Ленинградский физико-технический институт


вернуться в оглавление книги...

И. Н. Головин. "Игорь Васильевич Курчатов"
"Атомиздат", Москва, 1978 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

ЛЕНИНГРАДСКИЙ ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Ленинградский физико-технический институт в 20-е годы был центром физики в Советском Союзе.
Энтузиазм, смелые творческие искания, тематика, связанная с актуальными проблемами современной физики, налаженный контакт с зарубежными учеными — все это способствовало быстрому росту молодых кадров.
Институт, созданный в 1918 г. под руководством А. Ф. Иоффе, быстро рос. В 1930 г. он объединял три отдела: физико-технический (им непосредственно руководил А. Ф. Иоффе), отдел химической физики во главе с Н. Н. Семеновым и электрофизический отдел А. А. Чернышева. В институте работали многие талантливые физики того времени. Молод институт, молоды и его сотрудники: большинством лабораторий руководила молодежь. Многие из них не достигли и тридцати лет.
В трех кварталах на Лесном, разделенных Яшумовым переулком и Приютской улицей, размещались разбросанные по многим зданиям лаборатории Д. А. Рожанского, В. К. Фредерикса, А. И. Алиханова, Н. Н. Давиденкова, Я. Г. Дорфмана, И. К. Кикоина, Л. А. Арцимовича, Н. Н. Семёнова, А. А. Чернышева, И. В. Обреимова, А. К. Вальтера, Ю. Б. Харитона, В. Н. Кондратьева и многих других, позднее ставших широко известными учеными. Постепенно лаборатории перестраивались, изменялся их состав, из института выделились группы лабораторий в самостоятельные институты. В Физтехе, так кратко называли институт, действовала Инженерная академия, в которой обучали физике производственников, так как девизом института была помощь промышленности. Мастерские были ничтожны и насчитывали по 5—7 человек. У Чернышева специальная большая мастерская (15—20 человек!) изготовляла электрометры Эдельмана и Томсона, которые шли на продажу. Натягивание микронных нитей в эдельмановских электрометрах производили сами физики, и это считалось первым экзаменом в экспериментаторском искусстве. Молодежь, поработавшая в лабораториях за границей, написала книгу «Техника физического эксперимента», ставшую настольным руководством во всех институтах нашей страны вплоть до самой войны и, к сожалению, полностью забытую в настоящее время.
В стеклодувной, расположенной в главном здании под библиотекой, замечательный стеклодув, почтенный энтузиаст своего дела Николай Гаврилович Михайлов готовил достойную смену. Воспитанные им стеклодувы братья Петушковы на протяжении двадцати лет обеспечивали экспериментаторов Москвы, Ленинграда и Харькова своими виртуозно выполненными приборами.
В институте Г. М. Франк под руководством А. Г. Гурвича работал над знаменитыми митогенетическими лучами. Тут же Н. Н. Семенов создавал основы своей теории цепных химических реакций. Здесь трудились будущие свердловчане Я. Г. Дорфман, И. К. Кикоин, Я. С. Шур, создатели Украинского физико-технического института А. И. Лейпунский, К. Д. Синельников, А. К. Вальтер.
Теоретическую физику развивали Я. И. Френкель, Л. Д. Ландау, М. И. Бронштейн. Летом 1930 г. на Всесоюзном съезде физиков, проходившем в Одессе, А. Ф. Иоффе обратил внимание на работы киевлян А. П. Александрова, Д. Н. Наследова и П. В. Шаравского и пригласил их к себе в Ленинград.
Первое, что потрясало молодежь, впервые попадавшую в Физико-технический институт — институтские семинары. В них принимали участие все маститые физики Ленинграда. Часто приезжали Д. С. Рождественский, В. А. Фок и иногородние гости. В семинарах непременно участвовала вся институтская молодежь. Заседания вел А. Ф. Иоффе. Кратко сообщались новости науки, затем докладывали свои работы в области физики твердого тела, физики диэлектриков, электроники. Всегда сияющий патриарх науки А. Ф. Иоффе ясно и четко комментировал все доклады. Доводил до полной физической ясности сообщения теоретиков. На семинарах полагалось задавать вопросы: никто не должен уходить, не поняв сути дела. Часто разгорались дискуссии. Не расходились, не разобрав, что можно считать доказанным, а что требует дальнейших исследований. Каждый научный сотрудник обязан был докладывать результаты своих исследований. Если кто-либо в течение года ни разу не выступил, Абрам Федорович приглашал к себе и убедительно объяснял, что ему лучше заняться преподаванием или другим делом, и «виновный» покидал институт. Эти семинары каждого участника за год-два делали физиком!
Позднее для воспитания молодежи Абрам Федорович не стеснялся применять более жесткие меры. Каждый молодой физик обязан был еженедельно заходить к нему, приносить аннотации прочитанного за неделю и кратко излагать почерпнутые сведения. Карточки с аннотациями А. Ф. Иоффе бережно хранил у себя. Сотрудники обязаны были ежедневно бывать в библиотеке, просматривать журналы, на страницах которых они постоянно находили надписи, сделанные рукой Абрама Федоровича: «Курчатову», «Александрову», «Кобеко»... Попробовал бы кто-нибудь не прочесть статей, адресованных Абрамом Федоровичем! Последовало бы весьма неприятное объяснение.
Каждую неделю Иоффе заходил в лаборатории на час-полтора, садился, расспрашивал о сделанном. Если результатов было мало или они не были осмыслены, он начинал скучать и уходил. Это очень сильно подстегивало.
Дружба, взаимопомощь — основной стиль работы института. Учили друг друга физике. Приборов было мало, и тонкое рукоделие ценилось наравне с глубиной и стройностью мысли.
Дорожа своими учениками, А. Ф. Иоффе никогда не ограничивал их свободы. Многих на длительный срок посылал за границу учиться. Свои сильнейшие лаборатории он отделил от института, помог им выехать в Свердловск, Харьков, Томск, где они превратились в самостоятельные мощные институты.
Могучий талант физика-экспериментатора Курчатова расцвел на этой благодатной почве. Уже своими первыми работами Игорь Васильевич завоевал в институте научный авторитет и вскоре стал одним из ведущих сотрудников. Принятый в 1925 г. ассистентом, он вскоре получил звание научного сотрудника первого разряда, затем старшего инженера-физика и в 1930 г. в возрасте двадцати семи лет стал заведующим крупной лабораторией.
Наряду с исследовательской работой Курчатов читал специальный курс физики диэлектриков на физико-механическом факультете Ленинградского политехнического института и в Педагогическом институте. Блестящий лектор, он владел искусством передавать физический смысл описываемых явлений и пользовался большой любовью молодежи. Он часто рассказывал о результатах своих исследований, побуждал у молодежи интерес к науке.

продолжение книги...