Классовая борьба и внутренняя политика 50-60-х годов


вернуться в оглавление книги...

"Очерки истории СССР. ХVIII век", под ред. Б. Б. Кафенгауза
Москва, 1962 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

КЛАССОВАЯ БОРЬБА И ВНУТРЕННЯЯ ПОЛИТИКА 50—60-х ГОДОВ

Борьба крестьян против феодалов выражалась в различных формах — в подаче правительству жалоб, в бегстве крестьян на новые места, в восстаниях. Среди помещичьих крестьян в середине столетия особенно усилилось бегство от своих помещиков; при этом вследствие правительственных мер по борьбе с побегами крестьяне направлялись в более отдаленные места. Так, из Шацкого уезда в 1757 г. более 100 человек с семьями бежали на Ахтубинский шелковый завод, и власти просили дать воинскую команду, чтобы приостановить побеги. На юго-востоке страны еще не было помещичьего землевладения и к тому же ощущался недостаток в рабочих на рыбных и соляных промыслах. Был издан в 1757 г. указ, запрещавший самовольные переселения без разрешения властей, но несмотря на это, бегство крестьян продолжало увеличиваться.
Участились выступления крестьян отдельными вооруженными группами, нередко перераставшие в восстания. В 50-х годах на территории будущего Центрально-Промышленного и земледельческого районов было не менее 20 крестьянских восстаний. Примером их могут служить волнения в деревнях помещика А. Нармоницкого в Казанском уезде в 1754—1755 гг. После смерти помещика крестьяне считали себя свободными, отказывались подчиняться новому владельцу и отправили в Москву 10 ходоков для подачи жалоб. Волнения были подавлены воинской командой.
Среди монастырских крестьян была распространена подача жалоб и просьб в Сенат и на имя императрицы. Вместе с тем увеличивалось также число восстаний, в течение 50-х годов их насчитывается до 32 на территории 27 центральных уездов. Обычно волнения начинались с отказа платить оброк и выходить на монастырскую барщину, как это произошло в деревнях Спасо-Преображенского монастыря в Белевском уезде в 1750 г. Крестьяне убили приказчика и послали четыре челобитные на имя императрицы с просьбой «открепить» их от монастыря. Для усмирения крестьян была послана воинская команда. В деревнях Волоколамского монастыря в Тверском уезде в 1755 г. крестьяне с дубинами и ружьями пришли на монастырский двор, угрожая расправой монастырским властям. Крестьяне добивались перевода их в число государственных. Воинская команда из 100 солдат привела их в повиновение, встретив, однако,сопротивление вооруженных крестьян. В Шацком уезде крестьяне Новоспасского монастыря в 1753 г. в числе 2170 душ мужского пола отказались подчиняться монастырю и послали правительству жалобу на чрезмерные поборы. Против них были посланы пять рот солдат, вступивших в сражение с вооруженными дубинами и рогатинами крестьянами. Сопротивление крестьян было сломлено лишь в 1758 г.
Волновались также государственные и дворцовые крестьяне. В 50-х годах волнения охватили крестьян Казанской губернии, приписанных к уральским заводам. Партия в 647 человек отказалась в 1754 г. явиться на Авзяно-Петровский завод графа Шувалова. За ними была послана воинская команда.
К крупным волнениям этого времени относятся восстания крестьян Ромодановской волости Калужского уезда, состоявшей из 28 сел и деревень с населением в 2268 душ мужского пола, принадлежавших Н. Демидову. Крестьяне отказались в 1752 г. выполнить распоряжение об отправке на работы на Дугненский завод. Против крестьян было послано три полка с "изустным" повелением императрицы подавить восстание силой. Восстание было жестоко подавлено, арестовано 674 человека, из которых 8 человек были приговорены к смертной казни, замененной им ссылкой на уральские заводы (см. об этом восстании выше). Екатерина II в своих записках указывала, что в начале ее царствования «восстало около двухсот тысяч крестьян, частью работавших на заводах, частью принадлежавших монастырям». Примером могут служить волнения среди крестьян Невьянского завода на Урале, принадлежавшего Демидову. Они считали себя неправильно закрепощенными и добивались признания их государственными крестьянами. Восставшие создали свой организационный центр — «мирскую избу» из выборных людей. На Урал был послан князь А. Вяземский с широкими полномочиями для усмирения крестьян. Небольшую группу крестьян на Невьянском заводе он признал государственными, остальные должны были остаться крепостными. На казенных уральских заводах Вяземский ввел новые правила для рабочих и установил ставки оплаты.
Крестьянской войне предшествовало появление ряда самозванцев, волновались яицкие казаки, и даже в центре страны, в Москве, в 1771 г. поднялось восстание, связанное с эпидемией чумы. Еще осенью 1770 г. при первых случаях чумы дворяне стали разъезжаться из Москвы по своим имениям.
Московский генерал-губернатор Н. И. Салтыков отсиживался в своей подмосковной усадьбе. Общее число погибших от эпидемии составило около 200 тыс. человек. Поводом к восстанию явилось запрещение собираться у «чудотворной» иконы. Толпа до 10 тыс. человек стала искать 15 сентября 1771 г. архиепископа Амвросия, обвиняя его в этом запрещении. Он успел скрыться в Донском монастыре.
На следующий день толпа собралась у монастыря и Амвросий был убит. Тогда же народ бросился на Красную площадь у кремлевских ворот, но они были заперты и по восставшим стали стрелять из пушек. Войска разгоняли народ. В Москву было послано четыре полка для подавления восстания, четверо повстанцев были повешены, 161 человек биты кнутом и сосланы на каторгу. В восстании принимали участие крестьяне, дворовые люди, рабочие московских мануфактур, мелкие торговцы.
Одновременно с усилением классовой борьбы происходила также борьба внутри господствующего класса. Она проявлялась не только в дворцовых переворотах, но и в организации группировок при дворе и в смене должностных лиц.
Руководящая роль в 50-х годах принадлежала братьям Шуваловым; их противниками были Воронцовы. Шувалов был инициатором создания благоприятных условий для торговли подымавшемуся купечеству. Из них наибольшее значение имела отмена внутренних торговых пошлин и ликвидация внутренних таможен по указу 23 декабря 1753 г., были учреждены банки, купеческий и дворянский (1754). Был поднят вопрос о составлении нового Уложения. Для этого была создана комиссия из видных чиновников, руководящая роль в ней сперва принадлежала сторонникам Шувалова, затем их место заняли Р. Воронцов и др. В 1761 г. было решено ввести в нее выборных депутатов от купечества и дворянства. В составленном ею проекте отразились наиболее отчетливо интересы дворянства. Выборы происходили в 1761 г., и депутаты стали съезжаться в начале 1762 г. Комиссия эта явилась предшественницей более известной Уложенной комиссии, созванной позднее, при Екатерине II.
В верховном управлении в связи с начавшейся войной с Пруссией было создано новое учреждение в виде «Конференции при высочайшем дворе». Первое заседание ее происходило в марте 1756 г. в присутствии Елизаветы, в «Конференцию» входили Шуваловы, князь Трубецкой, Бестужев-Рюмин и др. Конференция подчинила себе центральные учреждения.
25 декабря 1760 г. скончалась Елизавета Петровна, и императором стал Петр III. Он был внуком Петра Великого, сыном его дочери Анны Петровны, выданной замуж за Голштинского герцога Ульриха. Петр III был женат на немецкой принцессе, получившей впоследствии имя Екатерины Алексеевны.
Из важнейших мер царствования Петра III, обеспечивавших интересы господствовавшего класса, следует назвать изданный 18 февраля 1761 года манифест о «вольности» дворянства. Все дворяне, занятые военной или гражданской службой, получили право просить об отставке. Впредь дворянин не подлежал обязательной службе; эта важнейшая привилегия, свобода от обязательной службы, сохранялась за дворянством в течение более ста лет, до введения обязательной воинской повинности для лиц всех сословий. Генерал-прокурор Глебов предложил Сенату в знак благодарности сделать золотую статую Петра III. Однако новый император не утвердил это предложение.
Дворянские интересы имелись в виду и в манифесте 19 июня 1762 г. о мерах против крестьянских волнений и восстаний. Император обещал принять меры, чтобы «крестьян в должном им (т. е. помещикам) повиновении содержать». В интересах купечества был издан указ 28 марта 1762 г. о разрешении свободного вывоза хлеба с понижением пошлин, а также была позволена свободная торговля холстом и ревенем, облегчалась торговля через Архангельск и Астрахань.
Решено было затянувшееся дело о монастырских крестьянах: 16 февраля 1761 г. был издан указ о передаче управления монастырскими имениями отставным офицерам. Для общего управления крестьян, прежде принадлежавших духовным владельцам, была создана Коллегия экономии. Крестьяне получали землю, которую они обрабатывали для нужд монастырей и архиереев. Доход, получаемый монастырями, они могли употреблять только в соответствии с утвержденными штатами монастырей. Эта весьма важная мера была осуществлена полностью позднее, при Екатерине II. Эти крестьяне вошли в состав государственных крестьян и стали называться «экономическими крестьянами». Кроме подушной подати (70 коп.), которую вносили они в казну прежде, экономические крестьяне должны были платить по I руб. с души в качестве оброчной подати наравне с государственными крестьянами. Эта мера получила название «секуляризации», что означало переход из духовного ведомства в гражданское.
Царствование Петра III привело к резкой перемене во внешней политике. Война с Пруссией, которую Россия вела в союзе с Австрией, была прекращена. Петр III заключил мир с прусским королем Фридрихом II и возвратил ему все завоеванные русскими войсками земли. Россия должна была вступить в союз с Пруссией для совместной борьбы против Дании; в этой будущей войне Петр III был заинтересован как Голштинский герцог (см. об этом ниже). К этому прибавилось недовольство со стороны гвардии. Петр III распустил учрежденный Елизаветой гвардейский полк — лейб-кампанию — и взамен ее создал новую гвардию из голштинцев. Первое место принадлежало иностранцам, немцам, как во времена Бирона. Гвардия была одета в прусскую форму. Эти перемены вызывали недовольство в армии.
Вместо Конференции в качестве высшего учреждения был создан «Совет при императоре», в который входили М. Воронцов, Н. Ю. Трубецкой, принц Георг Голштинский, дядя императора Б. Миних и др. Совету, как высшему учерждению, должен был подчиняться Сенат.
Новый император возбудил также недовольство духовенства конфискацией монастырского имущества и пренебрежительным отношением к церковным обрядам. Недовольные объединились вокруг жены Петра Федоровича — Екатерины Алексеевны. Она происходила из семьи бедных и захудалых принцев Ангальт-Цербтских, родилась в 1729 г. в Штеттине, где отец ее был губернатором. 14-летней ее привезли в Россию и объявили невестой наследника престола, будущего императора Петра III. Екатерина была умна и честолюбива. Елизавета Петровна окружила ее своими людьми, враждебно к ней настроенными и шпионившими за ней. Императрица Елизавета говорила, что племянник ее, будущий император, «дурак, но великая княгиня очень умна», Еще будучи великой княгиней, Екатерина сколачивала кружок своих приверженцев. Среди них были К. Разумовский, Н. И. Панин, братья Орловы. Воспитатель ее сына Павла Н. И. Панин говорил с ней о желательности переворота, который бы устранил Петра III, гвардейские офицеры Григорий и Алексей Орловы, привлекли к заговору от 30 до 40 офицеров, солдатам раздавали деньги.
На торжественном обеде во дворце в июне 1762 г. в присутствии 400 человек Петр III, недовольный тем, что Екатерина не встала, когда был провозглашен тост за императорскую фамилию, назвал ее дурой, а после обеда приказал арестовать ее. С трудом удалось уговорить его отменить этот приказ.
Петр III находился в конце июня со свитой в Ораниенбауме (летней царской резиденции), а Екатерина жила в Петергофе. Для празднования своих именин (29/VI) Петр III накануне приехал со свитой в Петергоф, но не застал Екатерину и узнал, что она в шестом часу утра выехала в Петербург.
Отъезду Екатерины предшествовал арест одного из участников заговора, гвардейского офицера Пасика. Тогда заговорщики решили действовать. К. Разумовский, как президент Академии наук, приказал начальнику академической типографии тайно ночью отпечатать манифест о перевороте и провозглашении императрицей Екатерины II. В ночь на 28 июня Алексей Орлов приехал в Петергоф, разбудил Екатерину и сказал: «Пора вставать, все готово, чтобы провозгласить вас». Екатерина наскоро оделась и села в карету. Под Петербургом их встретил Григорий Орлов. Когда подъехали к слободке, где помещался Измайловский полк, барабанщик забил тревогу, солдаты окружили Екатерину и в присутствии священника присягнули на верность ей. После этого все двинулись к Семеновскому полку и вместе с семеновцами, под звон колоколов, направились к Зимнему дворцу; толпы народа собрались на улицах и смешались с войсками. Во дворце присягали сенаторы, высшее духовенство, генералы и офицеры; раздавали манифест о низложении Петра III и провозглашении императрицей Екатерины.
Екатерина в гвардейском мундире, на коне и с саблей в руке во главе гвардии выступила из Петербурга по направлению к Петергофу, где находился Петр III со своей свитой. Он отправил оттуда в Петербург Трубецкого, Шувалова и Воронцова, но эти опытные царедворцы остались там и присягнули Екатерине. Вечером Петр III со своей свитой на яхте поплыли к Кронштадту, но оттуда пригрозили стрельбой, и он должен был вернуться в Ораниенбаум.
По прибытии в Петергоф Екатерина получила от Петра III письменное отречение от престола, он был отвезен на мызу Ропша, где находился под строгим караулом. Неделю спустя Екатерина получила из Ропши письмо от Алексея Орлова, в котором было сказано, что Петр III убит будто бы в ссоре во время попойки. В манифесте 7 июля объявлялось, что он умер от болезни.
Главные участники переворота, 40 человек, были щедро награждены деньгами, чинами и землями с крепостными крестьянами; всего им было роздано 18 тыс. душ мужского пола и 526 тыс. руб.
Власть на деле находилась в руках участников переворота. Имея их в виду, Екатерина II в августе 1762 г. писала будущему польскому королю Понятовскому: «За мною следят в оба глаза». Новое правительство не чувствовало себя еще прочным. Коронация состоялась 22 сентября в Москве в торжественной обстановке, двор оставался всю зиму в Москве.
Еще помнили о младенце-императоре Иване Антоновиче, свергнутом при воцарении Елизаветы. Он находился в строгом заточении в Шлиссельбургской крепости, ему было уже 22 года.
В Москве на обеде у поручика Петра Хрущева в сентябре 1762 г. было много гостей и зашла речь о правах на престол Ивана Антоновича. Один из приглашенных, поручик Измайловского полка И. Гурьев, сказал, что будто 70 человек стараются об «Иванушке». Следствие показало, что никакого заговора не было, но Хрущев и Гурьев были сосланы навечно в Сибирь. Екатерина распорядилась дополнить инструкцию, данную страже Ивана Антоновича, новым пунктом, согласно которому стража должна была «арестанта умертвить», если бы кто-либо попытался взять его насильно.
Такая попытка была сделана подпоручиком В. Мировичем, служившим в полку под Шлиссельбургом, где был заточен Иван Антонович. Он заготовил от его имени подложный манифест и текст присяги. В ночь на 5 июля 1764 г. Мирович приказал солдатам, подчиненным ему, зарядить ружья, взял под караул коменданта крепости и прочел команде заготовленный манифест. Мирович с солдатами вошли в помещение, где находился Иван Антонович, но увидели на полу лишь его мертвое тело. Стража Ивана Антоновича в точном соответствии с инструкцией при первых выстрелах убила его. Мирович был арестован и казнен.
Для того чтобы расположить к себе духовенство, Екатерина отменила указ Петра III об отнятии у монастырей имений и крестьян. Недовольство секуляризацией высказывал ростовский митрополит Арсений Мацеввич. Он прислал в Синод доношение, в котором говорил, что на деле церковные имущества остались невозвращенными, он считал, что церковь должна владеть по-прежнему землями и крестьянами. Митрополит не встретил поддержки Синода, он был арестован и сослан в монастырь.
Считая после этого сопротивление высшего духовенства сломленным, Екатерина завершила в 1764 г. секуляризацию, крестьяне были отняты у монастырей и архиерейских кафедр и перешли в ведение Коллегии экономии, составив разряд государственных крестьян, называвшихся «экономическими». Они получили земли, которые обрабатывали прежде в пользу монастырей, и сверх подушной подати платили, как и государственные крестьяне, оброчную подать и несли повинности в пользу государства. Этими мерами правительство ставило задачей потушить разгоравшиеся волнения монастырских крестьян.
В интересах дворянства был издан в мае 1766 г. указ о генеральном межевании; оно было весьма выгодной мерой и сопровождалось захватами помещиками новых земель. Межевание растянулось на ряд десятилетий и продолжалось в XIX в.
В декабре 1763 г. была проведена реформа Сената. Он был разделен на шесть департаментов, из которых два должны были находиться в Москве. Сенат потерял прежнюю политическую власть. Екатерина отказалась от проекта Н. И. Панина о создании «императорского совета» из шести человек, который должен был ограничивать власть императрицы. Она сохранила вместо этого «Совет при высочайшем дворе», но собирала его редко. Екатерина управляла единолично при помощи президентов трех важнейших коллегий (коллегии иностранных дел, военной и адмиралтейства) и генерал-прокурора, ведавшего внутренней политикой, юстицией и финансами. Вместо намечавшегося Паниным ограничения самодержавия императорским советом эти меры привели к усилению дворянско-бюрократической абсолютной монархии.
Екатерина в первые годы царствования нуждалась в укреплении своей власти и в этих целях не отказывалась от показных мер, если они на деле не колебали абсолютизм и не нарушали интересы дворянства. Она вела переписку с передовыми философами Франции — Вольтером, Дидро и др. В 1765 г. было учреждено в Петербурге Вольное экономическое общество, которое издавало труды по агрономии. Ему же было поручено провести конкурс на лучшую работу на тему «Полезно ли крестьянам иметь землю в собственности». Из присланных сочинений было премировано сочинение автора Беарде де Лабея, в котором он предлагал предоставить самим помещикам решать вопрос, можно ли освободить их крестьян и передать им землю. Но дальше премирования дело не пошло, и практического значения конкурс не имел. Такой же показной характер в духе так называемого «просвещенного абсолютизма» имел созыв Комиссии для составления нового Уложения.
Еще в 50-х годах была образована Комиссия для подготовки нового Уложения. Но с воцарением Екатерины Комиссия должна была получить новую, более широкую организацию, ей придавалось важное политическое значение. Выборы депутатов и созыв Комиссии в 1767 г. происходили торжественно, сопровождались составлением наказов от избирателей своим депутатам с изложением нужд и пожеланий населения. Деятельность Комиссии должна была привести не только к составлению нового кодекса законов взамен устаревшего Уложения 1649 г., но и должна была поднять авторитет нового правительства, укрепить его положение.
Для руководства Комиссией Екатерина написала Наказ, имевший характер политико-философского сочинения. В Наказе Екатерины II повторялись некоторые идеи просветительной философии XVIII в. В нем осуждалось применение пыток и смертной казни, по крайней мере при спокойном состоянии государства. По важнейшему вопросу — о крепостном праве — первоначальный текст Наказа был сильно изменен. Сперва Екатерина предлагала предоставить крестьянам право выкупа на свободу и рекомендовала определить в законе точный размер крестьянских повинностей в пользу помещиков. Она считала возможным предоставить крестьянам право собственности на движимое имущество и сократить число дворовых, наиболее обездоленного разряда крепостных крестьян, рекомендовала ввести крестьянский выборный суд. Она считала необходимым строго выполнять указ Петра I об опеке над особенно жестокими помещиками.
Но эти пожелания в отношении крестьян не попали в печатный текст Наказа, после того как императрица познакомила своих приближенных с первой редакцией Наказа. В нем остались лишь неопределенные пожелания, чтобы «учредить нечто полезное для собственного рабов имущества». При этом указывалось, что не следует «вдруг и через узаконение общее делать великого числа освобожденных». К тому же следует иметь в виду, что Наказ не был законом, а лишь должен был служить инструкцией или руководством для Уложенной комиссии.
Помещичьи крестьяне были лишены права выбора депутатов в Комиссию, посылали депутатов только государственные крестьяне, включая бывших монастырских или экономических крестьян, казаки и однодворцы. Выборы от крестьян были трехстепенными,— сперва избирались «погостные поверенные», которые избирали «уездных» поверенных, и лишь собрание последних выбирало депутата в Комиссию. Крестьяне избирали по одному человеку от каждой «провинции», включавшей тогда по нескольку уездов.
Дворяне посылали по одному депутату от каждого уезда. Выборы производились дворянами под председательством избиравшегося на два года уездного предводителя дворянства.
В городах право выбора в Комиссию принадлежало домовладельцам, включая дворян, имевших дома в городе. Руководителем выборов являлся «градской голова»; сперва избирали поверенных, из которых уже выбирался депутат; независимо от количества населения каждый город посылал по одному депутату. Духовенство не участвовало в выборах, впрочем Синод посылал одного депутата. Общее число депутатов составило 564 человека, в том числе 167 человек от крестьян, 161 — от дворянства, 208 — от городов и 28 — от учреждений. Депутаты привезли около 1,5 тыс. наказов от населения.
Наказы от государственных крестьян полны жалоб на недостаток земли в связи с захватами соседними помещиками, а также горнозаводчиками при построении заводов. В крестьянских наказах отразились требования расширить крестьянское землевладение, снизить налоги, позволить крестьянам свободно торговать в городах. Приписные крестьяне жаловались на притеснения заводчиков и удаленность заводов от деревень, нередко на 250— 500 верст и более. Помещичьи крестьяне, как указано выше, были лишены права посылать депутатов в Комиссию.
Дворянские наказы полны просьбами о межевании земель, об улучшении законодательства и суда по земельным делам. Дворяне жаловались на массовые побеги крестьян, стремились к участию в местном управлении и суде через своих выборных, а также высказывали пожелания о создании дворянских сословных органов для руководства «дворянским корпусом». Они просили запретить владение землей и крепостными крестьянами лицам других сословий, кроме дворянства, требовали отмены изданной при Петре I Табели о рангах, согласно которой дворянское звание могли получать представители других сословий, дослужившихся до офицерского чина. Дворяне желали без ограничений вести торговлю и заводить промышленные предприятия, в этом они сталкивались с интересами купечества.
Городские наказы отразили пожелания купечества иметь исключительное право на занятие торговлей и на устройство мануфактур, с запрещением этого дворянам и крестьянству. Купцы желали отмены для них подушной подати и замены рекрутских наборов с купцов деньгами. Они хотели получать право владеть крепостными крестьянами, как и дворяне. Купечество стремилось к избавлению его от службы в различных финансовых учреждениях, просило о разрешении открыть банки, об отмене постойной повинности, т. е. размещения войск по купеческим домам.
Открытие Комиссии состоялось 30 июля 1767 г. в Москве в Грановитой палате. «Маршалом», или председателем Комиссии, был назначен императрицей А. Бибиков. «Большая» Комиссия, или пленум ее, начал свои занятия с чтения Наказа Екатерины II, после чего перешли к слушанию депутатских наказов и, не закончив их обсуждения, Комиссия занялась рассмотрением прав дворянства. Отдельные части будущего Уложения подготавливались в частных комиссиях. Комиссия была переведена в феврале 1768 г. в Петербург.
С большой силой классовые противоречия проявились в Комиссии при обсуждении крестьянского вопроса. Прогрессивный характер имели предложения передовых людей того времени из числа дворянских депутатов. Дворянин Г. Коробьин предлагал определить в законе размер барщины и оброка, который не могли бы по произволу изменять помещики; он рекомендовал также предоставить крестьянам право собственности на движимое имущество. Противником его выступил ярославский депутат князь М. М. Щербатов, защищавший права помещиков на труд крепостных крестьян без каких-либо ограничений. Депутаты от государственных крестьян и отчасти от казаков поддержали проекты Коробьина.
В конце 1768 г. в связи с началом русско-турецкой войны Комиссия была распущена, не утвердив и не закончив рассмотрения ни одного вопроса. Но частные комиссии продолжали работу; так, комиссия "о порядке государства в силе общего права" свою деятельность закончила в октябре 1771 г. Она разработала план будущего административного деления страны, состав губерний и провинций, рассмотрела проекты о местных учреждениях и о суде.
Материалы, подготовленные Комиссией, легли впоследствии в основу законодательства Екатерины II в 70—80-х годах. Конечно, Екатериной и ее сотрудниками было использовано лишь то, что не нарушало интересов господствующего класса; так, не имело никаких последствий обсуждение в Комиссии крестьянского вопроса. Комиссия выполнила политическую задачу — укрепление власти нового правительства, и ее закрытие стало неизбежным. Дворянское правительство не могло допустить превращения Комиссии в длительно или постоянно действующее выборное учреждение с законодательными функциями.