия вступила в Молдавию и при поддержке населения заняла Яссы, Бырлад и другие города. Однако Прутский поход 1711 г. окончился неудачно для русской армии, и ей пришлось отступать из Молдавии. Вместе с русскими войсками Молдавию покинул Д. Кантемир с 11 тысячами молдаван, не желавших остаться под гнетом Турции. Вернувшись в Молдавию, турки разрушили города Галац и Бырлад, казнили активных сторонников России, продали в рабство тысячи местных жителей.
Летом 1739 г. русские войска, разбив турецкую армию у Ставучан, вновь вступили в Молдавию и заняли Хотим и Яссы. Население Молдавии радостно встречало своих освободителей. В Петербург была послана депутация с просьбой включить Молдавское княжество в состав Российской империи. Но под давлением Австрии, боявшейся усиления России, Молдавия была возвращена Турции.
Во время первой русско-турецкой войны 1768—1774 гг. Молдавия опять была освобождена русскими войсками. В русской армии действовали молдавские патриоты — гайдуки Андронаки Рудь, Александр Чекоя. В осаде Бендер принимал участие отряд молдавских добровольцев майора Тырка. Вновь в Петербург было послано прошение принять Молдавию в состав России. В Яссах был разработан проект будущего управления Молдавии под властью России.
В 1774 г. был подписан Кючук-Кайнарджийский мир между Турцией и Россией. Но добившись присоединения Молдавии к России, правительство Екатерины II получило от султанского правительства представления существенных льгот для молдавского населения: амнистии жителей Молдавии, воевавших на стороне России, и возвращения им земель и имущества; освобождения страны на два года от уплаты дани; отказа Турции от взимания контрибуции. Русский посол получил право ходатайствовать перед Портой по делам дунайских княжеств. Все это привело к некоторому ослаблению султанского гнета в Молдавии и усилило русское влияние в стране. Русский посол в Яссах должен был следить за выполнением Турцией этого договора.
В 1775 г., желая заручиться поддержкой Австрии против России, турецкое правительство уступило ей Буковину, населенную украинцами и молдаванами. В 1787 г. русские войска в четвертый раз вступили в пределы Молдавии. В 1791 г. в Яссах был заключен мир с Турцией, согласно которому России были переданы земли между Бугом и Днестром, в том числе часть территории Молдавии (нынешние районы Молдавской ССР: Слободзейский, Тираспольский, Григориопольский и Дубоссарский). Еще одна часть Молдавии по левому берегу Днестра (современные Рыбницкий и Каменский районы) была присоединена к России в 1793 г. Таким образом, в 90-х годах XVIII в. все левобережье Днестра вошло в состав России. Вновь присоединенные территории быстро заселялись. А. В. Суворов заложил крепость, вблизи которой был впоследствии основан город Тирасполь. Проводя колонизацию вновь присоединенного края, царское правительство раздавало лучшие земли русским помещикам и молдавским и валашским боярам, бывшим на русской службе.

Белоруссия

В начале XVIII в. народное хозяйство Белоруссии было в упадке. Военные действия во время Северной войны совершенно подорвали хозяйство страны. Большинство населенных пунктов было в запустении. В Панске в середине XVII в. было 4—5 тыс. дворов, к середине XVIII в. осталось всего 240 домов, в Витебске было лишь 226 заселенных дворов.
Один из современников оставил такое описание города Рогачева во второй половине XVII столетия: «Приблизившись к городу, мы увидали обыкновенную деревню... везде те же крестьянские хижины и корчмы, погруженные в вечную грязь и навоз. В пустом замке, заросшем высокой травой, (была) униатская церковь. Все бедное и ветхое».
Расхищение государственных земель и расширение крупного польского феодального землевладения происходило здесь особенно интенсивно. Князья Чарторыйские к середине XVIII в. захватили Гомельское, Усвятское и Подусвятское староства (королевские имения), где проживало 25 тыс. душ мужского пола; Сологуб завладел Езерищенским староством с населением в 12 тыс. душ мужского пола. Усиливалось также крупное церковное землевладение. Польские светские и духовные феодалы владели рядом городов: Огинские — Бешковичами и Слонимом; Рокицкие — Брагином и т. д.
По мере расширения крупного феодального землевладения, польская и ополяченная белорусская мелкая шляхта все более разорялась и ее зависимость от крупных магнатов возрастала. Средняя и мелкая польская и белорусская шляхта все же сохраняла свои сословные привилегии и жестоко эксплуатировала белорусское крестьянство; происходило расширение господской запашки и сокращение крестьянских наделов. Увеличивалась барщина, вместе с тем росли денежные платежи и многочисленные продуктовые оброки. Феодалы имели монополию на продажу соли, и крестьяне в принудительном порядке должны были приобретать ее у своих владельцев. Под страхом смертной казни они обязаны были за бесценок сдавать феодалам пеньку, лен, мед и воск. Все это приводило к обнищанию и разорению белорусского крестьянства. Феодальный гнет сопровождался национально-религиозным притеснением.
Ответом на это явились массовые выступления белорусского крестьянства против шляхты.
В начале XVIII в. антифеодальные волнения произошли в Слонимском старостве и Гродненском повете. Четыре года продолжалось вспыхнувшее в 1740 г. восстание крестьян и городской бедноты во владениях князей Радзивиллов в Кричевском старостве и прилегающих к нему местах. Во главе восстания стоял торговец воском Василий Вощилло, объявивший себя внуком Богдана Хмельницкого. Восстание было зверски подавлено, руководителей волнений зашили в медвежьи шкуры и бросили на растерзание собакам. «Кричев, — писал современник,— весь тогда был обагрен кровью, и расставленные по всем улицам на правом берегу Сожа виселицы и колья через несколько дней грозное и страшное представляли зрелище».
В результате первого раздела Польши в 1772 г. к России отошли белорусские земли к востоку от Днепра и севернее Западной Двины с городами Могилевым, Витебском и Полоцком. На этой территории жило 1277 тыс. человек. В административном отношении присоединенные к России белорусские земли вошли в состав Псковской (с 1776 г. Полоцкой) и Могилевской губерний. Присоединение восточной части Белоруссии к России способствовало преодолению разорения и упадка, до которого был доведен край хозяйничанием польских панов. В Могилевской губернии за 20 лет посевные площади выросли почти в пять раз. Стали развиваться вотчинные и купеческие мануфактуры, где использовался вольнонаемный труд. Оживились ремесла и торговля. Белоруссия постепенно вовлекалась в сферу действия всероссийского рынка, усилился торговый оборот с прибалтийскими портами, откуда белорусские товары вывозились в страны Прибалтики и Западной Европы. Экономический подъем привел к увеличению городского и местечкового населения, которое с 1773 г. по 1775 г. возросло почти на одну треть.
Присоединив к России восточную часть Белоруссии, царское правительство оставило в неприкосновенности существовавшие там крепостнические отношения. За польскими дворянами были сохранены все «права, вольности и преимущества». Жалованная грамота дворянству 1785 г. была распространена также на помещиков восточной части Белоруссии. Сохраняя польское помещичье землевладение, Екатерина II вместе с тем производила раздачи и русским дворянам. В Могилевской и Полоцкой губерниях русским помещикам было пожаловано три четверти числа крестьян, живших на бывших королевских землях. В Гомельском старостве свыше 11 тыс. крестьян было подарено фельдмаршалу П. А. Румянцеву в вечное потомственное владение.
Г. Д. Потемкину, П. В. Завадовскому, С. Г. Зорину и другим было роздано 124 тыс. крестьян.
После второго раздела Польши в 1793 г. к России перешла центральная часть Белоруссии с городами Минском, Борисовом, Слуцком, Мозырем, Пинском, новая граница между Россией и Речью Посполитой проходила по линии Двинск — Минск. Через два года, в 1795 г., в результате третьего раздела Польши к России отошла западная окраина Белоруссии. Таким образом, был завершен процесс воссоединения Белоруссии с Россией.

Прибалтика

К началу XVIII в. Эстония и восточная часть Латвии (Видземе) были под властью Швеции, а остальная Латвия (Латгалия и герцогство Курляндское) находилась в зависимости от Польши. После Ништадского мира 1721 г. Эстония и Видземе были включены в состав Российской империи, а Курляндия фактически превратилась в ее вассала. В 1772 г. к России была присоединена Латгалия, а в 1795 г. последний курляндский герцог Петр Бирон добровольно отрекся от престола, и Курляндия была включена в Российскую империю. Таким образом, завершилось объединение всей Латвии в составе Российской империи.
В административном отношении Северная Эстония входила в Эстляндскую губернию: южная Эстония с островом Саарема и Видземе составили Лифляндскую губернию; Латгалия была присоединена к Витебской губернии, а Курляндия преобразована в Курляндскую губернию.
Присоединение Прибалтики и превращение ее в «морские ворота» России благоприятствовало развитию торговли и ремесленного и мануфактурного производства. Важное значение в экономике края и России в целом имели прибрежные порты Таллин, Пярну, Нарва, а Рига в 1797 г. заняла по своим торговым оборотам второе после Петербурга место. Создались благоприятные условия для торговли хлебом и продовольствием, что способствовало росту товарного сельскохозяйственного производства.
После присоединения Эстонии и Латвии к России власть прибалтийско-немецких помещиков еще более укрепилась. Царское правительство подтвердило их прежние сословные привилегии; вернуло отобранные в конце XVII в. в щведскую казну дворянские владения, а затем постепенно передало дворянству почти все государственные имения. Из прибалтийско-немецкого дворянства назначался весь местный правительственный аппарат, и официальным языком в «Остзейских губерниях» был немецкий язык. Влияние прибалтийско-немецкого дворянства выходило за пределы края. Оно играло важную политическую роль при дворе, в государственном аппарате и армии царской России. Для положения эстонского и латышского крестьянства показательно, что по сравнению с XVII в. барщина увеличилась вдвое при значительном уменьшении площади крестьянских наделов. Как свидетельствовал депутат лифляндского дворянства О. фон Розен, крестьяне «всей своей личностью и телом в полной мере подчинены и принадлежат помещикам в качестве их имущества». Под давлением народных волнений лифляндское рыцарство было вынуждено по указанию царской администрации в 1775 г. пойти на некоторые уступки: крестьянам было предоставлено ограниченное право собственности на имущество и была признана необходимость нормировать феодальные повинности. Но помещики на деле не выполняли эти предписания.
В 1771 г. начались волнения в различных местах Лифляндии, подавленные баронами с помощью царских войск. В 1776 г. вспыхнули волнения латышей и эстонцев в Цесисском и Валмирском уездах. В 1784 г. в связи с введением подушной подати, сбор которой поручался помещикам, произошли крестьянские восстания более чем в 165 имениях в Лифляндии. В Цесисском уезде движение охватило 22 имения.
Один из судей Тартуского уезда писал: «Наши крестьяне и рабы в этой окрестности совсем взбесились; нет более никакого повиновения, и даже в тех местах, куда выезжал нижний земский суд, после его отъезда крестьяне неистовствуют, беснуются еще больше, чем перед этим... На меня самого мои взбесившиеся рабы напали с большими кольями, так что я совсем не осмеливаюсь возвратиться в свое имение, чтобы присматривать за хозяйством».
Для подавления восстания в Курляндию было двинуто три полка регулярной царской армии.
Бывший проездом в это время в Прибалтике Д. И. Фонвизин писал в письме к родным: «Мужики крепко воинским командам сопротивляются и, желая свергнуть с себя рабство, смерть ставят ни во что. Многих из них перестреляли, а раненые не дают перевязывать ран своих, решаясь лучше умереть, нежель возвратиться в рабство... Мужики против господ, а господа против них так остервенились, что ищут погибели друг друга».
К осени 1784 г. стихийные крестьянские восстания в Лифляндии были усмирены, но народ не покорился. Известный латышский публицист Г. Меркель писал в 1796 г.: «Народ уже перестал быть дворовой собакой, которая дает себя сажать на цепь. Он тигр, скрипящий зубами с молчаливым бешенством в своих цепях и выжидающий только минуты, когда можно будет разорвать их и смыть свой позор в крови. Явления, возвещающие это, бесчисленны, точно подземный гул при начале землетрясения».
Опасаясь новых восстаний, царское правительство было вынуждено требовать от помещиков, чтобы они не повышали крестьянских повинностей по своему усмотрению. В XVIII в. Литва входила в состав Речи Посполитой и хотя имела свои органы управления, но на деле была во власти польских феодалов.
Во время Северной войны Литва была ареной военных действий. Разрушения и разорение, причиненные войной, вызвали в стране голод. В целом по Литве умерла треть, а в провинции ее Жемайтии погибло до двух третей населения. Города обезлюдели, пахотные земли во многих местах превратились в пустоши. Только через 50 лет крестьяне смогли преодолеть тяжелые последствия войны.
Польские и литовские помещики стремились переложить на крестьянство всю тяжесть восстановления пришедших в упадок имений. Была усилена барщина. Наряду с обычной, так называемой недельной барщиной, когда крестьяне были обязаны работать определенное количество дней, широко практиковалась добавочная барщина, главным образом в страдную пору. Кроме того, с крестьян брали натуральный оброк, заставляли их молоть хлеб на господских мельницах, покупать водку на барских винокурнях, молотить помещичий хлеб, охранять имения.
Рост помещичьей эксплуатации вызывал различные формы крестьянского сопротивления: плохую работу на барских полях, бегство от помещиков и т. п. Крупные народные волнения произошли в Шауляйской экономии. В июле 1769 г. восставшие крестьяне деревни Ленкайчай захватили управляющего имением и разоружили местную полицию. Затем восстание охватило Йонишкис и Шауляй, где повстанцы создали свою власть, назвав ее командой, во главе с учителем Шимоном Александровичем. Йонишкисский и Шауляйский края находились в руках восставших до октября 1769 г., т. е. в течение трех месяцев. При помощи войск восстание было подавлено, а его руководители четвертованы. В 1775 г. происходили волнения в районе Паланги, а в 1788— 1791 гг. — в Шауляйской и других экономиях.
Польское восстание 1794 г., которым руководил Тадеуш Костюшко, охватило также всю Литву. Польско-литовские войска во главе с инженерным полковником Якубом Ясинским подняли восстание, поддержанное мелкой шляхтой и горожанами, и захватили Вильнюс. Власть в Литве перешла к восставшим. Для управления делами Великого княжества Литовского было создано местное правительство, названное Верховным Советом. Однако варшавское правительство, опасаясь отделения Литвы от Польши, не признало полномочия Верховного Совета и отозвало из Вильнюса Я. Ясинского.
Желая привлечь на свою сторону крестьян, Верховный Совет давал им довольно туманные обещания, но не решался провозгласить отмену крепостного права. Поэтому литовские крестьяне, сначала поддерживавшие восстание, стали от него отходить, и к осени 1794 г. оно было подавлено. По третьему разделу Польши большая часть Литвы отошла к России, а Занеманье — к Пруссии. В 1807 г. зта часть Литвы была включена в состав Российской империи.

Народы Среднего Поволжья, Приуралья и Сибири

Народы Среднего Поволжья — чуваши, удмурты, мари, мордва — жили главным образом на территориях, вошедших теперь в состав соответствующих автономных республик и в сопредельных местностях.
Татары были рассеяны по всему Поволжью с наибольшей концентрацией близ Казани.
На протяжении XVIII в. происходило перемещение значительной части коренного населения Поволжья на земли Башкирии, Заволжья, Прикаспия. В то же время Среднее Поволжье широко заселялось русскими крестьянами-переселенцами. Если в 1710 г. в Среднем Поволжье насчитывалось около одного миллиона душ мужского пола, из которых русские составляли около половины, то ко времени третьей ревизии (1761—1767 гг.) там проживало 1603 тыс. душ мужского пола, из которых свыше 70% приходилось на долю русского населения.
Не только значительные административные образования — губернии, уезды, волости, но и зачастую и отдельные селения имели смешанный, многонациональный состав населения.
Русские крестьяне-переселенцы, находившиеся на более высоком уровне хозяйственного и культурного развития, оказывали влияние на коренное население края.
Главным занятием коренного населения было земледелие. Господствующей системой земледелия было трехполье с правильным чередованием озими, яри и пара. Почти половину посевов составляла рожь и около одной пятой — овес.
В Чувашии и Мордовии большое развитие получило льноводство. Сельскохозяйственная техника и методы обработки земли были почти такие же, как и у русских крестьян. Обработку земли вели сохой, широко применялись также косули. На южных черноземных землях татары использовали тяжелые деревянные плуги «сабаны», требовавшие для работы четырех лошадей. Для распашки залежи и целины чуваши употребляли деревянные плуги «акапусты». Скотоводство не получило, кроме Татарии, широкого распространения. Мари, чуваши, мордва и удмурты славились как охотники. У удмуртов было развито производство деревянных изделий, у татар — выделка шерсти и кож, особенно юфти. Большое количество юфти вывозилось в Москву и за границу. Поволжье было прочно втянуто в сферу действия всероссийского рынка.
Часть чувашей, мордвы и небольшое количество татар были крепостными. Однако основную массу крепостного населения Поволжья составляли русские крестьяне, переведенные туда своими помещиками из других мест империи.
Большинство поволжского населения в XVIII в. составляли различные категории казенных крестьян: государственные (черносошные), ясашные, дворцовые (удельные), экономические (бывшие монастырские) и т. д. На их долю приходилось в Чувашии — 90%, в Татарии — 82,6%, в Мордовии — 53,9% всего крестьянского населения.
Основным налогом была подушная подать. В 1725 г. она была установлена в размере 70 коп. с каждой крестьянской души мужского пола, многим плательщикам приходилось уплачивать за малолетних, старых и увечных подушный оклад в четырехкратном и даже шестикратном размере.
Для государственных крестьян был установлен дополнительный налог в 40 коп., вместо оброка, который платили помещичьи крестьяне своим владельцам. На протяжении XVIII в. этот налог неуклонно повышался: в 1760—1767 гг. он был установлен в размере 1 руб. с души, в 1762—1767 гг. — 1 руб. 50 коп., с 1768 г. — 2 руб., с 1783 г. — 3 руб. Таким образом, за 23 года этот налог увеличился в 7,5 раз. Кроме того, широко практиковались натуральные провиантские сборы, денежные подати и ряд местных поборов. Царское правительство, помещики, монастыри и заводовладельцы обезземеливали местное население. Проводилась насильственная христианизация нерусского населения.
Значительное количество государственных крестьян было приписано к различным предприятиям. Организованное в Казани адмиралтейство нуждалось в большом количестве леса. Для его заготовки и сплава адмиралтейству были переданы десятки тысяч государственных (преимущественно нерусских) крестьян. Только по Казанской губернии их насчитывалось в 1718—1719 гг. 23 750 душ, что составляло около половины общего количества поволжских государственных крестьян в то время. В 1747 г. их было уже 44 739, в 1761 — 1766 гг. — 66 151, а в 1796 г. — 112 357 душ мужского пола.
Во второй половине XVIII в. был создан Камский железоделательный район и построены крупнейшие по тому времени Ижевский и Боткинский заводы. Владелец их, граф Шувалов, получил принадлежавшие удмуртам земли и 700 тыс. десятин леса. В качестве рабочей силы использовались 13 тыс. приписных крестьян. 18 тыс. поволжских крестьян было приписано к уральским горным заводам.
Большое распространение получило поташное производство. В Мордовии было более 40 поташных заводов. По мере истребления леса в одном месте эти заводы переносились в другие места. К поташным заводам было приписано 20700 местных крестьян.
В XVIII в. Башкирия была отсталой колониальной окраиной Роесийской империи. Коренное население края — башкиры составляли менее половины жителей, остальное многонациональное население Башкирии было представлено выходцами из Поволжья и внутренних губерний России: русскими, татарами, удмуртами, чувашами, мордвой и т. д.
По роду занятий башкирское население подразделялось на три группы: башкиры Осинской и отчасти Казанской дорог были оседлыми земледельцами; башкиры юго-восточной части Казанской и северо-западной части Ногайской и европейской части Сибирской дорог вели полуоседлый образ жизни, сочетая земледелие с полукочевым скотоводством; башкиры преобладающей части Ногайской и Зауральской части Сибирских дорог были кочевниками, основным занятием которых являлось скотоводство.
В башкирском обществе в течение XVIII в. сложилась своеобразная система феодальных отношений, характерными чертами которых были значительные пережитки родового быта и слабая личная зависимость крестьян от феодалов. Башкирские феодалы (тарханы, баи, абизы, муллы) распределяли кочевья, в их руках была сосредоточена военная, судебная, и духовная власть.
Политика царского правительства в Башкирии пережила несколько этапов. В начале XVIII в. царское правительство ограничивалось, как и в предыдущем столетии, в основном сбором ясака и военной службой башкир. К середине XVIII в. оно уже не довольствовалось этим, а стремилось подчинить своему контролю внутренние отношения в башкирском обществе: выборы старшин, деятельность духовенства. Широко практиковалась покупка, а фактически захваты башкирских земель русскими помещиками и заводовладельцами.
Были усилены военные мероприятия в крае. На границах Башкирии была сооружена Оренбургская линия, насчитывающая 32 крепости, вооруженные 5—6 орудиями каждая, и десятки более мелких укреплений. Башкиры были привлечены к военной службе на этой линии и, кроме того, широко использовались для участия в военных действиях на западе Российской империи, в частности в период Семилетней войны.
Для того чтобы разобщить многонациональное население края, царское правительство разжигало национальную вражду между башкирами, татарами, мордвой, а также другими отдельными группами пришлого населения.
К 1800 г. в крае существовало 39 действующих медеплавильных, доменных и передельных заводов. Из них 6 было сооружено в 1740—1750 гг., 21 — в 1757—1760 гг., 5 — в 1751—1770 гг., 2— в 1771 — 1780 гг. и 5 — в 1781 — 1790 гг.
В конце XVIII в. заводы, находившиеся в Башкирии, ежегодно выплавляли более одной трети железа и свыше половины меди, производившейся во всей Российской империи в этот период.
Заводовладельцы с помощью царского правительства захватывали башкирские земли и леса. Восемь горных заводов владели 862 тыс. десятин земель и лесов.
Большое количество башкирских земель было захвачено также русскими помещиками и чиновниками. В 1709—1711 и 1735— 1740 гг. в Башкирии происходили крупные восстания. Башкирские феодалы, используя стихийное возмущение народных масс колониальным гнетом царизма, стремились отказаться от русского подданства и придать движению антирусскую направленность.
В 1747 г. башкиры Сибирской и Осинской дорог, поддержанные мари, чувашами, удмуртами и татарами, восстали против русских и башкирских феодалов.
В 1755 г. почти вся Башкирия вновь была охвачена мощным антифеодальным движением. Для подавления этого восстания было двинуто 13 полков регулярной армии и 10 тыс. нерегулярных войск, предоставленных местными феодалами.
Несмотря на все попытки царского правительства разобщить и натравить друг на друга народы Поволжья и Приуралья, усиливающийся феодальный и колониальный гнет сплачивал их во главе с русским народом на совместную антифеодальную борьбу. Замечательным выражением этой крепнувшей солидарности народов России была крестьянская война 1773—1775 гг. под предводительством Е. И. Пугачева.
В первые дни восстания Е. И. Пугачев обратился с манифестами и указами к яицким казакам, казахам и башкирам. Он жаловал их «землями, водами, лесами, рыбными ловлями, жилищами... посевом, телом, пропитанием, рубашками, жалованьем, свинцом, порохом и провиантом, словом, всем тем, что вы желаете во всю жизнь нашу».
С отрядом из 500 всадников присоединился к Е. И. Пугачеву башкирский старшина Ногайской дороги Еман Сары Епаров, затем прибыл Кинзя Арсланов, которого Е. И. Пугачев произвел в полковники.
К отрядам пугачевского атамана А. Овчинникова в ноябре 1773 г. примкнули 1500 башкир, посланных башкирскими старшинами на помощь царским войскам. В числе их был герой башкирского народа Салават Юлаев.
Потерпев поражение под Татищевой крепостью и Оренбургом, Е. И. Пугачев в мае—июне 1774 г. ушел в Башкирию, где ему удалось вновь вызвать подъем народного движения и увеличить свою армию, главным образом за счет башкир, с 500 человек до 10 тысяч, причем с главными силами соединился трехтысячный отряд Салавата Юлаева.
Восстанием были охвачены три башкирские дороги: Осинская, Ногайская и Симбирская. Движение башкир продолжалось и после ухода Е. И. Пугачева в Поволжье. В июле—ноябре 1774 г. восставшие башкиры окружили и блокировали Уфу и много крепостей и заводов. Восстанием руководили Салават Юлаев и его отец Юлай Азналин.
Лишь в конце 1774 г., после того как были разгромлены главные силы Е. И. Пугачева, царскому правительству удалось подавить восстание в Башкирии. Тысячи башкир были казнены. Салават Юлаев и его отец были сосланы на вечную каторгу в Рогервик (Эстонию).
Задолго до появления главных сил Пугачева в Поволжье там развернулось повсеместное движение, в котором наряду с русскими крестьянами активное участие приняли татары, чуваши, мари, удмурты, мордва. К восстанию присоединились некоторые заводы, в том числе Ижевский и Боткинский, снабжавшие оружием пугачевцев. Руководивший подавлением восстания князь Ф. Ф. Щербатов писал о чувашах, что «все их селения наполняются бунтом и что готовы они исполнить все для злодея» (Е. И. Пугачева. — Автор.) Начальник карательного отряда полковник И. И. Михельсон сообщал об удмуртах (вотяках): «Сии злодеи почти до единого склонны к бунту, кроме купцов, и отвечают, что они от малого до большого ждут, как отца, злодея Пугачева».
На правом берегу Волги летом 1774 г. действовало 50 крестьянских отрядов, причем некоторые из них имели численность в 3—4 тыс. человек и насчитывали на вооружении до 74 орудий.
Восставшие уничтожили 2750 дворян и чиновников и 237 человек из числа духовенства. В боях восставшие крестьяне потеряли до 10 тыс. убитыми.
В составе войск Пугачева воевали крупные самостоятельные национальные отряды: марийцев — Мендеева, Ахмера Агеева, Юкея Егорова; татар — Мясогута Гумерова, Мусая Мустафина, Идера Бахмутова, Мусы Алиева, Садыкова; мордвы — Петра Евстафеева, литейщика Савелия Мартынова, Михаила Евстафьева, которого Е. И. Пугачев произвел в полковники, Якова Иванова; удмуртов — ижевского молотобойца Егора Слатина и др.
Восстание в Поволжье было жестоко подавлено.
В XVIII в., как и в предыдущее столетие, происходило дальнейшее расширение границ России в районах Сибири и Дальнего Востока. В состав империи были включены Чукотский полуостров, Камчатка, Курильские острова и Аляска.
В 1756—1757 гг. маньчжурские войска заняли Джунгарию и подвергли страну разгрому и опустошению. Спасаясь от гибели, население Южного Алтая в 1757 г. обратилось с просьбой о принятии в русское подданство. В 1758 г. с согласия китайского правительства было осуществлено присоединение Южного Алтая к России.
Для закрепления за Россией новых территорий и охраны границ были сооружены крепости и укрепленные линии: Анадырская крепость (1727 г.), Гижигинская крепость (1757 г.), укрепленная линия от Звериноголовской крепости на реке Тоболе до Усть-Каменогорска; Колывань-Кузнецкая линия в Западной Сибири и т. д.
Заселение Сибири осуществлялось посредством вольной крестьянской колонизации, а также переселения военных служилых людей и ссыльнопоселенцев: из числа помещичьих крестьян, направленных владельцами в Сибирь в зачет рекрутов; участников волнений крестьян и работных людей; донских казаков и запорожцев; участников восстаний в Польше, Литве, Белоруссии в 1793—1795 гг. и т. д. К концу XVIII в. русских (за исключением Иркутской губернии и Камчатки) было уже около 576 тыс. человек, или 81% всего населения Сибири.
В 1704 г. был построен Нерчинский сереброплавильный завод. В дальнейшем возник ряд железоделательных и медеплавильных заводов, Иркутская суконная мануфактура. На Алтае было сооружено 7 казенных заводов и т. д.
В качестве рабочей силы использовалось приписанное к заводам местное крестьянское население, а также ссыльные и каторжане. Алтайский край вместе с находившимися там заводами был в собственности удельного ведомства, т. е. непосредственно царской семьи.
Многонациональное коренное население Сибири находилось на различных ступенях общественного развития. У ительменов, чукчей, коряков, айнов, юкагиров и частично эвенков сохранился первобытнообщинный строй. У якутов, бурят, тувинцев, алтайцев возникли и развились феодально-патриархальные отношения. Под влиянием русских крестьян среди бурят и якутов значительное распространение получило земледелие. Народы Севера и Северо-Востока занимались кочевым оленеводством, охотой, рыболовством.
Царское правительство в своей колониальной политике опиралось на местную феодальную и родоплеменную знать (тойонов). Население облагалось ясаком, т. е. данью — пушниной, и должно было выполнять различные повинности по указаниям местной администрации. Проводилась насильственная христианизация.
Присоединение Анадыря и Чукотки к России сопровождалось многолетними войнами с местными племенами, не желавшими покоряться колонизаторам. Лишь к концу 70-х годов XVII в. сопротивление чукчей, камчадалов и коряков было сломлено. Немалую роль в этом сыграли разжигаемые царским правительством междоусобные войны между чукчами, коряками, юкагирами.
После окончания военных действий с чукчами и коряками установились мирные отношения. Царское правительство значительно снизило взимаемый с них ясак. Начала развиваться торговля. Русские купцы, используя неэквивалентный обмен и ростовщичество, разоряли коренное население.
Присоединение к России и усиление экономических связей с ней способствовало переходу ряда народов Сибири от патриархально-родовых к более прогрессивным феодальным отношениям.

Казахстан и Средняя Азия

В XVIII в. на территории Казахстана не было единого централизованного государства. Казахские племена кочевали в трех хозяйственно-географических районах («жузах»): Старшем (Улу-жузе) в Семиречье, Среднем (Орта-жузе) в Центральном Казахстане и Младшем (Кши-жузе) в Западном Казахстане.
На территории этих жузов находились враждующие между собой феодальные ханства. Главным занятием казахов было кочевое скотоводство. Казахи вели довольно оживленную торговлю с Бухарой, Хивой, Ургенчем, Туркменией, Каракалпакией и особенно с Россией. В казахском обществе господствовали феодально-патриархальные отношения с многими пережитками родового строя. Казахские крестьяне выполняли в пользу своих феодалов — ханов, султанов, баез — натуральные повинности и платили налоги: скотоводы — одну двадцатую часть скота, земледельцы — десятую часть урожая.
В Западной Монголии и на территории Восточного и Юго-Восточного Казахстана образовалось сильное Джунгарское (калмыцкое) государство, стремившееся покорить Казахстан и народы Средней Азии. В 1718 г. джунгары нанесли поражение казахам Среднего жуза на реках Аягуз и Арысь. В 1723 г. они вторглись в долину реки Талас и покорили тамошнее киргизское и казахское население.
В 1724—1725 гг. джунгарам удалось захватить города Ташкент, Туркестан и Сайран. Казахи были вынуждены откочевать на северо-запад, ближе к русским границам.
В 1728 г. объединенные отряды всех трех казахских жузов во главе с ханом Абулхаиром нанесли джунгарам поражения на реке Буланты и в районе озера Балхаш.
К началу 30-х годов XVIII в. Старший жуз по-прежнему оставался под властью Джунгарии. В Младшем и Среднем жузах не прекращалась борьба за власть между отдельными потомками ханских родов. Особенно трудным было положение Младшего жуза, которому пришлось одновременно воевать с пятью противниками: Джунгарией, калмыками, башкирами, Хивой и Бухарой. Поэтому Абулхаир-хан и большинство старейшин Младшего жуза перешли в 1731 г. в подданство России. В 1740 г. добровольно присоединилась к России большая часть казахов Среднего жуза. В 1742 г. вопреки сопротивлению Джунгарии и ряда казахских феодалов четырем казахским родам Старшего жуза удалось перейти в подданство России. Часть территории Среднего и Старшего жузов были в 1756 г. захвачены Китаем, а южная территория Старшего жуза — Кокандским ханством. Присоединение Младшего и Среднего казахских жузов к России уменьшило феодальные усобицы, повлекло за собой расширение торговых и экономических связей с русским народом, усилило переход казахов-кочевников к оседлости и земледелию. Во время крестьянской войны 1773—1775 гг. под предводительством Е. И. Пугачева казахские феодалы — хан Младшего жуза Нурали-хан и Среднего жуза Аблай, большинство султанов и баев — сохранили верность царскому правительству. Вместе с тем трудящиеся казахи активно участвовали в восстании. Казахи Среднего и Младшего жузов сражались в пугачевских отрядах, действовавших под Оренбургом и в районе уральских горных заводов. Отрядам пугачевского атамана А. Овчинникова, осаждавшим и взявшим город Гурьев, активно содействовали казахи Младшего жуза. В то же время трудящиеся казахи боролись против «своих» феодалов. В 1775 г. по просьбе хана Нурали в Младший жуз был прислан царский карательный отряд, сурово расправившийся с восставшими.
В 1783—1797 гг. в Младшем жузе против местных феодалов и колониальной политики царизма неоднократно вспыхивали народные восстания. Предводителем восставших был участник пугачевского восстания батыр Срым Датов. После упорной четырнадцатилетней борьбы это движение было подавлено казахскими феодалами при содействии царской администрации.
Народы Средней Азии переживали различные стадии социально-экономического развития. У оседлых узбеков, таджиков сложились вполне развитые феодальные отношения.
Существовали государственная, честная («мульковая») и «вакуфная» (принадлежавшая духовенству) формы феодальной собственности на ирригационные сооружения, воду, землю. Налоги и многочисленные поборы в пользу ханов, беков и других феодалов поглощали более двух третей урожая, собираемого с крестьянских полей.
У полукочевых и кочевых узбеков, туркменов и киргизов господствовали патриархально-феодальные отношения. В ряде мест Средней Азии сохранилось рабство.
Лишь незначительная часть территории Средней Азии была заселена и обработана. Многие районы древнего орошения в XVIII в. были заброшены жителями ввиду иноземных нашествий и феодальных усобиц.
Орудия труда были: омач — однозубая соха, мала — деревянная борона, кетмень — мотыга и т. д.
Однако во второй половине XVIII в. в Средней Азии наблюдается некоторый экономический подъем, нашедший свое выражение прежде всего в восстановлении и расширении ирригации. Особенно значительно выросла ирригация Ферганы: были построены крупные оросительные каналы в бассейне рек Нарына и Кара-Дарьи. С 50-х годов XVIII в. началось восстановление оросительной системы Зеравшана. В 60—70-х годах XVIII в. были сооружены оросительные каналы в бассейне реки Аму-Дарьи и построены плотины на протоках, впадающих в озеро Даукара. В районах орошаемых земель проживало большинство населения Средней Азии. Основной хозяйственной деятельностью были земледелие, виноградарство, садоводство и хлопководство.
Строительство оросительных систем было подлинным трудовым подвигом народов Средней Азии. Работы производились вручную кетменями, стоили народным массам чрезвычайных трудов и лишений. Головные и водоотливные сооружения, плотины из земли и хвороста требовали больших ежегодных восстановительных работ. Нередко местные феодалы разрушали и перегораживали оросительные системы, чтобы подчинить своей власти непокорные области и племена. Бухарский эмир Мухаммед Рахим оставил без воды Шахрисябз, его преемник Шах Мурад дважды разрушал Мервскую плотину, хивинские ханы неоднократно уничтожали каналы туркменов-йомутов.
Среди кочевых и полукочевых узбеков, туркменов и отчасти киргизов наблюдался постепенный переход от скотоводства, и кочевания к оседлому быту и земледелию. Переходившие к оседлости узбеки поселялись в долинах рек Кашка-Дарьи, Сурхан-Дарьи, Зеравшана, а также в Ферганской долине и Хорезме. Туркмены селились в Прикопетдагской долине, в Ахале, Хорезме и оазисах Южного Туркменистана. Земледелие среди киргизов имело место в Иссык-Кульской котловине, по рекам Чу и Талас и повсюду в горах, где это позволяли местные условия. Не только внутри ханств, но и в других странах Азии и в России существовал значительный спрос на ткани, ковры и различные изделия среднеазиатских ремесленников. Это обусловливало развитие ремесел и рост ряда городов со значительным ремесленным населением, работающим главным образом на вывоз: Ташкента, Бухары, Коканда, Андижана, Маргелана и т. д.
Ремесленное население было организовано в цехи, деятельность которых строго регламентировалась особыми «рисаля» (уставами). Ремесленники подвергались жестокой эксплуатации со стороны феодалов, торговцев и рабовладельцев.
В 1758—1760 гг. из Средней Азии в Россию вывозилось ежегодно товаров на 275 тыс. руб. серебром, а обратно, т. е. из России в Среднюю Азию, на 288 тыс. руб. серебром.
В политическом отношении Средняя Азия была раздроблена на три крупных узбекских ханства: Бухарское, Хивинское, Кокандское, и ряд более мелких феодальных владений. Это были слабые государственные образования, не имевшие сколько-нибудь стабильной территории, находящиеся в состоянии частых войн друг с другом и переживавшие постоянные феодальные междоусобицы. Во второй половине XVIII в. между этими тремя ханствами шла упорная борьба за господство в Средней Азии. Такие богатые города и области, как Ташкент, Ходжент, Ура-Тюбе, Мерв, Джизак и многие другие, были ареной ожесточенных военных действий и неоднократно переходили из рук в руки, что существенно подрывало их экономику.
Неоднократно подвергалась Средняя Азия нападениям внешних врагов: в 1735—1747 гг. войска иранского завоевателя Надир-шаха и его сына Риза-Кули-Мирзы пытались покорить Бухару и Хиву. Однако в Хиве и Бухаре восстания и перевороты следовали один за другим. Туркмены не подчинялись ни одному из правителей Хореама, поставленных Надир-шахом. После распада в 1747 г. государства Надир-шаха Средняя Азия освободилась от иранского ига.
В первой половине XVIII в., желая прекратить феодальные войны и усобицы и получить защиту от иноземных завоевателей, народы Средней Азии пытались добровольно присоединиться к России. В 1700 г. хивинский хан Шах-Ниаз (умер в 1702 г.), ведя неудачную войну с бухарским эмиром, обратился с просьбой принять его страну в русское подданство. С таким же предложением выступил в 1709 г. его преемник Араб-Мухаммед. Петр I дал согласие на это. «Повелели, — писал он, — его, хана, со всем сущим под его владением, принять под царскую руку в вечное подданство». Однако осуществить на деле русский протекторат над Хивой не удалось.
В 1722 г. с прошением о принятии в русское подданство обратились каракалпаки, которые затем в 1733 г. и 1742—1743 гг. вновь возобновляли свои просьбы. В 1745 г. с подобными ходатайствами обращались мангышлакские туркмены.
В силу территориальной отдаленности и отсутствия общих границ, со второй половины XVIII в. отношения России с народами Средней Азии ограничивались главным образом торговлей и эпизодической посылкой научных экспедиций и дипломатических миссий.

Закавказье

Многовековой гнет иранских завоевателей и султанской Турции тормозил развитие производственных сил Закавказья. Завоеватели разжигали междоусобные войны и были заинтересованы в феодальной раздробленности, экономической отсталости и военной слабости порабощенных народов.
Огромные природные богатства оставались неразработанными, промышленность не вышла из стадии ремесленного производства, сельское хозяйство велось примитивно и носило в основном натуральный характер, торговля пришла в упадок.
Основным занятием азербайджанцев, армян, грузин было земледелие. Крестьяне выращивали зерновые культуры, хлопок, табак. Значительное развитие получили садоводство, виноградарство, шелководство, животноводство.
Феодальный способ производства в Азербайджане, Армении и Грузии проявлялся в различных формах. В Азербайджане и Армении феодалы широко практиковали захват общинных крестьянских земель, эксплуатировали феодально зависимое население. Однако крестьяне там юридически не были закрепощены и феодал не имел права купли и продажи крестьян.
Крестьяне обязаны были пятую часть урожая отдавать в пользу шаха, султана, ханов, меликов. Крестьяне, жившие на землях помещиков (мулькадеров), отдавали им десятую часть урожая, выполняли различные повинности и считались низшим сословием.
Крестьяне подразделялись на две категории: раятов, — имевших свое хозяйство, и ранчпаров, — не имевших хозяйства и вынужденных поэтому работать на земле феодалов.
В Грузии крестьяне с XVIII в. были окончательно закрепощены феодалами и состояли из различных категорий крепостных: крестьяне наследственные, пожалованные, купленные и т. д.
Для социальных отношений в Грузии XVIII в. был характерен процесс уничтожения различий между отдельными категориями крестьян и усиление их зависимости от феодалов («Дидебули» — крупных помещиков, «тавадов» — князей и «азнаури» — дворянства). Непрерывно росли также налоги и повинности в пользу царской власти.
В Тбилиси, Баку, Ереване и других городах насчитывалось более 110 ремесленных профессий. Закавказские ремесленники — оружейники, ювелиры, сукноделы, ткачи — были известны во всей Азии. Они объединялись в ремесленные союзы (акмары). Существовали также и купеческие акмары. Однако натуральный характер хозяйства и слабые рыночные связи препятствовали развитию капиталистических отношений.
История Азербайджана, Грузии и Армении складывалась по-разному.
После ухода русских войск в 1735 г. из Баку в Дербент Азербайджан вновь оказался под властью иранских феодалов, возглавляемых Надир-шахом. В результате опустошительных военных действий, налогов и поборов крестьяне и ремесленники разорялись и голодали. Пришли в упадок хлопководство и виноградарство.
В 30-х годах в Азербайджане, как и в других местностях Кавказа, захваченных Надир-шахом, развернулось активное национально-освободительное движение. В ходе этой борьбы шахские войска терпели поражения. Погиб брат Надир-шаха Ибрагим-хан, руководивший карательными отрядами.
В 1743—1744 гг. восстание охватило почти весь Азербайджан и Дагестан. Восставшие захватили Агсу (центр Шемахи) и Дербент. На подавление их выступил Надир-шах во главе 100-тысячной армии. В районе Агсу Надир-шах приказал соорудить башню из отрубленных голов захваченных в плен повстанцев, применялось ослепление пленных. 14 манов (56 килограммов) вырванных глаз было взвешено и отправлено в качестве трофея в шахскую столицу. При подавлении восстания в Ширване было убито 15 тыс. человек. Шемаха, которая насчитывала в середине XVII в. 50 тыс. жителей, почти опустела.
После четырех карательных походов Надир-шаха восстание в Азербайджане и Дагестане было подавлено. Однако отдельные очаги его так и не удалось уничтожить. Свыше четырех месяцев Надир-шах не мог сломить героическое сопротивление восставших в крепости Галасан-Геросан. После безуспешной осады шахские войска были вынуждены отступить.
В 1747 г. Надир-шах был убит во время дворцового переворота и его государство, державшееся силой оружия, рухнуло. После этого на территории Азербайджана образовалось более двух десятков мелких феодальных владений — ханств, меликств. Государства эти были экономически очень слабы и находились в состоянии непрерывной междоусобной войны, разжигаемой Турцией и Ираном.
В конце XVIII в. в Карабахском и Кубинском ханствах усилились стремления к добровольному присоединению к России. В 1787 г. был заключен торговый договор России с Кубинским ханством, а в 1787 г. тамошний владетель Фатали-хан обратился с просьбой к Екатерине II «о принятии меня со всем подвластным мне народом и провинциями в высочайшую зависимость». Несколько раньше, в 1783 г., с аналогичной просьбой обратился и карабахский хан Ибрагим-халил.
В 1796 г. русская армия во главе с В. Зубовым выступила против иранского шаха Ага-Мухаммед-Хана и при поддержке азербайджанского населения заняла Дербент, Кубу, Баку и Шемаху. Однако в конце 1796 г. император Павел I отозвал русские войска из Азербайджана. Присоединение Азербайджана, к России удалось осуществить лишь в начале XIX в.
В конце первой четверти XVIII в., опасаясь, что Картли и Кахети заключат союз с Россией, Турция ввела туда войска и установила свое господство, продолжавшееся с 1723 г. по 1735 г. С начала 30-х годов Грузия вновь превратилась в театр военных действий между Турцией и Ираном. В этот период погибло около 75 тыс. грузин; было выселено в Турцию 1500 семейств. Еще большее количество мирных жителей захватили иранцы: из округа князей Аваловых в Верхней Картли они увели в плен 5000 душ, из округа Сацициапо — 500 семейств, из Ксанского эриставства — 1000 душ.
В 1735 г. Надир-шах победил турок и присоединил Картли и Кахети к Ирану. Грузинские феодалы примкнули к Надир-шаху, считая присоединение к Ирану меньшим злом по сравнению с турецким владычеством. Однако Надир-шах ввел в Грузии порядки, которые оказались не легче турецких. Иранцы обложили страну огромной по тем временам данью в 100 тыс. туманов и возложили на Грузию обязанность снабжать продовольствием и скотом шахские войска, действовавшие в Дагестане и Азербайджане. Шахские чиновники произвели перепись населения и обложили его тяжелыми налогами.
Один из современников писал: «В результате последней переписи много людей выселилось, много земель опустошилось. Многие сами вырубали и уничтожали виноградники и сады». В стране начался голод. В ряде мест происходили крестьянские восстания против завоевателей и собственных феодалов.
Для того чтобы удержать Грузию в своих руках, Надир-шах пошел на некоторые политические уступки. В 1744 г. царем Картли сделался Теймураз, а его сын Ираклий стал царем Кахети. В 1762 г. Ираклий объединил под своей властью Картли и Кахети в единое Восточно-Грузинское царство, ставшее сильнейшим в Закавказье. Ему удалось прекратить набеги лезгин и подчинить своей власти часть Армении и Азербайджана (Ериванское, Ганджинское и Нахичеванское ханства). В 1790 г. Ираклий II, имеретинский царь Соломон и ряд грузинских феодальных владетелей заключили между собой договор о союзе и взаимопомощи.
Правительство Ираклия II предприняло некоторые реформы. Была запрещена продажа крестьян без земли и продажа членов одной семьи разным владельцам, отпускались на свободу крепостные, спасшиеся без чужой помощи из плена. Было уничтожено несколько крупных феодальных владений — эриставств. В 1774 г. были заложены основы горнорудной промышленности и в районе Ахтали и Алаверды были открыты серебряные и медные рудники. Были основаны промышленные предприятия: оружейные мастерские, суконная мануфактура, стекольно-хрустальные и зеркальные заводы. Большое внимание уделялось производству сахара. Были усовершенствованы чеканка монеты и книгопечатание. Принимались меры, поощряющие торговлю и ремесла. Приводились в порядок разрушенные оросительные системы и создавались новые.
Важнейшей реформой правительства Ираклия II было создание ополчения «мориге», в котором ежегодно в течение месяца должно было служить все годное к военной службе мужское население. Это позволяло постоянно иметь под ружьем около 5000 воинов и в случае необходимости быстро доводить царскую армию до нескольких десятков тысяч человек.
Однако эти прогрессивные мероприятия тормозились противодействием феодальных владетелей (тавадов), интригами и непрерывной угрозой вторжения со стороны Турции и Ирана.
В течение второй половины XVIII в. постоянно усиливались политические, экономические и культурные связи Грузии с Россией. Во время первой русско-турецкой войны 1768—1774 гг. грузинское ополчение сражалось на стороне русских войск и оказывало им серьезную помощь. В 1783 г. Восточная Грузия заключила с Россией Георгиевский трактат, согласно которому Картли и Кахети переходили под русский протекторат. В соответствии с этим договором в страну были введены русские войска, остававшиеся там до 1787 г., когда в связи со второй русско-турецкой войной они были выведены из страны, так как Ираклий II объявил о своем нейтралитете.
Крупные феодалы были недовольны укреплением центральной правительственен власти, поэтому, используя разногласия внутри царской семьи и раздоры между царевичами, они добились принятия реакционных законов, ослаблявших Восточно-Грузинское государство. Было ликвидировано войско мориге. Этим воспользовались иранские завоеватели. В 1795 г. шах Ага-Мухаммед-хан вместе с враждебными Ираклию II феодалами захватил вассальные Грузии районы Армении и 13 сентября 1795 г. ворвался в Тбилиси. Город был разграблен и разрушен дотла. Один из современников писал: «Пройдя в Тифлис через Тапитагские ворота, я еще более ужаснулся, увидев даже женщин и младенцев, посеченных мечами неприятеля, не говоря уже о мужчинах, которых в одной башне нашел я, на глазомер, около тысячи трупов. Город почти был выжжен и еще дымился, и воздух от гниющих убитых тел, по жаркому времени, был совершенно несносен и даже заразителен». Из столицы было уведено в плен 3000 жителей, из других мест иранцы угнали 10 тыс. человек, еще около 10 тыс. захватили их союзники и почти столько же эмигрировало в Турцию. Население страны уменьшилось почти на половину (с 61 тыс. до 35 тыс. семейств).
Последний восточно-грузинский царь, Георгий II, чтобы спасти страну от полного уничтожения, обратился к русскому правительству с просьбой об окончательном присоединении Картли и Кахети к России. 12 сентября 1801 г. манифестом Александра I было провозглашено включение Восточной Грузии в состав Российской империи.
Во второй половине XVIII в. Армения по-прежнему оставалась поделенной между Ираном и Турцией. После распада державы Надир-шаха власть Ирана над Восточной Арменией ослабела. Северные и северо-восточные территории Армении (Лори и др.) подчинялись царю Восточной Грузии, а юго-восточные области (Занзегур, Капан, Мегри) оказались под властью Карабахского ханства, большая часть Восточной Армении вошла в состав Ереванского ханства. Западная Армения, находившаяся под властью Турции, была разбита на ряд пашалыков (областей).
Междоусобицы и смуты, происходившие в Иране в течение всего XVIII в., приводили к массовой эмиграции армянского населения. Особенный упадок переживала Новая Джульфа, почти совершенно обезлюдевшая в результате многолетних разграблений и опустошений. Армяне переселялись в Индию и Россию.
После персидского похода Петра I в Россию перебралось много армян из Карабаха. В дальнейшем в Россию переселилось значительное количество армян из других районов Закавказья и Грузии. Армянские колонии были в Москве, Астрахани, в ряде мест Северного Кавказа. В 1774 г. русским правительством в устье Дона был основан населенный приезжими армянами город Новый Нахичеван. Армянские эмигранты, находившиеся в России, Индии и других странах, занимались главным образом ремеслом и торговлей.
Среди армянских колонистов в различных странах во второй половине XVIII в. зарождается движение за освобождение Армении от иранского и турецкого ига и возрождение сильного и независимого армянского государства.
Инициатором этого движения был выдающийся армянский патриот Иосиф Эмин (1726—1791). В 1759 г. Эмин прибыл из Индии в Армению. В 1760 г. он отправился в Петербург, рассчитывая заручиться поддержкой России. Программа И. Эмина предусматривала создание федеративного армяно-грузинского государства под покровительством России. План этот был поддержан русским канцлером Воронцовым. В 1763 г. И. Эмин с отрядом астраханских армян-добровольцев прибыл в Грузию. Опасаясь внешнеполитических осложнений, Ираклий II не рискнул оказать армянским деятелям вооруженную поддержку и выслал И. Эмина из Грузии.
Во время первой русско-турецкой войны 1768—1774 гг. армянское освободительное движение, возглавляемое священником Овнаном, вновь активизировалось. Восстание предполагалось приурочить к вступлению русских и грузинских войск в Западную Армению. Однако осуществить этот план не удалось.
В освободительном армянском движении в это время господствовало два направления: радикально-буржуазное (представленное индийскими армянами во главе с М. Шаамиряном), стремившееся создать армянскую республику, где церковь была бы отделена от государства и упразднялись сословные привилегии, крепостничество и все другие формы феодальной зависимости, и консервативно-феодальное (возглавляемое эчмиадзинской церковной верхушкой во главе с архиепископом И. Аргутинским), требовавшее создания армянского государства с дворянско-монархическим строем.
Последняя группа была поддержана русским правительством, и в 1780—1782 гг. ее представители вели в Астрахани переговоры с генералами А. В. Суворовым и Г. Потемкиным. В 1784 г. жители Еревана обратились к Екатерине II с письмом, в котором сообщали, что «армяне ожидают российских войск и готовы присоединиться к ним, коль скоро в тот край оные прибудут».
Когда в 1796 г. русские войска начали военные действия против иранского шаха Ага-Мухаммед-хана, армянское население всячески им помогало. Однако вскоре русские войска были выведены из Закавказья.