Партизанское движение в период подготовки контрнаступления русской армии


вернуться в оглавление работы...

Д.Е.Червяков. "Партизанское движение в период подготовки и проведения Кутузовым контрнаступления в 1812 году"
Изд. "Знание", Москва, 1953 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение работы...

Партизанское движение в период подготовки контрнаступления русской армии

После оставления русскими войсками Москвы Кутузов не прекратил борьбы с врагом, а только изменил формы этой борьбы.
Избегая генерального сражения с тогда еще сильным противником, вошедшим в Москву в составе многотысячного войска, Кутузов развернул активные действия в тылу и на флангах наполеоновских войск, изнурял и изматывал армию врага посредством так называемой «малой войны». Вместе с тем Кутузов всемерно укреплял свою армию, пополнял ее новыми пехотными, кавалерийскими и артиллерийскими частями, добиваясь изменения соотношения сил в свою пользу. Военно-партизанские отряды Кутузов начал выделять сразу же после оставления им Москвы. Так, совершая фланговый марш с Рязанской дороги на Калужскую, русский главнокомандующий приказывал оставлять отдельные казачьи разъезды, которые увлекали противника по ложному следу, скрывая путь движения русской армии. Еще 5 (17) сентября был оставлен отряд в составе двух казачьих полков под командованием полковника Ефремова. При движении армии к Подольску на Тульской дороге были оставлены три казачьих полка под командованием полковника Балабина. Эти отряды не только увлекали противника по ложному следу, защищали населенные пункты от неприятельских войск, но и сами переходили в удобных случаях к партизанским действиям. Казачьи разъезды поддерживались отрядами вооруженных крестьян, о которых французский офицер Брандт говорил, что «эти отряды гораздо сильнее испанских гверильясов, хотя они и хуже их вооружены».
Не ограничиваясь выделением указанных отрядов, М. И. Кутузов, прибыв на Калужскую дорогу (район Красной Пахры), выделил 7 сентября новый крупный партизанский отряд под командованием генерал-майора Дорохова, предписав ему действовать «на путь неприятельских сообщений к Можайску». 9 сентября Дорохов выступил со своим отрядом и на следующий же день на Смоленской дороге истребил обоз противника, взорвал 56 зарядных ящиков и захватил в плен более 300 человек. Этот набег Дорохова сильно обеспокоил Наполеона, и последний приказал двинуть против русских партизан значительный отряд.
Дорохов вынужден был отойти к Боровской дороге, что, однако, не помешало ему снова атаковать врага, сжечь еще 20 ящиков со снарядами, взять 200 человек в плен и захватить двух курьеров с важными депешами. Два дня спустя отряд Дорохова заманил в засаду два эскадрона французских гвардейских драгун и совершенно рассеял неприятельский отряд захватив при этом в плен 190 человек.
Отряд Дорохова за период с 9 по 14 сентября «совершенно истребил 4 кавалерийских полка, потом отряд из 800 человек пехоты и конницы, истребил пороху до 80 ящиков, перехватил немало неприятельских обозов и во все то время взял в плен до 1500 человек, в числе коих 48... офицеров» (1). После этого Дорохов на короткое время присоединился к главным силам Кутузова.
Тогда же успешно развернули партизанские действия отряды под командованием полковников Ефремова и Балабина. 16 (28) октября отряд Ефремова у селения Вишневского, око-
----------------------------------------------
1. "Отечественная война 1812 г." Материалы ВУА, т. XVIII, стр. 91—92.
----------------------------------------------
ло Подольска, встретил неприятельский отряд, разбил его совершенно и взял в плен 500 человек. В тот же день партизан Давыдов, действуя в глубоком тылу врага на Смоленской дороге, в районе Вязьмы, атаковал и разбил сильный неприятельский отряд, прикрывавший транспорт с артиллерийскими снарядами. Во время этой операции было убито 250 и взято в плен до 150 французов. Большая часть боеприпасов была сожжена, а лошади и оружие, отбитые у врага, розданы крестьянам.
Севернее Москвы действовали многочисленные партизанские отряды под командованием генерала Винценгероде. К этому отряду были присоединены отдельные части ярославского и тверского ополчений, которые «не уступали в храбрости линейным войскам». Кутузов поручил отряду Винценгероде не только охранять Ярославскую и Тверскую дороги, но и совершать партизанские набеги на Смоленскую дорогу по направлению к Можайску и Гжатску. 17 (29) сентября Винценгероде сообщал Кутузову, что со времени его прибытия на Тверскую дорогу "в разных местах и случаях взято в плен 833 н. ч. и 8 оф. А убитыми неприятеля потеря весьма велика" (1).
Кроме этих отрядов, Кутузов 16 сентября сформировал партизанский отряд под командованием полковника Вадбольского, включив в состав его Мариупольский гусарский полк и 500 казаков. Отряду Вадбольского было предписано действовать в направлении к Можайску и на Рузской дороге.
Подводя итоги партизанским действиям за период с 2 по 21 сентября 1812 года, М. И. Кутузов отмечал, что русская армия находилась в 30 верстах от Москвы 10 дней, что противник не предпринимал никаких важных действий, а «наши партии беспрестанно его беспокоят, и в течение всего времени взяли они в плен более 5 тыс. человек» (2).
Этот краткий анализ боевых действий партизанских отрядов, выделяемых из главных сил русской армии, показывает, что Кутузов придавал большое значение партизанской войне в деле разгрома врага; еще до прибытия в Тарутинский лагерь он всячески содействовал развитию партизанского движения и руководил им, согласуй действия партизан с задачами русской армии. Прибыв из Красной Пахры в Тарутинский лагерь, Кутузов принял меры к еще более широкому развертыванию партизанской войны с интервентами. Русская армия была уже выведена из-под удара врага и получила возможность активно действовать на вражеские коммуникации между Москвой Смоленском. Подготовка к контрнаступлению проходила теперь в наиболее благоприятной обстановке. Пополнение русской армии новыми резервами дало возможность Кутузову увеличить старые партизанские отряды и создать еще несколько новых крупных отрядов под командованием способных офицеров и генералов.
«Занимаемый ныне армиею укрепленный лагерь на правом берегу Нары при Тарутине позволяет отделять от оной значущия партии, которым предписано иметь в виду не токмо истребление неприятельских мародеров и фуражиров и обеспокоивание неприятеля, но которыя силою своею должны быть в состоянии наносить ему чувствительный вред, который ему в настоящее время будет тем ощутительнее, что он претерпевает сильнейший недостаток в фураже и в провианте» (3), — отмечалось в журнале военных действий за 26 сентября.
В этот период были сформированы новые партизанские регулярные отряды под командованием генерал-майора Дорохова, полковника Кудашева, капитана Сеславина.
Вся дорога от Смоленска до Москвы находилась под ударами партизанских отрядов и дружин народного ополчения из крестьян и горожан. Подполковник Давыдов охватывал своими кавалерийскими разъездами пространство от Смоленска до Гжатска; от Гжатска до Можайска действовал отряд генерал-майора Дорохова; от Можайска до Москвы — капитан Фигнер. В окрестностях Можайска действовал партизанский отряд полковника Вадбольского, на Боровской дороге — отряд поручика Фонвизина; отряд капитана Сеславина находился между Боровском и Москвою, полковник Кудашев — под Серпуховом, полковник Ефремов — на Рязанской дороге; с севера действовали многочисленные летучие отряды, опиравшиеся на отряд генерала Винценгероде, который расположился с главными своими силами у Клина, в селе Давыдове. У Волоколамска находился отряд полковника Бенкендорфа, у Рузы — майора Пренделя; в направлении к Можайску действовал отряд казаков подполковника Чернозубова, на Дмитровской и Ярославской дорогах — отряды Победнова, у Воскресенска — отряд майора Фиглева.
Отряды находились в постоянной связи между собой, могли соединяться, оказывать друг другу помощь и действовать "по одному плану и к одной цели". Командирам партизанских отрядов Кутузов указывал район и цели действия, предполагаемый путь следования, одновременно называя соседние отряды и место расположения своих основных сил.
Главнокомандующий, подобно Суворову, не стеснял начальников в проявлении инициативы. Сохраняя за собой общее руководство, Кутузов был против всяких шаблонных решений, не учитывавших реальной обстановки. Партизанам Кутузов разрешал действовать, "смотря по обстоятельствам, по своему благоусмотрению". Пар-
---------------------------------------------------
1. «Отечественная война 1812 г.». Материалы ВУА, т. XVIII, стр. 88
2. Там же, стр. 96.
3. "Отечественная война 1812 г.". Материалы ВУА, т. XV, стр. 34.
---------------------------------------------------
тизаны должны были доставлять главнокомандующему разведывательные сведения о противнике.
В журнале военных действий русской армии за период пребывания ее в Тарутинском лагере почти каждый день сообщалось об успешных и вое более нараставших по своей силе ударах армейских партизанских отрядов по врагу.
Часто партизаны вступали в бой с противником, который значительно превосходил их силы. Полковник Кудашев, имея в своем отряде всего 300 человек, 27 сентября напал в селе Никольском на отряд французских фуражиров в 2500 человек и обратил захватчиков в бегство, причем убил более 100 и захватил в плен 200 человек. Среди убитых был генерал Бовье.
Для более широкого развития партизанского движения в тылу наполеоновской армии фельдмаршал Кутузов приказал партизанскому отряду Дорохова взять Верею, занятую и укрепленную врагом после Бородинской битвы. Неприятель хотел превратить ее в базу для борьбы с партизанами на Смоленской дороге.
Верея, расположенная между Можайском и Боровском, была обнесена валом и палисадами и занята батальоном вестфальских войск корпуса Жюно. На рассвете 28 сентября отряд Дорохова, усиленный отрядом Вадболъского, переправился через реку Протву, бросился прямо в штыки на верейский гарнизон и штурмом взял город, причем захватил в плен одного полковника, 14 офицеров, 370 рядовых и одно знамя. Здесь на помощь армейским партизанам подошло около 1000 вооруженных крестьян, привлеченных воззванием Дорохова. Крестьяне активно помогли партизанам разрушить сооруженные врагом укрепления. Дорохов роздал крестьянам и жителям Вереи 500 ружей, отнятых у неприятеля, заготовленные съестные припасы, а сам по приказанию Кутузова отошел к селу Каменскому. 2 октября фельдмаршал приказом по армии объявил всем об этом отличном и храбром подвиге генерал-майора Дорохова, а четырех жителей города Вереи, которые «с неописуемым мужеством» вели партизан на штурм, наградил знаками отличия.
Взятие Вереи открыло возможность более свободно действовать на коммуникационную линию противника (Смоленск—Москва). И партизаны с каждым днем усиливали нападения на пути сообщения врага, являвшиеся наиболее уязвимыми в это время.
В письме юхновскому предводителю дворянства Храповицкому, действовавшему с крестьянскими дружинами под руководством Давыдова на Смоленской дороге, генерал-лейтенант Коновницын по поручению Кутузова писал: «...Не пропускать ничего по дорогам коммуникационным, все бить и истреблять, также извещать нас заблаговременно о приходе неприятельских сикурсов... Теперь все берет другой вид, дай бог в добрый час! и наши партизаны: Фигнер, Сеславин и князь Кудашев — творят довольно также чудес» (1). В тот же день и Кутузов направил Давыдову письмо, в котором выражал «совершенную признательность» за его подвиги и призывал «продолжать действовать к вящему вреду неприятеля», заслужить «себе прочную репутацию отличного партизана» (2).
Отряд Давыдова за период, с 1 сентября по 23 октября 1812 года захватил в плен свыше 3500 рядовых и 43 офицера; много захватчиков было им перебито.
Русский главнокомандующий умело направлял действия военных партизанских отрядов, лично беседовал с их руководителями, давал им подробные инструкции. 11 (23) сентября М. И. Кутузов, получив от Дорохова сообщение о том, что он окружен неприятелем, немедленно написал наставление: «Как партизану действовать».
«Партизан,— указывал Кутузов,— никогда в сие положение придти не может, ибо обязанность его есть столько времени на одном месте оставаться, сколько ему нужно для накормления людей и лошадей. Марши должен летучий отряд делать скрытные по малым дорогам. Пришедши к какому-нибудь селению, никого из оного не выпускать, дабы не можно было дать об нем известия. Днем скрываться в лесах или низменных местах. Словом сказать, партизан должен быть решителен, быстр и неутомим... Если пленные вас обременяют, то сближайтесь с нами для доставления оных» (3).
Инструкция Кутузова, замечает известный военный историк Колюбакин,— «это целая теория партизанских действий, в которой маститый полководец обнаруживает огромный практический опыт на почве учения Румянцева и Суворова» (4).
В других своих распоряжениях Кутузов давал еще целый ряд указаний по вопросам ведения партизанской войны. Так, он запрещал партизанским отрядам «брать обозы какие бы ни было», так как это затрудняет передвижение и осложняет боевые действия отряда. Довольствие партизан должно было основываться преимущественно на средствах, доставляемых местным населением. В летучие отряды Кутузов выделял, как отмечалось выше, казацкие и кавалерийские части, но он не считал, что пехота не может принимать участия в партизанских действиях. Партизану Дорохову, например, Кутузов советовал брать с собой в экспедицию столько пехоты, сколько он найдет нужным для выполнения своих задач. Партизаны должны были находиться вблизи дорог и наносить интервентам всевозможный вред, наиболее всего «имея в виду сожигание артиллерийских парков». Отрядам Кутузов предписывал «в слу-
----------------------------------------------
1. ЦГВИА, ф. 717, кор. 3, д 21, л. 205—206.
2. Там же, л. 204.
3. ЦГВИА, фонд ВУА, д. 3463, л. 67.
4. «Труды русского военно-исторического общества», СПБ, 1912. т. V, стр. 25.
----------------------------------------------
чае нужды» присоединяться друг к другу. При штурме Вереи не случайно партизанский отряд Вадбольского был присоединен к отряду Дорохова. Партизаны, по мысли Кутузова, могли не только нападать на транспорты, отдельные части противника, но и разрушать укрепления, которые противник создавал для охраны своих коммуникаций.
От начальников партизанских отрядов Кутузов требовал установления самой тесной связи с местным населением, вооружать крестьян и совместно с ними действовать.
Известному партизану капитану Сеславину Кутузов предписывал: «Отобранным от неприятеля оружием вооружить крестьян, от чего ваш отряд весьма усилиться может, пленных доставлять сколько можно поспешнее, давая им прикрытие регулярных войск и употребляя к ним вдобавок мужиков, вооруженных вилами или дубинами». М. И. Кутузов ставил в пример партизанские действия боровских крестьян, подвигами которых он предлагал ободрять «мужиков и в других местах» (1).
Выполняя предписания М. И. Кутузова, армейские партизаны снабжали крестьян оружием, боевыми припасами, а крестьянские дружины и народные ополченцы с радостью оказывали всю необходимую помощь военным отрядам.
Партизан Давыдов, действуя на Смоленской дороге, организовывал крестьянские ополчения, снабжал их ружьями и лошадьми, отбитыми у неприятеля, давал крестьянам устные наставления, как истреблять небольшие отряды противника. Смоленские крестьяне присоединились к отряду Давыдова и вместе с ним вели партизанскую борьбу. 14 сентября юхновский предводитель дворянства Храповицкий сообщал в Калугу, что вооруженные поселяне «с казаками и гусарами, состоящими под командою господина подполковника Ахтырского гусарского полка Давыдова, выступили в селения, более к городу Вязьме лежащие» (2). Вместе с казаками крестьяне сопровождали захваченных в плен наполеоновских солдат.
Активную помощь оказывали крестьяне и другим военным партизанским отрядам. К их действию прибегали руководители отрядов Фигнер, Дорохов, Сеславин, Фонвизин и пр.
Историю партизанского движения регулярных отрядов русской армии нельзя рассматривать изолированно от действий крестьянских партизанских отрядов и народных ополчений. Знаменитые русские партизаны Давыдов, Сеславин, Фигнер и другие никогда бы не добились таких поразительных успехов, если бы они, действуя на флангах и в тылу агрессивной наполеоновской армии, не опирались на активную помощь и поддержку вооруженных крестьян и горожан. От армейских пар-
-----------------------------------------------
1. «Отечественная война 1812 г.». Материалы ВУА, т. XVIII, стр. 11.
2. Архив Академии наук СССР в Ленинграде, ф. 1, оп. I, Д. 160. л. 118.
------------------------------------------------
тизан крестьяне, дворовые и мастеровые люди в свою очередь перенимали тактические навыки борьбы с интервентами.
В штаб М. И. Кутузова часто приходили крестьяне, с которыми он лично беседовал, интересовался подробностями партизанской войны и давал указания. Участник Отечественной войны 1812 года А. М. Данилевский, служивший при штабе Кутузова, писал, что, находясь в Тарутино, «мы вселяли в народе презрение к неприятелю, устраивали партизанскую и народную войну и умножали число армии» (1).
Всенародная партизанская война к моменту занятия Наполеоном Москвы и после того, как среди местных крестьянских ополчений стали появляться военные отряды, выделяемые Кутузовым из своих главных сил, приобрела подлинно гигантский размах. Появление в деревнях армейских отрядов, по словам современника, было для крестьян «днем радости». Моральное воодушевление крестьян стало еще более сильным; крестьянские народные ополчения активно атаковывали ненавистного врага; нередко они присоединялись к солдатам и казакам и вместе с ними вели бои с захватчиками за родину.
Желание сразиться с врагом и разгромить его полчища еще более усилилось после того, как французы подожгли Москву.
В этот период мощного патриотического подъема населения всей России в ряде уездов Смоленской, Московской, Калужской губерний развернулись действия крупных крестьянских партизанских отрядов, находившихся под командованием Ермолая Четвертакова, Федора Потапова, Василия Рагозина, Еременко и других славных патриотов. В Богородском уезде, Московской губернии, успешно действовал крестьянский партизанский отряд под командованием Герасима Курина и Стулова. В Калужской губернии партизанское движение развернулось вокруг кордонов, созданных вдоль границ некоторых уездов. Кордоны располагались в трех верстах один от другого, и каждый из них состоял из 20 пеших и конных крестьян. Калужский губернатор Каверин 16 сентября сообщал Кутузову, что «поселяне до 15000 состоят на кордонах... и охраняют Калужскую губернию, которая без сего средства едва ли осталась бы в такой целости, как доселе существует» (2). К кордонам присоединялись крестьяне соседних селений и «без числа много истребляли не только бродяществующих мародеров, а даже отряды из французской армии по сту и более человек» (3). Во всей губернии, как сообщал Каверин, крестьяне истребили и взяли в плен свыше 5 тыс. французов. Для более
----------------------------------------------
1. «Вестник Европы» № 21 за 1817 г., стр. 135.
2. ЦГВИА, ф. 103, оп. 208-а, д. 107, ч. 20, л. 17.
3. Там же, л. 12—13.
----------------------------------------------
широкого развития партизанского движения и «ободрения жителей» Кутузов направил сюда два полка донских казаков, которые, действуя вместе с вооруженными крестьянами и городскими жителями, часто «врывались, смотря по обстоятельствам, даже внутрь Смоленской губернии».
М. И. Кутузов высоко оценивал партизанские действия крестьян. 30 сентября 1812 года он опубликовал в «Известиях об армии», издававшихся при главной квартире, сообщение, в котором говорилось: «Самые крестьяне прилегающих к театру войны деревень наносят неприятелю величайший вред. Россияне ныне стремятся с неописанной ревностью на истребление врагов, нарушающих спокойствие отечества. Крестьяне, горя любовью к Родине, устраивают между собою ополчения... Они во множестве убивают неприятелей, а взятых в плен доставляют к армии. Ежедневно приходят они в главную квартиру, прося убедительно огнестрельного оружия и патронов для защиты от врагов. Просьба сих почтенных крестьян, истинных сынов отечества, удовлетворяется по мере возможности, и их снабжают ружьями, пистолетами и порохом» (1).
М. И. Кутузов вдохновляет на борьбу с захватчиками широкие массы крестьян и горожан, организует всенародную партизанскую войну с врагом, объединяя действия армейских и крестьянских партизанских отрядов. «Кутузов, — первый полководец, который так широко организовал взаимодействие армейских партизанских отрядов с отрядами крестьян, что их удары приобрели стратегическое значение» (2).
Народные ополчения, приходившие на помощь армейским партизанам, Кутузов расположил на главных дорогах, ведущих из Москвы в соседние губернии. Между ними была установлена тесная связь, и действия их согласовывались и направлялись главнокомандующим по единому плану. Около Москвы, говорит современник тех событий А. М. Данилевский, был устроен тройной ряд защитников, состоявший из крестьянских дружин, армейских отрядов и народных ополчений. М. И. Кутузов полностью окружил и блокировал наполеоновские войска в Москве и старался удержать их в таком положении как можно дольше. «Каждый день, проведенный нами на этой позиции, — говорил Кутузов, — был дорог для меня и для нашей армии, и мы воспользовались временем» (3).
Всенародное партизанское движение, направляемое и руководимое великим русским полководцем, причиняло наполео-
-----------------------------------------
1. «Известия о военных действиях российской армии против французов 1812 года». СПБ, 1813, стр. 134.
2. «Михаил Илларионович Кутузов». К 200-летию со дня рождения, стр. 26. Госполитиздат, 1949.
3. М. Богданович. История Отечественной войны 1812 г. СПБ, 1859, т. II, стр. 377.
---------------------------------------------
новским войскам непоправимый урон и ослабляло их. Партизаны изматывали врага, истребляли «источник жизни и силы неприятельской армии». В окрестностях Москвы партизаны, проявляя беспримерный героизм и образцы служения родине, всюду искали захватчиков, смело атаковывали их целые воинские части, отбирали у них артиллерию, обозы, лишали французских оккупантов возможности собирать провиант и фураж, уничтожали живую силу противника. «Злодеи наши со всех сторон окружены, — писал Кутузов 30 сентября в Калугу, — свободный выезд из стана, партиями от нас везде посланными, совершенно воспрещен; люди и лошади изнуряются голодом, и каждый день во всех местах убитыми и пленными теряют они до 500 человек» (1).
Говоря о тяжелом положении, в котором оказалась французская армия в Москве, упоминавшийся выше Коленкур в своих мемуарах признавал: «Мы все время должны были держаться настороже... Неприятель все время тревожил наши коммуникации за Гжатском и часто прерывал их между Можайском и Москвой... В этих прелюдиях все видели предвестие новой системы, цель которой — изолировать нас. Нельзя было придумать систему, которая была бы более неприятной для императора и поистине более опасной для его интересов» (2). Для борьбы с партизанами Наполеон должен был предпринять серьезные меры как против них самих, так и для охраны своих сообщений. Еще до Бородинского сражения он приказал начальнику штаба маршалу Бертье указать командующим корпусами генералам, что «мы ежедневно теряем много людей от беспорядка, господствующего в образе, принятом войском для отыскания пищи. Число людей, захватываемое неприятелем (русскими партизанами. — Д. Ч.), простирается ежедневно до нескольких сотен».
Наполеон приказывал фуражировать посылать войска целыми командами под начальством генералов или штаб-офицеров, давая им «достаточное число войск для прикрытия их от казаков и поселян». В этом же распоряжении он прямо признавал, что маршал Ней «теряет ежедневно более людей во время фуражирования, чем на поле сражения» (3).
Для охраны путей сообщения Наполеон назначил IX корпус, прибывший в середине сентября в Смоленск. Дивизию генерала Бараге д'Ильера он двинул в Вязьму, а корпус Жюно — в Можайск. Все транспорты должны были сопровождаться целыми отрядами, состоявшими из пехоты, артиллерии и кавалерии. Главным своим силам, расположенным около Москвы, Наполеон приказал занять более выгодное квартирное расположение. Но все эти меры не в состоянии были избавить Напо-
-------------------------------------------
1. "Письма князя Кутузова-Смоленского в 1812—13 гг.". Калуга, 1912, стр. 9.
2. А. Коленкур. Поход Наполеона в Россию, стр. 177.
3. Д. В. Давыдов. Сочинения, СПБ, 1895, т. III, стр. 56—57.
------------------------------------------
леона от мощного патриотического партизанского движения населения России, ожесточение которого против интервентов дошло до крайней степени. Единственным спасением для Наполеона было заключение мира, на который он возлагал все свои надежды, вступая в Москву. С этой целью Наполеон 23 сентября послал в Тарутинский лагерь к Кутузову генерала Лористона, бывшего посла в Петербурге. Кутузов отклонил мирные предложения, но согласился донести о них царю. Сообщая Александру I о переговорах с Лористоном, фельдмаршал доносил, что посол говорил о пожарах в Москве, о малом числе русских, оставшихся в столице, предлагал размен пленными, «а более всего распространялся об образе варварской войны, которую мы с ним ведем». Лористон утверждал, что «война ведется не по правилам», что крестьяне «нападают на французов пo-одиночке или в малом числе ходящих», и просил Кутузова «неслыханные такие поступки унять», т. е. прекратить партизанскую войну. Русский главнокомандующий ответил, что он не может этого сделать, не может «переменить образ мыслей в народе», который «войну сию почитает равно как бы нашествие татар» (1). При этом Кутузов добавил, что французскую армию в России «ожидают еще большие несчастия со стороны народа» (2).
Лористон не добился своей цели. Мир, о котором мечтал Наполеон, не был им получен. И народ, и армия, охваченные патриотическим подъемом, исполненные готовности истребить врага, решительно были настроены против заключения мира с ненавистными оккупантами. «У нас убьют каждого, кто скажет о мире», — сообщал один современник тех событий.
М. И. Кутузов верил в успех русского оружия в народной войне, верил в силу своей армии, за которой стоял многомиллионный народ. Уверенность в разгроме врага его никогда не покидала. «Силы наши не только сохранены, но и увеличены, и надежда на верное поражение врага нашего нас никогда не оставляла... истребление сил его, недостаток в продовольствии и совершенная гибель предстоит ему неизбежно» (3),— писал Кутузов 21 сентября в Калугу.
После встречи с Лористоном великий русский полководец принял ряд дополнительных мер, направленных к дальнейшему расширению партизанской войны, усилению партизан подвижными отрядами конницы с артиллерией. Прибывшие с Дона 24 казачьих полка были влиты в новые, более крупные партизанские отряды. Денису Давыдову Кутузов выделил два донских полка Попова и Кутейникова и, выразив «совершен-
-----------------------------------------------
1. «Отечественная война 1812 г.». Материалы ВУА, т. XVIII, стр. 108.
2. А. И. Михайловский-Данилевский. Император Александр I и его сподвижники. СПБ, 1846, т. III, стр. 45.
3. «Письма князя Кутузова-Смоленского в 1812—13 гг.». Калуга, 1912, стр. 7.
--------------------------------------------------
признательность» за успешные партизанские действия на Смоленской дороге, представил его к присвоению звания полковника.
В связи с намерением противника двинуться из Рославля ня Брянск, где находился русский артиллерийский арсенал, Кутузов предписал начальнику калужского ополчения генерал-лейтенанту Шепелеву «послать туда достаточный отряд с артиллериею и казаками для уничтожения намерений неприятельских» (1). В Брянск был направлен крупный отряд, состоявший из 5 тысяч человек регулярных войск и ополченцев. Благодаря этим мерам фельдмаршала Кутузова Брянск был защищен.
Опыт партизанской войны на главных коммуникационных линиях противника М. И. Кутузов старался передать командующим русскими войсками, находившимся на флангах. С этой целью он направлял им копии журнала военных действий, в котором сообщалось о боевых успехах партизанских отрядов.
Выписки из журнала военных действий имеются и в бумагах Дениса Давыдова, хранящихся в Центральном Государственном Военно-Историческом архиве. О наиболее успешных подвигах армейских партизанских отрядов М. И. Кутузов издавал приказы по армии и рассылал их командирам отдельных корпусов и даже начальникам отрядов. Не ограничиваясь общими приказами по армии, Кутузов направлял командирам личные письма, делился своими впечатлениями о партизанской войне. В письме к Чичагову главнокомандующий писал, что «успехи наших партизанов, посылаемых в тыл неприятелю, становятся час от часу блистательнее». С особым удовольствием он сообщал о взятии штурмом партизанами отряда Дорохова укрепленного неприятелем города Вереи. «Равным образом, — добавлял Кутузов, — не менее приятно мне свидетельствовать о подвигах наших крестьян, которые оказывают себя истинными сынами отечества и, невзирая на все ухищрения неприятеля, поражают его при всякой встрече» (2).
Партизанское движение развертывалось не только на главном театре военных действий — в районе Москвы, но и на второстепенных направлениях, на его флангах. Из корпуса генерала Витгенштейна, стоявшего на Полоцком направлении, выделялись легкие отряды для партизанских действий в тылу врага вдоль берегов Двины. Здесь прославились отряды полковника Родионова, подполковника Непейцина, майора Бедряги и др. В Дунайской армии адмирала Чичагова, прикрывавшей южное направление (Украину), партизанские действия успешно развернули отряды под командованием полковника Чернышева и полковника Чаплица. Повсюду военные партизанские отряды получали поддержку со стороны населения.
-----------------------------------------------
1. "Отечественная война 1812 г.". Материалы ВУА, т. XVIII, стр. 7.
2. ЦГВИА, ф. ВУА, д. 3518, л. 301.
-----------------------------------------------
Сила ударов военных отрядов и бесчисленных народных партизан, истреблявших захватчиков и отстаивавших свободу и независимость своей родины, нарастала с каждым днем.
Перед отходом Наполеона из Москвы партизанские отряды, сжимая подвижное кольцо противника, смело врывались в занятый врагом город и уничтожали слабо охраняемые группы французов. За неделю до отхода Наполеона партизаны уничтожили отряд французских гусар, находившийся у Калужских ворот. Казаки из отряда Победного доходили до Сухаревой башни и дрались «у самых Никольских ворот».
Дальнейшее пребывание в Москве становилось невозможным, бесполезным, и Наполеон, спасая свою разлагающуюся, утрачивавшую боеспособность армию от полного уничтожения, начал думать об отходе. Внезапная атака 6 октября русскими войсками французского авангарда под командованием Мюрата на реке Чернышне и поражение неприятеля, потерявшего в этом бою свыше 2 тыс. убитыми, 2500 пленными, 38 орудий, ускорило принятие окончательного решения, и 7 октября Наполеон выступил из Москвы.
19 октября Кутузов обратился к войскам с приказом, в котором дал глубокий анализ причин, заставивших Наполеона оставить Москву:
«Не усматривая впереди ничего другого, как продолжение ужасной, неудачной для него войны, способной в краткое время уничтожить всю его армию; видя в каждом жителе воина, общую непреклонность на все его обольщения, решимость всех сословий грудью стоять за любезное отечество; претерпев 6-го числа октября при учиненной на него атаке сильное поражение и, постигнув, наконец, всю суетность дерзкой мысли: одним занятием Москвы поколебать всю Россию, — предпринял он поспешное отступление вспять, бросив на месте большую часть больных своих, — и Москва очищена».
Отмечая боевые успехи партизан, Кутузов прямо указывал, что неприятель «повсюду истреблялся партиями нашими» и потерял «многие тысячи людей, побитых или взятых в плен нашими отдельными отрядами и земскими ополчениями» (1).
Всенародное партизанское движение в период подготовки контрнаступления причинило наполеоновской армии огромные материальные и людские потери. За время 5-недельного пребывания Наполеона в Москве французы потеряли, по самым скромным и далеко неполным подсчетам, убитыми и пленными свыше 30 тыс. человек. В это число не входят огромные потери в живой силе, которые противник понес от партизанских отрядов, действовавших в глубоком тылу наполеоновской армии на путях ее сообщений.
Партизанская война, руководимая великим полководцем
------------------------------------------------
1. «Русская старина», 3877, т. XVIII, стр. 277.
------------------------------------------------
М. И. Кутузовым, не только нанесла противнику значительные людские и материально-технические потери, но отняла у него возможность свободно получать из тыла людей, вооружение и продовольствие. Сложная, хорошо продуманная форма борьбы с врагом, умелая организация резервов — все это обеспечило успешное решение фельдмаршалом М. И. Кутузовым в период подготовки контрнаступления такой основной задачи, как изменение соотношения сил в пользу русской армии. К началу контрнаступления она имела уже 120 тыс. войск и 622 орудия против оставшихся у Наполеона корпусов, располагавших 360 обеспеченных боеприпасами легкими орудиями. Изматывание и истребление врага в ходе сокрушительных ударов армейских и народных партизанских отрядов, с одной стороны, и усиление русской армии за счет новых пополнений — с другой, лишило неприятельскую армию одного из главных ее преимуществ: численного превосходства перед русской армией. Самоотверженная партизанская борьба против захватчиков подготовила условия для нанесения противнику силами русской армии решительного удара и оказала влияние на весь последующий ход военных действий.

продолжение книги...