Передовая русская общественная мысль. А.Н.Радищев


вернуться в оглавление книги...

"Очерки истории СССР. ХVIII век", под ред. Б. Б. Кафенгауза
Москва, 1962 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Передовая русская общественная мысль.
А. Н. Радищев


Во второй половине XVIII в. Россия превратилась в один из центров передовой просветительской мысли. Русские просветители боролись за ограничение произвола самодержавия и крепостников-помещиков, за распространение просвещения в стране, и прежде всего среди горожан и крестьянства, за демократизацию науки. Их деятельность подрывала феодально-крепостнические устои. Но в отличие от первого дворянского революционера А. Н. Радищева, на формирование воззрений которого они оказали большое влияние, и революционных разночинцев XIX столетия, которых В. И. Ленин также называл просветителями, русские просветители XVIII в. не были революционерами и считали, что распространение знания и передовых идей само по себе достаточно для искоренения всех общественных пороков.
К числу просветителей того времени относилась группа видных профессоров Московского университета: философы Н. Н. Поповский (1730—1760), Д. С. Аничков (1733—1788); правоведы С. Е. Десницкий (ум. в 1789 г.), И. А. Третьяков (1735—1779); филолог А. А. Барсов (1730—1791) и др. К ним примыкали и естествоиспытатель А. А. Каверзнев (1748 —нач. XIX в.), историк П. А. Словцов (1767—1843), философ Я. П. Козельский (1735— нач. XIX в.) и целый ряд выдающихся писателей — Д. И. Фонвизин, И. А. Крылов, Н. И. Новиков.
Деятельность русских просветителей XVIII в. протекала в ожесточенной борьбе с консервативной и реакционной идеологией. Поэтому Д. С. Аничкову и Н. И. Новикову пришлось поплатиться за свои идеи и деятельность тюрьмой и ссылкой; произведения Н. Н. Поповского, Я. П. Козельского, А. Я. Поленова долгие годы не разрешались царской цензурой или вообще не вышли в свет; диссертации А. С. Аничкова «Рассуждение из натуральной богословии о начале и происхождении натурального богопочитания» и А. А. Каверзнева «Философские рассуждения о перерождении животных» так же, как и многие новиковские издания, были сожжены рукой палача. Прогрессивная деятельность русских просветителей сыграла положительную роль в формировании передовой общественной мысли страны.
Крупнейшим представителем передовой русской общественной мысли конца XVIII в. был Александр Николаевич Радищев (1749—1802). В «Житии Федора Ушакова» он развивал материалистические традиции русской философии в таких важнейших вопросах, как отношение бытия и сознания, время и пространство, движение материи и т. д. В «Описании моего владения» и ряде других трудов, посвященных политической экономии, он доказывал, что «труд является источником народного богатства, и крепостничество бесперспективно». Крестьяне имеют право на землю и свободный труд. В «Беседе о том, что есть сын отечества» он сформулировал свое революционное понимание патриотизма. По его словам, помещики, «притеснители и злодеи человечества», не могут быть патриотами, и высокой чести называться истинными патриотами заслуживают лишь «те, кто борется за свободу и права народа и всем жертвует для блага оново».
В своих примечаниях к переводу сочинения Мабли «Размышления о греческой истории» А. Н. Радищев говорил о «самодержавстве» как «наипротивнейшем человеческому естеству состоянии». Он признавал право народа карать «неправосудие государя». Эта мысль была ярко выражена им в оде «Вольность»:
Возникнет рать повсюду бранна,
Надежда всех вооружит;
В крови мучителя венчанна
Омыть свой стыд уж всяк спешит
Меч остр, я зрю везде сверкает,
В различных видах смерть летает;
Над гордою главой паря.
Ликуйте склепанны народы,
Се право мщенное природы
На плаху возвело царя.

Екатерина II поняла антимонархическую и республиканскую направленность этого произведения: «Ода совершенно явно и ясно бунтовская, где царям грозится плахою... Сии страницы суть криминального направления, совершенно бунтовские».
А. Н. Радищев выступил также против союзника самодержавия — церкви:
Власть царска веру охраняет,
Власть царску вера утверждает;
Союзно общество гнетут.
Одно сковать рассудок тщится,
Другое волю стерть стремится;
«На пользу общую», — рекут.

А. Н. Радищев был врагом крепостничества. В «Путешествии из Петербурга в Москву» он писал: «...Человек родится в мир равен во всем другому.— Все одинаковые имеем члены, все имеем разум и волю. Следственно, человек без отношения к обществу, есть существо ни от кого не зависящее в своих деяниях... Следственно, тот, кто восхощет его лишить пользы гражданского звания, есть его враг».
А. Н. Радищев обличал произвол и эксплуатацию помещиками крепостных крестьян: «Тут,— писал он,— видна алчность дворянства, грабеж, мучительство наше и беззащитное нищеты состояние.— Звери алчные, пиявицы ненасытные, что крестьянину мы оставляем? — То, что отнять не можем — воздух. Да, один воздух».
А. Н. Радищев был уверен в неизбежности уничтожения крепостничества революционным путем: «Прорвав оплот единожды, ничто уже в различии его противиться ему не возможет. Таковы суть братия наши, во узах нами содержимые. Ждут случая и часа. Колокол ударяет. И се пагуба разливается быстротечно. Мы узрим окрест нас меч и отраву. Смерть и пожигание, нам будет посул за нашу суровость и бесчеловечие».
Екатерина II поняла революционную сущность книги Радищева: «Сочинитель не любит царей,— писала императрица,— и где может к ним убавить и почитание, тут жадно прицепляется с редкою смелостью». Как указывала Екатерина II, книга A. Н. Радищева «клонится к возмущению крестьян противу помещиков, войск противу начальства», а автор «надежду полагает на бунт от мужиков».
Императрица говорила о А. Н. Радищеве, что «он бунтовщик, хуже Пугачева». А. Н. Радищев был в 1790 г. арестован и приговорен к смертной казни, замененной затем ссылкой в Сибирь.
Царские судьи считали его книгу «наполненною самыми вредными умствованиями, разрушающими покой общественный, умаляющими должное ко властям уважение, стремящимися к тому, чтобы произвести в народе негодование противу начальников и начальства, и, наконец, оскорбительными и неистовыми иэражениями противу сана и власти царской».
Последователями А. Н. Радищева были его друг П. И. Челищев, автор «Путешествия по северу России»; поэт И. П. Пнин, издатель «Санктпетербургского журнала»; бывший крепостной B. В. Попугаев, написавший обширный трактат «О благоденствии народных обществ», в котором он защищал права «низших классов» и обличал деспотизм и рабство. К радищевцам следует отнести отставного подпоручика Ф. В. Кречетова, мечтавшего «всесилием просвещения» преобразовать Россию. В 1793 г. Ф. В. Кречетов был арестован и осужден за намерение уничтожить крепостное право, «свергнуть власть самодержавия, сделать либо республику, либо что-нибудь, чтоб всем быть равными».
А. Н. Радищев являлся предшественником декабристов. А. С. Пушкин писал декабристу А. Бестужеву: «Как можно в статье о русской словесности забыть Радищева? Кого же мы будем помнить?» Поэт ставил себе в заслугу то, что вослед Радищеву восславил он свободу.
В. И. Ленин дал высокую оценку А. Н. Радищеву: «Нам больнее всего видеть и чувствовать, каким насилиям, гнету и издевательствам подвергают нашу прекрасную родину царские палачи, дворяне и капиталисты. Мы гордимся тем, что эти насилия вызывали отпор из нашей среды, из среды великоруссов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х годов...»