Роман «Молодая гвардия» А. Фадеева


вернуться в оглавление работы...

В.А.Ковалев и др. "Очерк истории русской советской литературы"
Часть вторая
Издательство Академии Наук СССР, Москва, 1955 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение работы...

6

Выдающимся прозаическим произведением военных лет и одним из лучших произведений всей советской литературы является роман А. Фадеева «Молодая гвардия». Уже тогда, когда главы романа в 1945 г. печатались на страницах «Комсомольской правды» и журнала «Знамя», и после его выхода отдельной книгой, и в первом своем варианте и во втором (1951) роман «Молодая гвардия» вызвал глубокий интерес миллионов читателей. Все интересно в этом романе: и история его создания, и художественный метод автора, сочетающий документальную достоверность с полетом поэтической мысли и философской глубиной.
Мысль о создании произведения, которое было бы посвящено деятельности героической комсомольской молодежи г. Краснодона, подсказал писателю Центральный Комитет комсомола (в мае 1943 г.). В творческой доработке романа исключительное значение имели выступления партийной печати с указанием на недостатки его первого варианта.
Закономерно, что именно А. Фадеев взялся за создание произведения, в основу которого были положены реальные подвиги и события из истории деятельности партийного партизанского подполья и комсомольской организации «Молодая гвардия» в г. Краснодоне. Живой опыт писателя, в юности участвовавшего на Дальнем Востоке, в Приморье, в подпольной партизанской борьбе против американо-японских интервентов, делал близкими А. Фадееву подвиги Лютикова, Проценко и «молодогвардейцев». Писательский опыт А. Фадеева, накопленный им в ходе Отечественной войны, также подвел его к теме «Молодой гвардии».
В 1941—1943 гг. в «Правде» было напечатано более десяти очерков и корреспонденции А. Фадеева с фронтов Отечественной войны. В них мы найдем и зарисовки подвигов советских воинов, и описание фашистских зверств. Первый военный очерк Фадеева был посвящен героям партизанской войны. В очерках А. Фадеева мы встречаемся с тем же принципом изображения реальных людей, который впоследствии был положен в основу романа «Молодая гвардия». Это принцип не внешней «беллетризации», а всестороннего раскрытия духовного мира описываемых людей, их идейного и психологического облика.
Роман «Молодая гвардия» предваряет также очерковая повесть «Ленинград в дни блокады». Автор назвал ее «Из дневника». По силе впечатления, которое производит эта очерковая повесть, ее можно поставить в ряд с другими литературными свидетельствами тех, кто пережил дни ленинградской блокады, потрясающие зимы 1941—1942 и 1942—1943 гг.
Так накапливались, формировались впечатления художника в годы Отечественной войны. И, наконец, все это, прекрасное и трагическое, вылилось, словно одним дыханием, в романе «Молодая гвардия». Было бы совершенно неправильно объяснять успех романа «Молодая гвардия» лишь его темой. Не только заражающая сила подвига «молодогвардейцев» одухотворила произведение Фадеева. Этот роман расширил и обобщил значение того, что было сделано советскими людьми в Краснодонском подполье. В героях «Молодой гвардии» Фадеев показал близкое и общее всем советским людям.
Советские люди свято чтут память юных краснодонцев. Наша молодежь видит в них образец патриотического служения Родине, воспитывается на их примере. И в этом большая заслуга А. Фадеева, создавшего своим романом поэтический памятник «молодогвардейцам». Немного можно найти в истории литературы примеров, когда художник силою своего слова дает словно новую жизнь реальным историческим героям. Мать Олега Кошевого Елена Кошевая писала: «Мое сердце переполнилось чувством большой материнской гордости. Роман Фадеева безукоризненно прекрасен, правдив» (1). В этом же духе писали автору родные Володи Осьмухина: «Володя выведен так, как будто он рос и жил на Ваших глазах» (2).
-----------------------------------------
1. «Комсомольская правда», 1947, 20 мая.
2. Там же.
-----------------------------------------
По объему введенного материала и охвату затронутых вопросов роман А. Фадеева — это не только произведение о партизанском подполье, но и обо всем советском обществе. В нем представлены люди разных профессий: шахтеры, партработники, учителя, врачи, инженеры, колхозники, солдаты и офицеры. Охватить жизнь как можно многостороннее — вот что составляет характерную сторону романа А. Фадеева, определяет его содержательность и многогранность. Идейная сила и обаяние книги Фадеева заключаются в том, что вопреки трагическому сюжету, вопреки мучительным страданиям, которые выпали на долю героев, вопреки их гибели роман «Молодая гвардия» звучит оптимистически, показывая моральную победу советских людей, их превосходство над теми, кто свою судьбу связал со старым, собственническим строем.
Весь стилистический строй романа подчинен показу возвышенного и прекрасного, которое является господствующим началом в жизни советских людей, в их идеалах и устремлениях. Идея возвышенного и прекрасного, торжествующая в романе, нашедшая тонкое выражение в его стиле, по-разному запечатлена то в одном, то в другом герое, но источник ее один. Этот источник — прекрасный советский человек, коммунистическая этика, поэзия любви к Родине. В выражении внутренней красоты и человечности советских людей А. Фадеев прибегает к приемам лирическим, и патетико-эпическим.
Эмоциональную, экспрессивно-лирическую атмосферу романа с его драматическим сюжетом создают и авторские отступления, выдержанные в традиции Гоголя, и высокий слог, и поэтические гиперболы, и живописующие, красочные эпитеты, романтические метафоры, нередко построенные на контрастных сопоставлениях, и вся ритмико-синтаксическая структура фразы с многочисленными повторами, риторическими фигурами, градациями, создающими особую приподнятость всего повествования. Общую романтическую окрашенность придает роману подбор словесных образов, связанных с полетом птицы, с вольным орлом, орлиным взмахом крыльев, орлиным сердцем и т. д. «Мой орлик» называет своего сына — Олега Кошевого— мать. «Бог дал тебе крылья?,— говорит Уле Громовой ее подруга. Выражение глаз у Ули — это выражение глаз летящей птицы. Материнские руки сравнивает писатель с птицами, об орлином сердце говорит он в одном из своих лирических отступлений. В этих отступлениях звучит голос автора, подымающийся местами до торжественной патетики.
«Ах, если бы никогда больше не переступал он порога этого дома! Если бы навеки осталось в сердце это слитное ощущение музыки, юности, неясного волнения первой любви!»— говорит Фадеев о Кошевом в минуту его тяжелого разочарования в любимой девушке. В поэтический гимн превращается лирическое отступление, посвященное рукам матери, трудовым, бережливым, умелым рабочим рукам советской женщины: «... Нет ничего на свете, чего бы не сумели руки твои, что было бы им не под силу, чего бы они погнушались!.. Я целую чистые, святые руки твои...»
Лиризм в различном стилистическом выражении преобладает в первых частях «Молодой гвардии». Роман открывается поэтической сценой, в которой дан образ девушки «с черными волнистыми косами», с «прекрасными, раскрывшимися от внезапно хлынувшего из них сильного света, повлажневшими черными глазами», девушки, которая любуется жемчужной белой лилией, отраженной в темной воде. Этот зачин вводит читателя сразу в атмосферу высокой поэзии, того миролюбивого чистого мира, в котором живут герои романа. Черная туча, охватившая полнеба, придвигается с запада. Но здесь пока еще все залито солнцем. Художник и то и другое видит и показывает одновременно. И щемящее чувство прихлынувшей любви к тому, что вот-вот будет смято и разрушено, выливается на страницы романа. Отсюда и это любование окружающим, это обилие оценочных эпитетов, отсюда задушевная интонация автора, который смотрит на своих героев глазами, полными любви.
Чем ближе к концу, тем все более строгим становится весь стиль повествования, почти освобождаясь от лирического аккомпанемента. Сами факты, простое изложение событий, нарастание драматической напряженности, которую Фадеев искусно подчеркивает концовками глав, — все это тяготеет больше не к лирическому, а эпическому стилю (за исключением конца романа, связанного с трагической гибелью молодогвардейцев).
Эпическая интонация возникает всякий раз, когда автор хочет подчеркнуть масштабность, историческую значительность событий. Отсюда — исторические параллели то с величественными трагедиями древних, то с великим переселением народов, то с фактами русской истории.
Фадеев изображает множество сцен и трагических, и радостных, и лирических, и пафосных, в которых наша жизнь предстает резко отличной от всего того низкого и бесчеловечного, что характеризует собственнический мир, звериный мир фашизма.
Фадеев воссоздал прекрасный облик своих героев. Писатель широко развернул их идейные горизонты, связав их интересы с интересами родного Донбасса, всей Советской страны. Автор сумел простыми и точными словами обрисовать шахтерский город, его дома, постройки, учреждения, школы, палисадники, улицы, парк с акациями и вишнями. Он вывел своих героев в бескрайнюю донецкую степь, затем развернул картину отступления, наконец,— величественного наступления сталинградских войск. Фадеев перенес на страницы романа суровость донецкого края и его красоту.
Бережно собрав на месте события, драгоценные детали из жизни подпольной организации, ознакомясь с документами, расспрашивая родных и близких, писатель на основе богатого материала создал замечательные, точно высеченные из камня фигуры молодогвардейцев.
Та поэтическая, целомудренная дружба, иной раз переходящая в юношескую влюбленность, которая связывает этих героев,— залог их силы, их коллективной спаянности. Это уже не просто школьная дружба, а дружба «по общности мысли», «по организации», по крови, которую каждый поклялся пролить «во имя освобождения Родины». Создавая образы своих юных героев, Фадеев показывает своеобразие каждого из них — порывистого, смелого Сережку Тюленина, серьезного, спокойного «профессора» Земнухова, вдумчивую Ульяну Громову, рассудительного, трезвого Жору Арутюнянца, веселую, талантливую «Любку-артистку». И при всей несхожести характеров этой молодежи, для которой подвиг становится нормой поведения и исторической закономерностью, всех этих чудесных юношей и девушек объединяет моральная честность, душевная чистота, монолитность чувств и стремлений.
Большие трудности представляла работа над образом Олега Кошевого. Во втором варианте романа более всего углублен именно этот центральный образ произведения. Из рассказов матери писатель пришел к выводу, что Олег был меньше всего похож на своих сверстников. Он отличался скромностью, застенчивостью и даже известной замкнутостью. Одаренный, высоко интеллектуальный, культурный юноша, он привлекал всех своим духовным богатством.
В то же время в первом варианте романа А. Фадеев приписал Кошевому не свойственные его возрасту черты взрослости за счет недостаточного показа руководства молодежной организацией со стороны подпольного партийного штаба. «Правда» в статье ««Молодая гвардия» в романе и на сцене» указала на эту ошибку писателя:
«Партийная организация по сути дела целиком выпала из романа А. Фадеева. Автор не сумел проникнуть в жизнь и работу партийных подпольных организаций, изучить ее и достойно показать в романе. Но можно ли, не греша против действительности, против правды исторической и, стало быть, художественной, показать полностью комсомольскую организацию в отрыве от партийной? Нет, это невозможно. Такой пробел неизбежно поведет к ошибке. Так случилось с романом Фадеева» (1).
Образы коммунистов оказались в первом варианте романа нетипичными. Не была раскрыта писателем и связь деятельности подпольщиков Донбасса с освободительной борьбой всего народа, его вооруженных сил.
В переработанном варианте Фадеев исправил эти ошибки. Образы руководителей большевистского подполья — Лютикова, Проценко, Баранова — заняли в новом издании романа «Молодая гвардия» центральное место. В образе старого рабочего Лютикова показан прирожденный воспитатель, терпеливо пестующий молодежь, умеющий быть и строго требовательным и заботливо внимательным. В нем воплощена сила партийного и жизненного опыта. Лютиков действует отважно и осмотрительно. Он — подлинная душа подпольной организации «Молодая гвардия». Оставаясь тщательно законспирированным, работая для вида у немцев, Лютиков говорит молодогвардейцам: «Надо дать понять каждому своему человеку, что за всеми нашими делами партия стоит». «Особенностью Лютикова, как и вообще этого типа руководителей,— говорит о нем писатель,— было неразрывное сочетание слова и дела. Умение претворить всякое слово в дело, сплотить совсем разных людей именно вокруг дажного дела и вдохновить их смыслом этого дела и было той главной чертой, которая превращала Филиппа Петровича Лютикова в воспитателя совершенно нового типа. Он был хорошим воспитателем именно потому, что был человеком-организатором, человеком-хозяином жизни».
Проценко — тип большевистского руководителя большого масштаба. В нем А. Фадеев воплотил черты несгибаемого коммуниста, бойца, принципиальность которого отражается в каждом его поступке, и в государственных делах, и в отношениях с женой Катей. Проценко показан человеком, глубоко и правильно разбирающимся в людях. Именно он предупреждает молодогвардейцев о Стаховиче, как о человеке, струсившем один раз, который может струсить еще и значит предать всех. В Маше Шубиной, подруге жены, Проценко угадал настоящего человека и помог ей найти свое место в общей борьбе с ненавистными оккупантами. Коммунист и патриот, твердый и умелый командир партизанского отряда — таким предстает Проценко, полный душевного обаяния.
Большую галерею героев «Молодой гвардии», представляющих истинно человеческий, советский мир, А. Фадеев противопоставляет другому миру — фашизму. Фашисты и предатели выведены в романе как «нелюди». Так, например, о кулаке
---------------------------------------
1. «Правда», 1947, 3 декабря.
----------------------------------------
Игнате Фомине, бывшем при Советской власти «человеком-невидимкой» и ставшем при немцах полицаем, Фадеев пишет: «...из всех людей, населявших город Краснодон, Игнат Фомин был самым страшным человеком, страшным особенно потому, что он уже давно не был человеком». Так же точно и гитлеровцы — генерал фон Венцель, штурмфюрер Штоббе, вахмайстер Балдер, гестаповец Фенбонг и другие — изображены в духе традиции М. Горького, развитой еще в романе «Мать» и особенно в его публицистике. Этот принцип типизации отрицательных героев позволяет широко пользоваться гротеском, пародией, памфлетом.
Все повествовательные элементы, образующие словесную ткань романа, изобразительные приемы, принципы композиции подчинены главной идее произведения: трагического столкновения низменного с возвышенным, наконец, идее победы прекрасного.
А. Фадеев стремится к всестороннему воспроизведению духовного мира человека, его переживаний, его восприятия действительности. Все это вплетается в общее настроение романа, насыщенного ощущением высокого и трагического, любви и гнева. В этом романе советская литература достигла значительной вершины, с которой по-новому открываются творческие возможности, заключенные в социалистическом реализме. Сочетание исторической документальности с величайшей обобщенностью, реализма в изображении характеров и событий с романтической окрыленностью характеризует «Молодую гвардию», в которой очень отчетливо ощущается традиция героической эпопеи Гоголя «Тарас Бульба».
Роман «Молодая гвардия», как в свое время «Разгром», обозначил собой новую ступень в развитии метода советской литературы, а также и новый этап в творчестве А. Фадеева.
Роман произвел неизгладимое впечатление не только на советского читателя. Он перешагнул и за рубежи, был переведен на многие иностранные языки. Героические образы «Молодой гвардии» стали воодушевляющим примером самоотверженной борьбы против империалистической реакции для трудящихся всего мира, которые учатся на примерах жизни юных краснодонцев и их старших товарищей мужеству и стойкости.

продолжение книги...