Обращение писателей к истории русского революционного движения


вернуться в оглавление работы...

В.А.Ковалев и др. "Очерк истории русской советской литературы"
Часть вторая
Издательство Академии Наук СССР, Москва, 1955 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение работы...

9

В послевоенные годы советская литература обогатилась новыми произведениями о прошлом нашей Родины. Разрабатывая историческую тематику, писателям пришлось преодолеть ошибочные тенденции, наметившиеся еще в годы Отечественной войны. Эти тенденции выразились в идеализации некоторых деятелей и исторических событий, в сглаживании классовых противоречий в прошлом, в изображении представителей русской культуры как слепых подражателей западноевропейским образцам, а также в культе личности и в недооценке роли русского народа в созидании отечественной культуры.
Несмотря на отдельные ошибки и срывы, советская литература, разрабатывающая историческую тематику, развивалась в последние годы плодотворно. Пристальное внимание художников слова привлекает тема освободительной борьбы русского народа.
Создан ряд произведений, посвященных истории русского рабочего движения, изображающих созревание и подготовку пролетарской революции, первую русскую революцию, период реакции и нового революционного подъема, Великую Октябрьскую социалистическую революцию и гражданскую войну. Показать великий путь русского человека к свободе — такова задача, которую поставил перед собой Федор Гладков. Этим замыслом писатель делился с М. И. Калининым и А. М. Горьким, которые горячо одобрили его. Но осуществить эту задачу писателю удалось лишь в послевоенные годы. В «Повести о детстве» (1949), «Вольнице» (1950) и «Лихой године» (1954) показано, как рос и развивался крестьянский мальчик Федя, как формировался его характер, закалялась воля.
Эксплуатация крестьян помещиком и кулаком-мироедом в небольшом заволжском раскольничьем селе, косные и суровые законы раскольничьего быта — вот та обстановка, в которой проходят детские годы героя. Однако он не смиряется перед жестокостями окружающей его жизни. Его поддерживают стремление к правде и вера в торжество справедливости, которые сохранились и живут в русском крестьянстве, несмотря на многовековой гнет и тьму невежества. Он не раз отважно бросается на защиту слабых против сильных. Большое впечатление на него производит открытое выступление против властей — самовольная запашка барского поля. И хотя эта вспышка народного гнева подавляется властями, в «Повести о детстве» чувствуется назревание крестьянского протеста.
В повести «Вольница» действие переносится на широкие волжские просторы. Каторжный труд, нищенское питание, надругательство хозяев — таков удел крестьян, пошедших в «вольницу», т. е. на заработки. Но в романе раскрывается и другой, более глубокий смысл его заглавия: это повествование о борьбе русского народа за свое освобождение.
Столкновение крестьянской артели с купцом-самодуром Бляхиным, читка революционной прокламации на квартире у Харитона, постановка Гришей спектакля о Степане Разине, стачка резальщиц, закончившаяся их победой,— таковы факты, в которых перед Федей раскрывается сила рабочего коллектива. Мальчик проникается вольнолюбивым духом ватаги. Он уже знает теперь, что народ способен отстаивать свои права. Автобиографические произведения Ф. Гладкова — это эпическое повествование о судьбе русского крестьянства в конце XIX в. Сам автор указывал, что он писал их «не как обычные воспоминания, а как поэму о русском народе».
В новой повести «Лихая година» Гладков показал возмужание Феди, приобщение подростка к классовой борьбе в деревне.
Ф. Гладков развивает традиции передовых русских писателей, нередко обращавшихся к автобиографическому жанру для раскрытия типических явлений той или иной эпохи (А. И. Герцен, М. Е. Салтыков-Щедрин, Л. Н. Толстой, В. Г. Короленко, А. М. Горький, А. Н. Толстой). Обобщая и творчески перерабатывая воспоминания своего детства, Ф. Гладков создает типический образ крестьянского мальчика, через восприятие которого дается изображение жизни трудового народа, его исторических судеб. Автор-рассказчик как бы дополняет и объясняет то, что было недоступно пониманию его героя-ребенка. Такой метод дает писателю возможность активной оценки изображаемых событий, более широкого охвата изображаемой действительности, но иногда этот прием приводит к тому, что крестьянский мальчик наделяется мыслями и рассуждениями, не свойственными его возрасту.
Автобиографические произведения Ф. Гладкова принадлежат к числу значительных произведений советской литературы, посвященных изображению дореволюционного русского трудового народа. В многочисленных образах простых русских людей — крестьян, рабочих, рыбаков, моряков — писатель раскрывает облик русского народа, его типичные национальные черты, его трудолюбие и творческую одаренность. Писатель любовно зарисовывает образы замечательных, талантливых русских умельцев, самоучек-изобретателей. Это и крестьянский мальчуган Сема, и рыбак Балберка, и кузнецы Игнат и Тарас, любящие и умеющие создавать красивые вещи.
Ф. Гладков показывает тоску русского крестьянина по свободному труду: «Дай мне работу по душе, чтобы сердце радовалось, да такую, чтобы кости трещали. Я тогда весь свет переворочу»,— говорит Ларивон, вынужденный батрачить у барина.
Особенно поэтично нарисована картина дружного совместного труда — «помочи», когда по старинному обычаю справившиеся с уборкой своих полей крестьяне выходят помогать соседу.
Не покорным своей судьбе, а смелым, дерзким, вольнолюбивым встает русский народ со страниц книг Ф. Гладкова. «Надо жить смелее. Это только трусу всегда страшно да трудно, а смелому и трудное покажется легким»,— учит Федю моряк Корней. «Умей постоять за себя!» — наставляет его резальщица Наташа. Стойкость, мужество, вера в свои силы присущи лучшим героям Гладкова. Они убеждены, что правду не убьешь, как не убьешь и народную мечту о воле. «Ведь, воля-то сама в народе живет».
У Ф. Гладкова поэзия борьбы народа за счастье сочетается с поэзией родной природы, с поэзией русской речи, напевной, меткой, образной, афористичной, которую умело использует автор, отказавшийся от речевого натурализма, встречавшегося в некоторых его прежних произведениях.
Изображению революционной борьбы рабочего класса и трудового крестьянства, а также деятельности первых большевистских организаций в период подготовки и проведения революции 1905 г. посвящен роман Михаила Соколова «Искры» (1949).
Из небольшой казачьей станицы с ее патриархальными нравами и сонной, застоявшейся жизнью действие романа переносится в донские шахты, на металлургический завод.
В романе показано столкновение двух противоположных социальных сил. С одной стороны, писатель раскрывает моральный крах дельца Якова Загорулькина, убеждающегося в том, что революция кладет предел власти денег и, следовательно, власти таких людей, как он. С другой стороны, в лице Леона Дорохова писатель показывает, как крестьянский парень, попавший в рабочий коллектив, изживает частнособственническую идеологию и наивные политические иллюзии, как формируется рабочий-революционер. Леон Дорохов становится вожаком вооруженного восстания в одном из южных русских городов.
В романе отражен рост революционных настроений народа, приближение революционной грозы. Заключительные страницы романа посвящены событиям 1905 г., когда народ, руководимый партией, совершает первый решительный натиск на самодержавие.
В романе М. Соколова нашла отражение история Коммунистической партии с момента возникновения ленинской «Искры» и до III съезда. Многие страницы романа посвящены изображению борьбы ленинцев с экономистами и меньшевиками: в образе большевика Чургина показана направляющая роль партии в развитии русского революционного движения.
Повествование М. Соколова несколько растянуто, не всегда достаточно убедительно показан процесс перевоспитания героев в революционной борьбе. И авторская речь, и язык героев страдают иногда сухостью, порой писатель злоупотребляет диалектизмами. Но в целом роман «Искры» правдиво воспроизводит одну из важных страниц революционного прошлого.
К числу наиболее значительных произведений послевоенных лет принадлежат два романа из задуманной Константином Фединым трилогии: «Первые радости» (1945) и «Необыкновенное лето» (1947—1948). Писатель избрал местом действия большой приволжский город (Саратов). Но в событиях, происходящих в этом городе, в судьбах изображенной группы людей К. Федин глубоко раскрыл исторический смысл русской революции и насытил роман глубоким философским содержанием.
Человек и история, место человека в революции — таковы основные проблемы романов К. Федина. Историческая закономерность и необходимость революционного обновления России — такова их основная идея, проходящая через всю пеструю картину человеческих судеб, нарисованную талантливым художником.
Неодолимое приближение революции, радость вступления в борьбу за переустройство мира составляют пафос романа «Первые радости», действие которого развертывается в период столыпинской реакции и последовавшего за ним революционного подъема. Рождение нового общества, защиту его от сил контрреволюции и широкие горизонты грядущего показывает роман «Необыкновенное лето». Его действие происходит через девять лет после событий, изображенных в первом романе. Этот разрыв во времени подчеркивает разительность перемен, происшедших в результате революции. Жизнь всколыхнулась, преобразилась, наполнилась новым содержанием. И старый приволжский город предстает уже не как «город сарпинки, отставных генералов и мучных королей», а как место исторических событий, как «часть самой основы государства, его национально-спаянного ядра, то есть именно России, установившей Советы и за них боровшейся».
Рисуя галерею людей, представляющих различные социальные слои и группы населения России, К. Федин мастерски раскрывает их психологию, определяет их место в борьбе нового, социалистического мира против старого, капиталистического. Он показывает обреченность старого, уходящего мира, представленного образами жандармского подполковника Полотенцева, богатого домовладельца Мешкова, чиновника судебного ведомства Ознобишина, купчика-спортсмена Шубникова, и раскрывает историческую справедливость революции, лишившей их силы, власти и богатства.
Сложные внутренние противоречия и идейные колебания характеризуют таких людей, как неудачливый актер Мефодий Силыч, пьяница Парабукин, несчастная и недалекая дочь Мешкова Лиза,— людей, которые инстинктивно тянутся к новому, но не находят в себе сил включиться в борьбу за свободную жизнь.
Федин рисует прямых и честных людей, приходящих разными путями к участию в революции. Это учительница Извекова, старый интеллигент Дорогомилов, бывший офицер царской армии Дибич, солдаты Ипатьев и Никон Карнаухов, моряк Страшнов. Народ изображен Фединым как сила, поднявшаяся к активной исторической деятельности, осознавшая свою решающую роль в революции. «Теперь без нашего участия ничего не решается»,— говорит один из героев романа «Необыкновенное лето».
И, наконец, подлинными деятелями истории, организаторами и руководителями борьбы народа за свое освобождение выступают коммунисты Кирилл Извеков и Петр Рагозин, перед которыми идеи коммунизма раскрыли смысл истории и путь к человеческому счастью.
Особое место уделяет К. Федин изображению судеб интеллигенции в революции. Эта тема давно привлекала писателя. Однако если раньше он с сочувствием изображал безвольных и мятущихся интеллигентов, которые сознают силу, красоту и справедливость революции, но не могут определить свое место в ней, то в новых своих романах К. Федин показывает, что лучшая часть интеллигенции, которая не утратила связи с народом и любви к родине, должна рано или поздно примкнуть к революционному лагерю. В то же время Федин развенчивает буржуазно-интеллигентский индивидуализм и «теорию» свободной личности, якобы независимой от окружающей ее среды и стоящей над классовой борьбой.
За «красивой» позой независимости писателя Пастухова, за его мнимо-философскими рассуждениями о том, что он воспринимает мир как произвол над собой, что участие во всякой борьбе, пусть даже справедливой, нарушает свободу воли, К. Федин вскрывает мещански-эгоистический взгляд на жизнь, равнодушие к своему народу, духовную нищету и опустошенность. В белогвардейском застенке, куда он попадает по недоразумению как «красный», Пастухов начинает понимать всю несостоятельность своей «философии». «Твое существование было обеспечено тем устройством мира, которое ты принял, как произвол над собой»,— твердит ему голос совести.— «Этот произвол был приемлем для тебя. Но он не был приемлем для других. Прислушайся: все время ты говоришь об одном себе — я, я, только я!.. Ты хочешь получать, ничего не давая».
В тюрьме Пастухов ощущает и всю неприглядность, всю нелепость своего положения межеумка, не желающего примкнуть ни к белым, ни к красным. И он приходит к выводу, что «надо быть там, где заложено развитие истории вперед».
Показывая приход Пастухова к революции, писатель одновременно решает важный вопрос о роли личности в истории. Он заставляет своего героя осознать свой выбор не как пассивное подчинение истории, а как свободное волеизъявление.
С образом Пастухова связана и другая важная проблема, которая решается в романе, — проблема искусства и жизни. Писатель окончательно разоблачает идею трагедийности искусства, стоящего над жизнью, идею, звучавшую в его романах 20-х годов.
Разоблачает К. Федин и буржуазные воззрения на свободу творчества. Устами Извекова он утверждает, что революция спасает искусство, отдавая его на службу народу. Революция вливает новые силы в переживающего творческий кризис Пастухова (когда он осознает ложность своего понимания свободы творчества) и в актера Цветухина, который чуть было не стал рутинером, но «с первым раскатом революции прянул к небу». Но хотя Цветухин и оказывается на стороне революционного народа, он понимает задачи революционного искусства весьма отвлеченно, его проекты театра без сцены отдают декадентским псевдоноваторством, а в его игре еще чувствуется ходульность и позерство.
Носительницей нового искусства, пробужденного к жизни революцией, выступает молодая артистка Аночка Парабукина. Пусть она еще неопытна, но игра ее заключает в себе ту правду и искренность, которую требует от театра новый зритель — солдат революции. Наивно и трогательно по своей простоте письмо, присланное ей красноармейцами. Это письмо раскрывает новые отношения, сложившиеся между актером и зрителем, между художником и народом, подтверждает, что искусство обретает свой истинный смысл лишь тогда, когда оно служит народу, служит делу революции.
Представителями Коммунистической партии являются Извеков и Рагозин. Их образы — большая творческая удача К. Федина, отказавшегося от своего прежнего противопоставления энергии и воли большевиков интеллектуальному богатству старой интеллигенции и создавшего яркие, всесторонние, цельные образы подлинных героев нашей жизни.
В этом писателю помогла сама современность. «В годы, когда в Великой Отечественной войне решалась судьба родной страны, — писал К. Федин в своей автобиографии, — еще крепче, чем прежде, упрочилось убеждение в том, что будущее русской жизни нераздельно с ее советским строем и что истинно большим героем современности должен и может быть признан коммунист, деятельная воля которого однозначна Победе» (1).
Ясное, научное понимание поступательного хода истории отличает Извекова и Рагозина от других героев. Возвышенная мечта о коммунизме окрыляет их деятельность. Вся жизнь их показана как борьба за осуществление этой мечты, которая вырастает из самой действительности; она основана на знании жизни, законов ее развития, на точном расчете. Это выражено в сцене, когда Извеков, направляясь на фронт через сухие,
--------------------------------------------------
1. К. Федин. Соч. в шести томах, т. 1. М., 1952, стр. 17—18.
--------------------------------------------------
безводные саратовские степи, думает о том, «как объединить деревни, села и повести их к преображению земли». «Мечта устройства становилась делом устройства, мечтатель становился деятелем»,— говорит сам автор, характеризуя своего героя.
Единство мечты и действительности, реалистического отношения к жизни с революционной романтикой строительства нового мира обусловливает ту цельность характера коммуниста, которую долго не удавалось показать К. Федину. Коммунисты Извеков и Рагозин предстают перед нами не как фанатики идеи, не как аскеты. Все земные радости — любовь, дружба, труд и борьба — для них открыты больше, чем для кого-либо, их жизнь одухотворена высокой идеей коммунизма и неразрывно связана с жизнью народа.
В сильных, впечатляющих сценах битвы под Царицыном, сражения за Реньевку писатель передал ощущение величия и исторической справедливости борьбы народа, возглавляемого коммунистами. Наиболее ярко это ощущение передано в конце «Необыкновенного лета», когда Извеков, наблюдая парад Первой конной армии, воспринимает гул движущихся эскадронов, как шаг истории, слышный на весь мир, и испытывает ни с чем не сравнимое счастье от того, что он «к удару громового этого шага присоединил свой маленький, но верный шаг».
Идея историческойзакономерности, умение детально и красочно показать рождение новой жизни, яркие образы коммунистов, которые олицетворяют собой великую направляющую роль партии, определяют эпический характе романов К. Федина.
Рассказывая о человеческих судьбах, писатель раскрывает движение истории. Передать ход истории призваны и хроникально-публицистические отступления, названные автором «военными картинами». Но, давая представление о том, что происходило на всем пространстве фронтов гражданской войны в 1919 г., эти отступления, перерастающие порой в целые главы, выпадают иногда из общей художественной ткани произведения. Несмотря на эти частные недостатки, романы Федина — большие эпические произведения о России, народе, партии в предреволюционные годы и в годы Великой Октябрьской социалистической революции.
Гражданская война, борьба народа за Советскую власть нашли свое отражение и в ряде других произведений послевоенной литературы.
Мужественной борьбе советских людей против белогвардейцев, иностранных интервентов в 1918—1919 гг. посвящен роман Николая Никитина «Северная Аврора». В романе показано, что это была борьба за новую Россию, за страну будущего, которая проложила миру путь к социализму.
Гражданская война на востоке России изображена в романах Константина Седых «Даурия» и Георгия Маркова «Строговы». В обоих произведениях в центре повествования — судьбы нескольких поколений одного семейства: у К. Седых — это казачья семья Улыбиных, у Г. Маркова — крестьянская семья Строговых. Доказывая несостоятельность легенд об однородности забайкальского казачества (Забайкалье в старину называли Даурией) и сибирского крестьянства, писатели рисуют ожесточенную классовую борьбу казачьей и крестьянской бедноты против богатеев. Роман «Даурия», начинаясь с рассказа о подвиге казака Андрея Улыбина в войну 1854—1856 гг., прослеживает историю его потомков вплоть до гражданской войны.
О жизни и борьбе за лучшую жизнь сибирского крестьянства в периоды первой русской революции, империалистической войны, Октябрьской революции, гражданской войны и установления Советской власти в Сибири рассказывает роман «Строговы». Авторы обоих романов, повествуя о судьбах героев, стремились создать картины движения народной жизни. Однако они не справились с широким эпическим замыслом и не избежали растянутости сюжета, композиционной рыхлости и хроникальности в своих романах.
К повестям и романам о борьбе народа за победу социалистической революции примыкают произведения о далеком историческом прошлом России. Основная тема их — освободительная борьба русского народа.
Советские писатели стремились раскрыть антифеодальный, освободительный смысл крестьянских восстаний, показывая в то же время их стихийность и ограниченность. Развивая традицию, закрепившуюся уже в творчестве А. Чапыгина, В. Шишкова, Г. Шторма, Степан Злобин создал свой новый исторический роман «Степан Разин».
Успех этого произведения был подготовлен той долгой и плодотворной работой писателя над темой народных движений, результатом которой явились его историческая повесть о соратнике Пугачева — вожде восставших башкир — «Салават Юлаев» и роман о псковском восстании 1650 г. «Остров Буян».
Восстание под предводительством Разина, потрясшее боярско-дворянскую Русь, показано писателем в свете сложнейших противоречий в русском государстве XVII в.
Изображая борьбу широких народных масс против боярско-помещичьего гнета, писатель в многочисленных и ярких образах раскрывает свободолюбие, стойкость и мужество русского народа. Воплощением этих лучших качеств русского национального характера является образ Степана Разина. Сила этого образа определяется тем, что он обрисован как выразитель нужд и чаяний народных, как представитель определенных идей своего времени. Писатель раскрывает личность Разина в развитии, в борьбе новых идей и представлений, возникавших у него под влиянием жизни, со старыми понятиями и предрассудками. Читатель видит, как постепенно складывались у Разина черты, сделавшие его вождем народных масс, как взрастила его народная среда, как нарастала его ненависть к боярам и дворянам, как в процессе борьбы закалялись его ум и талант.
Автор не идеализирует прошлое, он показывает, что в разинском движении первоначально были сильны элементы разбойничества. Но чем сильнее разгоралось пламя восстания, тем больше вовлекалась в него крестьянская масса, тем яснее становилась его антикрепостническая направленность, шире раздвигался политический кругозор его вождя.
С. Злобин правильно понял и убедительно раскрыл большое значение для восстания встречи Разина с вожаком многочисленных отрядов восставших крестьян Поволжья — атаманом Василием Усом. Беседы с ним проясняют Разину общенародный характер возглавляемого им движения. Надо воевать «всю Русь»,— говорит Ус, убеждая Разина поднимать все крестьянство против бояр и дворян и идти на Москву. Он призывает Разина привлечь к участию в восстании угнетенные царизмом народности Поволжья и Приуралья. Так в ходе крестьянского восстания возникает дружба и единство простых людей разных народностей России.
Массовые сцены народной жизни являются в романе С. Злобина не просто историческим фоном, а раскрывают источники силы и слабости движения Разина. Автор стремится показать слабые стороны крестьянского восстания: его локальность, веру народных масс в «хорошего царя». Этим наивным патриархальным мировоззрением наделен в романе и сам Разин.
Правильно разрешена писателем проблема языка исторического жанра. В меру привлекая письма, грамоты и прочие исторические документы, С. Злобин не впадает в стилизацию, но и не отказывается от своеобразия языка изображаемой эпохи. Широко употребляя народную речь, он не засоряет свое произведение ни вульгаризмами, ни местными словами. В то же время автор удачно передает особенности речи донских казаков, вводит украинскую речь запорожцев, подчеркивает своеобразное произношение рязанских крестьян и слабо владевших русским языком татар.
Роман С. Злобина является крупным произведением советского исторического жанра. Писатель показал основные тенденции исторического процесса, изобразил народ как движущую силу истории; в его романе рабской морали смирения и покорности противопоставлена подлинно народная мораль, требующая активного отношения к жизни. «До всего тебе дело на свете, тогда ты прямой человек»,— говорит Разину старый рыбак, выражая этими словами народную мудрость. Сила народа, его воля к освобождению неодолимы — такова основная идея романа. «Где клады зарыл?»— допрашивает Разина во время мучительной пытки боярин. «В сердцах народных зарыл, а ты откопай себе на беду»,— гордо звучит ответ народного вожака, проникнутого верой в правоту своего дела и в конечное торжество народной правды.
Одной из характерных особенностей исторического романа послевоенного периода является расширение его идейно-тематического диапазона. Освобождение народов Европы русской армией от наполеоновского ига, воссоединение с Россией исконно русских земель, история замечательных географических и научных открытий и технических изобретений — таковы темы, выдвинутые в послевоенные годы. Они нашли разработку в романе Л. Никулина «России верные сыны», в трилогии Е. Федорова «Каменный пояс», в романе Ю. Германа «Россия молодая», П. Далецкого «На сопках Маньчжурии», в романах Н. Задорнова и других произведениях.
Книга Л. Никулина «России верные сыны» исторически правдиво воссоздает картину освобождения Европы от наполеоновского владычества.
Л. Никулин сумел верно раскрыть освободительное значение заграничного похода русской армии, изобразив победу над Наполеоном как победу русского народа, а не русского императора и его союзников, и противопоставив феодально-монархической реакции Александра I народные массы и передовую дворянскую молодежь — будущих декабристов.
Книга Л. Никулина представляет собой не столько исторический роман, сколько историческую хронику, в которую легко входят различные, иногда мало связанные друг с другом эпизоды, движущие повествование, но не создающие все же единого сюжета, все нити которого сходились бы к центральным героям.
Романы Н. Задорнова «Далекий край», «К океану» и «Амур-батюшка» охватывают 40 — 80-е годы XIX столетия и представляют собой цикл исторических романов о судьбах русского Приамурья. В романе «Далекий край» рассказано о том, как жители Приамурья ждут возвращения русских в края, открытые два века тому назад отрядами Пояркова и Хабарова. Память об этом живет не только в сознании простых русских людей, представленных в романе Алексеем Бердышевым и Маркешкой Хабаровым, но и в сознания коренного местного населения.
Центральным героем романа «К океану» является капитан Невельской — мужественный патриот, стремившийся вернуть России исконные русские земли на Дальнем Востоке и открывший водный путь по Амуру в Тихий океан. Путешествие и открытия Невельского составляют основную сюжетную линию романа. Убедительно показывая, что Невельской совершил свой патриотический подвиг вопреки воле царского правительства писатель раскрывает народную основу этого подвига.
В романе «Амур-батюшка» Н. Задорнов описывает тяжелый труд русских переселенцев, освоение ими приамурских земель, их дружбу с гольдами. В романе много интересных и ярких сцен, но нет единого сюжета, нет завершенности действия.
Значение романов Н. Задорнова заключается в том, что он сумел дать в них яркие картины, рисующие подвиг русских землепроходцев, раскрыть прогрессивный смысл присоединения Приамурья к России, показать любовь и уважение малых народностей к русскому народу.
Роман Ю. Германа «Россия молодая» посвящен русским людям эпохи Петра I. В романе дана широкая картина строительства русского морского флота, создан ряд образов рядовых людей, силами которых укреплялось морское могущество России. Хотя писатель и не достиг того мастерства в обрисовке эпохи и той широты исторического обобщения, которыми отличается роман А. Толстого «Петр I», несомненным достоинством романа «Россия молодая» является правдивый показ жизни простого народа на рубеже XVII—XVIII вв.
Значительный интерес представляет роман Ольги Форш «Первенцы свободы». Продолжая начатое еще в тридцатых годах (трилогия о Радищеве) художественное осмысление раннего периода русского освободительного движения, писательница в новом романе рисует образы декабристов. Тщательное изучение исторических документов позволило О. Форш исторически точно изобразить события первой четверти XIX века и создать убедительные картины жизни и борьбы дворянских революционеров.
Советский исторический роман послевоенных лет охватил важные этапы истории России; значительное внимание уделяли писатели изображению творцов истории — народных масс, правильно оценивая роль выдающихся исторических деятелей.
Принципы социалистического реализма, наиболее последовательно примененные к жанру исторического романа Алексеем Толстым, определили идейно-художественные качества лучших исторических романов последних лет.

продолжение книги...