Неотложные задачи выполнены


вернуться в оглавление книги...

И. Н. Головин. "Игорь Васильевич Курчатов"
"Атомиздат", Москва, 1978 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

НЕОТЛОЖНЫЕ ЗАДАЧИ ВЫПОЛНЕНЫ

Приближался завершающий этап. Горючего накоплено достаточно, свойства его атомных ядер изучены. Основываясь на расчетах физиков и математиков, конструкторы создали модели оружия.
Но прежде чем произвести решающее испытание на полигоне, от которого зависело так много, Курчатов привлек лучших физиков-экспериментаторов к тщательной проверке того, как будет развиваться цепная ядерная реакция в созданной конструкции. Опыт шел за опытом с величайшими предосторожностями, чтобы не выпустить реакцию из-под контроля, но в то же время чтобы как можно ближе подойти к условиям, которые будут наблюдаться при взрыве. Сомнений больше нет! Все сделано правильно. Курчатова торопят выполнить решающий эксперимент — произвести первый взрыв. Наступил самый напряженный момент. Ответственность за испытание Правительство возлагает на Курчатова. В период подготовки и проведения взрыва ему подчиняются все участники испытаний: и воинские части, и гражданские лица. Надо сделать все, чтобы взрыв получился ожидаемой большой мощности. Но по законам случайностей есть небольшая вероятность, что он не удастся или будет уменьшенной силы. Как пойдет дальше работа в случае неудачи? Если первое испытание сорвется, все будут подавлены, нервы не выдержат напряжения, чтобы хорошо подготовить второе испытание. Поэтому Курчатов торопит с изготовлением второго экземпляра бомбы.
Взрыв должен многому научить и конструкторов оружия, и военных стратегов. Готовится разнообразная аппаратура для регистрации всех характеристик взрыва. В зоне будущего взрыва воинские части строят дома и другие инженерные сооружения, расставляют танки и артиллерийские орудия, которые на себе должны испытать силу взрывной волны и быть свидетелями успеха или неудачи. Для испытания биологического воздействия излучений в разных местах размещают животных — безгласных жертв достижений человека. Наконец, строят укрытый командный пункт, откуда будет произведен взрыв, и блиндажи — лаборатории, где конструкторы и авторы физических разработок будут регистрировать процесс развития взрыва.
Непосредственно на полигоне собираются создатели всех узлов оружия. Руководители — физики и инженеры — своими руками доводят их до необходимой надежности. Работа идет круглосуточно. Курчатов и Завенягин лично следят за всеми приготовлениями, ведь от этого зависит успех испытания. Их обоих можно видеть то на месте будущего взрыва, то в помещениях сборки узлов бомбы, то в бетонированных блиндажах — лабораториях.
Окончательная сборка бомбы ведется под неослабным наблюдением Курчатова и Завенягина. Наконец ее поднимают на башню, где она будет взорвана.
Испытание на рассвете 29 августа 1949 г. прошло успешно в присутствии Верховного командования Советской армии, руководителей Партии и Правительства.
Физики, создатели бомбы, увидев ослепительный свет, ярче, чем в самый яркий солнечный день, и грибообразное облако, уходящее в стратосферу, с облегчением вздохнули. Свои обязательства они выполнили. Никто не впал в смятение, подобно физикам США, собравшимся отовсюду и сделавшим оружие для армии чужой для многих из них страны, правительство которой использовало его против мирного населения Хиросимы и Нагасаки.
Советские физики знали, что они создали оружие для своего народа, для своей армии, защищающей мир. Их труд, бессонные ночи, огромное напряжение, все возраставшее в течение этих последних лет, не пропали даром: они выбили козырь из рук американских атомщиков-политиканов.
После коротких торжеств Курчатов не сразу распустил участников испытания по домам. Он задержал всех на неделю, дал улечься волнению и отпустил, нацелив на второй, еще предстоящий этап атомной эпопеи.
Когда в 1947—1948 гг. в американской печати появлялись статьи, пугавшие сверхбомбой, якобы готовящейся в США, наше Правительство запросило Курчатова и других физиков дать разъяснение, на чем основан этот шантаж. Основания были. Кроме урановой или плутониевой бомбы с цепной реакцией деления возможна другая — водородная с превращением водорода в гелий и гораздо большим выделением энергии при равной массе заряда.
Еще не все силы советских физиков были мобилизованы на создание атомной бомбы. Курчатов советует привлечь и ученых старшего поколения, стоявших в стороне от атомных дел, и новое молодое поколение физиков и инженеров, которых война застала в университетах и институтах. Ко дню испытания первой атомной бомбы работа теоретиков шла уже полным ходом и показала, что водородное оружие может быть в сотни и тысячи раз мощнее атомного.
После двух месяцев передышки Курчатов начинает новое наступление. Он то в Москве, то вдали от нее помогает быстрейшему развитию атомной промышленности. На короткие периоды возвращается к себе, в Лабораторию № 2. Здесь проводит в первую очередь те работы, которые наиболее важны для атомной промышленности и которые необходимы для создания водородной бомбы. Но в то же время он использует и новые возможности. Появился в достаточном количестве уран, обогащенный легким изотопом. Теперь можно строить атомные котлы для электростанций. Курчатов вносит предложение в Правительство, получает одобрение, и начинается строительство первой атомной электростанции.
Атом должен служить миру. Советское правительство, создавая оружие для обуздания агрессоров, начинает внедрять атомную энергию в народное хозяйство, медицину, широко поддерживает научные исследования, имеющие принципиальное познавательное значение.
В ноябре 1952 г. на атолле Эниветок в Тихом океане американцы взрывают водородное устройство и объявляют на весь мир, что у них есть водородное оружие. Но это не так. Как впоследствии признали и сами американцы, это было лишь очень громоздкое и нетранспортабельное устройство, основанное на принципах, не пригодных для изготовления оружия.
Курчатов со всеми участниками создания нового грозного оружия наращивает темп работы. Наряду с конструированием проводятся опыты по исследованию разных вариантов. Математики ведут сложнейшие расчеты. Готовится разнообразная аппаратура для регистрации ядерных реакций, которые произойдут во время взрыва. К разработке водородного оружия привлечены лучшие советские физики-теоретики и экспериментаторы, механики, математики и многие крупнейшие специалисты из других областей науки и техники. Сделаны настолько детальные расчеты, что авторы твердо уверены в силе взрыва.
Но Игорь Васильевич требует создания аппаратуры, которая помогла бы понять процессы в случае, если взрыв окажется слабым.
Особое внимание Курчатов уделяет вопросам безопасности. Ведь при взрыве образуются десятки килограммов радиоактивных продуктов. Взрыв будет произведен на земле и радиоактивное облако поднимется в стратосферу. Рано или поздно оно осядет на поверхность земли. На Курчатове лежит ответственность за то, чтобы не было жертв. Но с испытанием медлить нельзя. Международная обстановка требует срочных действий. Напряженная работа предыдущих лет уже сказалась на здоровье Курчатова. Несколько раз у него так сильно кружилась голова, что пришлось лечь в постель. Врачи определяют спазмы сосудов головного мозга. Вновь приступая к работе, Курчатов со свойственным ему задором говорит друзьям: «У меня был микрокондрашка!» И на здоровье не жалуется. Возглавить испытание Правительство вновь поручает ему.
На полигоне опять, как и в 1949 г., собираются тысячи участников. Присутствуют руководители Партии и Правительства, командный состав всех родов войск, многочисленные инженеры и конструкторы, но испытание возглавляют физики-экспериментаторы и теоретики.
Под утро 12 августа 1953 г. еще до восхода солнца над полигоном раздался сокрушительный термоядерный взрыв. Создавшие бомбу ученые, конструкторы, рабочие, тысячи других участников почувствовали, как вздрогнула земля, и увидели всепроникающий ослепляющий свет. Глухо стучало сердце Главного теоретика, застыли в молчании руководители работ, все многочисленные участники испытаний, случайные свидетели преждевременной зари — жители отдаленных населенных пунктов.
Выждав время, необходимое для спада радиоактивности, на место взрыва выезжают в танках медики и биологи. Получив от них сведения об уровне активности, к эпицентру направляются Курчатов, Завенягин, солдаты, офицеры, научные работники, ведущие измерения.
На месте металлической башни, где была снаряжена водородная бомба, — широкое углубление в виде тарелки. Башня уничтожена вместе с бетонным основанием. Весь металл и бетон испарились. Почва вокруг превратилась в спекшуюся стекловидную массу, желтую, испещренную трещинами, покрытую оплавленными комками. Чем дальше от эпицентра, тем тоньше желтая оплавленная корка под гусеницами танков, еще дальше -- обугленная земля и, наконец, сохранившаяся трава. И в этой траве изумленные зрители видят беспомощных птиц. Свет разбудил их, они взлетели, но излучение спалило им крылья и выжгло глаза.
Приборы записали все, что надо было, о взрыве. Разрушенные и отброшенные танки, орудия, опрокинутый паровоз, снесенные взрывной волной бетонные стены, сожженные деревянные постройки — все, что было приготовлено на полигоне для контроля, подтвердило точность сделанных расчетов. Взрыв первой в мире водородной бомбы прошел успешно.
Разбита не только атомная монополия США, развеян миф о превосходстве американской науки.
Умом советских ученых, руками советских рабочих создана первая в мире водородная бомба. Только в марте 1954 г. американцы сумели повторить то, что было создано полгода назад в Советском Союзе.
Неотложные задачи успешно решены, но Курчатов не из тех, кто может почивать на лаврах. Его бурная деятельность продолжается.

продолжение книги...