Особенности литературного процесса на новом историческом этапе


вернуться в оглавление работы...

В.А.Ковалев и др. "Очерк истории русской советской литературы"
Часть вторая
Издательство Академии Наук СССР, Москва, 1955 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение работы...

2

Новые задачи, стоящие перед страной, дальнейшие успехи культурной революции, углубление принципов социалистического реализма, сформулированных на съезде советских писателей, определили и характер развития советской литературы на новом историческом этапе.
В творчестве писателей второй половины 30-х годов раскрывается прекрасный и светлый мир социализма, счастливая, насыщенная трудом и борьбой жизнь советского общества. Еще большую поэтичность и окрыленность, по сравнению с литературой предшествующих лет, приобретает тема созидательного, творческого труда, без которого немыслимо существование человека социалистической эпохи. В книгах Крымова, Гладкова, Малышкина, Леонова о новаторах производства, о новых гигантских стройках, о стремительном движении вперед обновленной страны все отчетливее звучит утверждение права человека на полноценное счастье, на творческую, интеллектуальную, богатую эмоциями жизнь.
Изображение труда в ряде произведений советской литературы, посвященных не только настоящему, но и прошлому, играет первостепенную роль («Малахитовая шкатулка» П. Бажова, «Степан Кольчугин» В. Гроссмана и др.). Картины труда приобретают особую окраску. Это — труд, близкий к художественному творчеству, это — труд артистический. И в этом отношении советские писатели на новом материале продолжают традицию Горького, который даже в мире эксплуатации сумел увидеть красоту человеческого деяния, «восторг деланья». Отношение к труду становится своеобразным мерилом ценности человека. Эта опять-таки горьковская мысль, поэтически оформленная уже в его дореволюционном творчестве, получает дальнейшее развитие у советских писателей.
Включение в трудовую созидательную деятельность, в трудовой коллектив служит нередко переломным моментом в биографии героев («Люди из захолустья» А. Малышкина, «Флаги на башнях» А. Макаренко и др.).
В книгах о труде раскрывается гуманистический характер преобразования действительности, в которой самым ценным капиталом являются люди. Именно в этом плане гуманистического решения задач строительства развертывается один из важных конфликтов романа «Мужество» В. Кетлинской и повести «Инженер» Ю. Крымова. В романе Ф. Гладкова «Энергия», как говорит герой этого произведения, строят не только плотину, но и жизнь высшего качества. Идея труда как всеобъемлющего творчества жизни, как украшения жизни, духовного распрямления человека, как завоевания подлинного большого, счастья — одна из ведущих идей литературы 30-х годов.
В лучших произведениях этого периода человеческая личность открывается во всем внутреннем богатстве ее индивидуального мира. Алексей Толстой и Юрий Крымов, Гладков и Леонов, Макаренко и Малышкин, Афиногенов и Погодин показывают, какие безграничные возможности открываются перед советским человеком, созидателем не только настоящего, но и будущего. В глубочайшей свяяи личности с коллективом, с народом — источник ее силы, ее счастья, ее богатства. К этому выводу приходят вместе с автором герои трилогии А. Н. Толстого «Хождение по мукам», в этом убеждает читателя монументальная эпопея Шолохова «Тихий Дон», поэма Твардовского «Страна Муравия» и многие другие произведения советских писателей. И одна из самых мажорных, радостных книг, написанных в предвоенные годы, — «Флаги на башнях» А. Макаренко — рассказывает о замечательном, сплоченном трудовом коллективе, состоящем из бывших беспризорников, коллективе, который не только помогает человеку освободиться от пережитков прошлого, но будит в нем все лучшее, вливает в него новые силы, делает его подлинным социалистическим человеком. Общий эмоциональный тон и пафос этого произведения, в какой-то мере типический для литературы победившего социализма, прекрасно выражают сохранившиеся записи одного из черновиков книги А. Макаренко: «Флаги на башнях. Флаги на башнях в солнечный день. Победа. Счастье победителям. Строй победителей. Законы победы. Диалектика радости. Maestoso. Гимн. Торжественная проза. Проза о торжественном. Мажор» (1).
Оптимистическое звучание, героика созидания характерны не только для книг о социалистической стройке, о новых людях — Малышкина, Крьшова, Леонова, Гладкова, Макаренко и многих других, но и для завершающего трилогию А. Н. Толстого романа «Хмурое утро», посвященного гражданской войне, и для «Тихого Дона» Шолохова, романа, насыщенного жизнелюбивым пафосом, и для произведений о более далеком революционном прошлом («Белеет парус одинокий» В. Катаева, «Степан Кольчугин» В. Гроссмана), для поэтических сказов П. Бажова, для творчества «оригинальнейшего художника» (по выражению Горького) М. Пришвина, утверждающего неизменную победу жизни («Неодетая весна» и др.).
«Наше искусство, литература,— сказал А. Н. Толстой на Чрезвычайном VIII Всесоюзном съезде Советов в ноябре 1936 г.,— слагают песни о новом человеке социалистического мира,
-------------------------------------------
1. Архив А. С. Макаренко. Цит. по кн.: Е. Балабанович. А. С. Макаренко. М., 1951, стр. 238.
-------------------------------------------
о нашей родине, создавшей великую хартию условий человеческого счастья» (1).
Однако прославление счастья в литературе 30-х годов далеко от настроений самоуспокоенности, удовлетворенности, мешанского благополучия. Это счастье в борьбе за новую жизнь, за еще недостигнутые идеалы. «... Счастье нашего человека,— писал А. Макаренко,— вовсе не заключается в свободном и безоблачном существовании, наше счастье ни в какой мере не напоминает райского житья, полного святости и бездеятельности... И поэтому наша литература должна быть литературой конфликта и его разрешения... наша литература не должна бояться конфликтных положений. Секрет и прелесть нашей жизни не в отсутствии конфликтов, а в нашей готовности и в уменьи их разрешать» (2).
Оптимизм — это атмосфера, в которой вырастает советское искусство, но это оптимизм, завоеванный в напряженной, непрекращающейся борьбе.
В годы, когда осуществилась радостная мечта советского народа — строителя социализма, в капиталистических странах бешеными темпами шла подготовка ко второй мировой войне. Перед Советской страной и ее писателями все отчетливее становилась задача объединения сил для защиты социалистического отечества, для защиты завоеваний социалистического строя, для борьбы против возрастающей угрозы фашизма. В литературе второй половины 30-х годов все чаще и чаше мотивы радости, жизнелюбия и творчества, торжества достигнутых побед сплетаются с мотивами боевой тревоги, боевой готовности, напряженной бдительности.
Утверждение права человека на счастье сопровождается идеей готовности отдать свою жизнь целиком, без остатка Родине, если она этого потребует.
Патриотический пафос советской литературы этих лет — это одновременно и гордость своей страной, и преданность идеалам социализма, и единство с народом, и воинственная непримиримость к врагам социалистической родины.
В этой атмосфере предгрозья боевая направленность литературы сказывается в усилении «оборонной» темы — темы защиты отечества. Она возникает и в исторических произведениях о далеком прошлом (В. Соловьев «Фельдмаршал Кутузов», С. Бородин «Дмитрий Донской», С. Сергеев-Ценский «Севастопольская страда», А. Новиков-Прибой «Цусима») и в ряде книг различных жанров о революции и гражданской войне (IV книга «Тихого Дона» М. Шолохова, «Хлеб», «Хмурое утро»,
------------------------------------------------
1. А Н. Толстой. Полн. собр. соч., т. 13, М,, 1949, стр. 154.
2. «Против шаблона».— «Литературная газета», 1938, 30 июня.
------------------------------------------------
«Путь к победе» А. Толстого, «Я сын трудового народа» В.Катаева, «Кочубей» А. Первенцева, «Пархоменко» Вс. Иванова), в очерках, рассказах, стихах, посвященных войне с белофиннами, — П. Павленко, Б. Лавренева, Л. Соболева, В.Ставского, К.Симонова, А. Твардовского и мн. др.
Тревожные, предупреждающие ноты, связанные с угрозой надвигающейся войны, все громче звучали в поэзии предвоенных лет, в стихах Н. Тихонова, А. Суркова, К. Симонова, В. Лебедева-Кумача, А. Прокофьева, Е. Долматовского и др.
Выступая в 1937 г. на собрании писателей, посвященном вопросам развития советской песни, Д. Бедный сказал:
«Мы должны нашу песню сделать боевым оружием, готовые встретить гром, если он грянет. В час испытаний поздно оттачивать своё оружие, его нужно готовить заблаговременно» (1).
За три дня до начала второй мировой войны, 18 июня 1941 г., в день пятой годовщины со дня смерти А. М. Горького в Москве в Центральном парке культуры и отдыха состоялся многотысячный митинг, посвященный памяти великого художника.
«Правда» в этот день писала: «Горького нет среди нас, но попрежнему гремит его голос, попрежнему его немеркнущие, страстные произведения волнуют и восхищают десятки и сотни миллионов людей во всем мире, призывая их к борьбе за счастье трудящихся, за избавление от цепей рабства» (2). К этому голосу великого гуманиста, для которого любовь к человеку всегда была неотделима от ненависти к врагу, жадно прислушивались советские люди накануне страшных и тяжелых испытаний, выпавших на их долю.
------------------------------------------------
1. «Новый мир», 1954, № 11, стр. 236.
2. «Правда», 1941, 18 июня.

продолжение книги...