Реформы управления


вернуться в оглавление книги...

"Очерки истории СССР. ХVIII век", под ред. Б. Б. Кафенгауза
Москва, 1962 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

РЕФОРМЫ УПРАВЛЕНИЯ

«Монархия XVII века с боярской думой не похожа на чиновничье-дворянскую монархию XVIII века», — говорит В. И. Ленин. В России во второй половине XVII в. царь управлял при содействии Боярской думы и посредством целой системы нейтральных учреждений, называвшихся приказами. Между приказами не было правильного распределения дел, среди них имелись приказы, ведавшие определенным кругом дел, но рядом с ними были областные приказы, управлявшие из центра, из Москвы, всеми делами отдельной части страны. Первым учреждением нового типа явился Преображенский приказ, задачей которого было преследование политических преступлений, какими являлись «бунт», измена, заговоры против госудаственной власти, высказывания против царя. Преображенский приказ выполнял эти задачи с 1695 г. Политические преступления были выделены из ведения других приказов, деятельность Преображенского приказа распространялась на всю страну. Это был первый шаг к созданию централизованных учреждений.
В царствование Петра I стало ясным неудобство распыления финансов между множеством приказов, так как каждый из них собирал налоги с какой-либо части страны и тратил сборы на свои цели. Для сосредоточения государственных средств по возможности в одном или в немногих учреждениях в 1699 г. была учреждена Бурмистерская палата, или Ратуша. Она являлась органом самоуправления посадского (городского) населения и вместе с тем была центральным финансовым учреждением. На местах в городах были «земские избы» с выборными от купечества. Ратуша лишила доходов ряд крупных и мелких приказов, терявших тем самым свое значение. Но вместе с тем возникли новые приказы, основанные в связи с новыми потребностями: Адмиралтейский приказ ведал сооружением флота, Военный приказ — армией, Рудный управлял горной промышленностью. В 1718 г. приказы были упразднены и взамен их созданы новые учреждения, получившие название коллегий. Сначала было 9 коллегий, затем — 10. Коллегия чужестранных дел заменила прежний Посольский приказ и ведала всеми сношениями с иностранными государствами. Воинская коллегия во главе с Меншиковым ведала делами армии, Адмиралтейств-коллегия руководила военно-морским флотом, Юстиц-коллегия являлась судебным ведомством. Камер-коллегия была центральным финансовым учреждением, собиравшим налоги и прочие сборы и государственные доходы (Ратуша к этому времени потеряла уже свое прежнее финансовое значение). Коммерц-коллегия ведала делами внешней торговли, Берг-коллегия руководила горной промышленностью. Мануфактур-коллегия ведала прочими отраслями крупной промышленности (полотняной, шелковой, суконной, стеклянной и пр.). Штатс-контора на положении коллегии ведала государственными расходами. Ревизион-коллегия осуществляла контроль в отношении государственных доходов и расходов. В состав каждой коллегии входили президент, вице-президент, 4 советника, 4 асессора (т. е. помощника) и секретарь. Коллегиальность, а не единоначалие в управлении являлась одной из отличительных черт новых учреждений.
В «Главном регламенте», или уставе, определявшем порядок работы коллегий, было указано, что члены коллегии на заседаниях должны о каждом деле «обстоятельно» рассуждать, после чего следовало голосование. Регламент требовал свободного выражения мнения каждого члена с занесением разногласий в протокол: «Каждый член по своей присяге и должности обязан, пока о котором деле рассуждают, мнение свое свободно и явственно объявлять, по первому своему разумению, не взирая на персону».
Деятельность каждой коллегии, в отличие от приказов, распространялась на всю территорию России. Круг дел, подлежащих ведению каждой из них, был точно определен и не совпадал с другими коллегиями. Коллегии были учреждениями более правильно построенными, чем приказы, и их устройство было тщательно продумано.
В XVII в. указы писались от имени царя и Боярской думы, они начинались обычно словами: «Великий государь указал и бояре приговорили». Царь управлял вместе с Боярской думой, являвшейся аристократическим советом, в который назначались крупнейшие землевладельцы-феодалы.
Но с конца XVII в. значение Боярской думы падает, и в начале XVIII в. она прекратила свое существование. В думе в начале царствования Петра было 182 члена, в 1699 г.— 112 человек, а в 1702 г. — только 86. Старые бояре умирали, а новых пожалований в бояре Петр почти не проводил. Частые отлучки его на фронт или за границу также затрудняли заседания Боярской думы. Но и в уменьшенном составе дума не собиралась полностью, так как многие бояре были в отъезде, управляли на местах уездами, находились на войне, а кое-кто был сослан подальше от Москвы. Даже те бояре, которые жили в Москве, не всегда приглашались на заседания думы; обычно на заседаниях присутствовало от 30 до 60 человек.
С начала войны со шведами Петр еще реже бывал в Москве и поручал дела управления нескольким ближайшим к нему лицам. В канцелярию думы, которая называлась «Ближней канцелярией», было приказано съезжаться на совещания тем, кто управлял важнейшими правительственными учреждениями. Их было совсем немного, лишь 8 человек, назывались они министрами, а сами заседания стали называть «конзилией министров», т. е. советов министров.
Конзилия министров выполняла указы царя. Военные обстоятельства заставили Петра узаконить эти перемены в управлении. Уезжая в 1711 г. в Прутский поход против турок, Петр распорядился учредить Сенат из 9 членов-сенаторов, который должен был заменять царя в его отсутствие. Сенату, как писал Петр, все должны были подчиняться, как «нам самому». Это было высшее бюрократическое учреждение. Сенату поручалось прежде всего руководить сбором налогов и других доходов, так как «деньги суть артерии войны», — говорил Петр. Сенат был занят рекрутскими наборами, надзором за судом, наблюдением за службой дворян, устройством казенной продажи соли, дававшей большой доход казне, торговлей с Китаем и с Персией и т. п. Постепенно вместо этого несколько случайного перечня дел задачи Сената уточнялись, он стал высшим исполнительным и распорядительным учреждением по делам внутреннего управления. В своей деятельности Сенат был тесно связан с местными властями, воеводами и губернаторами, которым он отдавал распоряжения. Для сношения Сената с местами при нем состояло по два комиссара от каждой губернии.
На Сенат, кроме того, была возложена подготовка новых законов, которые представлялись на утверждение царю. Сенат был также высшим судебным учреждением. Ему принадлежал надзор над судами, в Сенат можно было подавать ходатайства о пересмотре судебных решений (апелляция).
Государственная власть в это время должна быть определена как абсолютизм, или самодержавие. В 1716г. в Воинском уставе в следующих словах была определена сущность абсолютизма: «Его величество есть самовластный монарх, который никому на свете в своих делах ответу дать не должен», и управляет государством «по своей воле и благомнению». Петр I полновластно правил при помощи новых чиновничье-дворянских учреждений. Самодержавная власть и чиновники должны были укрепить господство дворян, а также содействовать обогащению купечества. Новые учреждения должны были оградить эксплуататорские классы от повторения народных восстаний и подавлять недовольство народных масс.
Одновременно с учреждением Сената была введена новая должность — «фискалов», которые должны были осуществлять контроль и надзор за деятельностью властей, в особенности в отношении казенных доходов и расходов. Во главе их стоял обер-фискал, состоявший при Сенате. О задачах обер-фискала в петровском указе сказано: «Должен он над всеми делами тайно надсматривать и проведывать про неправый суд, также в сборе казны и прочего, и кто неправду учинит, то должен фискал позвать его пред Сенат».
В помощь обер-фискалу были определены четыре фискала, два из которых были из дворян и два из купечества. На местах в каждой губернии также назначались по четыре фискала. Они раскрыли много злоупотреблений. Обер-фискал Нестеров обнаружил воровство сибирского губернатора князя Гагарина, который утаивал от правительства запасы хлеба, брал взятки, присвоил алмазы, купленные в Китае для царского двора, и т. п. Гагарин был казнен. Фискалы вызвали ненависть со стороны правящего класса, сенаторы бранили их «антихристами и плутами».
Выявляя хищения и злоупотребления, они сами не всегда оставались чистыми. Обер-фискал Нестеров, возглавлявший деятельность всех фискалов, был обвинен в хищении и в получении крупных взяток. Он был присужден за это к смертной казни.
Кроме того, был устроен прокурорский надзор. Прокуроры вместе с фискалами были подчинены генерал-прокурору. Генерал-прокурор созывал сенаторов, руководил заседаниями и являлся начальником сенатской канцелярии. Надзор генерал-прокурора распространялся на всю страну через прокуроров и фискалов. В указе «О должности генерал-прокурора», написанном в значительной части самим Петром, генерал-прокурор был назван «оком нашим и стряпчим о делах государственных».
Это была высшая бюрократическая должность; генерал-прокурор проводил надзор за всеми учреждениями, начиная с Сената.
В состав сенаторов царь назначил ближайших сотрудников, среди которых были умные и энергичные люди, нередко, однако, также позволявшие себе злоупотребления. Один из них, сенатор и видный дипломат Шафиров, пользовался своим положением для покрытия хищений своего брата, ухитрившегося получать лишнее жалованье по службе. Когда в Сенате обсуждали это дело, обер-прокурор Скорняков, заменявший генерал-прокурора в его отсутствие, потребовал, чтобы Шафиров покинул на время заседание. Но Шафнров вскипел, отказался выйти и обозвал сенаторов своими неприятелями и ворами.
Эта ссора привела к расследованию, суд приговорил Шафирова к смертной казни за растрату казенных денег и другие злоупотребления. Но на месте казни, когда Шафиров положил голову на плаху и палач уже взмахнул топором, был объявлен приказ Петра о помиловании Шафирова ввиду его прежних заслуг, и смертная казнь была заменена ссылкой. Обыкновенно сенаторы и другие вельможи отделывались ударами знаменитой дубинки Петра I. Чаще всего дубинка гуляла по спине Меншикова, которого, однако, Петр до конца своей жизни ценил за заслуги. Поколотив его тайно в токарной, он говорил Меншикову: «Теперь в последний раз дубина; ей, впредь, Александра, берегись!»
Вместе с реформой центральных правительственных органов было изменено управление церковью. Патриарх Адриан, глава русской церкви, умер в 1700 г. Петр не назначил ему преемника, а поручил руководство церковными делами рязанскому митрополиту Стефану Яворскому в качестве «местоблюстителя патриаршего престола». В 1721 г. была учреждена «духовная коллегия», или Синод, по образцу других коллегий, с президентом, вице-президентом и другими членами, назначенными из духовенства. Синод должен был заменить патриарха.
Значение этой меры заключалось в подчинении церкви светской власти, в усилении самодержавия. Борьба патриарха Никонa в XVII столетии, стремившегося поставить патриаршую власть выше царской власти, была еще у всех в памяти. Теперь высшая церковная власть в лице Синода, как одна из коллегий, была подчинена светской власти. В особом «духовном регламенте» указывалось, что от Синода и от соборного правления нельзя «опасаться отечеству мятежей и смущения».
Была сделана впервые попытка ограничить церковь и монастыри в распоряжении своими огромными богатствами. Церковь владела крестьянами и землями; подобно помещичьим крепостным, монастырские крестьяне также обязаны были отбывать барщину и платить оброк. Теперь для управления церковными и монастырскими имениями было учреждено особое ведомство — Монастырский приказ, во главе которого стояло не духовное лицо, а светский чиновник. Было установлено определенное число монахов для каждого монастыря, в указах того времени нередко они называются «тунеядцами». Монастыри имели право получать доход не со всех своих имений, а лишь с части их, а другая часть управлялась чиновниками Монастырского приказа, и доход с них шел в государственную казну.
Местное управление также было преобразовано. Власти на местах должны были обеспечить взимание налогов и т. п. Кроме того, местные власти ловили беглых крестьян и возвращали их владельцам и должны были подавлять крестьянские восстания. В XVII столетии страна была разделена на уезды, число которых достигало 150; каждый уезд управлялся воеводой, который сносился по всем делам непосредственно с центром, со столичными приказами. Крайняя дробность областного деления и вместе с тем его централизация затрудняли руководство. Уже во второй половине XVII столетия делались отдельные попытки укрупнить областное деление.
С конца XVII и в первой четверти XVIII в. постепенно происходило множество изменений в местном управлении, нарушавших прежнюю уездную систему. Во время азовских походов началось строительство флота на реке Воронеже. Для этого был устроен Адмиралтейский приказ, которому были подчинены соседние уезды в административном отношении. С присоединением Азова этот город становится центром управления обширной территории от Таганрога на берегу Азовского моря до Тамбова. С основанием Петербурга туда был назначен Меншиков в чине губернатора, ему были подчинены отвоеванные у шведов земли, а также Новгород, Белоозеро, Олонец и другие ближайшие русские уезды. В связи с необходимостью укрепить западную границу, Смоленск становится центром управления западными уездами.
Киев также в целях построения крепостей становится крупным административным центром с подчинением ему Чернигова, Нежина, Белгорода. Народные восстания также побуждали правительство к изменению и к укреплению местного управления. Астраханское восстание привело к назначению доверенных лиц в Казань и Астрахань.
Так незаметно расстраивалось старинное уездное деление и складывались будущие губернии. Наконец, в 1708 г. было указано «для всенародной пользы учинить 8 губерний»: Московскую, Ингерманландскую (из новых присоединенных прибалтийских районов с Петербургом), Киевскую, Казанскую, Архангельскую, Азовскую, Смоленскую, Сибирскую. Впоследствии число губерний было доведено до 10. Прежние уезды были распределены по губерниям, и воеводы, стоявшие во главе уезда, подчинялись губернаторам. Затем уезды были ликвидированы и вместо них губернии делились на «доли». Территория каждой доли должна была включать немногим больше 5500 крестьянских дворов. «Долей» управлял чиновник, названный ландратом и подчиненный губернатору.
Однако губернии в свою очередь оказались слишком обширными административными округами, это привело к новому преобразованию местного управления. В 1719 г. вместо губерний страна была разделена на 50 провинций. Каждая из провинций в свою очередь делилась на «дистрикты». В дистрикте было от 1500 до 2000 дворов крестьянского населения.
Провинции и дистрикты явились новым, более правильным и единообразным территориальным делением страны. Губернии, однако, не вполне утратили свое значение, — в прежнем губернском городе продолжал оставаться губернатор; он управлял непосредственно ближайшей провинцией, но и в военных и в судебных делах губернатору подчинялись и другие провинциальные воеводы. Прежние губернии оставались, таким образом, в качестве военных и судебных округов.
Каждой провинцией управлял воевода, важнейшей задачей которого был сбор податей и понуждение населения провинции к выполнению рекрутской и других государственных повинностей. Дистриктом управлял земский комиссар, ведавший сбором налогов, он же в качестве полицейского чиновника должен был бороться с нарушением законов. Эти должности заполнялись дворянами.
Примером этих учреждений может служить провинциальная канцелярия города Пошехонья. Обычно день в ней проходил следующим образом. Воевода Пошехонской провинции подполковник М. И. Хитрово 24 января 1724 г. прибыл утром в канцелярию, сел за «присутственный» стол и приказал секретарю доложить бумаги, пришедшие из центральных правительственных учреждений. Военная коллегия предписывала выслать на военную службу дворян — капралов Азовского полка, проживающих в отпуску в своих имениях. Воевода распорядился послать об этом указы в дистрикты, где земские комиссары должны были разыскать укрывавшихся капралов. Коммерц-коллегия прислала в Пошехонье указ с правилами по обработке пеньки. Пока воевода был занят этими делами, в канцелярии дожидались просители. Первым воевода принял челобитье (прошение) местного дворянина капитан-лейтенанта Преображенского полка Мурзина, поданное его дворовым. Мурзин доносил, что в его деревне разбойники напали на мельницу, били и жгли мельника, и, забрав пожитки и деньги, скрылись. Воевода приказал допросить мельника. Затем сельский выборный привел дезертира, беглого рекрута, вернувшегося в родную деревню. Воевода распорядился снять с дезертира допрос.
Воевода руководил деятельностью других учреждений в провинции, наблюдал за сбором податей, за выполнением рекрутской повинности, судил, допрашивал обвиняемых с применением пыток и т. п.
Писатель того времени Посошков сообщает, что тюрьмы были переполнены колодниками, среди которых было много невиновных. «А по мелким городам, — говорит Посошков, — многие и дворяне приводят людей своих и крестьян и отдают под караул». Это значит, что помещики приводили для наказания к местным властям своих крепостных крестьян, возбудивших недовольство дворянина. Вместе с тем Посошков сам рекомендует при допросах употреблять пытки: если обвиняемый «сомнется в словах своих... то немедля и в застенок и спросить уже с пристрастием и с розыску», т. е. с применением пыток.
Суд также был преобразован. В крупных городах были учреждены надворные суды; они состояли из председателя и нескольких членов, т. е. были коллегиальными. Председателем являлся губернатор, или воевода. В остальных городах были учреждены «нижние», или провинциальные суды. Высшей судебной инстанцией стал Сенат, а непосредственно судами ведала Юстиц-коллегия. Впервые судьи и воеводы должны были получать казенное жалованье. Однако за скудностью казны жалованье почти не выдавалось, судейские чиновники и сами судьи по-прежнему «питались от дел», т. е. получали от просителей взятки. В одной из пьес петровского времени герой говорит просителю, направлявшемуся в суд:
Куда же ты идешь с пустыми руками?
Ведь к секретарям надобно идти с дарами.

Новые учреждения заполнялись чиновниками большей частью из дворянства, а частью за счет притока «разночинцев». Суд носил классовый характер, защищал дворян, тогда как крестьяне и даже купечество оставались беззащитны. Тот же Посошков рассказывает в своем сочинении, что в Новгороде в канцелярии провинциального суда полковник Порецкий «бранил меня всякою скверною бранью и называл вором и похвалялся посадить меня на шпагу, а за что посадить хотел, вины своей ни малые не знаю». Это оскорбление было нанесено Посошкову в присутствии судейских чиновников и дворян. Он пытался жаловаться, но жалоба его не имела успеха. Полковник избежал суда и наказания, так как он сослался на неподсудность военных провинциальному суду: «Я-де судим в Военной коллегии, а у вас-де в Новгороде отвечать не буду».
Классовый характер новых государственных учреждений отчетливо проявился в деятельности Преображенского приказа и Тайной канцелярии. Задачей этих учреждений являлась борьба с политическими преступлениями. За 1695—1709 гг. было привлечено к суду Преображенского приказа 106 дворян и 223 крестьянина. При этом из числа крестьян были оправданы только 16 человек, или 8%, осуждено, 84,4%, умерло от пыток — 7%, бежало — 0,5%. Из привлекавшихся к суду дворян было оправдано 52 человека, что составляло 57,7%, осуждено — 40%, умерло от пыток — 2,3%.
Судебная процедура в Преображенском приказе проходила таким образом, что крестьяне были почти лишены возможности оправдаться. Крестьян чаще пытали, и при этом пытки применялись как к обвиняемым, так и к свидетелям. Дворян-свидетелей редко пытали, и они получали меньшее число ударов под пыткой. Крестьянам обычно набивали колодки и держали их в грязных и душных помещениях, тогда как дворяне часто оставались под домашним арестом.
Исключительно жестокой была расправа со стрельцами после восстания 1698 г. После пыток было казнено 799 человек, а трупы их оставались на площадях и кремлевских стенах в продолжении пяти месяцев и наводили ужас на население столицы. Массовые казни производились над участниками восстания в Астрахани в 1705 г.
Дворяне обычно начинали службу в гвардии солдатами, затем служили в гвардии или армии офицерами, или же несли гражданскую службу в новых учреждениях. Дворянская служба получила теперь более правильный порядок. В 1722 г. была введена «Табель о рангах всех чинов воинских, статских и придворных». Табель отделила гражданскую службу от военной, каждый вид службы был разделен на 14 классов, или степеней, по которым проходила служебная карьера дворянина. В военной службе к 14-му классу был отнесен чин прапорщика, следующими были подпоручик, штабс-капитан и т. д.; высшими военными званиями были фельдмаршал и генералиссимус. Табелью было положено начало выслуги чинов продолжительной и безупречной службой, вместо получения их в зависимости от знатности.
В табели о рангах Петр писал, что без прохождения службы с низших чинов даже сыновья знатнейшего дворянства не будут получать чины: «Мы для того никому никакого ранга не позволяем, пока они нам и отечеству никаких услуг не покажут». Лица не дворянского происхождения, дослужившиеся до обер-офицерского чина, получали дворянское звание.
Также было преобразовано городское управление. Посадское (городское) население издавна имело свое самоуправление, собиралось на посадский сход. Посад делился на слободы и сотни.
На посадских сходах избирались старосты с целовальниками, ведавшие сбором налогов и выполнением купеческих служб. Над ними стояли воеводы, подчинявшиеся приказам. Купечество тяготилось зависимостью от произвола воеводы и других чиновников.
После присоединения Азова в 1696 г. было приступлено к строительству флота для Азовского и Черного морей. Корабли строились на средства дворянства, монастырей и купечества. Для выполнения этой повинности купечество избрало комиссию из пяти богатейших московских купцов, или гостей, которая стала называться Корабельной палатой. Она явилась предшественницей более широкого постоянного купеческого учреждения. В 1699 г. был издан указ об устройстве в Москве для руководства всем купечеством и городскими делами Бурмистерской палаты, или Ратуши. Она состояла из выборных от купечества — бурмистров, и во глазе ее находился в качестве президента «гость» Иван Панкратьев, до того возглавлявший Корабельную палату. Члены ее, бурмистры, выбирались на сходах московскими купцами и ремесленниками. Во всех городах было введено такое же самоуправление (земские избы). Суд над городским населением и сбор налогов изымались из ведения чиновников и передавались этим выборным людям. Новые выборные учреждения — Ратуша в Москве и земские избы в других городах — соответствовали интересам наиболее богатой части купечества. Но с учреждением губерний Ратуша и земские избы потеряли свое значение и стали подчиняться губернаторам.
Позднее, в 1718—1720 гг., в городах были введены магистраты, которым поручались суд над посадским населением, раскладка налогов и других повинностей, городское благоустройство и выполнение некоторых полицейских обязанностей.
Население городов делилось на две группы. «Регулярные граждане» состояли в ведении магистратов и в свою очередь делились на две гильдии; к первой гильдии принадлежали крупные торговцы, богатейшие люди, ко второй гильдии — мелкие торговцы и частью ремесленники. К «нерегулярным» гражданам, не подлежавшим ведению магистрата, относились жившие в городах чернорабочие и прислуга. Регулярные граждане избирали из числа «первостатейных», т. е. наиболее богатых горожан, членов магистрата — бурмистров и ратманов. Нерегулярные граждане, т. е. значительная часть трудового населения города, были лишены права участвовать в выборах.
Для руководства городскими магистратами был учрежден Главный магистрат, который наравне с коллегиями подчинялся Сенату. Во главе Главного магистрата стоял князь Трубецкой, а его помощником был купец Исаев. В регламенте главному магистрату ставилась задача собрать «всероссийское купечество, яко рассыпанную храмину».
Эти преобразования имели определенный классовый характер, они содействовали дальнейшему возвышению дворянства и укрепляли нарождавшуюся буржуазию.
В XVII в. регулярной, правильно обученной армии не существовало. Все дворяне обязаны были служить начиная с 15 лет; они составляли кавалерию, делившуюся на полки, причем дворянство каждого уезда входило в особый полк. Каждый являлся на службу со своими крепостными слугами.
Предшественником регулярной армии были так называемые «солдатские», «рейтарские», «драгунские» полки, они также частью распускались в мирное время и собирались на учение лишь осенью. Кроме того, в военное время собирались «даточные», т, е. ополченцы, по одному человеку с определенного числа крестьянских дворов.
Правильно обученная регулярная армия была создана при Петре I. Ее основой были «потешные» Семеновский и Преображенский полки, хорошо обученные и показавшие себя с отличной стороны не только на больших маневрах, но и под Азовом и в сражении под Нарвой, где эти два полка крепко бились со шведами.
Накануне войны со шведами было положено основание новому порядку набора в армию. С 1699 г. были установлены правильные рекрутские наборы, заключавшиеся в том, что все податное, или «тяглое», население (крестьяне и посадские) должно было выставлять по одному рекруту с каждых 20—30 дворов. Рекруты оставались на военной службе всю жизнь или до инвалидности. Они проходили тщательное военное обучение, получали казенное обмундирование и вооружение. Служба была тяжела. Для борьбы с побегами рекрутов клеймили, накалывая на левой руке крест и затирая его порохом. К концу царствования Петра общая численность регулярных войск составила 210500 человек, а вместе с нерегулярными казацкими войсками — 318500 человек.
Дворяне служили все, они начинали службу рядовыми в гвардейских или других полках или проходили обучение в особых школах, артиллерийских и других. Часть дворян посылалась за границу, в особенности для обучения морскому делу.
В 1716 г. был издан воинский устав, который определял порядок в армии в военное и мирное время. Устав требовал от офицеров активности и самостоятельности.
У Австрийский посол Отто Плейер писал о русской армии: «Относительно военных сил Россия... надо весьма удивляться, до чего они доведены, до какого совершенства дошли солдаты в военных упражнениях, в каком они порядке и послушании приказам начальства и как смело ведут себя в деле, ни от кого не услышишь и слова, а тем менее крика».
В этот период возник русский военно-морской флот. Сначала корабли строились в расчете на плавание на Азовском и Черном морях, а затем началось сооружение Балтийского флота. Главнейшими видами судов были; 1) крупные корабли с 2—3 палубами, снабженные большим числом орудий, от 40 до 100 пушек; 2) фрегаты, имевшие до 30 пушек; 3) корветы и шнявы, вооруженные 18 пушками; 4) галеры с 1 пушкой на носу, ходившие преимущественно под веслами. К концу первой четверти XVIII в. в Балтийском флоте было до 40 крупных линейных кораблей, 16 фрегатов, 100 более мелких судов и большое количество галер. Состав морского экипажа превышал 27 тыс. человек.
Быстрота, с которой строился русский флот, и отличное качество кораблей удивляли современников. Иноземец Берхгольц, долго живший в России, писал, что русские корабли «так превосходно сделаны, как нигде в свете, и что такого корабля, как «Екатерина» (на котором в нынешнем году плавал император), если рассматривать его со стороны устройства и красоты, даже нет ни в Англии, ни в других государствах».
В 1720г. был издан «Устав морской», являвшийся сводом законов о распорядке морской службы в мирное и военное время. В предисловии к уставу указывалось на необходимость для России иметь сильный флот: кто «едино войско сухопутное имеет — одну руку имеет, а который и флот имеет — обе руки имеет».
Изменения происходили и в дипломатической службе. Прежде отправка за границу посольств происходила лишь в экстренных случаях, когда требовалось вести те или иные переговоры или заключить договор. В России в XVII столетии были выдающиеся дипломаты, но отсутствие постоянных русских представителей за границей лишало правительство возможности оказывать в полной мере влияние на международные дела. В начале XVIII в. были созданы постоянные посольства, в западноевропейские государства были направлены русские послы, агенты и консулы. Это позволило русскому правительству быть в курсе всех международных отношений и в каждом случае защищать интересы нашей родины. Представители России участвовали в ряде крупных европейских конгрессов.
После окончания победоносной войны со Швецией, в 1721 г., по предложению Сената Петр I принял новый титул — императора; страна стала называться Российской империей. Этим подчеркивались возросшая военная мощь и новое международное положение государства. Вместе с тем происходило укрепление самодержавной власти. Усиление царской власти проявилось в новом законе 1722 г. о наследовании царского престола, согласно которому царствующий император мог по собственному усмотрению назначить себе преемника.
Таким образом, в первой четверти XVIII в. был создан аппарат чиновничье-дворянскои империи. Новые учреждения, как и новая армия, упорядочили работу администрации, но при этом прежде всего были обеспечены выгоды и преимущества господствующего класса. Новые государственные учреждения должны были охранять господство дворянства в стране, самодержавная власть способствовала сохранению крепостного гнета, подавлению народных восстаний.