Народные восстания


вернуться в оглавление книги...

"Очерки истории СССР. ХVIII век", под ред. Б. Б. Кафенгауза
Москва, 1962 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

НАРОДНЫЕ ВОССТАНИЯ

В начале XVIII в. развертывается острая классовая борьба. Крестьянство, придавленное крепостным гнетом, и городская трудовая масса берутся за оружие. В 1705 г. вспыхнуло восстание в Астрахани, в том же году восстала Башкирия, а два года спустя, в 1707 г., разразилось восстание на Дону.
Астрахань, расположенная в устье Волги и Каспийского моря, была крупнейшим пунктом торговли с Востоком. Сюда приезжали купцы из Персии и Индии с шелком, тканями и другими товарами. В городе было три торговых двора — русский, индийский и армянский, в которых помещались приезжие купцы со своими товарами; было много ремесленников. На Волге и в Каспийском море имелись обильные рыбные промыслы, здесь ловили осетров и белуг. Поблизости от города были расположены селитренные заводы, а в степи — соляные озера, где добывалось около миллиона пудов соли в год. На приисках и заводах было много рабочего люда. В центре Астрахани был расположен кремль с каменными высокими стенами, в городе стоял гарнизон из солдат, стрельцов и иноземцев, состоявших на русской службе.
У астраханцев накопилось немало поводов для недовольства. Рыбные промыслы были отданы богатейшим промышленникам, соль — предмет первой необходимости — продавалась из казны вдвое дороже, чем обычно. Было установлено множество новых налогов, введен сбор с домашних бань по 1 руб. 15 коп., сбор с погребов и с каждого «дыма» (т. е. с печи, очага), взимали налог с домашнего приготовления пива и браги, повышены были пошлины на все товары, с лавок и возов. К этому прибавились насилия со стороны местных властей. Во главе управления стоял воевода Астрахани боярин Ржевский. Он заставлял солдат и других подчиненных работать лично на него, рубить лес на дрова, возить сено. В начале 1705 г. было проведено сокращение выдачи стрельцам и солдатам ржи и овса («хлебное жалованье»). Иноземцы-офицеры с высокомерием относились к русским. Попытки астраханцев жаловаться на новые сборы и произвол администрации были неудачны. В Астрахани возник солдатско-стрелецкий заговор. Стрельцы и солдаты находили поддержку у посадского населения.
Толчком к восстанию послужил указ об обязательном бритье бород и о ношении немецкого платья. Кроме налога на бороды (даже с самых бедных людей в Астрахани брали по 10 коп. за дозволение не брить бороду), особенное недовольство возбудил указ об обязательном ношении короткого иноземного платья. Воевода не дал срока для шитья платья по новым образцам, а в праздник приказал обрезать у астраханцев, шедших в церковь, длинное платье. «Усы и бороды, ругаючи, обрезывали с мясом»,— жаловались астраханцы. В городе распространялись нелепые слухи о скором запрещении на 7 лет играть свадьбы и о приказании выдать всех девиц замуж за иноземцев. С перепугу астраханцы в воскресенье 29 июля 1705 г. сыграли сразу 100 свадеб.
В ночь на 30 июля началось восстание. Восставшие убили двух офицеров и трех иноземцев-матросов. На другой день собрали сходку, или казацкий «круг». Воеводу Ржевского нашли спрятавшимся в курятнике, привели его на круг и убили; всего было убито до 300 человек. Вместо воеводы был избран совет старшин, в который вошли выборные люди из горожан и стрельцов во главе с богатым купцом, или «гостем», Яковом Носовым. Восставшие захватили селитренные заводы под Астраханью, пороховой склад, таможни, казну. К восстанию примкнули ближайшие города: Красный Яр, Черный Яр, Гурьев; также восстали терские казаки.
Против восставших были направлены войска под начальством Шереметева. В Астрахань была послана царская грамота с призывом принести повинную. С получением грамоты богатые астраханцы, торговые люди и духовенство написали повинную. В тридцати верстах от города Шереметева встретили представители купцов, стрелецких начальников и духовенства. Но бурлаки и «работные люди» с промыслов, солдаты, стрельцы и мелкие ремесленники решили Шереметева в город не пускать.
Тогда царские войска приступили к атаке; после отчаянного сопротивления восставшие вынуждены были отступить и засели в крепости. На другой день после бомбардировки города царской артиллерией они вынесли в знак покорности к воротам города топор и плаху. Шереметев приказал восставшим сложить оружие и выдать ключи от города и городскую печать. Когда войска вошли в город, по всему пути до астраханского кремля в знак покорности астраханцы лежали на земле, прося о помиловании.
Следствие по астраханскому восстанию тянулось долго, наиболее деятельных его участников допрашивали и пытали в Москве (в селе Преображенском). Зимой 1707/08 г. в Москве на Красной площади отсекли головы 30 человекам, 242 человека были повешены на виселицах на дорогах к Москве, 43 человека были обезглавлены в селе Преображенском.
Одновременно с Астраханью восстала Башкирия (1705 г.) По своему характеру это восстание отличалось от астраханского: его возглавляли башкирские феодалы, стремившиеся к отделению от России. В Башкирии гнет со стороны царского правительства соединялся с жестокой эксплуатацией трудового народа местными башкирскими феодалами. Башкиры были кочевниками, но часть их переходила к полуоседлоыу быту, сочетая кочевое хозяйство с земледелием. Феодальная знать в Башкирии, так называемые «тарханы» и «батыри», сосредоточили в своих руках землю и рыбные ловли, они занимались также торговлей. Богатство тарханов и батырей заключалось главным образом в табунах лошадей, стадах верблюдов, отарах овец и коз. Каждый из них имел от 500 до 2000 голов скота; у тархана Алдара даже было 8000 лошадей. Тарханы и батыри были окружены многочисленной дворней и полукрепостным населением. Рядовые башкиры обязаны были работать на них и уплачивать оброк. Кроме того, богатые башкиры имели рабов, в которых превращали пленных. Рабов в качестве ценного товара продавали на Восток. Недовольство населения усиливалось в результате роста налогов. В 1704 г. в Уфу были посланы прибыльщики со списком новых налогов.
Башкирское население отказалось от уплаты новых поборов. Тогда сюда были направлены шесть полков во главе с Александром Сергеевым, который требовал с башкир тысячи подвод и лошадей и разыскивал беглых русских крестьян. Сергеев собрал в Уфе знатных башкир и духовенство, запер их в «огород», приставил караул и поил вином, что запрещено магометанам религиозными правилами.
Восстание началось в 1705 г. Руководство восстанием захватил сын киргизского хана султан Мурат. Он переправился на Кубань, оттуда в Крым и далее в Константинополь, где просил помощи у турецкого султана против русских. Вернувшись в Россию, он попал в плен и был казнен. После него восстание возглавили батыри Кусюм и Алдар.
Таким образом, руководство восстанием захватили башкирские феодалы, стремившиеся к отрыву от России; они имели в виду лишь свои классовые интересы — сохранение феодального гнета в Башкирии.
В начале 1708 г. восставшие разорили деревни в 30 верстах от Казани. Восстание перекинулось на реку Каму и на берега реки Вятки. Казань спешно укреплялась властями, к ней были стянуты войска. Вместе с тем правительство старалось привлечь на свою сторону башкирских феодалов. Князь П. И. Хованский, посланный с войсками на усмирение, вступил в переговоры с башкирской знатью. Правительство направило против башкир калмыцкие войска, натравливая таким образом одни народы Поволжья на другие. Башкирские отряды отступили на восток, нападали на уральские заводы и действовали в Зауралье.
Башкирские феодалы желали создать мусульманское государство, которое было бы вассалом Турции, они вели сношения с крымским ханом и с турецким султаном и стремились к беспрепятственной эксплуатации трудовых башкир, татар и чувашей. Восстание было подавлено в 1711 г.
О самом мощном из восстаний этого времени, происходившем на Дону, было сложено много песен:
Воскрутился, возмутился наш батюшка Тихий Дон
Со вершинушки вплоть до устьица,
До того ли городу до Черкасска...

В низовьях Дона вокруг казацкого центра, города Черкасска, жили зажиточные казаки. Они торговали с Москвой и даже с Турцией, они же давали деньги на морские походы, когда казачьи флотилии спускались в море и нападали на крымские и турецкие берега. Добыча, награбленная в этих походах, попадала главным образом в руки зажиточных казаков. Но среди казаков было много бедняков, или «голутвенных» казаков, которые находились в кабале у богатеев. Их было особенно много в верховьях Дона, куда стекались беглые крестьяне из центра страны и из Украины. Их называли поэтому «верховыми» казаками.
Из Дону казаки имели свое управление, собирались на сходки, или «круги», выбирали атамана и других начальников, называвшихся казацкой «старшиной». Донские казаки должны были охранять границы государства, и за их службу царское правительство посылало им жалованье — деньгами, оружием, сукном и мехами. Дон даже сносился самостоятельно с другими государствами. Донское войско укрывало у себя бежавших от господ крепостных. Дворянство и царское правительство неодобрительно смотрели на вольности казаков и в особенности стремились пресечь бегство на Дон своих крепостных. Помещики обращались к власти с просьбами, или «челобитьями», о возвращении беглых: «Бегают от нас люди и крестьяне с женами и с детьми на Дон и на Хопер и на Медведицу беспрестанно, многие села и деревни запустошили»,— писали они.
Помещики и монастыри получали земли в черноземных местах по верхнему Дону, они селили здесь своих крестьян и выживали казаков. Правительство постепенно стесняло казацкое самоуправление, прежде всего ограничивая право казаков вести дипломатические сношения, так как казацкая дипломатия нередко шла вразрез с политикой правительства. С присоединением Азова (1696 г.) прекратились сношения казаков с другими государствами, и азовский губернатор должен был зорко следить, чтобы казаки не повторяли своих морских набегов; рыбные ловли в устье Дона были также закрыты для казаков.
Восстание вспыхнуло в связи с посылкой на Дон войск во главе с князем Юрием Долгоруким для сыска и возвращения беглых крестьян. Во главе восстания стал казак Кондратий Афанасьевич Булавин, бывший атаман в Бахмуте, где были солеварни с множеством рабочего люда. В ночь на 9 октября 1707 г. восставшие напали на отряд князя Юрия Долгорукова, убили его и уничтожили весь отряд.
Войсковому атаману Лукьяну Максимову было приказано выступить из Черкасска против Булавина. Битва была неудачна для восставших: черкасские казаки захватили множество пленных, из которых десять человек были повешаны на деревьях за ноги, многие расстреляны, некоторым отрезаны носы.
Сам Булавин скрылся. Он проник в Черкасск и даже тайно побывал на войсковом кругу. В этом центре зажиточного казачества также была велика «шатость». Булавин отправился затем в Запорожскую Сечь и там начал переговоры о совместной борьбе против царских войск. Отсюда он рассылал свои обращения, называвшиеся «прелестными письмами», в которых с большой убедительностью выражены цели восстания. Эти письма проникнуты ненавистью к боярам, помещикам и царским чиновинкам. Восставшие выступали как защитники крестьян от крепостного гнета.
«От Кондратия Афанасьевича Булавина и от всего... войска донского в русские города начальным добрым людям, а также и в села и в деревни, посадским торговым людям и всяким черным людям челобитье», — так начинается одно из его писем. Далее в письме говорится, что восставшие стоят за христианскую веру и «за благочестивого царя нашего». «А от нас вы всякие посадские и торговые люди и всякие черные люди обиды никакой ни в чем не сумлевайтесь отнюдь. А которым худым людям, князьям и боярам, и прибыльщикам, и немцам за их злое дело отнюдь бы вам не молчать и не путать».
Повстанческий полковник Лоскут вспоминал о восстании Степана Разина и призывал к новой крестьянской воине. Атаман Голый в своем «прелестном письме» заявлял: «А нам до черни дела нет. Нам дело до бояр и которые неправду делают. А вы голытьба и вся идите из всех городов, конные и пешие, нагие и босые, идите, не опасайтесь, будут вам кони и ружье, и платье, и денежное жалованье. А мы стали за старую веру и за дом пресвятые богородицы и за вас за всю чернь». Так, борьба с крепостническим гнетом и дворянским правительством прикрывалась pелигиозной оболочкой, защитой «старой веры», раскола.
Вернувшись из Запорожья, Булавин сделал своим центром городок Пристанской на реке Хопре. Сюда стекались толпы крестьян и работных людей. Казацкая старшина в Черкасске готовила отпор повстанцам. Встреча произошла 8 апреля 1708 г. близ г. Паншина на реке Лисковатке, однако вместо боя началось братание. «Верховые» казаки перешли на сторону восставших. Булавин получил 4 пушки, обоз и казну с 8 тыс. руб. После этой победы восстали казачьи городки по притокам Дона: Хопру, Бузулуку, Медведице и Северному Донцу.
Не встречая сопротивления, 15 тыс. повстанцев направились к Черкасску и осадили его. Город Черкасск был сильно укреплен, в нем была 51 пушка, имелось много пороху и боевых припасов. Повстанцы завязали сношения с пригородными станицами, а также с черкасскими жителями. На третий день осады Булавин потребовал выдачи атаманов, в противном случае он грозил приступом. Ночью две станицы отложились от Черкасска, и 1 мая в городе вспыхнуло восстание; войсковой атаман Лукьян Максимов и другие старшины были выданы восставшим. После взятия города на войсковом кругу Булавин был избран войсковым атаманом. Максимов и 6 старшин были обезглавлены, многие черкасские казаки были сосланы в дальние городки. В город был привезен хлеб из захваченных казенных запасов, была поделена между повстанцами церковная казна в 20 тыс. руб.
На второй день после занятия Черкасска Булавин обратился через азовского губернатора с письмом к правительству. В этом письме от имени всего казацкого войска он обвинял Лукьяна Максимова во «многих к нам неправдах и разорении и всяких нестерпимых налогах», в присвоении казацкого жалованья и в насилиях.
«И за то их мы войско до смерти побили и вместо их по совету всем войском иного атамана и старшин, кто нам, войску, годны и любы, выбрали и по договору для крепкого впредь постоянства и твердости в книги написали. И от него, великого государя, мы войском не отказываемся и его, великого государя украинных городов, нашествия и разорения никакого не чинили, и отнюдь не помышляем, и желаем всеусердно ему, великому государю, служить по-прежнему».
Булавин хотел, как видно из этого письма, договориться с правительством, получить от него признание своей власти, стремился приостановить наступление правительственных войск против повстанцев. В этом же обращении сказано: «И чтоб его, великого государя, назначенные к нам, войску, к Черкасску также на Дону, по Хопру и по Донцу ратные полки с полководцем к городкам не ходили б». В случае направления против восставших войск Булавин угрожал уходом всех казаков с Дона: «Мы войском реку Дон и со всеми запольными реками ему, великому государю, уступим, и на иную реку пойдем».
Казаки вели переговоры с кубанскими татарами и с запорожцами. Одновременно Булавин обратился к турецкому султану, ища покровительства у турецкого правительства на случай, если не удастся помириться с царем.
Восстание ширилось, захватило Поволжье и нашло отклик в центре страны. Повстанцами были взяты города Камышин и Царицын, а Саратов отбился лишь в результате помощи калмыцкого хана. В Нижнем Новгороде на кремлевской стене появилась надпись: «Быть бунту».
Повстанческие отряды действовали по соседству с Доном в Воронежском, Козловском и Тамбовском уездах. Крестьянские волнения отмечены в 1708 г. в 43 уездах, в том числе даже в столь отдаленных от Дона, как Костромском, Тверском, Смоленском и Звенигородском. Крестьяне нередко громили помещичьи усадьбы, избивали помещиков, забирали земли и отказывались отбывать барщину. На Украину также приезжали повстанцы и предлагали заготовить «острые колья, на чем сажать старшин да подьячих».
Но Булавин допустил крупную ошибку, дробя свои силы. Он послал отряд атамана Некрасова на Волгу, атамана Хохлача отправил к Воронежу, а сам выступил против Азова. 5 июля 1708 г. повстанцы были под крепостью. Попытки прорваться через Матросскую и Плотницкую слободы под Азовом не увенчались успехом. В результате непрерывной стрельбы из Азова, в течение трех часов, повстанцы были вынуждены отступить.
Эта неудача привела к тому, что в лагере восставших подняли голову зажиточные казаки. Заговорщики окружили дом Булавина и начали его обстреливать. Булавин защищался, пока не увидел безнадежность своего положения. Тогда он выстрелил себе в висок; по другим сведениям, он был убит.
Правительственные войска перешли еще ранее в наступление и достигли Черкасска. Войсковые атаманы выдали повстанцев и целовали крест — «не бунтовать и к возмущению никого не прельщать». В Черкасске были казнены 40 участников восстания. Правительственные войска до поздней осени 1708 г. преследовали повстанцев. По Дону плыли плоты с 200 повешенных.
Значение восстания на Дону, как и восстания в Астрахани, заключается в том, что они потрясли крепостной строй и сплотили крестьянство и горожан в их борьбе. Неудача восстаний объясняется их стихийностью, отсутствием руководства со стороны другого революционного класса, пролетариата, которого тогда еще не было, царистским характером восстаний крестьян, еще веривших в «хорошего царя».