Собирание опыта школы. Первая работа по теории методики


вернуться в оглавление книги...

А. В. Ланков. "К истории развития передовых идей в русской методике математики"
"Учпедгиз", Москва, 1951 г.
OCR Biografia.Ru

Текстовая версия книги приведена с некоторыми сокращениями и не содержит иллюстраций, ссылок и т. д. Скачать книгу целиком Вы сможете в нашей "DjVu-библиотеке"

продолжение книги...

СОБИРАНИЕ ОПЫТА ШКОЛЫ. ПЕРВАЯ РАБОТА ПО ТЕОРИИ МЕТОДИКИ

Вторая половина XIX в. Школа и наука


Во второй четверти XIX в. произошли резкие изменения в соотношении крепостного и вольнонаёмного труда, вызванные ростом промышленности и рабочего класса. Крепостническое производство вытесняется производством капиталистическим. В недрах крепостного хозяйства нарождается капиталистический способ производства, возникают буржуазные производственные отношения. Усиливается классовая борьбa: наряду с продолжающимися восстаниями крестьян против помещиков начинаются выступления рабочих против крепостнических порядков на предприятиях, и затем на сцену выступает демократически настроенная разночинная интеллигенция.
Прогрессивным силам страны стало ясно, что Россия под гнетом царизма и крепостного права отстала от передовых стран Запада. Ликвидация крепостного права, изменение формы государственного управления стали знаменем борьбы за свободу.
«Эпоха крепостная (1827-1846),- говорит В. И Ленин - полное преобладание дворянства. Это - эпоха от декабристов до Герцена. Крепостная Россия забита и неподвижна. Протестует ничтожное меньшинство дворян, бессильных без поддержки народа. Но лучшие люди из дворян помогли разбудить народ». В истории освободительного движения В. И. Ленин указывает три периода: дворянский (декабристы и Герцен), разночинский, или буржуазно-демократический, и пролетарский.
«Предшественником полного вытеснения дворян разночинцами в нашем освободительном движении был еще при крепостном праве В. Г. Белинский».
К замечательным революционным деятелям разночинского периода принадлежат Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов. Их деятельность — одна из ярких страниц 60-х годов (Добролюбов умер в 1861 г., Чернышевский в 1864 г. сослан в Сибирь, возвращён в 1883 г., умер в 1889 г.). Чернышевский и Добролюбов одновременно являются крупнейшими представителями русской материалистической философии XIX в., предшественниками марксизма в России.
В эти же годы протекает и литературная деятельность идеолога радикальной интеллигенции Д. И. Писарева (умер в 1868 г.). Вся эта плеяда блестящих представителей эпохи уделяет большое внимание и вопросам народного образования.
Передовая философская мысль связывается с расцветом естествознания, в области которого работают такие гиганты мысли, как И. М. Сеченов, И. И. Мечников, А. М. Бутлеров и др.
В 1863 г. И. М. Сеченов опубликовал свой замечательный трактат «Рефлексы головного мозга», выдвинувший автора в число мировых учёных материалистов XIX в. Впервые в истории науки И. М. Сеченов экспериментально исследовал роль головного мозга как органа психической деятельности и разработал психологию мышления. «Сеченов прежде всего подверг резкой и справедливой критике школьную идеалистическую психологию. Он подчёркивает её отсталость, ненаучность, хаотичность».
Успехи естествознания послужили основой расцвета передовой педагогической науки, представителями которой являются Н. И. Пирогов, К. Д. Ушинский, В. Г. Редкин, И. И. Паульсон, К. К. Сент-Илер и др.
«Пирогов — идеолог буржуазии, отрицательно относившийся к демократии и к революционному движению, с одной стороны, и к крепостному праву, реакции и «дворцовой камарилье» - с другой», характеризует его историк педагогики. Однако его педагогическая работа «Вопросы жизни», помещённая в «Морском сборнике» в 1856 г., произвела впечатление разорвавшейся бомбы. В своей статье Н. И. Пирогов выражает горячий протест против сословно-специального образования, господствовавшего в николаевскую эпоху, и требует гуманитарного образования, общечеловеческого воспитания. Пирогов высказывается за воспитывающее обучение и особенно подчёркивает роль положительных знаний и уменье приложить их к жизни. Он протестует против формализма старой школы, её схоластичности и казарменного уклада. Он горячий сторонник женского образования и образования взрослых: при его содействии в 1859 г. открыта первая воскресная школа в России.
Н. И. Пирогов как представитель дворянского либерализма не был последовательным мыслителем. И его философские и социальные взгляды, и его педагогические воззрения являются двойственными, он легко соглашался на компромисс: защищая науку, признавал религию, будучи гуманистом, не отказывался от розги. Однако при всех его недостатках его прогрессивная роль в развитии педагогической науки является весьма значительной.
Основоположником русской педагогической науки является Константин Дмитриевич Ушинский (1824—1870), которого по праву называют «учителем русских учителей». За короткое время пребывания на посту инспектора Смольного института К. Д. Ушинский проявил себя замечательным реформатором женского образования и воспитания, превратив это учреждение из гнилого и затхлого в образцовое.
«К. Д. Ушинский создал оригинальную, стройную, глубоко продуманную педагогическую систему, в основе которой лежит принцип народности»,— говорит Е. Н. Медынский. Основу народности составляет патриотизм и горячая любовь к родине, вера в творческие силы русского народа.
Основной труд его «Человек как предмет воспитания» является классическим в педагогической литературе. Книги Ушинского «Родное слово» и «Руководство к преподаванию по «Родному слову» могут служить настольными книгами для учителя и в наше время.
К. Д. Ушинский глубоко разработал дидактические принципы: наглядность, последовательность, сознательность, посильность, активность обучения и воспитывающий характер обучения.
Высоко оценивая роль учителя, Ушинский в 1861 г. разработал проект учительской семинарии, его взгляды по этому вопросу осуществлялись в лучших учительских семинариях России. Ему принадлежит мысль о создании педагогических факультетов для подготовки преподавателей средней школы.
К. Д. Ушинский — пламенный противник немецкой педагогики, которую он обвиняет в шовинизме, национализме и ограниченности; особенно он подчёркивает её метафизические философские основы.
60-е годы — эпоха расцвета педагогической журналистики. В 1857 г. возникает «Журнал для воспитания» и «Русский педагогический вестник». В 1861—1862 гг. Л. Н. Толстой издаёт журнал «Ясная Поляна». В этот-же год начинает выходить «Учитель». В 1864 г. появляется «Педагогический сборник». Журналы объединяют лучших педагогов того времени и оказывают большое влияние на постановку вопросов народного образования. Педагогические проблемы находят отражение и в общественно-политических журналах, например, в «Современнике», выходившем при участии Н. А. Некрасова, Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова.
В эти же годы возникают и общественные педагогические организации: Петербургское педагогическое общество, Комитет грамотности при Вольном экономическом обществе и др.
В 1864 г. вводятся земские учреждения, и в том же году утверждается положение о начальных народных училищах.
Школьная реформа делает шаг вперёд по пути развития светской общеобразовательной народной школы с трёхгодичным курсом обучения. Несмотря на то что земским учреждениям законом отводится очень скромная роль («участие преимущественно в хозяйственном отношении... в попечении о народном образовании»), некоторые земства оказывали большое влияние на развитие школьного дела. Они не только принимали участие в финансировании школы, но и конкретно поставили вопрос о подготовке учителей (в 1869 г. открыта земская учительская семинария в Новгороде; в 1870 — земская учительская школа Максимовича в Твери; в 1871 г. открываются семинарии в Казани, Вятке и других городах). Одновременно начинается организация учительских курсов и съездов. Наряду с светской школой сохраняется и церковно-приходская школа (духовного ведомства).
Цель начальных училищ — «утверждать в народе религиозные и нравственные понятия и распространять первоначальные полезные знания», к числу которых «Положение» относит и «Четыре арифметические действия». Для заведывания школьным делом учреждаются губернские и уездные училищные советы. В 1869 г. для надзора за школой учреждается должность инспектора народных училищ.
По новому уставу 1874 г. влияние дворянства на школу усиливается: выборный председатель училищного совета заменяется предводителем дворянства, в состав совета вводятся инспектор народных училищ и представитель полиции.
В конце 60-х годов в начальных школах всех ведомств обучалось 725 тыс. учащихся, в том числе в школах духовного ведомства около 22 %.
Проект устава средней школы был выработан в 1860 г., в нём на математику отводилось 27 1/2 час., а на естествознание и физику 20 час., при наличии двух древних языков. Около него разгорелась ожесточённая борьба. И только в 1864 г. был утверждён устав гимназий и прогимназий. Гимназии делились на классические и реальные. В гимназиях первого типа на математику отводилось 22 часа и на естествознание и физику по 6 час., в реальных гимназиях математика имела 25 час., естественные науки 23 часа и физика 9 час. Классические гимназии давали право поступления в университет, реальные гимназии давали подготовку для поступления в высшие специальные учебные заведения (первое время реалистам было разрешено поступать на физико-математический факультет).
В 1864 г. было издано новое «Положение о начальных народных училищах», совпавшее с введением земских учреждений в 34 губерниях. «Попечение о развитии средств народного образования» было возложено на земство. В 1869 г. начали открываться министерские двухклассные училища (с 5-летним сроком обучения).
Устав гимназии 1864 г. был финалом либеральных реформ в области просвещения. В 1866 г. на пост министра назначается крепостник граф Д. Толстой. «Усиление изучения древних языков должно способствовать к отрезвлению юношества от современного свободомышления как религиозного, так и политического», писал барон Николаи, крупный чиновник министерства. Один из творцов нового устава средней школы реакционный публицист К. Леонтьев открыто заявлял: «Необходимо всеми силами бороться против народного образования».
Наконец в 1871 г. был утверждён новый устав средней школы. По новому уставу сохраняются лишь классические гимназии. На математику вместе с физикой, математической географией и кратким естествознанием отводится 37 час. из 206 час. (на латинский язык 49 час. и на греческий 36 час.). Перед математикой ставится исключительно формальная цель обучения.
В 1872 г. был утверждён устав реальных училищ, которые должны давать «общее образование, приспособленное к практическим потребностям и к приобретению технических познаний». На математику в них отводился 31 час, на естественную историю и физику — по 8 час. Окончившие реальные училища были лишены права поступления в университет. Доступ в средние школы детям низших сословий постепенно затрудняется.
Начало женского образования в России относится к I860 г. Учреждены были женские училища 1-го разряда (с 6-годичным сроком обучения) и училища 2-го разряда (с 3-годичным сроком обучения). В первых проходились арифметика и начала геометрии, в училищах 2-го разряда преподавались лишь четыре арифметических действия. Никаких прав эти училища не давали. Для подготовки учителей открываются учительские семинарии («Положение» от 17 марта 1870 г.) и учительские институты («Положение» 1872 г.). Проект подготовки начальных учителей был разработан К. Д. Ушинским.
В 1895 г. Россия имела 9 университетов (13976 студентов), 225 гимназий и прогимназий (64711 учащихся), 107 реальных училищ (26002 учащихся) и 68029 начальных школ (1937076 учащихся).
В математической науке в эту эпоху происходят большие сдвиги. В 1858 г. в Петербурге занимает профессорскую кафедру П. Л. Чебышев. Его работы по теории чисел, теории вероятностей, теории механизмов и машин приобретают мировую известность. В Москве в 1864 г., по инициативе Н. Д. Брашмана, возникает Московское математическое общество и через год начинает выходить «Математический сборник». Начинают свою блестящую деятельность А. Н. Коркин (1837—1908) и Н. Я. Сонин (1897—1915). В 1874 г. получила степень доктора первая женщина — профессор С. В. Ковалевская.

К. Д. Ушинский о преподавании математики

В 1864 г. К. Д. Ушинский выпускает свою знаменитую книгу «Родное слово», которая составила эпоху в нашей бедной педагогической литературе. Новая эпоха, новая школа должны были вызвать новые передовые идеи в русской методике арифметики. Выразителем этих идей явился К. Д. Ушинский.
Широкими и смелыми мазками К. Д. Ушинский набросал программу новой методики арифметики. В «Руководстве к преподаванию по «Родному слову» в числе приложений имеется глава «О первоначальном обучении счёту» (стр. 95—99). На нескольких страничках он развёртывает перспективы большой методики, разработка которой выпала на долю последующих поколений.
К. Д. Ушинский рекомендует учить счёту наглядно, указывая при этом и наглядные пособия: пальцы, орехи, палочки.
Ушинский вводит счёт парами, тройками, четвёрками, пятками в пределе 10. Он создаёт наглядный переход к сотне, употребляя в качестве пособия пучки из 10 палочек (десятки).
К. Д. Ушинский объясняет, как сами ученики должны открывать арифметические правила: вычитая 4 из 23, нужно дать ребёнку 2 пучка (десятка) и 3 отдельных палочки, затем попросить у него 4 палочки. Ученик даёт 3 палочки и затем сам догадается, что у десятка нужно «занять» единицу.
Ушинский пишет, чта ученикам нужно как можно скорее дать меры: аршин, сажень, весы, гири, монеты. Пусть они «меряют, весят и считают». Задачи, по мнению К. Д. Ушинского, должны иметь практический, наглядный характер; их нужно брать из мира, окружающего детей. Он рекомендует измерять класс, двери, окна, скамьи; считать страницы книг и тетрадей; вычислять недели, дни и часы до праздников и т. д.
Идеи о преподавании арифметики К. Д. Ушинский излагает ещё в одном документе, который был найден в архиве Смольного института,— это «Записка» от 20 апреля 1860 г. о преобразовании учебных курсов Смольного института.
В «Записке» К. Д. Ушинский кратко формулирует те мысли, которые он потом полнее развил в «Руководстве». «Арифметике нужно учить так,— замечает он,— чтобы её нельзя было забыть».
Основная мысль К. Д. Ушинского — нельзя начинать преподавание начальной математики с усвоения правил, как это обычно делалось в «старой» школе. Нужно прежде всего знакомить детей с мерами и весами, заставить их самих измерять, взвешивать и считать, пользоваться масштабом, определять площади и величину углов. Даже в XX в. один из наших методистов, предлагая строить преподавание арифметики на непосредственном измерении длины, площади, объёма, определении веса, ёмкости, указывает в числе источников немецких авторов Книллинга и Танка, работы которых относятся к 1884 г. Между тем К. Д. Ушинский эти идеи не только провозгласил, но и приводил в исполнение почти на четверть века раньше.
«Программа» К. Д. Ушинского прежде всего нуждалась в теоретических обоснованиях, в создании методики, правильные линии которой уже были намечены П. С. Гурьевым.

В. А. Латышев и его журнал

Выразителем идей новой методики арифметики является Василий Алексеевич Латышев.
В. А. Латышев родился в 1850 г. в семье крупного чиновника, работавшего по министерству народного просвещения в Петербурге. Годы учения в гимназии и на физико-математическом факультете Петербургского университета совпали с развитием революционных настроений в русском обществе. Это было замечательное время. Молодёжь на гимназической скамье зачитывалась произведениями В. Г. Белинского, Н. А. Добролюбова и Н. Г. Чернышевского. «Рабье молчание было нарушено» (Ленин), громко звучал «Колокол» А. И. Герцена. «Рефлексы головного мозга» И. М. Сеченова подорвали основы идеалистической философии; только что появилась на свет теория Ч. Дарвина.
По окончании университета В. А. Латышев выбирает скромную карьеру преподавателя Петербургского учительского института. Через 8 лет (в 1880 т.) он основывает журнал «Русский начальный учитель», издававшийся им до конца жизни (по 1911 г. включительно).
Роль В. А. Латышева в ведении журнала была исключительно велика: он был и издателем (фактическим), и редактором, и секретарём редакции, и единственным постоянным сотрудником и даже корректором. B № 1 журнала за 1882 г. в статье «От редакции» В. А. Латышев объясняет цель издания. Журнал издаётся «с целью помочь учителям как своими советами, так и предоставлением им возможности печатать свои работы. Оказалось, что недостатка в работах начальных учителей нет, напротив, количество доставляемых нам работ всё увеличивается. Это доказывает, что между народными учителями не мало есть работающих над своим делом и подготовленных к такой работе, а при поддержке желание работать, вероятно, разовьётся ещё сильнее» (стр. 1).
В течение 32 лет журнал был трибуной русского народного учителя: с его редактором учителя делились своими тревогами и сомнениями, присылали ему свои статьи и работы, в журнале помещались даже некрологи скромных тружеников. И вряд ли был случай, чтобы на обращение в редакцию не был получен ответ лично от В. А. Латышева. Сотни писем в год посылал неутомимый редактор во все концы России своим корреспондентам. Трудно было верить, что В. А. Латышев занимает высокие посты: в 90-х годах он уже директор народных училищ Петербургской губернии, в начале XX в.— помощник попечителя учебного округа и затем управляющий учебным округом и, наконец, член совета министра народного просвещения. Каждое письмо было написано лично им и содержало исчерпывающие ответы по существу вопроса.
Журнал, издаваемый В. А. Латышевым, явился источником распространения массового опыта работы школ. П. С. Гурьев создавал работы на основании своего опыта. Это лучше, чем, например, методические «конструкции» известного немецкого педагога Гербарта, который просто создавал их из «своей головы» и даже не считал необходимым проверять на практике. Личный опыт — необходимый фактор успешного построения методической системы, но он не является достаточным. В. А. Латышев избрал другой, более совершенный путь. При помощи журнала он создал большую сеть учителей-корреспондентов, которые по крупицам несли к нему свой опыт. Опыт учителей он проверял путём непосредственных наблюдений в качестве администратора, во время посещения школ. В одной из своих статей В. А. пишет, что он посетил тысячи школ и, следовательно, слушал десятки тысяч уроков. Таким путём он мог накопить большой материал для построения курса методики. В лице В. А. Латышева мы имеем талантливого педагога, синтезировавшего в своих методических построениях опыт рядовых учителей, хорошо знавшего начальную школу.
В первые годы в качестве приложений, к журналу печаталась методическая литература для учителя и кйиги, повышающие его образовательный кругозор. Между прочим в 1880—1882 гг. напечатано было и первое издание «Руководства к преподаванию арифметики» В. А. Латышева.
Одной из задач журнала редактор считал борьбу с «промышленниками педагогического дела», авторами учебников, которые в погоне за доходами мало заботились об изучении дела («От редакции», № 1, 1882, стр. 5). В журнале помещались исчерпывающие рецензии на учебную и методическую литературу и книги для чтения учащихся, обзоры литературы. Редакция давала учителям тематику работ. Например, в конце 1881 г. по арифметике было предложено две темы: 1) изложить ход урока при раэборе данной задачи и 2) изложить приёмы объяснения разностного и кратного отношений. В № 3 за 1882 г. редакция сообщает, что получено 5 работ на первую тему и 4 — на вторую.
На первую тему лишь две работы дают «описание действительного хода урока», сообщает В. А. Латышев, эти работы печатаются в журнале (И. Meфодиев и С. Рыбаков).
На страницах журнала помещается много интересных работ, принадлежащих народным учителям: Н. Ларионов «К вопросу о приёмах решения арифметических задач» (№ 11, 1892), С. Кузьмин «Письменные работы по арифметике в начальной школе» (№ 4, 1893), Е. Страхов «О преподавании арифметики в начальной школе» (№ 3, 1894), А. Синдеев «Каков должен быть учебник арифметики» (№ 12, 1898) и др.
Журнал привлекает к обсуждению актуальных вопросов не только учителей, но и бывших учащихся народных школ. В 90-х годах журнал помещает ряд статей П. Орёлкина «Ответы окончивших курс в народных школах на вопросы редакции».
Привлечение учителей к обсуждению актуальных вопросов школы — излюбленный метод работы В. А. Латышева. В № 6—7 за 1882 г. помещается статья «О курсе городских училищ» (программа курса геометрии принята собранием учителей в феврале 1882 г.) и др. Ряд статей в журнале принадлежит редактору.
Небольшие книжечки журнала (от 3 до 5 листов каждая) расходились по всей России и много способствовали повышению методического и педагогического уровня народных учителей.

«Методика» В. А. Латышева

Основной работой В. А. Латышева является «Руководство к преподаванию арифметики».
Автор сначала предполагал дать «не только изложение руководящих начал преподавания, но и описание практического осуществления этих начал в форме более или менее подробного описания последовательного хода классной работы. По недостатку времени, чтобы не откладывать печатание общей части методики, мы издали её отдельно» (из «Предисловия»). «Печатая третье издание, мы всё-таки не дополняем книгу практической частью, однако не только по недостатку времени, но уже и потому, что в существующих у нас руководствах к преподаванию арифметики всё более и более распространяется обычай излагать только тот метод, который выработан автором; из-за этого получается такое представление, как будто успех преподавания только тогда и возможен, когда преподающее лицо будет точно следовать указаниям автора методики. Мы считаем такое направление весьма неблагоприятно влияющим на развитие дела преподавания и потому вредным» (из «Предисловия» к 3-му изд.).
В. А. Латышев высоко ценит руководящую теорию методики. По его мнению, «слишком большая привязанность к форме, а не к сущности дела» мешает развитию личного почина, лишает работу одухотворяющего начала, «без которого легко обратиться в педагогического ремесленника». И в отношении учителей, и в отношении учеников В. А. Латышев остроумно замечает: «Кого всегда тащат на помочах, тот уже не сумеет ходить сам без поддержки».
«Руководство» В. А. Латышева, по сравнению с книгой П. С. Гурьева, делает большой шаг вперёд. В 1878 г. В. А. Латышев дал обстоятельный разбор методики В. А. Евтушевского, его отношение к методу «изучения чисел» резко отрицательное. «Руководство» В. А. Латышева — живой протест против импортированного из Германии метода. В главе третьей «Краткий очерк различных систем курса, предложенных в русских руководствах к преподаванию арифметики», автор подробно останавливается на концепциях В. А. Евтушевского. Считая последнего автором наиболее полного и самостоятельного из сочинений о «преподавании арифметики (напечатанных на русском языке), В. А. Латышев даёт отрицательную характеристику его системе. В. А. Латышев останавливается и на методике своего предшественника П. С. Гурьева. Он отмечает её хорошие стороны: «автор не увлекается изучением чисел и обращает внимание на приёмы вычислений... Основная мысль книги, как высказывает её автор в предисловии, довольно близка к основным положениям метода преподавания арифметики, высказанным в первой главе нашей книги». Но в частных своих советах, в исполнении метода П. С. Гурьев, к сожалению, постоянно себе противоречит.
Большое внимание уделяет В. А. Латышев и взглядам Л. Н. Толстого, который выставил тезис, что «единственным методом должен быть опыт, а свобода — единственным руководящим началом педагогики». Л. Н. Толстой видит объединяющее начало всего курса арифметики в счёте «вперёд и назад до ста». По его мнению «тот, кто умеет считать вперёд и назад до ста, тот в голове делает и сложение, и вычитание, и умножение, и деление, и возвышение в степень, и извлечение корней».
В. А. Латышев признаёт это положение порочным, считает его большой ошибкой, так как "при счёте вперёд и назад никаких действий вовсе не производится". В. А. Латышев вскрывает в методе Л. Н. Толстого большие противоречия и относится к нему отрицательно.
В главе первой «Основные положения метода преподавания арифметики» В. А. Латышев устанавливает связь между теорией и практикой, приходит к необходимости единства теории и практики (стр. 9 и 10). «Действия над целыми числами многими считаются несходными с действиями над дробными числами. Это положительная ошибка»,— говорит автор. Далее интересен взгляд автора на определения: «не переменять однажды данного определения, а только дополнять его, развивать» (стр.15). Впервые в методической литературе автор останавливается на вопросе о «правильном образовании понятий». Придавая большое значение теории, В. А. Латышев, естественно, приходит в выводу, что «содержание всей арифметики приводится к 4 действиям», причём «правильное понимание действий есть правильное понимание теорий арифметики», вычисления же являются уменьями. Основы метода изучений действий В. А. Латышев формулирует чётко и определённо. Глава вторая содержит «План курса арифметики». Здесь автор выставляет принцип сознательности обучения: «Знание учеников достигло сознательности, если они могут говорить не только об отдельном данном примере, но и о всех однородных случаях» (стр. 42), иначе говоря, если они умеют обобщать. «Понятие о каком-нибудь предмете можно считать выработанным, если ученики могут высказать его своими словами и привести свои собственные частные примеры».
Одна из глав посвящена задачам. Этому вопросу автор справедливо уделяет 59 страниц. Напомним, что XVIII век в значительной степени игнорировал вопрос о задачах.
В главе разработана ценная теория этого вопроса. Некоторые взгляды автора очень полезно усвоить авторам современных руководств. «Необходимо упомянуть, говорит В. А. Латышев, ещё о распространившемся в последние годы увлечении сборниками так называемых «типических задач...». Это увлечение «типическими задачами» неблагоприятно отражается на школьных занятиях; оно заставляет тратить драгоценное в народной школе время на работу, полезность которой очень сомнительна» (стр. 142). Прошло 68 лет со дня опубликования работы В. А. Латышева, а туманный вопрос о «типических задачах» всё ещё не сходит со страниц методик.
Глава пятая посвящена «теоретическим выводам». Исчерпывающей методики «выводов» не встречается в последующей литературе.
Книга отличается безупречной литературностью изложения. Ценность её заключается в том, что она создаёт теорию методики, рецептурную часть методики автор ставит на второй план. Из разбора сочинений В. А. Евтушевского, И. Паульсона и других поклонников немецкой педагогики можно сделать заключение, что автор вообще знаком с иностранной литературой. Но его труд независим от иностранных источников, В. А. Латышев избегает даже ссылок на иностранных авторов.
Мы не утверждаем, что автор разработал все теоретические вопросы методики. На долю последующих поколений остаётся ещё многое, в качестве примера можно привести вопрос о наглядных пособиях, который не освещается В. А. Латышевым. Но то, что сделано, носит печать серьёзной эрудиции автора и хорошего знания школы. В. А. Латышев горячо любил своё дело, народную школу и учителей. «Наши начальные школы были не только лучшими из наших школ, но и положительно хорошими»,— говорит он в статье «Школа и учащие» в 1910 г. По духу, господствующему в них, и по стремлению детей к образованию В. А. признаёт их стоящими выше западноевропейских. Это не хвастовство самовлюблённого администратора, а глубокое убеждение педагога. В его административной деятельности на первый план выделяется личность педагога. Диапазон его деятельности исключительно велик. Он организует общеобразовательные курсы для учителей в Павловском дворце (с 1899 г.). На курсах читают лекции университетские профессора и наиболее известные педагоги страны. Для учителей устраиваются посещения театров, концертов, публичных лекций, музеев: перед скромными сельскими тружениками раскрываются культурные ценности столицы.
Любя начальную школу, В. А. с энтузиазмом работает в комиссии, учреждённой министром фон-Кауманом в 1907 г. по связи начальной и средней школы. Без преувеличения можно сказать, что В. А. Латышев в недрах министерства народного просвещения был единственным работником, хорошо знавшим такие типы учебных заведений, как двухклассные училища МНП или городские училища по положению 1872 г. Эти школы не пользовались вниманием министерства, так как обслуживали «простых людей». В. А. Латышев печатает ряд статей в «Русской школе» и в своём журнале, освещая отдельные вопросы их работы, в частности, вопросы преподавания геометрии, о чём мы будем говорить в дальнейшем.
В 1897 г. общественность Петербурга единодушно праздновала 25-летие его педагогической, государственной и общественной деятельности. Последние годы своей жизни В. А. Латышев был занят трудами по введению всеобщего обучения в России. «Бодрым работником проходил жизненный путь В. А., был отзывчив ко всякому полезному начинанию на пользу просвещения русского народа и встретил смерть не на одре болезни и покоя, а на пути к новому делу»,— заканчивает некролог С. Степанов. Мы вправе задать вопрос, почему же имя В. А. Латышева как одного из создателей методики арифметики в России было забыто?— Такова судьба многих деятелей в России: были забыты и Кулибин, и Ползунов, и Попов, а в области методики арифметики и П. Гурьев, и многие другие, культурное наследство которых начинает раскрывать великий русский народ лишь после Великой Октябрьской социалистической революции.

ЛИТЕРАТУРА

1. В. А. Латышев, Руководство к преподаванию арифметики, журнал "Русский начальный учитель", 1880, № 3; изд. 2-е, 1897, изд. 3-е, 1904.
2. Его же, Объяснительный курс арифметики, 1877.
3. Его же, Учебник арифметики (для младших классов гимназий), 1882.
4. Журнал «Русский начальный учитель», ред.-изд. В.А.Латышев, 1880—1911 (статьи В. А. Латышева помещались ежегодно).
5. Его же, Исторический очерк русских учебных оуководств по математике, «Педагогический сборник», 1878, № 3—12.

продолжение книги...