Новый поворот темы Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войны


вернуться в оглавление работы...

В.А.Ковалев и др. "Очерк истории русской советской литературы"
Часть вторая
Издательство Академии Наук СССР, Москва, 1955 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение работы...

7

В советской литературе есть темы, которые никогда не теряют своей жизненной остроты, своего значения, никогда не стареют. К ним относится тема Великого Октября и гражданской войны. В каждый исторический период, соответственно с запросами времени, эта тема поворачивается новыми гранями, рассматривается под новым углом зрения, в новом раккурсе.
Примером своеобразного поворота этой большой исторической темы является задуманный как развернутое эпическое полотно роман А. А. Фадеева «Последний из Удэге» (1930—1940).
Первоначальный замысел романа — показать развитие современного общества от капитализма через пролетарскую революцию к социализму, который является высшим типом общества. Заглавие романа связано с одной из его сюжетных линий, с изображением племени удэгейцев, живущего в дебрях Уссурийской тайги, которое от первобытно-общинного строя в условиях социалистической революции непосредственно переходит к социализму. «Мне хотелось,— рассказывал Фадеев о замысле своего произведения,— ...выразить вот какую идею: вопреки тому, как писали много лет художники из буржуазного и помещичьего мира,— те из них, кто чувствовал противоречия эксплуататорского общества,— выход из этих противоречий лежит не в том, чтобы возвратиться... к предыдущему этапу, а в том, чтобы перейти на более высокую ступень развития, завоевать и построить социалистическое общество» (1). Однако в процессе длительной работы над романом этот замысел отошел на второй план, и тему удэгейского народа заслонили новые, подсказанные жизнью, более актуальные темы. Этой сменой замысла, расширением проблематики объясняется далеко не совершенная композиция романа.
Тематически разветвленный роман, действие которого развертывается по многим сюжетным линиям, лишен композиционной стройности, единого сюжетного стержня. В процессе работы Фадеев в поисках завершенной архитектоники произведения радикально изменил построение романа, однако так и не закончил его, не довел до финала.
Действие романа развертывается на Дальнем Востоке, где, как известно, Фадеев провел свои детские и юные годы, где он накопил запас богатых, интересных впечатлений.
В романе изображена разнообразная социальная среда, сложные взаимоотношения людей, противоречивые процессы, происходившие в их общественной и личной жизни.
Рассказывая о периоде гражданской войны, о дальневосточном партизанском движении, автор часто возвращается к до-
--------------------------------------------------
1. А. Фадеев. Литература и жизнь. Статьи и речи. М., 1939 стр. 159.
--------------------------------------------------
революционному времени, показывая мир капитализма, который ушел в прошлое, но защитники которого еще живы и бешено борются против революции.
В силе и остроте разоблачения капиталистического мира, в частности семьи Гиммеров, несомненно сказалась традиция Льва Толстого с его методом «срывания всех и всяческих масок» и традиция Максима Горького, автора «Жизни Клима Самгина».
Безжалостное разоблачение эксплуататорского мира связано у Фадеева с борьбой за социалистический, горьковский гуманизм. Фадеев показывает истоки тех мощных народных сил, которые определяют возникновение и рост партизанского движения, раскрывает направляющую деятельность партии. Партия находит поддержку и среди сучанских рабочих, и в гуще дальневосточного крестьянства, и в стойбищах удэгейцев, и среди честной, демократической интеллигенции, и среди проживающих в Приморье корейцев. Многочисленные образы, обрисованные то более углубленно, то эскизно, дают представление о социальных силах, действовавших на Дальнем Востоке, подготовлявших изгнание интервентов с территории нашей страны и полный разгром белогвардейщины. Рабочий Петр Саенко, крестьяне-партизаны, семья удэгейца-охотника Сарла, кочующего в тайге, корейская революционерка Мария Цой, дети врача Костенецкого Сережа и Лена — все это представители борющегося народа и интеллигенции, показанные в процессе революционной закалки и политического роста.
Фадеев раскрыл силу и красоту простого человека — человека труда, величие его борьбы, решающую роль народа в историческом развитии. Сила коммунистов в том, что они опираются на народ, ведут его по верному пути к победе над капитализмом, над сворой угнетателей и эксплуататоров, защитников старого мира.
В романе «Последний из Удэге» при всей его незавершенности отчетливое выражение получила идея активного, сознательного управления общественно-историческими событиями.
Эта идея была новаторской в литературе 20-х годов — в «Железном потоке», «Чапаеве», «Разгроме». Но в этих произведениях идея исторической сознательности сводилась главным образом к подчинению стихийных порывов революционных масс сознательному руководству, выработке сознательной железной дисциплины.
В «Последнем из Удэге» вопрос повернут иначе. Проблема руководства, управления объективным течением жизни, проблема революционной тактики привлекают основное внимание Фадеева в этом романе.
Процесс активного решения вопросов тактики революционной борьбы составляет своего рода стержень разнообразных событий, развертывающихся главным образом во втором томе «Последнего из Удэге». Важнейшая задача романа — вскрыть диалектику политического предвидения, воплощенного в образах партийных руководителей. Коммунисты — Алеша Маленький и Петр Сурков — воодушевлены общей целью, руководствуются одними и теми же принципами революционной большевистской тактики, но практически осуществляют ее по-разному в силу различной оценки ближайших перспектив борьбы.
Суть расхождения между ними состоит в том, что Сурков исходит из резкого подъема революционных настроений у сибирского крестьянства. Стремясь его активизировать, он отстаивает переход к более решительным и широким действиям. Алеша исходит из факта перевеса сил интервентов и невозможности дать массам лозунг скорой победы. Сурков обвиняет Алешу в отрыве от жизни и неверии в победу. Алеша упрекает Суркова в ставке на «крестьянскую республику» без победы в городе, что может привести к разгрому всего движения.
Этот спор двух героев-коммунистов о тактике революционной борьбы Фадеев раскрывает не умозрительно, а на материале реальной жизни со всеми ее противоречиями: позиции спорящих сторон подкрепляются или опровергаются самой действительностью, развитием событий.
Проблемы революционной тактики составляют внутренний смысл ряда массовых сцен, картин трудового быта, даже таких эпизодов, как «конфиденциальная» встреча Суркова с американским майором Грехэмом, «крестьянская республика» Бредюка, события на Сучане и т. д. И это сообщает внутреннюю связь, идейную целеустремленность пестрой, движущейся панораме жизни. «Развязка» событий приходит вместе с письмом Обкома.
Писатель показывает, как мудрость руководства партии встречается с коллективным опытом лучших представителей народа. И если ближе всех к выводам Обкома подошел в своей практике Петр Сурков, то и каждый из читающих письмо — и Мартемьянов, и Алеша, и Сеня Кудрявый — находит в нем и то, что он предполагал — драгоценные крупицы их общего жизненного опыта, хотя письмо в общем поправляло их всех. Тема партии как руководящей, направляющей силы трудящихся в их борьбе против вооруженных полчищ контрреволюции, глубоко разработана Фадеевым в этом романе.
В своих героях Фадеев раскрыл такие типические черты коммунистов, как стремление понять внутреннюю связь и сущность событий, действовать на основе всестороннего анализа и учета обстановки, способность смотреть на жизнь в свете большой исторической перспективы. Изображая коммунистов, писатель показывает их близость к народу, умение глубоко воздействовать на массы, правильно подойти к людям, укрепить все то хорошее, что в них есть: беззаветную смелость, мужество, героизм, моральную чистоту, подлинную человечность. Подчеркивая то общее, что объединяет коммунистов, делает их деятелями одного типа, единомышленниками, автор показывает личное своеобразие каждого из героев. Петр Сурков — человек огромной моральной силы; каждый, кто встречался с ним, испытывал на себе обаяние скрытой, но всегда готовой прорваться наступательной боевой силы. Его друг Алеша — человек несколько другого склада: он мягче, лиричней. Сурков прежде всего человек практических действий, Алеша отличается большой тягой к теории, широким кругом научных интересов. Целям более четкой обрисовки характеров служит введенный автором в роман материал о прошлом, о жизненных путях основных героев.
Большое место в романе занимает история Лены Костенецкой. Сложным и мучительным путем идет она к народу, к большевикам. Писатель показывает, как его героиня с трудом отрешается от привитых буржуазной средой взглядов, мешающих ей понять жизнь, свое место в происходящих событиях. Более прямым путем идет к народу ее брат Сережа. Жизнь среди партизан, знакомство с народом помогают ему скорее понять ложность его индивидуалистических предрассудков о героизме.
Незавершенный роман Фадеева, посвященный недавнему прошлому, глубоко современен. Большой опыт строительства социализма в нашей стране помог писателю на материале гражданской войны широко развернуть идею исторического творчества народа.
Актуальным, нацеленным на ближайшее будущее явился и новый роман Н. Островского «рожденные бурей» (1936), посвященный событиям начала гражданской войны.
Книга обращена к советской молодежи. «Счастливые молодые люди, родившиеся в Октябрьские дни,— писал Н. Островский, — должны знать, каких неимоверных усилий стоила рабочему классу его свобода. Только зная это, молодое поколение социализма будет так же беззаветно защищать социалистическую Родину от фашизма — этого вооруженного до зубов бандита» (1).
Роман Н. Островского «Как закалялась сталь» был создан в основном на автобиографическом материале, материале личных впечатлений писателя. Новое произведение Н. Островского
-------------------------------------------------------
1. Н. Островский. Соч., т. 2. М., 1952, стр. 224.
-------------------------------------------------------
построено на тщательном изучении исторических источников, на привлечении разнообразных документов о борьбе советского народа, руководимого партией, против польских панов — орудия Антанты.
Роман был задуман, как большое полотно, как трилогия. Уже первая законченная автором книга — «Рожденные бурей» — проникнута идеей братства советского и польского народов, единства их коренных интересов в борьбе за свое освобождение. Центральное место, как и в первом романе, занимают герои, воплощающие растущие силы революции. В образах Сигизмунда и Раймонда Раевских, машиниста Ковалло, Андрия Птахи, Леона Пшеничека, Олеси и других, овеянных революционной романтикой, отражены замечательные качества рабочего класса: самоотверженность и отвага простых людей, чувство собственного достоинства, глубокая человечность. Им противопоставлен враждебный лагерь помещиков, капиталистов, контрреволюционного католического духовенства. Рисуя выродившуюся аристократическую семью помещиков Могельницких, фабриканта Баранкевича, иезуитов и жандармов, писатель стремился показать лагерь контрреволюции дифференцированно, оттеняя различные классовые прослойки. Некоторые из этих персонажей удались автору. Но по глубине разработки образа эти фигуры все же уступают положительным героям романа, близким и дорогим автору. Отражая дух времени, Н. Островский хорошо показывает, как в его героях любовь к родине и сознание революционного долга органически сливаются с нежной привязанностью к жене, сыну, к любимой.
Смерть писателя (1936) помешала завершению большого замысла в полном его объеме. Роман «Рожденные бурей», несмотря на его незаконченность и неотшлифованность,— боевая партийная книга писателя-патриота, воспитывающая читателей в духе непримиримости к врагам, в духе пролетарского коллективизма и интернационализма.
Интерес к недавнему прошлому, к дооктябрьской истории народных масс, характеризует в эти годы творчество В. Катаева. После романа «Время, вперед!» и одноименной пьесы, явившихся художественным откликом писателя на всенародный подъем первых пятилеток, В. Катаев обращается к историко-революционной теме. В 1936 г. им была написана повесть «Белеет парус одинокий», овеянная революционной романтикой, поэзией юности. По замыслу писателя «Белеет парус одинокий» — это первая книга широко задуманной четырехтомной эпопеи с одними и теми же, растущими вместе с временем героями. Уже в раннем рассказе В. Катаева «Родион Жуков» о матросе восставшего броненосца «Потемкин» можно узнать мотивы, развернутые в повести «Белеет парус одинокий». Написанная для детей, она сразу обратила на себя внимание советского читателя, выходя по своему значению далеко за круг детского чтения. «Белеет парус одинокий», как и ряд других книг для детей, созданных в 30-е годы, с большой убедительностью подтверждает слова В. Белинского, что «хорошо и полезно только то сочинение для детей, которое может занимать взрослых людей и нравится им не как детское сочинение, а как литературное произведение, писанное для всех» (1).
Жизненно и исторически правдиво переданная художником атмосфера революционных боев 1905 г. в Одессе, быстро развивающееся действие, построенное на острых драматических положениях, уменье увидеть мир глазами подростка и любовно вылепить характеры юных героев, точный «вещный» реалистический рисунок в сочетании с героической романтикой, окрашивающей повествование, пленительный лиризм и тонкий юмор — все это превратило повесть В. Катаева в книгу, одинаково любимую и детским, и взрослым читателем.
Советская литература обогатилась яркими образами Пети и Гаврика, вырастающих в процессе революционной борьбы. Повесть, посвященная героической теме прошлого, перекликается с современностью. Она как бы раскрывает историю характера советского человека, перестраивавшего в напряженной борьбе жизнь на новых началах и создающего новое, социалистическое общество. И хотя в центре внимания писателя революционная борьба 1905 г., но он то и дело вводит читателя в захватывающую атмосферу труда. Эта атмосфера увлекает юного подростка, когда он наблюдает молотьбу на крестьянском току, «волшебное зрелище паянья», или когда ему открываются маленькие трудовые радости тяжелого рыбацкого промысла. По справедливости А. Н. Толстой назвал эту повесть, сохранившую свое значение и в наши дни, прелестным прозрачным романом из детской жизни (2).
В 1937 г. В. Катаев опубликовал небольшую повесть о «маленьком и бойком» артиллеристе, крестьянине Семене Котько — "Я сын трудового народа", посвященную борьбе Украины против немецких оккупантов в 1918 г. Впоследствии повесть переделана в пьесу «Шел солдат с фронта».
Повесть красочно и убедительно рассказывает, как «шел солдат с фронта», провоевав четыре года в империалистическую войну 1914—1918 гг. и в годы, когда революция «утверждала правду, сотни лет снившуюся деревне», как стал он большевиком-командиром Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
--------------------------------------------------------
1. В. Г. Белинский. Избр. педагогич. соч. М.— Л., 1948, стр. 227.
2. А. Н. Толстой. Полн. собр. соч., т. 13, стр. 390.
--------------------------------------------------------
И в этой повести, рисующей складывавшийся в процессе революционной борьбы характер советского человека, ярко проявило себя художественное мастерство В. Катаева: четкий рисунок в изображении героев, их психологии, лирический юмор, ясность жизненной перспективы, в свете которой осознается судьба персонажей.
Критика высоко оценила это произведение особенно за то, что «Валентин Катаев сумел сделать события почти двадцатилетней давности злободневными, приблизить их к сегодняшнему дню» (Н. Погодин) (1).
В свете неуклонного победного наступления социализма изображено дореволюционное прошлое рабочего класса в романе В. Гроссмана «Степан Кольчугин» (1937—1940).
Становление классового, революционного сознания молодого рабочего в дооктябрьские годы определяет развитие сюжета этого романа. В глубоких шахтах Донбасса, у пылающих домен выковывалась ненависть рабочих к эксплуататорскому классу, закалялась сталь их характеров.
И несмотря на «бесчеловечные обстоятельства», существовавшие в царской России, труд в романе выступает как «огромная и добрая сила», формирующая сознание людей, сплачивающая их в коллектив, рождающая чувство товарищества, кровной связи и ответственности друг за друга.
Писатель стремится показать ту радостную тревогу, которая, вопреки тяжести социального угнетения, социального бесправия, прорывается как искра, в процессе работы, в процессе «деланья», подчинения инструмента, машины, гигантских механизмов человеческой воле.
Это чувство знает «и лысый старик машинист, открывший поддувало паровоза, мчащего огромный товарный состав по уклону железнодорожного полотна; знает его и многоопытный запальщик, отпаливший бесчисленные бурки, когда, оглядев в последний раз тихий забой и ласковый язычок лампы Вольфа, он касается пальцами палильной машинки; знает его и широкогрудый, похожий на рыцаря прокатчик в миг, когда приготовился зажать щипцами вырывающуюся сквозь вальцы раскаленную голову стремительной железной змеи; знают это чувство и доменщики, когда, ведомые горновым, подходят с длинным железным ломом к чугунной летке и, ахнув, все разом ударяют по закаменевшей глине, ощущая клокотание и тяжесть освобожденного из руды металла».
Лирические отступления автора превращаются в гимн величественной силе труда, открывающего в будущем огромные возможности человеку.
---------------------------------------------------------
1. «Большевик», 1938, № 4, стр. 91.
---------------------------------------------------------
Процесс революционного воспитания рабочих показан писателем в неразрывной связи с их трудовой деятельностью. Произведение Гроссмана, запечатлевшее славные страницы революционной борьбы, сцены и эпизоды подпольной работы, рабочих сходок и массовых демонстраций, всем своим пафосом обращено к настоящему. Отсвет победившего социализма лежит на этом оптимистическом произведении о борцах за народное дело, в которых подчеркнуты черты социалистического сознания.
Революции 1905 г., светлой личности большевика Николая Баумана посвящен роман С. Мстиславского «Грач — птица весенняя» (1931—1937).
Книги о героическом прошлом рабочего класса — Валентина Катаева, Василия Гроссмана, книги об Октябрьской революции и защите родины в годы гражданской войны — Алексея Толстого, Николая Островского внушают советской молодежи любовь и уважение к своим предшественникам, от которых они приняли эстафету борьбы за коммунистические идеалы.
Однако надо сказать, что история русского рабочего движения, история борьбы большевистской партии не нашла еще в эти годы достаточно широкого художественного воплощения.

продолжение книги...