Курчатов в борьбе за атомное разоружение, за международное доверие и мир


вернуться в оглавление книги...

И. Н. Головин. "Игорь Васильевич Курчатов"
"Атомиздат", Москва, 1978 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

КУРЧАТОВ В БОРЬБЕ ЗА АТОМНОЕ РАЗОРУЖЕНИЕ, ЗА МЕЖДУНАРОДНОЕ ДОВЕРИЕ И МИР

Наконец Курчатов может целиком заняться решением задач мирного использования атомной энергии. Он принимает активное участие в составлении плана развития атомной энергетики в СССР. Все больше внимания уделяет проблеме управляемых термоядерных реакций.
Изучая результаты исследований, беседуя с экспериментаторами и теоретиками, он все более увлекается этой проблемой. Здесь еще так мало понято. Так плохо согласуется теория с опытом. Игорь Васильевич все больше убеждается, что необходимо объединить усилия ученых всех стран для скорейшего ее разрешения. В декабре 1955 г. он организует Всесоюзное совещание по управляемым термоядерным реакциям. Арцимович делает многочасовой доклад о проведенных опытах. Леонтович сообщает о путях развития теории. После совещания харьковские физики начинают исследование путей получения горячей плазмы. Игорь Васильевич всецело поддерживает их.
В феврале 1956 г. Курчатов докладывает на XX съезде Коммунистической партии Советского Союза о плане развития советской атомной энергетики и коротко останавливается на управляемых термоядерных реакциях, подчеркивая, что решение этой труднейшей и величественной задачи навсегда сняло бы с человечества заботу о необходимых для его существования на земле запасах энергии.
После съезда Игорь Васильевич энергично готовится к предстоящей поездке в Англию в составе правительственной делегации.
Он хочет использовать эту поездку, чтобы призвать ученых всего мира снять покров секретности с термоядерных исследований и начать совместную работу на этом важнейшем мирном направлении. Правительство поддерживает предложение Курчатова, и к отъезду делегации готовится обстоятельный доклад о работах Академии наук СССР по управляемым термоядерным реакциям.
Доклад Курчатова в Харуэлле произвел огромное впечатление на мировую общественность. Сенсацией он был и для зарубежной прессы. Вернувшись на родину, Курчатов говорил:
— Этим положено начало более тесному общению, чем было ранее, между учеными обеих стран... Я счастлив, что Правительство моей страны проявило благородную инициативу и первым в мире решило снять секретность с этих работ.
Цель выступления достигнута. Через год на Международной конференции в Венеции англичане и американцы опубликовали часть своих работ, а через два года в Женеве все страны полностью рассекретили выполненные работы по термоядерным реакциям.
Вернувшись из Англии, Курчатов начинает бурную деятельность по налаживанию международных связей. Получает согласие Правительства рассекретить тематическое направление работ возглавляемой им Лаборатории № 2, которая с той поры стала называться Институтом атомной энергии. Обменивается письмами с руководителем работ по созданию атомной бомбы в Англии физиком Кокрофтом, приглашает его посетить Институт атомной энергии, намечает принять иностранную делегацию, направляющуюся в Москву на конференцию по физике высоких энергий...
Но силы покидают его. Гигантское напряжение последних лет сломило его могучий организм. В день отъезда в отпуск, когда билеты уже были в кармане, ему стало плохо, он не может встать, левые рука и нога не повинуются ему. На несколько месяцев он оказался прикованным к постели.
Но и больной, ясно сознавая всю тяжесть своего положения, Курчатов не сдается. Просит приветствовать от его имени первого иностранного гостя, посетившего институт, — знаменитого шведского физика Ханнеса Альвена, живо интересуется жизнью института, событиями, происходящими в стране, и упорно выполняет все предписания врачей, чтобы скорее вернутся к делам. Голова его ясна, творческая мысль не ослабевает.
Через полгода он вновь начинает работать, но слишком увлекается, перенапрягает силы, и в феврале 1957 г. — второй удар. Все лето продолжается лечение. Наконец в декабре он чувствует себя совсем хорошо.
Не прекращая вести дела, связанные с атомной промышленностью, он с интересом следит за развитием физики атомного ядра и энергично расширяет работы по управляемым термоядерным реакциям. Строит экспериментальные термоядерные установки — «Огру» и «Токамак» в Москве, в Институте атомной энергии, поддерживает предложение о сооружении установки «Альфа» в Ленинграде. Помогает К. Д. Синельникову развернуть термоядерные работы в Харькове и И. Ф. Кварцхаве в Сухуми. Пишет статьи, привлекая внимание широкой общественности к управляемым термоядерным реакциям. Тщательно готовит вместе с техническими экспертами, едущими в Женеву, материалы по обнаружению ядерных взрывов и выпадению радиоактивных осадков. Готовит нашу делегацию к предстоящей Второй международной конференции по мирному использованию атомной энергии. Выступает на заседаниях Верховного Совета СССР, призывая все страны мира к атомному разоружению, к взаимному доверию и дружбе.
28 февраля 1958 г. в газете «Правда» Курчатов пишет: «..Трудно ждать полной откровенности между учеными разных стран, занятых исследованием управляемых термоядерных реакций, пока не запрещено атомное и водородное оружие».
В другой статье он с удовлетворением отмечает, что Первая международная конференция по мирному использованию атомной энергии сыграла большую роль в объединении ученых разных стран.
«Наше Правительство, — пишет он, — явилось инициатором по объединению усилий ученых всех стран в работах по мирному использованию термоядерных реакций, разрешив мне сделать весной 1956 г. доклад в Харуэлле о проводимых в нашей стране работах. Я рад, что глава правительства Соединенных Штатов Америки также призывает к объединению усилий ученых всего мира на решение этой величественной задачи. Было бы очень хорошо, если бы руководители государств на предстоящей встрече на самом высоком уровне приняли бы предложение СССР о запрещении использования атомного и водородного оружия. Это явилось бы большим стимулом для ученых всех стран мира работать только над мирным использованием могучих сил природы».
Но когда некоторое время спустя президент Соединенных Штатов Америки уклонился от решения вопроса об атомном разоружении, Курчатов вновь с трибуны Верховного Совета СССР в марте 1958 г. обращается ко всем людям доброй воли со словами:
«Мы, советские ученые, глубоко взволнованы тем, что до сих пор нет международного соглашения о безусловном запрещении атомного и водородного оружия. Наша научная общественность решительно высказалась за запрещение применения атомного оружия. С советскими учеными вместе крупнейшие зарубежные ученые, имеющие мировые имена: датчанин Нильс Бор, француз Жолио-Кюри, американец Полинг, немец Гейзенберг, японец Юкава, англичанин Пауэлл и многие, многие другие...
С этой высокой трибуны мы, советские ученые, обращаемся к ученым всего мира с призывом направить и объединить усилия для того, чтобы в кратчайший срок осуществить управляемую термоядерную реакцию и превратить энергию синтеза ядер водорода из оружия разрушения в могучий, живительный источник энергии, несущий благосостояние и радость всем людям на земле!..
Сейчас не удается добиться международного соглашения о запрещении атомного и водородного оружия, и нужно сделать первый шаг на пути решения этой неотложной задачи — прекратить дальнейшее испытание этого оружия...
Все простые люди земли жаждут спокойствия и мира. Только дружба народов, их взаимное доверие открывают путь к прогрессу и общему благосостоянию. Наш народ, руководимый Коммунистической партией, воспитанный на коммунистических идеях ленинизма, был и будет верным борцом за мир, будет первым борцом за то, чтобы все достижения науки и техники были направлены на благо человека».
На XXI съезде Коммунистической партии Советского Союза в феврале 1959 г. Курчатов свой доклад посвящает управляемым термоядерным реакциям и запрещению испытаний атомного и водородного оружия.
«Работа над осуществлением управляемой термоядерной реакции, — сказал он, — не диктуется задачами сегодняшнего дня... Советский Союз и другие страны мира на многие десятки лет обеспечены (даже с учетом быстрого роста производства) необходимыми, уже разведанными топливными ресурсами».
Вспоминая о поездке английской делегации физиков в СССР и наших физиков в Англию, он продолжает: «Состоявшийся обмен, несомненно, очень полезен и позволит в интересах всего человечества ускорить осуществление управляемой термоядерной реакции. Но следовало бы желать большего. В этой области могло бы иметь место настоящее международное сотрудничество, если бы была ликвидирована «холодная война» и между государствами установились нормальные отношения».
Курчатов внимательно следит за развитием международных отношений. Не покладая рук работает с техническими экспертами, возвращающимися из Женевы, где заседает комиссия, которая на основании результатов измерений должна представить дипломатам доказательства того, что нигде на земле невозможно тайно от других государств производить ядерные взрывы. Приветствует соглашение, заключенное между СССР и США об обмене научными делегациями для взаимного ознакомления с работами по мирному применению атомной энергии. Участвует в приеме американской делегации и готовит советскую делегацию для поездки в США, заботясь о создании атмосферы взаимного доверия. Этой заботой он поглощен до последних дней своей жизни.
За три недели до смерти, выступая на очередной сессии Верховного Совета СССР, Курчатов говорил:
«Мы надеемся, что стремление народов к миру победит, что в ближайшее время между заинтересованными государствами будет заключено соглашение (при соответствующем контроле) о прекращении испытаний ядерного оружия повсеместно и на вечные времена. Мы верим, что в недалеком будущем будут, несомненно, найдены приемлемые решения о последующих этапах ядерного разоружения.
Совместная работа над увлекательными, сложными и глубокими проблемами современной атомной науки и техники, сулящая радостные перспективы счастливой жизни людей, объединит, как мы надеемся, усилия ученых двух великих стран мира и поможет им найти средства ускорить решение проблемы ядерного разоружения».
Яркими словами подвел Курчатов итог своей жизни: «Я счастлив, что родился в России и посвятил свою жизнь атомной науке великой Страны Советов. Я глубоко верю и твердо знаю, что наш народ, наше Правительство только благу человечества отдадут достижения этой науки».

продолжение книги...