Развитие культуры. М.В.Ломоносов


вернуться в оглавление книги...

"Очерки истории СССР. ХVIII век", под ред. Б. Б. Кафенгауза
Москва, 1962 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ

Русская культура XVIII в. развивалась в неблагоприятных условиях феодально-крепостнического строя. Благотворное влияние на развитие русской науки и культуры оказал все увеличивающийся, начиная с М. В. Ломоносова, приход в нее талантливых русских людей из народа. Поэтому необходимо учитывать, что точность некоторых сообщений о детстве и юности Ломоносова спорна и многое в его биографии за этот период еще не вполне установлено. Нужно помнить также, что Ломоносова нельзя рассматривать как гениального одиночку.
Уже в первой четверти XVIII в. из среды трудящихся масс вышли такие выдающиеся люди, как И. Т. Посошков, конструктор новых станков и токарь А. К. Мартов, самоучка-гидротехник М. И. Сердюков, талантливые живописцы И. М. Никитин и А. М. Матвеев. Ломоносов так же, как и они, вышел из народной среды. Он сделал неизмеримо больше, чем каждый из них, но в своих работах был связан и с предшественниками и с современниками, которые шли по тому же пути.

М. В. Ломоносов

(Текст о М. В. Ломоносове (стр. 247—256) был написан покойным М В. Муратовым)
Михаил Васильевич Ломоносов родился в 1711 г. в деревне Мишанинской, которая впоследствии слилась с соседним селом Денисовкой. Деревня эта находилась около города Холмогоры, на острове, образованном рукавами Северной Двины.
Отец Ломоносова, Василий Дорофеевич, был государственным крестьянином и так же, как большинство других жителей Курострова, ежегодно уходил в море на промысел. Он первый среди своих односельчан завел «новоманерное судно» с двумя мачтами. Василий Ломоносов вел рыбную ловлю на Белом, Баренцевом и Карском морях и доставлял на своем судне грузы в Колу, Пустозерск и другие города.
С десяти лет Михаил Ломоносов начал уходить с отцом на промысел и, вероятно, каждый год проводил на отцовском судне несколько месяцев.
Опасный и напряженный труд морехода и рыбака воспитывал настойчивость и отвагу, закалял силы и, несомненно, оказал влияние на формирование характера Ломоносова. А любознательность и острый ум помогли ему накопить в эти годы большой запас разных наблюдений, которые он впоследствии не раз использовал в своих сочинениях.
Михаил Ломоносов, овладев грамотой, начал сам настойчиво учиться «Арифметике» Магницкого и «Грамматике словенской» Мелетия Смотрицкого. Магницкий в предисловии к «Арифметике» говорит о школах, учрежденных Петром I : «...повелел от всякого чина своего государства добровольно приходящих людей учити, довольствуя и питая своею государевою казною, яко ж злое неведение скоро в нашей земле истребится».
Ломоносов стремился в Москву для дальнейшего учения. Тесная связь между Холмогорамн и Москвой, куда с Севера постоянно уходили обозы с мороженой рыбой, шкурами морских зверей и мехами и откуда привозились мука, ткани и разные изделия, помогла Ломоносову осуществить его замысел.
Ломоносов получил 7 декабря 1730 г. в своей волости паспорт для поездки в Москву до осени будущего года. До Москвы он не мог добраться раньше конца декабря 1730 г., а уже 15 января 1731 г. он подал прошение о зачислении в московскую Славяно-греко-латинскую академию.
В низших и средних классах Славяно-греко-латинской академии ученики получали общеобразовательные сведения, а в последнем классе изучали богословие. Большинство школьников составляли сыновья солдат, подьячих, и других людей «разного чина», меньше половины учащихся были дети духовенства. Чаще всего ученики этой школы оставляли ее, не дойдя до богословского класса, и определялись на службу в разные учреждения.
В Славяно-греко-латинской академии преподавались латинский язык и «свободные науки», как они понимались еще в средневековых школах, в том числе грамматика, пиитика, риторика. И хотя плохо учили, Ломносов с жадностью стал изучать эти предметы.
Научное естествознание не преподавалось в Славяно-греко-латинской академии. Сведения о природе давались в классе философии в основном по сочинениям Аристотеля, с комментариями церковных писателей. Но в библиотеке школы были некоторые научные книги и учебники, переведенные в России в первой четверти XVIII в. Ломоносов уже в эти годы так или иначе познакомился с ними. А латынь, усвоенная в школе, открывала ему путь к научной литературе, которая во всех странах издавалась тогда на этом языке.
В декабре 1735 г. Ломоносов был отправлен из Москвы в Петербург в числе двенадцати учеников, которые должны были обучаться при Академии наук.
Промышленность в России в это время усиленно развивалась на Урале, в Сибири, а также в центре страны. Для развития горного дела требовались знающие люди, поэтому Сенат постановил послать трех русских студентов за границу для обучения. Академия наук послала в Германию Ломоносова, Виноградова, будущего специалиста по производству фарфора в России, и Рейзера; они должны были получить научную подготовку в Марбурге под руководством профессора Вольфа, а затем обучаться в Фрайберге у горного советника Генкеля, известного в то время специалиста по металлургии и «минеральной химии».
Генкель, дав согласие обучать русских студентов, писал, что они «могли бы не только быть выучены тому, на что они теперь нужны для службы в своем отечестве, но и усвоить себе умение со своей стороны опять обучать и образовывать других для службы».
Ломоносову было обещано, что при надлежащих успехах в обучении он по возвращении из-за границы получит при Академии наук должность экстраординарного профессора. Ломоносов уехал в Германию осенью 1736 г. и вернулся в июне 1741 г., пробыв за границей почти пять лет.
За эти годы он изучил основы физики, химии, математики, горного дела, научился немецкому и французскому языкам, интересовался литературой и поэзией.
Вместе с тем Ломоносов написал «Письмо о правилах российского стихотворства», которое послал из Фрайбурга в Петербург вместе с одой «На взятие Хотина», написанной в 1739 г. Академия наук получила эти рукописи, но они не были напечатаны в то время.
Исключительная одаренность и самостоятельность мысли, независимость характера и неуклонная воля проявлялись уже в годы учения Ломоносова, а затем сказались во всей его дальнейшей работе.
В 40-х годах XVIII в. в Академии наук 12 членов должны были заниматься научными исследованиями, публикуя свои труды в «Комментариях» Академии наук, а несколько адъюнктов — работать под их руководством. Административные и хозяйственные вопросы Академии были сосредоточены в ее канцелярии, на ходившейся в ведении советника канцелярии и библиотекаря Академии Шумахера.
После отставки в 1793 г. первого президента Академии наук, придворного медика Л. Л. Блюментроста, на должность президента Академии стали назначать вельможу, обычно очень мало занимавшегося ее делами; поэтому Академией наук фактически управлял Шумахер. А когда должность президента Академии наук оставалась вакантной, он замещал и президента, хотя по-прежнему числился только лишь советником канцелярии и библиотекарем.
В 1746 г. императрица Елизавета назначила президентом Академии наук двадцатидвухлетнего Кирилла Разумовского, брата ее фаворита А. Г. Разумовского.
Академия наук имела большую библиотеку, обширный музей-кунсткамеру, хорошие граверные мастерские, типографию и свое издательство, непосредственно подчиненные ее канцелярии и фактически находившиеся в ведении Шумахера. Ничтожный человек, но ловкий делец, он кое-что сделал для укрепления этих важных, но все же подсобных учреждений Академии наук.
При Академии наук существовала гимназия, а также был университет, в котором обычно состояло не больше двадцати студентов, занимавшихся у профессоров-академиков. Сыновья дворян не поступали в этот университет, а разночинцы учились неохотно, потому что преподавание было поставлено совершенно неудовлетворительно.
Некоторые видные академики уехали за границу, не желая мириться с произволом Шумахера и с установленными им бюрократическими порядками в управлении Академией. Так поступили математики Герман, Буильфингер и Д. Бернулли, автор «Гидромеханики». В 1741 г. надолго уехал из России и гениальный математик Эйлер.
В Академии наук оставались, правда, некоторые видные ученые — натуралист Гмелин и историк Миллер, в продолжение десяти лет путешествовавшие по Сибири и вернувшиеся в Петербург лишь в 1743г., физики математик Крафт, молодой физик Рихман. В 1741 г., когда Ломоносов вернулся в Петербург, среди членов Академии наук еще не было ни одного русского ученого, а незадолго до его приезда перешел на другую службу и единственный русский адъюнкт Ададуров.
После воцарения Елизаветы Петровны стали раздаваться голоса людей, протестовавших против привилегированного положения немцев на русской службе. Тогда Шумахер счел необходимым позаботиться о назначении адъюнктами двух русских. В январе 1742 г. на эти должности были назначены Ломоносов и Г. Теплов, который вскоре «оставил науки» ради служебной карьеры.
Ломоносов состоял адъюнктом при профессоре физики Крафте. Вместе с тем Ломоносов настаивал на том, чтобы при Академии была основана химическая лаборатория, но Шумахер долго отклонял его просьбы и требования. Эта первая в России химическая лаборатория была открыта лишь в 1748 г.
Острую борьбу Ломоносову пришлось вести и с теми академиками-немцами, которые препятствовали выдвижению русских ученых. Положение Ломоносова в Академии наук укрепилось после того, как в 1745 г. он был утвержден в должности профессора химии и стал полноправным членом Академии наук. В это же время В. К. Тредиаковский, еще в 1735 г. опубликовавший «Новый и краткий способ к сложению российских стихов», был назначен профессором и тоже стал членом Академии наук, а исследователь Камчатки С. В. Крашенинников получил должность адъюнкта ботаники. Ломоносов вел напряженную работу в области физики, химии, филологии, географии, истории и некоторых других наук. Независимость, смелость, самостоятельность мысли, свойственные Ломоносову, проявлялись во всех его трудах.
Еще в 1744 г. он написал исследование по одной из важнейших проблем физики «Размышления о причине теплоты и холода». Оно было опубликовано на латинском языке через три года, В основу этого исследования, как и ряда других работ Ломоносова, была положена мысль о строении вещества из мельчайших невидимых частичек — атомов.
Ломоносов объяснил причину нагревания тел движением тех мельчайших частичек, из которых они состоят. Идеи о переходе механической работы в теплоту получили широкое распространение среди ученых только в XIX в.
Вместе с академиком Рихманом, погибшим в 1753 г. от удара молнии при производстве опытов, Ломоносов изучал электрические явления в атмосфере. В результате Ломоносов высказал ряд новых мыслей в «Слове о явлениях воздушных, от электрической силы происходящих». В «Слове о пользе химии» Ломоносов сформулировал задачи химии как науки.
После длительной экспериментальной работы в химической лаборатории Ломоносов нашел способ производства цветного стекла и начал изготовление мозаики и мозаичных картин. В то же время он упорно занимался теоретическими проблемами химии.
В 1748 г. Ломоносов писал Эйлеру о законе сохранения материи, а затем окончательно сформулировал его в «Рассуждении о твердости и жидкости тел», напечатанном в 1760 г. Лавуазье, с именем которого долго связывался этот закон, создал свое учение о сохранении материи значительно позже.
Выступая с речью или докладом на ежегодных торжественных публичных заседаниях Академии наук, Ломоносов высказал новые мысли о научных проблемах не только физики и химии, но и геологии, навигации, астрономии.
Проводя наблюдения солнечного затмения, он опубликовал статью «Явление Венеры на солнце, наблюдаемое в Санкт-Петербургской Академии наук 26 дня 1761 года». В этой статье сообщалось о существовании атмосферы вокруг Венеры. Впоследствии это открытие было приписано Шретеру и В. Гершелю, работы которых относятся к 1791 г.
Ломоносов занят был также изобретениями инструментов для научных исследований, в частности усовершенствовал оптические приборы, изобрел новую зрительную трубу для астрономических наблюдений.
Ломоносовым был написан учебник для инженеров — «Первые основания металлургии», и в приложении к нему давались сведения по геологии, о «слоях земных». В «Слове о рождении металлов» Ломоносов освещает вопросы о природе землетрясений, объясняет появление гор и различный рельеф местности оседаниями и движением земной коры.
Особое место в научной деятельности Ломоносова занимают его работы по истории и географии России. Еще в 1749 г. ученый-патриот выступил с решительными возражениями против статьи Миллера «О происхождении народа и имени российского». Ломоносов отвергал теорию о ведущей роли норманов в истории древнерусского государства, которую Миллер принимал вслед за академиком Байером; Ломоносов доказывал, что «русь» является славянским народом.
Работая над «Российской историей», Ломоносов изучал «Русскую правду», летописи, сочинение Татищева «История Российская» и другие источники. В 1758 г. он представил в Академию наук первый том своей «Древней Российской истории», которую довел до 1054 г. Но издание этой книги замедлилось, и она вышла в свет только в 1766 г., после смерти Ломоносова.
Исторический и географический отделы Академии наук, которые в то время назывались «собраниями», или «департаментами», были отданы в 1758 г. под «особливое примерное старание и смотрение» Ломоносова. Он поставил себе целью выпустить «Атлас Российской империи». Сделать это было трудно, так как после выхода в свет в 1745 г. первого издания атласа работа над составлением новых карт в Академии почти замерла.
Для создания нового атласа нужно было проделать дополнительные исследования по определению географической широты и долготы многих пунктов, но проектировавшиеся Ломоносовым для этой цели топографические экспедиции не были посланы. Тем не менее были подготовлены девять новых карт для будущего атласа, которые были напечатаны после смерти Ломоносова.
Ломоносов представил широкий план собирания сведений о природных богатствах, о состоянии промышленности, хозяйства, торговли, о путях сообщения и о населении в России. Подробный вопросник, составленный Ломоносовым, был через Сенат разослан по всем воеводским канцеляриям.
Ломоносов придавал особенное значение изучению Севера и думал о нуждах мореплавания. Интерес к проблемам навигации сказался в его «Рассуждении о большой точности морского пути», написанном в 1759 г., кроме того, он задумал создать новые приборы для мореплавателей. И в этой области замыслы Ломоносова шли значительно дальше уровня техники его времени.
В 1762 г. Ломоносов написал сочинение «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможности проходу Сибирским океаном в Восточную Индию». Очень ясно, живо и достаточно полно писал он о попытках найти северо-восточный путь, начиная с плавания Виллуоби и Ченслера в 1553 г. до великой северной экспедиции, предпринятой в 30-х годах XVIII в. Ломоносов считал, что необходимо продолжить поиски. Рукопись эта долго оставалась ненапечатанной и была впервые опубликована в 1847 г. Гидрографическим департаментом Морского министерства.
Предполагая, что Ледовитый океан в высоких широтах более свободен от льдов, чем у берегов, Ломоносов писал: «Лучший проход упователен мимо восточно-северного конца Новой земли к Чукотскому носу».
Он думал, что суда могут направиться к северу, идя между Гренландией и Шпицбергеном, а затем совершить успешное плавание на восток, держась вдали от берегов океана.
13 мая 1764 г. Екатерина II подписала указ о снаряжении экспедиций. Это была победа Ломоносова. Он сам деятельно подготавливал экспедицию, вызывал бывалых мореходов-поморов в Петербург, чтобы посоветоваться с ними, и составил инструкцию для участников предстоящего плавания.
В мае 1765 г., после смерти Ломоносова, три судна экспедиции под общей командой капитана В. Я. Чичагова вышли в плавание из гавани города Колы и направились к Шпицбергену. Однако льды помешали им дойти до северного берега Шпицбергена. Второе плавание, предпринятое в следующем году, также было неудачным.
Условия плавания в высоких широтах оказались еще более трудными, чем у берегов материка. Деревянные парусные суда не были в состоянии проложить путь через льды. Окончательное освоение Северного морского пути удалось осуществить лишь в годы Советской власти, при помощи ледоколов, оборудованных в соответствии с достижениями современной науки и техники.
Проблемы повышения хозяйства России Ломоносов обсуждал в сочинении «Письмо о размножении и сохранении российского народа». «Величество, могущество и богатство всего государства состоит в сохранении и размножении российского народа»,— писал он.
Для борьбы с большой смертностью, особенно в детском возрасте, Ломоносов предлагал увеличить число врачей, открыть аптеки и издать лечебники, в частности о детских болезнях. Он писал, что необходимо установить определенный возраст для заключения браков, что нужно также запретить принимать монашество в молодые годы, предлагал значительно ограничить посты, которые, по его мнению, только вредят здоровью. В ноябре 1761 г. Ломоносов поднес эту рукопись И. И. Шувалову. Но такое сочинение не могло быть напечатано в то время.
Исторические, географические и экономические работы Ломоносова были тесно связаны с трудами его предшественников и современников. Ими были историк В. Н. Татищев, И. Т. Посошков, И. К. Кириллов, создавший первый печатный атлас Российской империи и в течение многих лет собиравший сведения для статистико-экономического описания России, а также Малыгин, Лаптевы, штурман Челюскин и другие-моряки, совершившие плавания по Ледовитому океану для разведки северно-восточного пути.
В «Письме о правилах российского стихотворства», написанном в 1739 г., М В. Ломоносов обратил внимание на особенности русских народных песен. Ломоносов указал на значение ямба и некоторых других стихотворных размеров, которые отвергались или недооценивались Тредьяковским, хотя могли найти широкое применение в русском стихосложении.
Ода «На взятие Хотина» наглядно и убедительно показывала, насколько эти мысли Ломоносова плодотворны для русской поэзии. Настоящая слава Ломоносова как поэта была прежде всего создана его одами, посвященными императрице Елизавете. Однако Ломоносов не стал придворным поэтом. В своих одах он славил науки, призывал распространять образование, убеждал русское юношество учиться и служить родине.
Ломоносов выступал против реакционного духовенства, враждебно относящегося к научной мысли. Сатирическое стихотворение Ломоносова «Гимн бороде» вызвало резкий протест Синода, потребовавшего даже, чтобы «соблазнительные и ругательные пашквили» были сожжены публично под виселицей. Но протест духовенства не был поддержан императрицей.
Упорно работал Ломоносов над преобразованием русского литературного языка. Ломоносов писал, что для передачи новых понятий необходимо создать научную терминологию. Он сам ввел в употребление новые термины: земная ось, удельный вес, воздушный насос, упругость, поршень и многие другие. Язык произведений Ломоносова был образцовым для своего времени по чистоте и ясности. Выступая против беспорядочного употребления как иностранных слов, нередко заимствованных без всякой надобности, так и многих устаревших «церковнославянских» выражений, Ломоносов создал учение о «трех штилях», которое имело большое значение в развитии русского литературного языка.
«На природном языке родного рода моими сочинениями грамматическими, риторическими, стихотворческими, историческими, также и физическими, химическими и механическими стиль российской в минувшиеся двадцать лет несравненно вычистился перед прежним и много способнее стал к выражению идей трудных», — писал Ломоносов в 1762 г.
Заслуги Ломоносова в улучшении русского литературного языка очень велики, и в этой работе он не был одинок. Кантемир еще в 1730 г. в предисловии к своему переводу книги Фонтенеля «О множестве миров» тоже писал о том, как недостаточен запас слов русского литературного языка для научных трудов, и также ввел ряд новых терминов.
Плодотворно работали над улучшением языка научных книг и товарищи Ломоносова по Славяно-греко-латинской академии, одновременно с ним ставшие студентами при Академии наук, а потом переводчиками,— В. Лебедев, И. Голубцов и др.
Русский литературный язык сделался к середине XVIII в. гораздо богаче и доступнее, чем прежде. К началу 40-х годов XVIII в. в России все еще не было учебников по многим наукам. Ломоносов начал работать над учебником физики, а также над учебником риторики.
Риторика давала правила ораторского искусства и сообщала основные сведения по теории литературы. Наряду с отрывками из речей знаменитых ораторов древности Ломоносов включил в «Риторику» образцы, взятые из поэмы Гомера, стихотворения Анакреона, отрывки из сочинений Тацита и других произведений. Книга эта, изданная в 1748 г., вскоре была распродана и не раз переиздавалась в качестве хрестоматии по истории литературы.
«Российская грамматика» Ломоносова, изданная в 1755 г., надолго стала первой научной грамматикой русского языка. Она переиздавалась четырнадцать раз.
В 1760 г. Ломоносов составил при ближайшем участии А. И. Богданова, помощника библиотекаря Академии наук, "Краткий российский летописец", содержавший элементарные сведения по русской истории.
Ломоносов читал лекции студентам, обучающимся при Академии наук. Но число студентов оставалось незначительным: дворяне не отдавали своих сыновей в студенты при Академии наук, предпочитая посылать их в сухопутный шляхетский корпус, где они получали подготовку для военной и гражданской службы. Правительство же не считало нужным заботиться об обучении двух десятков студентов-разночинцев, слушавших лекции при Академии наук.
В Москве не было таких школ, как в Петербурге. Московские дворяне обучали сыновей при помощи домашних учителей, преимущественно иностранцев-гувернеров, которые часто сами были невежественными людьми. Ломоносов составил проект создания в Москве университета и при нем гимназии. Московский университет должен был иметь три факультета — юридический, медицинский и философский. 12 января 1755 г. указ об учреждении Московского университета был подписан императрицей Елизаветой.
Первые русские профессора нового университета Н. Н. Поповский, А. А. Барсов были учениками Ломоносова. При Московском университете были основаны библиотека, типография, книжная лавка и стала выходить газета «Московские ведомости». Московский университет сразу стал культурным центром Москвы.
«При университете необходима должна быть гимназия, без которой университет, как пашня без семян», — писал Ломоносов Шувалову. Дворяне не желали, чтобы их сыновья обучались вместе с разночинцами. Поэтому при Московском университете были учреждены две гимназии — одна для дворян, другая для разночинцев. Гимназисты-дворяне награждались за успехи золотыми, а разночинцы — серебряными медалями.
Ломоносов много заботился также и о гимназии, существовавшей при Академии наук. В 1756 г. он составил подробный проект регламента академической гимназии, он считал необходимым открыть доступ к образованию всем сословиям, отстаивал право на учение и для крестьян. Еще при жизни М. В. Ломоносова появились молодые русские ученые, о творческом росте которых он непрестанно беспокоился. Это были натуралист И. И. Лепехин, окончивший академическую гимназию, а потом посланный для продолжения образования за границу, астроном С. Я. Румовский, математик С. К. Котельников, юрист А. Я. Поленов и некоторые другие.
Он хотел «привести в вожделенное течение гимназию и университет, откуда могут произойти многочисленные Ломоносовы...». «Я своей части достиг не слепым счастьем, но данным мне от блага талантом, трудолюбием и терпением крайней бедности добровольно для учения», — писал Ломоносов в 1760 г.
Напряженный труд и борьба, которую Ломоносов вел, добиваясь осуществления своих замыслов, подорвали его силы. Он умер 4 (15) апреля 1765 г., не дожив до пятидесяти четырех лет.