Разгром американо-японских интервентов на советском Дальнем Востоке в 1920—1922 годах


вернуться в оглавление работы...

А.И.Мельчин. "Разгром американо-японских интервентов на советском Дальнем Востоке в 1920-1922 годах"
Изд. "Знание", Москва, 1953 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение работы...

Вторжение американских и других иностранных интервенционистских войск на Дальний Восток, на советский Север, на Украину, Северный Кавказ, в Закавказье и Среднюю Азию, а также мятежи свергнутых революцией эксплуататорских классов и остатков разбитых партий — кадетов, меньшевиков, эсеров, анархистов и всякого рода буржуазных националистов, — равно как и белогвардейских генералов, кулацких и казачьих атаманов — все это привело к тому, что Советская страна оказалась окруженной почти со всех сторон, отрезанной от своих основных продовольственных, сырьевых и топливных районов.
«Никогда наше положение не было так опасно, как теперь,— говорил В. И. Ленин в конце 1918 года.— Империалисты были заняты друг другом. И теперь одна из группировок сметена группой англо-франко-американцев. Они главной задачей считают душить мировой большевизм, душить его главную ячейку, Российскую Советскую Республику» (1).
Но рабочий класс и партия большевиков не унывали. Неимоверные трудности этого периода и отчаянная борьба с ними показали, какая неисчерпаемая энергия таится в рабочем классе и до чего велика, неизмерима сила авторитета большевистской партии.
С первых дней появления иностранных империалистов на Дальнем Востоке партия подняла на борьбу против них трудящихся края.
28 августа 1918 года в Хабаровске, еще не занятом интервентами, состоялся созванный по инициативе Дальневосточного комитета партии пятый Дальневосточный съезд трудящихся, который дал следующую оценку начавшейся интервенции империалистов:
«Войска Японии, Соединенных Штатов Америки, Англии и Франции вторглись в пределы Дальнего Востока. Они разрушают наши села и города, убивают наших жен и дочерей, расстреливают каждого, кто не подчиняется их распоряжениям... Они вмешиваются в наши внутренние дела, уничтожая нами избранные Советы, и навязывают нам продажных авантюристов и царских палачей в лице временного сибирского правительства и Хорвата».
Съезд призвал к открытому сопротивлению интервентам, к вооруженной борьбе, к партизанской войне.
Когда 4 сентября 1918 года войска американо-японских интервентов и банды атамана Калмыкова заняли Хабаровск, партийная организация Приамурья ушла в подполье. 17 сентября создается Приамурский областной комитет РКП (б).
Одной из главных задач Областного комитета являлась организация партизанских сил на борьбу с интервентами. Для руководства партизанскими отрядами Приамурья на состоявшемся 10 марта 1919 года в селе Соколовке областном съезде трудящихся был создан Военно-революционный штаб. Председателем штаба был избран командующий партизанскими отрядами Приамурья Д. И. Бойко-Павлов.
Штаб развернул большую работу по организации новых партизанских отрядов из рабочих Хабаровского арсенала, грузчиков Хабаровского порта, моряков Амурской военной флотилии и крестьян-бедняков. В эти отряды влились также освобожденные партизанами из «поездов смерти» рабочие Урала. К весне 1919 года только в районе расположения Военно-
--------------------------------------------
1. В. И. Ленин. Соч., т. 28, стр. 142.
---------------------------------------------
революционного штаба (он находился в селе Бичевое, в 60 километрах от станции Всрино, Уссурийской железной дороги) действовало уже несколько десятков небольших — по 30—50 человек — партизанских отрядов.
Активные боевые действия партизан Приамурья начались с налетов на американские и японские гарнизоны. Так, в апреле 1919 года были разгромлены японские гарнизоны в селах Георгиевке, Переяславке и у Хорского моста.
Все лето 1919 года партизаны, накапливая силы, наносили удары по отдельным гарнизонам интервентов, нарушали железнодорожное сообщение.
2 сентября 1919 года в селе Ново-Алексеевке (близ Хабаровска) состоялась первая объединенная областная партийная конференция городских и сельских подпольных организаций и партийных работников партизанских отрядов. Конференция рассмотрела вопрос о переходе к новой тактике партизанской борьбы и предложила командованию партизан разукрупнить отряды. Опыт вскоре показал, что в условиях дикого террора интервентов и белогвардейцев, когда карательные экспедиции против партизан следовали одна за другой, вопрос о руководстве мелкими партизанскими отрядами приобретал особую важность. Военно-революционному штабу трудно было руководить сотнями партизанских отрядов на огромной территории края от Хабаровска до Сахалина. Вот почему Приамурская партийная организация 2 ноября 1919 года созвала в селе Анастасьевке вторую объединенную партийную конференцию, на которой был детально обсужден вопрос о руководстве партизанским движением. Приамурье было разделено на пять районов партизанских боевых действий (Хабаровский, Хорско-Бикинский, Амуро-Тунгусский, Николаевский и Сахалинский). Во главе каждого района были поставлены командующие — прошедшие боевую школу вожаки партизанских отрядов. Конференция рассмотрела также вопрос об организации зимних партизанских баз.
Также широко развернулось партизанское движение в Приморской области. Первые партизанские отряды Приморья были созданы осенью 1918 года в Сучанском районе. Их организаторами были большевики-подпольщики и бывшие бойцы и командиры Уссурийского фронта. Нелегальные боевые дружины, как вначале назывались эти отряды, были созданы в деревнях Хмельницкой, Серебряной, Фроловке, Казанке и других. В их составе было много рабочих Сучанских копей, ушедших в деревни с приходом на Сучан интервентов.
В целях объединения партизанских сил и организации активной борьбы с интервентами и белогвардейцами 21 декабря 1918 года в селе Фроловке был созван съезд руководителей боевых дружин, на котором было принято решение призвать трудящихся Сучанского района к усилению вооруженной борьбы с интервентами.
Однако подготовить вооруженное выступление не успели. 29 декабря на Сучан прибыл карательный отряд белогвардейского генерала Смирнова. Совместно с солдатами американского гарнизона, расположенного в этом районе, белогвардейцы заняв деревни Казанку, Хмельницкую и другие, устроили в них погром. В Казанке было в один вечер избито 18 человек, в Хмельницкой — 9, в том числе 70-летний старик Гурза.
В Казанке интервентам и белогвардейцам удалось захватить одного из участников подготовки восстания. Его подвергли мучительной казни: шашками отрубили вначале одну руку, затем другую и потом изрубили на куски все тело.
Но вскоре иностранные погромщики на своей шкуре испытали ответные удары народных мстителей — партизан. Для того чтобы нанести сокрушительные удары по врагу, нужно было объединить все силы, связаться с партизанскими отрядами других районов. Для этой цели из района Сучана были посланы связные в Никольско-Уссурийский и Цемухинский районы, где к этому времени также были созданы партизанские отряды.
16 января 1919 года в деревне Гордеевке произошло объединение партизанских отрядов Сучанской и Цемухинской долин. Было создано единое командование. С 22 января начались боевые действия против карателей, в результате которых 4 февраля генерал Смирнов отвел свои части к селению Владимиро-Александровсксе, под прикрытие кораблей интервентов.
В марте 1919 года в освобожденном от белогвардейцев Сучанском районе (с. Фролова) собрался съезд командиров партизанских отрядов Сучана, Ольги, Тетюхе и других центров партизанского движения.
На съезде был создан Временный военно-революционный штаб партизанских отрядов Ольгинского уезда и разработана стройная система руководства отрядами. Дальневосточный комитет партии прислал партизанам своих представителей и боевое пополнение из рабочих и моряков Владивостока, сыгравших большую роль в укреплении партизанских сил Приморья. Среди прибывших были Игорь Сибирцев, Саша Булыга (А. А. Фадеев), Андрей Попов и другие.
В начале мая в селе Анучино, Никольско-Уссурийского уезда, был созван съезд представителей партизанских отрядов всего Приморья, создавший Областной революционный комитет. Руководство этим комитетом и всеми партизанскими силами Приморья Областной комитет партии поручил командированному в Сучанскую долину Сергею Лазо.
Борьба партизан Дальнего Востока в колчаковском тылу оказала огромную помощь Красной Армии, наносившей удар по врагу с фронта.
«Большевики Дальнего Востока, — писала «Правда» в передовой статье 11 ноября 1936 года, — вписали в историю пролетарской революции одну из наиболее ярких, наиболее героических страниц. Тайга стала крепостью обороны. Она родила партизан, «штурмовые ночи Спасска, волочаевские дни». Рядом с именами Чапаева и Щорса имя Лазо огненными буквами вписано в историю социалистических побед».
Переломным моментом в борьбе трудящихся Сибири и Дальнего Востока против интервентов было победоносное осуществление сталинского плана разгрома Колчака. Эта победа была одержана под руководством товарища Сталина, посланного в январе 1919 года В. И. Лениным на восточный фронт в самый тяжелый момент, когда армия Колчака заняла Пермь и стремилась соединиться с американо-английскими интервенционистскими войсками на Севере.
На борьбу с Колчаком были направлены лучшие сыны партии, комсомола, рабочие. Весной и летом 1919 года ЦК РКП (б) командировал на места, главным образом на фронт и на работу в колчаковском тылу, около 1000 ответственных работников. Только за три месяца (март — май) в ЦК по вызову и по собственной инициативе побывало около 6 тысяч местных партийных и советских работников.
По призыву большевистской партии и ее Центрального Комитета тысячи коммунистов добровольно и по мобилизации пошли в Красную Армию. В большинстве партийных организаций было мобилизовано на восточный фронт 20%, а в прифронтовых районах свыше 50% коммунистов. Подводя итоги мобилизации в апреле — июле 1919 года, ЦК РКП(б) писал, что мобилизация «дала не менее 20 тысяч прекрасных красноармейцев» (1).
В апреле 1919 года Красная Армия перешла в контрнаступление и нанесла Колчаку серьезное поражение — его армия была отброшена к Уралу.
В разгар наступательных действий Красной Армии предатель Троцкий предложил прекратить преследование колчаковцев и перебросить советские войска с восточного фронта на южный. Но оставить Урал и Сибирь в руках Колчака значило дать ему возможность с помощью иностранных империалистов оправиться и снова перейти в наступление. ЦК партии отклонил этот предательский план. «Наступление Красной армии против Колчака стало развертываться с новой силой. Красная армия нанесла Колчаку ряд новых поражений и освободила от белых Урал и Сибирь, где Красную армию поддержало мощное партизанское движение, возникшее в тылу белых» (2).
В апреле 1919 года ЦК РКП(б) утвердил составленные
--------------------------------------------------
1. Известия ЦК РКП(б) от 4 июля 1919 гола.
2. История ВКП(б). Краткий курс, стр. 226.
------------------------------------------------
В. И. Лениным «Тезисы Центрального Комитета РКП (б) в связи положением восточного фронта». Центральный Комитет нашей партии призывал трудящихся Сибири и Дальнего Востока оказать всемерную помошь наступающим частям Красной Армии.
Одновременно ЦК РКП (б) дал указание партийным организациям Сибири и Дальнего Востока активизировать боевые действия партизан в тылу врага и утвердил специальный план развертывания партизанской борьбы в Сибири. Для руководства борьбой трудящихся Сибири и Дальнего Востока было создано Дальбюро ЦК РКП (б).
Вожди революции В. И. Ленин и И. В. Сталин внимательно следили за ходом борьбы с интервентами и белогвардейцами в Сибири и на Дальнем Востоке, руководили этой борьбой, призывали не щадить сил и жизни для разгрома врага.
Еще 24 января 1919 года В. И. Ленин, сообщая Реввоенсовету республики о новом маневре Вильсона, пытавшегося путем созыва на Принцевых островах конференции представителей Советского правительства, правительств Антанты и различных белогвардейских «правительств» выиграть время для усиления войск интервентов и белогвардейцев, писал: «Боюсь, что он хочет закрепить за собой всю Сибирь и часть юга, не надеясь иначе удержать почти ничего» (1).
План американских империалистов нужно было сорвать, и В. И. Ленин предлагал Реввоенсовету «напрячь все силы, чтобы в месяц взять и Ростов и Челябинск и Омск» (2).
Позднее В. И. Ленин в письме рабочим и крестьянам в связи с победами над Колчаком, оценивая положение в Сибири, писал:
«Товарищи! Красные войска освободили от Колчака весь Урал и начали освобождение Сибири. Рабочие и крестьяне Урала и Сибири с восторгом встречают Советскую власть, ибо она выметает железной метлой всю помещичью и капиталистическую сволочь, которая замучила народ поборами, издевательствами, поркой, восстановлением царского угнетения. Наш общий восторг, наша радость по поводу освобождения Урала и вступления красных войск в Сибирь не должны позволить нам успокоиться. Враг далеко еще не уничтожен. Он даже не сломлен окончательно» (3).
В августе 1919 года, реализуя директивы Центрального Комитета РКП(б), указания В. И. Ленина и И. В. Сталина, Дальневосточный комитет партии начинает подготовку решительного наступления против войск интервентов и белогвардейцев. Для разработки плана этого наступления 17 сентября 1919 года во Владивостоке была созвана подпольная партийная конференция. В своих решениях конференция указала на
------------------------------------
1. Ленинский сборник XXXIV, стр. 95.
2. Там ж е.
3. В. И. Ленин. Соч., т. 29, стр. 511.
-----------------------------------
необходимость согласованных действий партизанских отрядов и трудящихся городов. Особое внимание было обращено на то, чтобы не дать возможности врагу пользоваться железными дорогами.
Руководитель партизан Приморья Сергей Лазо разработал план наступления партизанских отрядов против американских войск, расположенных на Сучанской железнодорожной ветке. Захватив Сучанский угольный бассейн, американцы рассчитывали обеспечить углем основную базу своих войск — Владивосток — и разгромить главные силы партизан Приморья, сосредоточенные в Сучанской долине и прилегающем к ней Ольгинском районе.
Чтобы помешать американским захватчикам осуществить их коварный план, Лазо решил нанести им контрудар — вывести из строя Сучанскую ветку до того, как американцам удастся наладить добычу угля. Осуществление этого плана было началом наступления партизан против американских интервентов на Сучане.
Партизанские отряды начали наступление одновременно на широком фронте. Лазо командовал партизанским отрядом, организованным из населения Цимухинской долины и наступавшим на американский гарнизон, расположенный в селении Романовке. Бой закончился победой партизан. Почти весь американский гарнизон, не пожелавший сдаться партизанам, был уничтожен.
Спустя некоторое время командующий американскими экспедиционными войсками генерал Гревз разразился в белогвардейских газетах статьей, называя партизан дикарями, возмущаясь тем, что партизаны в бою применяют старое оружие, что якобы является негуманным и т. д.
Разглагольствования Гревза о гуманности нужны были американским агрессорам лишь для прикрытия своих зверств. Штаб партизанского отряда знал цену крокодиловым слезам Гревза и ответил на его статью письмом, в котором рекомендовал американскому генералу выдать «нам десяток тысяч винтовок, если он не хочет, чтобы мы били американцев из берданок».
Другие отряды наносили удары гарнизону канадцев в селе Кролевец, эшелону американских войск на станции Кангзуз, американо-японским частям в бухтах Ольга и Владимир. Севернее — в районе Императорской (Советской) гавани, — наступали партизанские отряды, в составе которых были представители местных народностей.
Одновременно с изгнанием американских интервентов из района Сучанской долины и освобождением железнодорожной ветки Сучан — Владивосток партизаны и железнодорожники Амура вывели из строя Амурскую железную дорогу. Эта операция, названная «капитальным ремонтом Амурки», была проведена в ночь на 29 августа 1919 года и оказала большое влияние на общий успех борьбы с интервентами в Приамурье. В январе 1920 года крупное соединение партизанских отрядов повело наступление на Благовещенск, завершившееся освобождением города. 5 февраля 1920 года в Благовещенске была восстановлена Советская власть, а 16 февраля от интервентов был освобожден и город Хабаровск.
Во Владивостоке для руководства восстанием против колчаковского генерала Розанова Областной комитет партии создал в декабре 1919 года Военно-революционный штаб. Этот штаб во главе с Сергеем Лазо развернул большую работу по организации революционных сил.
По решению Областного комитета партии в ночь на 31 января во Владивостоке началось восстание рабочих, закончившееся через несколько часов победой восставших. Главнокомандующий белыми войсками колчаковский генерал Розанов вместе со своим штабом бежал на пароходе «Якут» в Японию. К одиннадцати часам дня город был в руках рабочих и партизанских отрядов.
Разгром партизанами Приморья основных сил американских интервентов и катастрофическое положение колчаковских войск, отступавших в Сибири под стремительными ударами Красной Армии, заставили генерала Гревза поставить вопрос об эвакуации с Дальнего Востока своего потрепанного корпуса. Спасая собственную шкуру, Гревз 27 декабря 1919 года телеграфировал государственному департаменту: «Безопасность американских войск требует их концентрации, в результате чего нами должна быть оставлена часть участка» (1).
Государственный департамент, чиновники которого знали о катастрофическом положении экспедиционного корпуса, через два дня ответил на это послание: «Вам сообщается весьма конфиденциально, что в течение ближайших дней надлежит ожидать получение приказа об эвакуации всего вашего отряда. Сохраните это в строгом секрете» (2). Американская интервенция на Дальнем Востоке потерпела крах. Вынужденное под ударами Красной Армии и партизан увести свои войска с Дальнего Востока, правительство США в ноте японскому правительству от 10 января 1920 года, лицемерно скрывая истинную причину увода своих войск, указывало, что в связи якобы с эвакуацией чехословаков и отсутствием необходимости «в дальнейшей военной помощи русским» оно решило немедленно отдать распоряжение об эвакуации американских войск тотчас же после отправления первой значительной части чехословацких войск.
Далее правительство США писало, что оно «сожалеет о
------------------------------------------------
1. Гревз. Американская авантюра в Сибири, стр. 212, М. 1932.
2. Там же, стр. 213.
-------------------------------------------------
необходимости принять это решение, которое, вероятно, определяет конец, по крайней мере в настоящее время, совместным усилиям Японии и США помочь русскому народу...» (читай: русским белогвардейцам. — А. М.).
Разгром колчаковцев во Владивостоке 31 января окончательно выбил почву из-под ног американских интервентов. В феврале — марте 1920 года они спешно начинают эвакуировать остатки своих войск. 1 апреля 1920 года из Владивостока ушли последние транспорты с американскими войсками.
Однако бегство американских интервентов с Дальнего Востока не означало конца американской интервенции. «Интервенция,— говорил товарищ Сталин, — вовсе не исчерпывается вводом войск, и ввод войск вовсе не составляет основной особенности интервенции... При современных условиях империализм предпочитает интервенировать путём организации гражданской войны внутри зависимой страны, путём финансирования контрреволюционных сил против революции» (1).
Американские империалисты продолжали борьбу против Советов, поддерживая японских оккупантов, которые еще оставались на территории Приморья. Помимо того, американцы, уходя, оставили на Дальнем Востоке огромную сеть шпионов и диверсантов.
На Дальневосточной краевой конференции РКП (б) в марте 1920 года руководитель приморских большевиков Сергей Лазо предупреждал трудящихся края, что «американцы занимают выжидательную позицию. Они ожидают момента, когда можно будет воспользоваться плодами борьбы других... Отзывая свои войска из Сибири, она (Америка. — Л. М.) все же, отвечая на ноту Японии, говорит, что у нее есть свои особые интересы на Дальнем Востоке, которыми она не поступится» (2).
Буквально на следующий день после ухода из Владивостока последнего транспорта с американскими войсками, 4—5 апреля 1920 года, японцы организовали провокационное вооруженное выступление, стоившее трудящимся многих и многих жертв. В момент продолжавшихся переговоров Временного правительства Приморья с японским командованием последнее отдало приказ своим войскам начать кровавую расправу с трудящимися Владивостока и многих других городов Дальнего Востока. Хотя прямыми исполнителями этой кровавой провокации были японцы, но за их спиной действовала американская военщина, неуклюже пытавшаяся прикрыть свою позорную роль организатора этой кровавой расправы ссылками на то, что войска США, дескать, находились уже вне Владивостока. В действительности же в эти дни на владивостокском рейде стояли американский крейсер «Албани» и транспорт «Президент Грант».
---------------------------------------------
1. И. В. Сталин. Соч., т. 8, стр 360.
2. Сборник «Сергей Лазо», стр. 174. М. 1938.
--------------------------------------------
Поощряемые и поддерживаемые американскими империалистами японцы в дни своего выступления залили потоками крови города и села Дальнего Востока. Во Владивостоке дикий зазгул бандитов шел всю ночь с 4 на 5 апреля. Японцы стреляли в людей на улицах, врывались в дома, убивали, грабили, насиловали. Хабаровск два дня подвергался артиллерийскому обстрелу. Всего за эти дни было убито более 5 тысяч человек. В ночь на 5 апреля японцы арестовали руководителя приморских партизан Сергея Лазо, его соратников А. Луцкого и Вс. Сибирцева. Полтора месяца они издевались над ними и в 20-х числах мая заживо сожгли в топке паровоза.
Разоблачая подлинных виновников этих кровавых зверств, Временное правительство Приморья в своем меморандуме 5 апреля 1920 года указывало, что «интервенция была предпринята всеми союзниками совместно и ответственность за все последствия интервенции должна лежать одинаково на всех союзниках» (1).
Не успели еще американские солдаты, изгнанные Красной Армией и партизанами, уйти с русской дальневосточной земли, как финансовые круги США, пользуясь тем, что японская армия еще продолжала находиться в Советской России, стали разрабатывать планы закабаления Сибири и Дальнего Востока при помощи своих капиталов. В начале 1920 года в Японию зачастили не только представители различных американских фирм и банков, но и сами банкиры. Среди них был крупнейший капиталист Вандерлипп, проводивший время в Японии в секретных совещаниях с возглавляемой бароном Сибусаво группой японских финансистов. Речь на этой и подобной ей других встречах шла о «взаимопомощи» в эксплуатации богатств русского Дальнего Востока по принципу, «японские мозги — американские капиталы» или, иными словами, как об этом писала газета «Геральд оф Азия», эта взаимопомощь должна заключаться «в том, что американцы финансируют устраиваемые японцами предприятия, а японцы, как более знакомые с местными условиями, непосредственно направляют дела и несут вытекающую отсюда ответственность» (2).
В начале 1920 года в Сан-Франциско состоялось совещание американских финансистов и промышленников, возглавляемое представителями фирмы П. Морган и К°. Совещание приняло решение создать американо-японский синдикат по разработке богатств русского Дальнего Востока. С циничной откровенностью авторы проекта устава синдиката писали:
"Общество американских и японских капиталистов возьмет в свое ведение Сибирские рудники, добычу минеральных природных богатств вообще (как в Средней Сибири, так и в при-
---------------------------------------------
1. Газета «Красное Знамя» от 5 апреля 1920 года.
2. Газета «Красное Знамя» от 15 мая 1920 года.
------------------------------------------
брежном районе), постройку железных дорог в Сибири и Маньчжурии, где в них ощущается большая необходимость.
Дальнейшей задачей будет добывание каменного угля, оборудование электрических станций, устройство канализации, водопроводов и др...» (1).
Сообщая о создании такого синдиката, моргановская газета «Нью-Йорк Ивнинг Пост» циничио писала: «Группа Моргана не только ничего не имеет против японского расширения на Азиатском материке, ио и определенно этому сочувствует, считая, что таким только образом станет возможным осуществить цивилизаторскую работу в Восточной Азии» (2).
Чтобы осуществить экономическое вторжение на Дальний Восток, США нужно было поддерживать Японию, продолжавшую держать свои войска на советской территории, и различные контрреволюционные «правительства», возникавшие там при поддержке США и Японии. Факты и документы свидетельствуют, что США и проводили именно такую политику.
Американских агрессоров не покидала мысль о повторном вторжении на Дальний Восток. В 1921 — 1922 годах они строят новые планы нападения на Советскую страну.
На Камчатке, в знаменитой Авачинской бухте, планировалось построить крупную военно-морскую базу, на Охотском море, в районе Охотска — торговый порт, на озере Кизи, которое предполагалось соединить каналом с Татарским проливом, — закрытую гавань. Консул США в Чите майор Филипп Файмонвилл и вице-консул Эдвард Броун Томас летом 1922 года совершили длительную поездку по Дальнему Востоку, посетив Николаевск-на-Амуре, бухту Де-Кастри, Сахалин и Владивосток.
В это же время американская компания «Аянская корпорация» через своего агента Д. Я. Холмса потребовала у «правительства» бандита Меркулова во Владивостоке права открыть горные и золотые промыслы в Охотском уезде Камчатской области, включая и стоверстную прибрежную полосу этого уезда. Разоблачая все эти планы американских империалистов, Дальревком писал: «Американское морское ведомство вело переговоры с существовавшими правительствами о взятии бухты Улисс (в заливе Петр Великий, близ Владивостока. — А. М.) в долгосрочную аренду с обязательством постройки порта, удобного для океанских судов, ряда складов и соединения бухты с железнодорожной магистралью. Главное условие — предоставление прав экстерриториальности. Договор предполагалось заключить по типу Портартурского. Смета была составлена на 20 млн. долларов».
Большие надежды возлагали американские империалисты
---------------------------------------------------
1. Газета «Дальневосточная окраина» от 2 марта 1920 года.
2. Газета «Красное Знамя» от 15 мая 1920 года.
----------------------------------------------
созванную в конце 1921 года по их инициативе Вашингтонскую конференцию, в которой приняли участие США, Англия, Франция и Япония.
Хотя главным вопросом на этой конференции был вопрос о соотношении военно-морских сил указанных стран, однако цель ее также заключалась в разработке новых планов удушения Советской России.
Советское правительство, узнав о предполагаемом созыве Вашингтонской конференции без участия России, в ноябре 1921 года выразило свой протест по этому поводу. В советской ноте говорилось: «Россия за последние годы достаточно испытала «заботы» великих держав. Ее интересы берутся блюсти те же правительства, которые заливали ее кровью, посылая против нее царских генералов, и душили ее кольцом безжалостной блокады» (1).
На Вашингтонской конференции 19 декабря 1921 года был подписан договор четырех держав (США, Великобритании, Франции и Японии) о фактическом разделе этими державами сфер влияния на Тихом океане. В статье I этого договора прямо говорилось,, что стороны согласились уважать в своих взаимоотношениях право каждой из них на свои островные владения и островные территории в районе Тихого океана.
Вашингтонская конференция 1921—1922 годов — одна из вех в борьбе США за гегемонию на Тихом океане. Империалисты США добились на этой конференции, того, что флот Америки был признан господствующей силой на Тихом океане. Англия и Япония признали руководящую роль США в борьбе империалистов против Китая и Советской России.
Вашингтонская конференция также по существу санкционировала действия Японии на Дальнем Востоке. Одновременно империалисты США всем, чем только можно было, поддерживали бандита Меркулова и помогли ему в мае 1921 года совершить во Владивостоке контрреволюционный переворот. Дальбюро ЦК РКП (б) об этом писало:
«Наличие во Владивостоке межсоюзнического комитета, а в городе Харбине межсоюзнического технического совета, которые с согласия союзников и Америки остаются на русской территории до тех пор, пока ее топчут иностранные войска, лучше всего доказывает, что правительства союзных держав поддерживают интервенцию. И переворот в Приморье произошел при полном сочувствии всех союзников и Америки, которые ни одним словом не обмолвились по поводу новых возмутительных насилий над русским народом» (2).
С помощью этих «правителей» империалисты США, Японии
--------------------------------------------------
1. Советско-американские отношения 1918—1933 гг. Сб. документов 9, стр. 51.
2. Хабаровский крайпартархив, ф. 1, д. 107.
--------------------------------------------------
и Англии продолжали разграбление богатств советского Дальнего Востока, как и в 1918—1920 годах.
Избавить советских людей от иностранных грабителей могло только окончательное изгнание их и всей контрреволюционной нечисти с советской земли.
В связи с тем, что японские войска продолжали оккупировать ряд районов Дальнего Востока, поддерживая внутреннюю контрреволюцию, а Советское правительство (ввиду сложности обстановки) не могло выделить силы на войну с Японией, пришлось пойти на создание так называемого «красного буфера».
В. И. Ленин, выступая на VIII Всероссийском съезде Советов, говорил, что «вести войну с Японией мы не можем и должны все сделать для того, чтобы попытаться не только отдалить войну с Японией, но, если можно, обойтись без нее, потому что нам она по понятным условиям сейчас непосильна» (1).
Несмотря на горячее желание трудящихся провозгласить на Дальнем Востоке Советскую власть, приходилось считаться с тем, что войска японских интервентов еще не были изгнаны из крал. Кроме того, это провозглашение могло дать интервентам повод спровоцировать военное столкновение с Красной Армией. Коммунистическая партия, учитывая сложность международной обстановки для Советской России, показала блестящий образец большевистской тактики, создав Дальневосточную республику (ДВР). Создание ДВР закрепило край за Советской Россией, дало возможность, используя противоречия между американским и японским империализмом, накапливать силы для разгрома интервентов, не создавая в то же время международных осложнений.
Трудящимся Дальнего Востока, Народно-революционной армии и флоту Дальневосточной республики пришлось еще два года вести трудную, героическую борьбу против вдохновляемых и поддерживаемых американскими империалистами японских интервентов и белогвардейцев.
Борьбой трудящихся Дальнего Востока за окончательное освобождение края от интервентов и белогвардейцев руководили вожди революции В. И. Ленин и И. В. Сталин, ЦК РКП (б) и Советское правительство.
В июне 1921 года ЦК РКП(б) в телеграмме третьей Дальневосточной партийной конференции предупреждал большевиков Дальнего Востока об опасности нового подготовляемого империалистами США и Японии наступления белогвардейцев.
«Дальнейшее распространение на территории ДВР бело-гвардейщииы может превратиться в серьезную опасность для,
----------------------------------------------------
1. В. И. Ленин. Соч., т. 31, стр. 435.
----------------------------------------------------
РСФСР стать угрозой возобновления международным капиталом частичной или полной блокады РСФСР» (1).
По указанию ЦК РКП (б) партийные организации Дальнего Востока начали готовить силы для окончательного разгрома войск интервентов и белогвардейцев. Подготовка эта велась по линии укрепления Народно-революционной армии и флота, которым предстояло очищать от врага Приморье и часть Приамурья, и по линии создания и укрепления партизанских отрядов, в задачу которых входило нанесение ударов по врагу в тылу.
В конце 1921 года остатки белогвардейско-колчаковских и семеновских войск, разгромленных Красной Армией в Сибири, сконцентрировались в Приморье. Здесь были: Семеновский сводный казачий корпус, каппелевские 2-й и 3-й корпусы и другие белогвардейские части численностью до 10 тысяч штыков и сабель.
Объединив все эти силы в так называемую «белоповстанческую армию», белогвардейцы 30 ноября 1921 года начали наступление на Иман, где охранял границу ДВР 6-й стрелковый полк Народно-революционной армии в количестве 550 штыков и сабель. 5 декабря белогвардейцы заняли Иман, а 11 декабря — Бикин, подойдя, таким образом, к Хабаровску.
Командование Народно-революционной армии подтянуло к Бикину значительные силы — до 2800 штыков и 290 сабель, но и они не смогли противостоять превосходящим и хорошо вооруженным интервентами белогвардейским войскам и 22 декабря 1921 года вынуждены были оставить Хабаровск.
Но вскоре, 28 декабря, дальнейшее продвижение белогвардейцев было остановлено под станцией Ин. Фронт здесь стабилизировался. В январе 1922 года части Народно-революционной армии, готовясь к решительному наступлению, проводили отдельные операции, изматывая силы врага. Из Читы в это Бремя прибывали пополнения и оружие. Будучи не в силах продолжать дальше наступление, вынужденные перейти к обороне, белогвардейцы с помощью иностранных инженеров начали укреплять свои позиции в районе Волочаевка — Даниловка — Верхне-Спасское. Весь этот район был обнесен проволочными заграждениями в несколько рядов и различными инженерными сооружениями.
Американские военные круги возлагали большие надежды на волочаевские укрепления, надеясь силами белогвардейцев удержать здесь фронт. Реакционные газеты США писали по этому поводу: «Большевики на восток не пройдут, на подступах к Амуру создан дальневосточный Верден».
Правительство США всячески поощряло и поддерживало
----------------------------------------------------
1. Газета «Дальневосточная Правда» от 26 июня 1921 года.
----------------------------------------------------
Японию, надеясь штыками японских войск обеспечить помощь приморским белогвардейцам.
Однако все эти планы американских агрессоров были разрушены мощным ударом войск ДВР и партизан под Волочаевкой.
Главные силы Хабаровского фронта составляли 5-й, 6-й и Особый Амурский полки, 4-й кавалерийский полк и два партизанских отряда.
Бой за Волочаевку начался утром 5 февраля наступлением на станцию Ольгохта. Станция была взята, а контратаки противника 6—9 февраля отбиты. Решительные бои за Волочаевку развернулись 10 февраля, а утром 12 февраля начался штурм волочаевских укреплений, закончившийся к вечеру разгромом врага.
Чтобы сохранить живую силу, белогвардейский генерал Молчанов 12 февраля оставил Хабаровск и отвел свои части на рубеж станций Казакевича — Корфа, но и там удалось удержаться всего одни день. 26—27 февраля развернулись бои за бикинские позиции, закончившиеся разгромом белых. Преследуя врага, части Народно-революционной армии 1 апреля 1922 года подошли к Спасскому укрепленному району, где находился японский гарнизон. Пока не были отведены японские войска, наступать дальше было нельзя. Поэтому 30 апреля 1922 года части Народно-революционной армии отошли к нейтральной зоне, чтобы подготовиться к решительному штурму спасских укреплений противника.
Летом 1922 года боевых действий на фронте не было, но в тылу врага с новой силой разгоралось пламя партизанской борьбы.
Белогвардейская газета «Наша речь» в № 100 от 15 августа 1922 года вынуждена была признать: «Город Владивосток окружен сплошным кольцом партизанских отрядов. Они появляются на Первой речке, на Русском острове, на окраине города. Меркулов противостоять им не в состоянии. Японцы активности не проявляют».
Японские империалисты, видя, что все их планы на Дальнем Востоке терпят крах, начали отводить свои войска к Владивостоку. Командование Народно-революционной армии получило возможность начать давно подготовленную операцию против Спасского укрепленного района.
Штурмовые ночи Спасска начались 7 октября основательной артиллерийской подготовкой. Два дня почти без перерыва тяжелый дивизион под командованием талантливого командира Дьячкова вел обстрел спасских укреплений. Только по одному форту № 3 было выпущено до 7 тысяч снарядов.
На другой день к вечеру наши войска пошли на штурм города. Отдельным подразделениям удалось преодолеть многочисленные проволочные и другие препятствия и ворваться на окраину Спасска.
Наступила еще одна ночь. Земля сотрясалась от гула артиллерийской канонады. Части подтягивались для решительного удара. В полночь поднялись бойцы славного Пятого Амурского полка и ордена Красного Знамени Волочаевского полка. Громовое «ура» разнеслось по сопкам.
Во время штурма форта № 3 был смертельно ранен командир батальона волочаевцев Сергеев. Теряя сознание, он поднял руку и из последних сил крикнул:
— Вперед, вперед, товарищи!
Он умер на руках бойцов. Это был преданный сын советского народа, герой Волочаевки и Спасска, отдавший жизнь свою за освобождение Приморья.
С рассветом 9 октября начался штурм уцелевших фортов. Кавалерийские части обошли вражеские позиции с флангов и ударили с тыла. Развернулась одновременная атака по всему фронту. В бой вступил резервный четвертый Волочаевский полк.
Группировка белых оказалась в окружении. Только ценою огромных потерь остаткам ее удалось вырваться из этого смертельного кольца. Наши бойцы захватили штаб генерала Молчанова, знамена трех полков, бронепоезд и другие трофеи.
В боях за Спасский укрепленный район на реке Уссури и озере Ханко принимали участие корабли Амурской флотилии «Карл Маркс», «Тигр» и «Барс». Боевые операции этих кораблей прошли успешно. В боях моряки захватили катеры, на которых белые пытались уйти в Маньчжурию.
В то же время корабли Амурской флотилии «Красное Знамя» и «Беднота» изгнали остатки интервентов и белогвардейцев с низовьев Амура и, высадив десант, заняли город Николаевск.
Взятием спасских укреплений интервентам и белогвардейцам был нанесен сокрушительный удар. Конференция дальневосточных большевиков в специальном приветствии высоко оценила мужество и храбрость героев Спасска. В ответ на это приветствие бойцы Волочаевского полка, выражая мысли всех участников исторического штурма, писали:
«Полк твердо и уверенно несет свои знамена, чтобы победно распустить их на стенах красного Владивостока.
Орденоносцы, выше Красное знамя!
Чем выше Красное знамя, тем скорее заблестит яркое солнце социализма на Дальнем Востоке».
Верные своему слову, герои Волочаевки и Спасска продолжали наступление.
Не успели отгреметь штурмовые ночи Спасска, не успели остатки разбитых белогвардейцев и интервентов привести себя в порядок, как объединенные партизанские отряды 10 октября у селения Анучино разбили конный корпус белогвардейского генерала Бородина. Стремительно продвигаясь вперед по тылам врага, партизаны подошли к линии железной дороги вблизи станции Мучная. И здесь, под селом Монастырище, 33—14 октября совместно с частями Народно-революционной армии они жестоко громят врага.
Откатываясь, белогвардейцы попытались задержаться у Никольск-Уссурийска (ныне Ворошилов). Их выгнали из города 15 октября.
Затем были освобождены Раздельное, Угольная, Океанская. 19 октября части Народно-революционной армии и партизаны окружили Владивосток, готовясь сбросить в море интервентов и их белогвардейских прихвостней.
Одновременно с наступлением частей Народно-революционной армии на Владивосток по линии железной дороги, из тайги — с легендарных сопок Сучана, Ольги, Находки, на город двигались партизаны Приморья, возвращались к своим станкам рабочие Владивостока, к своим кораблям — моряки Сибирской флотилии. Объединенным ударом этих сил 25 октября 1922 года прославленная русская советская крепость на Тихом океане — Владивосток — была освобождена, остатки японских войск и их ставленников — белогвардейцев — сброшены в море.
Характерно, что и после освобождения Владивостока, 25 октября, когда английские, французские и японские военные суда покинули Владивосток, американский крейсер «Сакраменто» еще оставался там.
Только в ноябре 1922 года, под энергичным давлением Советского правительства, американский крейсер «Сакраменто» покинул русские воды. Начав первыми интервенцию на Дальнем Востоке, американцы последними закончили ее.
Но и после того, как была восстановлена Советская власть на Дальнем Востоке, американо-японские империалисты продолжали вооружать и засылать в северные районы края различные контрреволюционные отряды. Банды Бочкарева, Пепеляева (брат белогвардейского генерала Пепеляева, казненного вместе с Колчаком) в 1922—1923 годах неоднократно пытались захватить северные порты Дальнего Востока — Аян, Охотск и другие. Бандитам оказывали поддержку американские корабли, на которых доставлялись оружие, боеприпасы и снаряжение.
В ликвидации этих контрреволюционных отрядов большую роль сыграли советские корабли «Адмирал Завойко» («Красный вымпел»), «Ставрополь», «Астрахань», «Красный Октябрь» и десантные отряды моряков. В ноябре — декабре 1922 года десантные отряды Камчатской экспедиции наголову разбили и ликвидировали банду Бочкарева.
В апреле 1923 года десантный отряд, в который входило много моряков, во главе с комбригом Вострецовым на пароходах «Индигирка» и «Ставрополь» отправился из Владивостока в Охотское море. Высадившись в районе Охотска, десант после упорного боя освободил порт.
Из Охотска отряд тов. Вострецова побережьем, через непроходимую тайгу, направился в порт Аян, к расположению штаба Пепеляева и всей его банды. С помощью местного населения банда была ликвидирована. При этом было взято много пленных и захвачены большие трофеи.
В 1923 году длительный поход по бухтам Северного Приморья, Охотского моря и Камчатки совершил корабль «Адмирал Завойко». Моряки этого корабля разгромили отряд иностранных хищников и белогвардейцев в заливе Корфа и задержали несколько иностранных судов.
В 1925 году моряки этого героического корабля добили отряд пепеляевского последыша Григорьева и участвовали вместе с командой корабля «Боровский» в освобождении от японцев Северного Сахалина.
В суровой и долгой борьбе поколение славных лет гражданской войны отстояло, не отдало никому ни пяди русской дальневосточной земли.
Великий Ленин, говоря об этой победе, сказал: «Владивосток далеко, но, ведь, это город-то нашенский» (1).
Далекий нашенский город стал советским, он как бы родился заново для новой счастливой жизни.
Победа советского народа над американо-японскими захватчиками имела всемирно-историческое значение. Еще в ходе борьбы за Дальний Восток В. И. Ленин в докладе на II Всероссийском съезде коммунистических организаций народов Востока, 22 ноября 1919 года говорил:
«Я думаю, что то, что проделала Красная Армия, ее борьба и история победы будут иметь для всех народов Востока гигантское, всемирное значение. Она покажет народам Востока, что как ни слабы эти народы, как ни кажется непобедимой мощь европейских угнетателей, применяющих в борьбе все чудеса техники и военного искусства, тем не менее революционная война, которую ведут угнетенные народы, если эта война сумеет пробудить действительно миллионы трудящихся и эксплуатируемых, таит в себе такие возможности, такие чудеса, что освобождение народов Востока является теперь вполне практически осуществимым с точки зрения не только перспектив международной революции, но и с точки зрения непосредственного военного опыта, проделанного в Азии, в Сибири, опыта, который проделан Советской республикой, подвергшейся военному нашествию всех могущественных стран империализма» (2).
----------------------------------------------------
1. В. И. Ленин Соч. т 33. стр 399
2. В. И. Ленин. Соч., т. 30, стр. 132—133.
-----------------------------------------------------
Треть века прошло с тех пор, как были сказаны эти слова. Большой победный путь прошли за эти годы народы нашей страны и наша партия как «Ударная бригада» мирового революционного и рабочего движения.
В исторической речи на заключительном заседании XIX съезда партии товарищ Сталин, подводя итоги гигантских побед нашей партии, сказал: «Теперь, когда от Китая и Кореи до Чехословакии и Венгрии появились новые «Ударные бригады» в лице народно-демократических стран,— теперь нашей партии легче стало бороться, да и работа пошла веселее» (1).
Иным смыслом сейчас наполнены слова великого русского поэта А. С. Пушкина: «Горит Восток зарею новой». Заря коммунизма поднялась над Дальним Востоком и всей советской землей. Всемирно-исторические победы советского народа в Великой Отечественной войне, в строительстве коммунизма открыли новую эру в жизни всех народов Азии — эру освобождения от империалистического рабства. Гордо реют победоносные красные знамена над освобожденной китайской землей, над многострадальной землей Корейской народно-демократической республики, над городами и селами Вьетнама. Бушует пламя национально-освободительной борьбы в странах Азии, рушатся устои колониальной системы империализма.
Угнетенные империализмом народы черпают силы для борьбы за свободу, демократию и мир в победах героев Волочаевки и Спасска, в подвигах героев Сталинграда и Краснодона.
Огни великих строек коммунизма на Волге и Днепре, зажженные сталинской рукой, озаряют народам всего мира путь к свободе и счастью. Никакими зверствами империалистическим агрессорам не удастся запугать народы, познавшие подлинную свободу и счастье, вставшие на ленинско-сталинский путь строительства новой жизни, идущие к вершинам человеческого общества — к коммунизму.
------------------------------------------------------------
1. И. В. Сталин. Речь на XIX съезде партии, стр. 9. Госполитиздат. 1952.