«Тихий Дон» М. Шолохова и «Хождение по мукам» А. Толстого


вернуться в оглавление работы...

В.А.Ковалев и др. "Очерк истории русской советской литературы"
Часть вторая
Издательство Академии Наук СССР, Москва, 1955 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение работы...

Вторая половина 30-х годов обогатилась двумя монументальными произведениями: в 1940 г. был закончен «Тихий Дон» М. Шолохова, в 1941 г. — «Хождение по мукам» А. Толстого.
Оба эти произведения, бесспорно, принадлежат к советской классике. Это романы — эпопеи, посвященные дореволюционному прошлому, Великой Октябрьской социалистической революции и гражданской войне. Изображая сложные своеобразные судьбы своих героев, авторы обоих произведений на очень разном материале, со свойственной им художественной убедительностью раскрывают решающую роль народных масс в истории. Основным творческим принципом обоих художников социалистического реализма, при всей их самобытности, является постоянное соотнесение личных судеб с историческим процессом.. Константин Федин в одной из своих статей призывал советских прозаиков показывать «биографию характера», т. е. эволюцию, изменение характера в зависимости от движения истории. «Характер литературного героя,— писал Федин,— должен быть пронизан ощущением времени, из которого он вышел, должен быть историчным... И если говорить о пожеланиях, то хотелось бы увидеть в прозе большие книги, объясняющие своими пластическими образами русскую жизнь во всей ее широте, которой исторически порожден советский человек, наш срвременник» (1).
---------------------------------------------
1 К. Федин. У порога.— «Литературная газета», 1945, 1 января
---------------------------------------------
Эту задачу автор дилогии «Первые радости» и «Необыкновенное лето» ставил перед послевоенной литературой, опираясь на творческий опыт таких писателей, как Алексей Толстой и Михаил Шолохов. И в «Тихом Доне» и в «Хождении по мукам» историчны не только образы подлинных деятелей истории, но и вымышленных персонажей; документы эпохи органически включаются в художественное повествование.
Романы-эпопеи Шолохова и Толстого представляют историю, увиденную глазами современника. Это своеобразные исторические произведения о настоящем, о недавнем еще живом прошлом.
«Сегодняшний день — в его законченной характеристике— понятен только тогда,— писал А. Н. Толстой,— когда он становится звеном сложного исторического процесса» (1). Именно этот подход к изображению действительности определил жанровое своеобразие советского романа-эпопеи, жанра, к которому широко обращался в своем творчестве А. М. Горький («Дело Артамоновых», «Жизнь Клима Сангина»).
И Михаил Шолохов и Алексей Толстой, очень разные по своей творческой индивидуальности, это художники — «конденсаторы времени», мастерски передающие колорит эпохи.
Точный, до деталей выверенный национально-исторический, социальный колорит эпохи придает «Хождению по мукам» и «Тихому Дону», в сюжете которых действуют в основном вымышленные персонажи, особую художественную достоверность, сочетающуюся с большими философскими обобщениями.
И так же, как «Тихий Дон» не укладывается в рамки романа о донском казачестве, так и трилогия А. Н. Толстого выходит за пределы поэтической летописи о русской интеллигенции и ее тернистом пути в революции.
В 1940 г. завершается многолетняя работа М. Шолохова над «Тихим Доном»: выходит восьмая, последняя часть романа. Как указывает сам автор, эта последняя часть стоила ему особенно большого труда: здесь окончательно определяется судьба Григория Мелехова, глубоко психологически обосновывается духовный крах человека, оторвавшегося от революции и тем самым от народа.
«Тихий Дон» — большое эпическое произведение, отображающее целую историческую эпоху в жизни страны и народа — империалистическую войну, февральскую и октябрьскую революции, гражданскую войну, борьбу народа за власть Советов. Развивающиеся в романе события показывают величайшие сдвиги в народной жизни, которые принесла Октябрьская революция.
---------------------------------------------
1. А. Н. Толстой. Полн. собр. соч., т. 13, стр. 326.
---------------------------------------------
Жизнь донского казачества в период гражданской войны в центре внимания писателя. Шолохов поставил перед собой трудную задачу: показать своеобразие классовой борьбы на Дону. В. И. Ленин говорил о районах бывшей области Войска Донского, как о «местностях самых патриархальных, со слоем земледельцев самых зажиточных, наиболее сословно замкнутых» (1). Многие годы царское правительство, делая казачество оплотом реакции, внушало ему идею сословного единства, возбуждая в нем ненависть к русскому крестьянству, к так называемым «иногородним». На этой почве и возникали у казаков та сословная спесь и сословная ограниченность, которые белогвардейцы пытались использовать для своей контрреволюционной агитации во время гражданской войны.
С большим художественным мастерством показывает Шолохов, как Октябрьская революция всколыхнула и взволновала Тихий Дон, окончательно разбила все иллюзии о мнимом единстве казачества. Классовое начало неумолимо вторгается в жизнь. Казаки-кулаки Коршуновы действуют заодно с помещиком Листницким и его сыном белым офицером, с русским богачом-торговцем Моховым. А, с другой стороны, казацкая беднота, батраки Мишка Кошевой, Давыдка Валет, казак-рабочий Котляров объединены с «иногородней» беднотой, с коммунистом Штокманом. Строгий реалист, чуждый каких бы то ни было натяжек в искусстве, Шолохов не упрощает сложный и порой мучительный процесс окончательного перехода казачьих народных масс на сторону социализма. Он показывает метания, колебания, происходившие в среде казачества, которое в конце концов решительно и бесповоротно связало свою судьбу с судьбой социалистической родины.
Привлекая очень своеобразный, локальный материал казачьей жизни, Шолохов, однако, в своей эпопее решает проблему более широкого, обобщающего значения — о путях народных масс к социализму.
Живую реальность, правдивость изображаемым событиям большого эпического плана придают очень конкретные, сочные, полнокровные зарисовки жизни и быта казачества различных исторических периодов. Шолохов воссоздает нерушимый, косный уклад, замкнутый быт «осанистых куреней» дореволюционных лет. «В каждом дворе, обнесенном плетнями, под каждой крышей каждого куреня коловертью кружилась своя, обособленная от остальных, полнокровная, горько-сладкая жизнь».
Со всеми мельчайшими бытовыми подробностями рассказывает писатель об этой жизни обитателей куреней с ее горе-
------------------------------------------------
1. В. И. Л енин. Соч., т. 27, стр. 392
------------------------------------------------
стями и радостями, тревогами и заботами. Красочными мазками живописует он картины покосов, народных гулянок, игр молодежи, их вольные казачьи песни про славный синий Дон.
Но Шолохов-реалист показывает и другую сторону дореволюционного казачьего быта. И тогда обнажается дикость, косность, звериная жестокость этого собственнического, замкнутого мирка. За копну сена, истоптанного быками, почти до полусмерти «запорол жену» казак, полновластный хозяин куреня. За измену «обдуманно и страшно» избивает Степан Астахов свою молодую красавицу-жену Аксинью на глазах равнодушных соседей, наблюдающих это «зрелище»: «очень даже понятно, за что жалует Степан свою законную».
Дополняют представление о старом бытовом укладе казачества многочисленные описания сытой до одури еды, сцены сватовства Григория и Натальи — своеобразного торга барышников, пьяной оргии на свадьбе Мелехова, кровавого побоища на мельнице, возникшего без всякого повода между казаками и «иногородними».
Этот бытовой фон отчетливее проясняет те события на Дону, которые разыгрались в революционные годы, когда гражданская война расслоила казаков, бросила их в разные лагери. В тесном переплетении бытового и исторического плана — сила реалистической живописи Шолохова.
Историко-хроникальные описания в романе, основанные на изучении обширного материала, органически включаются в общее повествование, в драматические конфликты эиюхи и не тормозят развитие действия. Связывая судьбы личные с судьбами классов, с динамикой бурно развертывающейся истории, писатель создает многоплановое движение сюжета.
В центре романа — изображение судьбы семьи Мелеховых. По своему положению это середняцкая семья, но в ней сильны пережитки сословности, и это во многом сказалось на судьбах и отца, и сыновей старого казака Мелехова.
Главный герой романа — Григорий Мелехов — трагический образ большой силы. Это образ привлекательного, волевого, темпераментного человека, с незаурядными способностями, с острым умом и горячим сердцем, образ свободолюбивого казака, не мирившегося с косным бытом. Писатель раскрыл трагедию своего героя, который боролся по существу против собственного счастья и счастья народа.
Противоречива и запутана жизнь Григория. Шолохов, проведя своего героя дорогой непрестанных метаний, разъедающих сомнений, внутренней борьбы, показал полную обреченность человека, оторвавшегося от революции, вступившего в конфликт с народом, со своей родиной.
В конце первой книги романа Мелехов — казак-фронтовик, разочаровавшийся в идеалах старого казачества, подавленный ужасом и бессмысленностью ненужной народу войны, затеянной царским правительством ради чьих-то непонятных Григорию выгод и интересов. В его душу западают правдивые слова большевика Гаранжи, с которым он встречается в госпитале. У Григория Мелехова открываются глаза на происходящие события: «Теперь я зрячий... и злой!» — говорит про себя Григорий.
Однако сила собственничества, индивидуализма в соединении с сословными предрассудками была настолько велика, что стоило Мелехову оказаться в обстановке родного хутора, как в его сознании вновь стало возрождаться старое. «Свое, казачье, всосанное с материнским молоком, кохаемое на протяжении всей жизни, взяло верх над большой человеческой правдой».
И теперь Григорий, с не меньшим вниманием, чем Гаранжу, слушает «казацкого автономиста» Изварина, склоняется к контрреволюционной платформе отделения Дона от Советской России. Далее следует сближение героя с казаком-большевиком Федором Подтелковым, а затем снова — резкий разрыв с красными.
Григорий не видит правды, хотя все время страстно и мучительно ищет ее: «...стал он на грани в борьбе двух начал, отрицая оба их...»
Он бьется в припадке после того, как порубил красных матросов. «Кого же рубил!.. Братцы, нет мне прощения!.. Смерти... предайте!..» Он ненавидит невестку Дарью, застрелившую большевика Котлярова. Он не может не видеть, что казаки, восставшие против Советской власти, совершили страшную ошибку: «Зараз бы с красными надо замириться и — на кадетов...», но проходит немного времени, и Григорий оказывается в стане злейших врагов Советской власти, у белых. Он, однако, хорошо чувствует, что здесь он чужой, что белые относятся к нему свысока, неприязненно, что они — враги и его и всего трудового казачества.
Все яснее становится для Григория Мелехова пропасть, отделяющая его от белого офицерства. Подозрительность к штабным офицерам сменяется ненавистью к «их благородиям». Встреча с английским офицером обнажает Григорию предательскую роль белогвардейцев, продающих родину. Старинная народная казачья песня, которую слышит Григорий, всколыхнула его патриотические чувства. «И в угрюмом молчании слушали могучую песню потомки военных казаков, позорно отступавшие, разбитые в бесславной войне против русского народа...» Григорий снова уходит от белых, он сражается в рядах Буденновской конницы против белополяков. Но не окрепли его связи с революцией и на этот раз, когда уже основная масса казачества твердо стала на путь новой жизни.
Измученный долгой внутренней борьбой, метаниями из одного лагеря в другой, он мечтает только об одном — о покое, о мирной работе, о своем хозяйстве, о земле. Полное безразличие к судьбам борющихся лагерей овладевает им: «Все мне надоело, и революция, и контрреволюция. Нехай все оно идет пропадом».
Но каждый раз, когда Григорий хочет остаться в стороне от схватки, жизнь неумолимо вовлекает его в водоворот событий. В конце концов Мелехов, окончательно духовно сломленный, внутренне опустошенный, примкнул к банде Фомина. Именно то, что Григорий так и не увидел правды, которую несли большевики, и привело его к преступлениям против народа, привело в конечном счете к полному жизненному краху.
Григорий — трагический образ человека, не нашедшего правильного пути в годы революции, потерявшего связь с родиной. Сон Григория — он отстает от полка, полк уходит в атаку без него — это символ трагической, жалкой судьбы отщепенца.
Идейные шатания Григория Мелехова, его метания из лагеря в лагерь были во многом типичны для известной части казачества, середняцкого крестьянства. И хотя итог жизненного пути Григория, его печальная судьба отличны от судьбы широких народных масс, но и в этой исключительности конца Мелехова раскрывается определенная закономерность истории: конфликт личности с исторически прогрессивным движением народных масс неминуемо приводит ее к гибели, к полному душевному краху, к опустошению, к разрыву с народом. В этом обобщении и заключается сущность типизации в «Тихом Доне».
Образ Григория Мелехова дан писателем многогранно и разносторонне. Мы видим его не только на фронтах, в сражениях, в военной жизни, но и в семье, в быту, в личных отношениях, сначала как непокорного, строптивого сына, затем как сурового мужа, с презрительной жалостью относящегося к нелюбимой жене. Трагична большая, проникнутая глубоким и сильным чувством любовь Григория к Аксинье. Гибель Аксиньи, связавшей свою судьбу с ним, еще больше проясняет всю бесцельность и беспросветность его жизни, его полный крах.
Сложные противоречия в сознании, в судьбе этого героя, в котором мужество, искренность, стремление к правде уживаются с отсталыми взглядами — анархичностью, индивидуализмом, даны с огромной художественной силой и убедительностью.
Один из замечательных образов романа, обладающий особой пленительностью и обаянием, образ казачки Аксиньи. Поэтическая законченность, скульптурная выразительность характерна именно для этого образа. В ее цельной, страстной, бескомпромиссной любви к Григорию выражен решительный протест против горькой женской доли, против загубленной, смятой молодости, против истязаний и деспотизма старого отца и нелюбимого мужа («За всю жизнь за горькую отлюблю!..»). Аксинья не стыдится своей запретной любви. Эта любовь для нее выход из безнадежного прошлого, это своеобразная борьба за свое право на счастье. Она готова во имя своего чувства пожертвовать и сытой, внешне спокойной жизнью, и своим накопленным добром, и налаженным хозяйством. С радостной покорностью идет она за Григорием на фронт, делит с ним трудную походную жизнь. «Призвал... Пришла пеши.., все бросила...»
С необычайным проникновением Шолохов изобразил внутренний мир крестьянки, ее тончайшие душевные переживания, моральную силу, цельность и красоту чувств.
Художественно отточен в романе и другой женский образ — Натальи. Покорная и любящая жена, безропотно несущая вначале свой крест, она неожиданно поднимается до бурного протеста. Не прощая Григорию своей искалеченной жизни, она проклинает мужа и вместе с ним тяжкую, обидную судьбу, горькую долю женщины, воспитанной в домостроевском казачьем быту.
Печальный конец Аксиньи и Натальи, связавших свою жизнь с молодым Мелеховым, еще резче оттеняет трагическую сущность образа Григория.
Однако роман в целом глубоко оптимистичен. Отобразив в своем произведении непримиримую борьбу старого и нового в жизни народа, писатель ярко вскрыл победную силу нового, торжество дела революции, гибель всего, что сопротивляется движению народа вперед.
Шолохов показал, что лучшая часть казачества пошла за Советской властью. Трагедия Григория развивается на фоне постепенного перехода трудового казачества к новой жизни.
Ради светлого будущего мужественно умирает красноармеец-продотрядник, отдают свою жизнь Штокман, Бунчук, Анна Погудко, Котляров, Лихачев. Вера в победу дела революции вливает в них силу, позволяет, как и многим другим изображенным в романе командирам и бойцам Красной Армии, стойко держаться перед лицом смерти. В противовес Григорию Мелехову они ясно видят свой путь, конечные цели революционной борьбы. Они твердо убеждены, что дело народа победит.
Образы коммунистов даны писателем в единстве их устремлений и многообразия индивидуальных характеров. Среди них выделяется Штокман, опытный революционер-организатор, мудро и спокойно ведущий трудную работу собирания и воспитания кадров, умеющий в решительный момент подчинить людей своей убежденности и воле. Штокман помог пробудиться классовому сознанию многих казаков-бедняков, сформировал первую большевистскую ячейку в хуторе Татарском. Штокман знакомит Котлярова, Михаила Кошевого, молодежь станицы с прошлым «казачьей вольницы», разоблачает иллюзии сословных представлений, навязанных царизмом, разъясняет сущность классовой борьбы в среде казачества.
С большой любовью очерчены образы чистого, прямого душой Ивана Алексеевича Котлярова, ставшего председателем хуторского ревкома, и бойца Бунчука.
Характер казака-бедняка Михаила Кошевого формируется в необычайно трудной обстановке. Он всей душой тянется к новой жизни, до многого доходит своим классовым чутьем. Жизнелюбие, забота о людях, непосредственность и сердечность сочетаются у него с жгучей ненавистью, с непримиримостью к врагу. Беспредельно преданный революционному делу, он тверд в своих поступках и поведении. Он ведет беспощадную борьбу со всеми, кто мешает созданию новой жизни.
Многолика и многообразна галерея персонажей «Тихого Дона». Образы Шолохова отличаются необыкновенной разносторонностью. Характеры в романе даны в движении, развитии, в их эволюции. Вместе с изменением жизни, социально-политической обстановки изменяются и герои «Тихого Дона», раскрывающиеся иной раз с самой неожиданной стороны. В умении убедительно, художественно мотивированно показать эти перемены в человеке, тончайшие движения и изгибы его души, сложные противоречия, не нарушающие цельности характера,— одна из самых сильных сторон шолоховского реализма.
Мастер тончайшего психологического анализа, Шолохов опирается в своем творчестве на великие традиции Льва Толстого. Принцип изображения характеров у Шолохова, пристально изучающего «диалектику души» своих героев, ближе всего к реалистической манере Л. Толстого. Однажды Короленко, по воспоминаниям одного из его современников, восхищаясь мастерством Толстого в создании человеческих образов, сказал ему: «Вы умеете схватить это движущееся в человеческой природе и запечатлеть его, а это самое трудное» (1).
Это умение схватить «движущееся в человеке» характерно и для автора «Тихого Дона», художника социалистического реализма.
------------------------------------------------
1. А. Гольденвейзер. Вблизи Толстого, т. II, М.—Пг. 1923, стр. 213.
------------------------------------------------
Пристальное внимание Шолохова к внутреннему миру своих героев не уводит его от изображения больших событий революционной эпохи. Сложный и многоплановый сюжет романа насыщен острыми социальными конфликтами, подлинным драматизмом.
Советский читатель знает Шолохова как несравненного мастера пейзажа. Описания природы в «Тихом Доне», проникнутые глубоким лиризмом, не только раскрывают красоту родной природы, не только художественно оттеняют переживания людей, сопутствуют их радостям и страданиям, но и создают оптимистический пафос всего произведения, говорят о цветении жизни, передают радость творчества, радость борьбы и созидания. Характерна в этом отношении концовка второй книги романа, приобретающая символический смысл: новая жизнь зарождается на могиле убитого белыми молодого казака Валета, где степная птица стрепет в свитом гнезде выводит своих птенцов. Пафос торжествующей жизни, победы над смертью — это лейтмотив романа-эпопеи, в котором изображено немало трагических судеб.
Шолоховские пейзажи, насыщенные лиризмом, непосредственно связаны у автора «Тихого Дона» с чувством глубокой любви к родине, с патриотической взволнованностью, окрашивающей все произведение.
И в самом заглавия романа, в пейзажных зарисовках, в эпиграфах, в лирических отступлениях, написанных порой в проникновенной гоголевской манере, в авторских обращениях к своим героям, во включении в текст народных песен — во всем отчетливо ощущаются у Шолохова фольклорные традиции, неразрывная связь творчества писателя сбогатейшей на родной поэзией.
Лирические отступления о неизбывной печали матери, о неутешных вдовах, об осиротевших казачках сменяются взволнованными обращениями к привольным донским степям, к родному краю, к его величавым просторам. В этих поэтических обращениях голос автора сливается с голосом всего народа. Народный колорит создается в романе и благодаря широкому использованию Шолоховым сказовой манеры письма, передаче разноголосого народного говора, употреблению крылатых слов и выражений, прибауток, пословиц, благодаря напевным интонациям, характерным для народного эпоса.
Многообразны стилистические средства, применяемые Шолоховым: строго-эпическое, спокойно-размеренное иногда нарочито замедленное повествование сочетается с взволнованным лиризмом; от комических сцен писатель, в соответствии с жизненной правдой, переходит нередко к трагическим ситуациям; колоритные бытовые зарисовки переплетаются с глубоким философским раздумьем. Мастер портрета Шолохов лепит живые, пластические фигуры своих героев с неповторимым внешним обликом, передает особенности их мимики, жестов, походки, своеобразие речи.
От первой книги романа до последней можно проследить эволюцию языка писателя, ограничение диалектных слов, более строгий и скупой отбор метафорических образов, большую отточенность художественных средств. Стилистическая обработка текста романа, проделанная автором в издании 1953 г., еще сильнее подчеркнула художественное совершенство этого замечательного произведения. В новом издании Шолохов учел замечания И. В. Сталина о неверном освещении в «Тихом Доне» исторических фигур Подтелкова и Кривошлыкова.
«Тихий Дон» — новый шаг в развитии литературы социалистического реализма. Шолохов сумел создать на материале современной жизни народную эпопею, полотно в духе великих традиций «Войны и мира» Л. Толстого, романов-эпопей М. Горького. По широте охвата исторических событий, по разносторонности изображения эпохи, насыщенной величайшими событиями, завершившимися социалистической революцией, по богатству и социально-исторической конкретности человеческих характеров, дающих представление о коренном переломе в жизни народа огромной страны, по силе изобразительности и художественного выражения нашего мировоззрения роман Шолохова является одним из самых выдающихся произведений советской и мировой литературы последних десятилетий. «Тихий Дон» раскрывает закономерности общественной жизни, обогащает читателя конкретным знанием путей революционного развития действительности, помогает понять сущность происходящего, идейный смысл самых сложных и запутанных явлений жизни. Шолохов дал великолепный пример выражения типического в литературе, многогранной обрисовки характеров, показал силу коммунистической партийности в художественном творчестве, плодотворность неустанной борьбы советской литературы за высокую идейность, за жизненную правдивость как основу новых достижений искусства в нашу эпоху.
Другой мастер эпических полотен — Алексей Толстой — писал о Шолохове: «...Замечательное явление нашей литературы Михаил Шолохов... В «Тихом Доне» он развернул эпическое, насыщенное запахами земли, живописное полотно из жизни донского казачества. Но это не ограничивает большую тему романа: «Тихий Дон» по языку, сердечности, человечности, пластичности — произведение общерусское, национальное, народное» (1).
-------------------------------------------------------
1. Академик А. Н. Толстой. Четверть века советской литературы. М., 1943, стр. 20—21.

продолжение книги...