Куда теперь Курчатов направит свои силы?


вернуться в оглавление книги...

И. Н. Головин. "Игорь Васильевич Курчатов"
"Атомиздат", Москва, 1978 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

КУДА ТЕПЕРЬ КУРЧАТОВ НАПРАВИТ СВОИ СИЛЫ?

Курчатов выполнил свой долг перед Родиной. Будет он теперь отдыхать? Овеянный славой, окруженный почетом, углубится в тихую научную работу? Чтобы продлить свою жизнь, уйдет от волнений последних лет, как советуют врачи? Ведь ему уже за пятьдесят, он нездоров: повышено кровяное давление.
Но Курчатов и бездеятельность — несовместимы.
За последним успешным испытанием оружия следует двухмесячный отдых в Крыму (на этом настояли врачи). Курчатов, как в молодости, заплывает далеко в море, ездит по побережью, навещает дорогой его сердцу Севастополь, наслаждается, слушая музыку, читает новые книги. И вот он снова в Москве, полный энергии и новых планов. Оружие сделано, и мы его сделали, чтобы сохранить мир на земле. Наша забота — дать счастье человечеству. Атомная энергия должна служить человеку.
Еще в 1949 г. Курчатов начал работать над проектом атомной электростанции. Через год, когда он взялся за управляемые термоядерные реакции, он просил Правительство освободить Лабораторию № 2 от работы по сооружению электростанции. Проект и строительство ее были переданы в институт, которым руководил Д. И. Блохинцев в Обнинске под Москвой.
Проект был успешно закончен. Курчатов все время следил за осуществлением строительства, проверял, помогал. Атомная электростанция — вестник мирного использования атомной энергии. Наша атомная электростанция должна быть первой в мире!
Пуск электростанции становится на ближайший период главной задачей Курчатова. В последние недели перед пуском он переезжает в Обнинск. Как всегда, детально вникает в важнейшие вопросы, добиваясь полнейшей ясности. Проверяет и убеждается, что выброс газов не создает радиационной опасности ни для станции, ни для окружающей местности. Внимательно изучает систему управления и аварийной остановки атомного котла. Недоволен тем, что не удается четко регистрировать уровень воды во вторичном контуре, из которого пар будет поступать на турбину. Ознакомился с тщательно подготовленным теоретическим анализом возможных источников аварии. Так как расчеты показали, что затопление кладки повышает реактивность, Курчатов провел опыты по ее затоплению. Всю серию опытов по пуску котла составил сам, обсуждая ее с Александровым, Доллежалем, Блохинцевым, Алихановым, Фурсовым и участниками изготовления и монтажа оборудования станции.
После первых пусков котла на нулевой мощности Курчатов дал команду поднимать температуру воды в первичном контуре, сам непрерывно следил за приборами. Когда, наконец, из одного контрольного крана вторичного контура пошел пар, Игоря Васильевича поздравили с «легким паром» и хотели прекратить разгон котла. Но Курчатову не терпелось, он настоял на продолжении подъема мощности, когда, наконец, турбина заработала и генератор дал первый ток.
Курчатов ликовал и веселился, как ребенок.
Это произошло 27 июня 1954 г. Первая в мире атомная электростанция вступила в строй.
Сделан еще один важный шаг в атомной проблеме.
Атомная промышленность выросла и продолжает расти дальше. В стране есть атомное горючее — об этом неустанно заботился Курчатов. Выросли и молодые кадры. Затягиваются страшные раны, нанесенные войной: ведь осталось мало людей на 5, 10, 15 лет моложе Курчатова — они полегли на полях сражений. Курчатова окружает молодежь, которая в страшном 1941 г. ходила в школу; та молодежь, которая, простившись под грохот зениток с отцами, уходившими на фронт, уезжала с матерями на восток. Эта молодежь многое пережила, многое передумала. Сейчас эти юноши и девушки окончили вузы, их руки надежны, их знания крепки. Они подхватывают и уверенно претворяют в жизнь дело, начатое Курчатовым. Игорь Васильевич с цостыо смотрит на молодые оживленные лица, появившиеся на семинарах и совещаниях, прислушивается к пульсу молодости. Им, молодым, предстоит продолжать начатое Курчатовым. Он заботливо учит их и незаметно перекладывает на их молодые плечи дела и заботы.
Весь день у Курчатова заполнен до отказа. К нему обращаются со всех концов страны. Он трижды Герой Социалистического Труда, он избран в Президиум Академии наук СССР, он депутат Верховного Совета СССР, его широко знают во всей стране, высоко ценят. Его мнение бывает решающим. Ему легко осуществлять задуманное. К нему обращаются за поддержкой. Он помогает во многих замыслах. Все, за что он берется, начинает жить и быстро развиваться.
Курчатов собирает Всесоюзное совещание по ускорителям, прислушивается к дискуссиям и поддерживает предложение о сооружении ускорителя многозарядных ионов для получения трансурановых элементов. Немедленно начинается проектирование. В. Л. Ванников выдвигает идею создания водо-водяных атомных котлов — котлов, где вода одновременно и замедлитель нейтронов, и теплоноситель. Курчатов развивает эту идею. Проектирование и строительство новых котлов идет быстрыми темпами.
На площадке Лаборатории в Москве становится тесно — не развернуться на ней со всеми атомными котлами, горячими лабораториями, ускорителями. Курчатов задумывает создание филиала под Москвой или под Горьким. В кабинет к нему заходят изыскатели, проектанты; группы выезжают на места. Его давний друг А. П. Александров предлагает строить судовые атомные двигатели, строить атомный ледокол. Они вместе обращаются в Правительство, начинается новое грандиозное дело.
Приближается Первая международная конференция по мирному использованию атомной энергии. Курчатов возглавляет подготовку советской делегации, хотя сам на конференцию не едет. Обсуждает и правит тексты докладов, заслушивает перед отъездом выступления главных докладчиков. Потом внимательно следит за ходом конференции, которая проходила в Женеве в 1955 г., подводит ее итоги.
— Да, международные встречи необходимы. Мы многому научились. Развеяны сомнения, исчезло взаимное недоверие. Узнали свои слабые стороны.
Но какова же главная задача Курчатова? Влиять через Президиум Академии наук на развитие физики в Советском Союзе? Обращаться в Правительство по делам своей Лаборатории и поддерживать другие институты? Следить за атомной промышленностью и способствовать развитию ее главных отраслей?
Во всем этом Курчатов будет участвовать, но это идет и без него. А всю жизнь Курчатов брал в свои руки самое важное, что определяло перспективу отечественной науки, что было важнее всего для страны, что, он надеялся, принесло бы больше радости людям на земле.
Вернется ли он к ядерной физике? Возьмется ли развивать оболочечную модель ядра? В домике Курчатова, в роще на территории Лаборатории № 2, собираются московские и ленинградские физики (молодое поколение!), обсуждают новости науки о ядре. Курчатов, как в молодости, сам просматривает все отечественные и иностранные журналы, обсуждает, вникает во все детали и за короткий срок снова в курсе всех новостей о ядре. Но здесь не те масштабы, не те перспективы! Многозарядные ионы и получение новых трансурановых элементов? Для этого проектируется крупнейший циклотрон. Флёров воодушевлен, готовит средства обнаружения новых, еще не существующих элементов. Теоретики вместе с Флёровым предсказывают свойства еще не полученных атомных ядер. Надо, конечно, надо их получать, и получать не мешкая. Но и эта задача мала для Курчатова.
Атомные котлы (или ядерные реакторы, как их начали называть) — детище Курчатова. Но все принципиальные и физические вопросы здесь решены. За реакторы взялись инженеры. Целые институты и конструкторские бюро заняты их разработкой. Курчатов следит за их развитием, но они все дальше уходят от него в самостоятельную жизнь.
Искать пути создания магнитного термоядерного реактора? Получать атомное горючее на нем уже не нужно — с этой задачей успешно справляется атомная промышленность. Зато получить энергию в мирных целях за счет превращения водорода в гелий — осуществить управляемую термоядерную реакцию — вот важнейшая генеральная задача науки, определяет Курчатов.
Это гигантская благородная задача. Скоро ее не решить. Она не по плечу одному коллективу, работающему в Лаборатории № 2 уже пятый год.
Надо шире развернуть работу и в других институтах. Незачем ее и засекречивать. Открытые обсуждения помогут быстрому развитию исследований. Но американцы и англичане засекречивают работы по термоядерным реакциям.
«Нам, советским ученым, — говорит Курчатов на XX съезде партии, — хотелось бы работать над решением этой важнейшей для человечества научной проблемы вместе с учеными всех стран мира, в том числе и с учеными Америки, научные и технические достижения которых мы высоко ценим. Для того чтобы это стало возможным, нужно только одно — чтобы правительство Соединенных Штатов Америки приняло предложение Советского Союза о запрещении атомного и водородного оружия, за что неустанно борется наша партия».
Если ученые, создавшие атомное оружие, поймут друг друга во всем, дипломатам легче будет договориться о его запрещении.
Защите мира решает Курчатов отдать последние годы своей жизни. Управляемые термоядерные реакции должны стать результатом сотрудничества ученых и инженеров всех стран.

продолжение книги...