Первые годы в Томске


вернуться в оглавление работы...

Л. П. Сергиевская. "Порфирий Никитич Крылов"
Новосибирск, областное изд-во, 1952 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение работы...

ПЕРВЫЕ ГОДЫ В ТОМСКЕ

В Сибири строился Томский университет. Строительством университета ведал попечитель Западно-Сибирского учебного округа В. М. Флоринский, который и пригласил Порфирия Никитича на службу в первый сибирский университет для организации при нём ботанического сада и гербария. Крылов с радостью принял это заманчивое предложение. Сибирь, почти не затронутая исследователями, влекла своей обширностью, новизной, девственной природой; там было где приложить кипучую энергию, осуществить широкие замыслы.
В конце июня 1885 г. П. Н. Крылов выехал из Казани в Томск. Путь от Казани до Перми совершён был на пароходе, от Перми до Камышлова по железной дороге, от Камышлова до Тюмени на лошадях, от Тюмени до Томска — снова на пароходе. От Камышлова до Тюмени ехали на 13 лошадях. Для организации ботанического сада Порфирий Никитич вёз с собой 700 горшков оранжерейных растений. Благодаря хорошей укупорке, растения превосходно выдержали дальнюю дорогу. Для них были сделаны специальные плетёные из ивовых прутьев большие корзины, устланные мхом, которым были также отделены и горшки друг от друга. Для ухода за растениями Порфирий Никитич взял с собой своего родственника И. П. Пономарёва и рабочего Габитова, который впоследствии стал садовником. Чтобы сохранить растения, двигались медленно. В Томск приехали 23 июля.
С переездом в Томск П. Н. Крылова стал стремиться в Сибирь и С. И. Коржинский. Между ними была оживлённая переписка. Как известно, царское правительство медлило с открытием Томского университета, боясь свободолюбивой и революционной молодёжи. «Что же Томский университет, откроется ли когда-нибудь?» — нетерпеливо спрашивал С. И. Коржинский у П. Н. Крылова. Когда же наконец открытие состоялось, Коржинский занял кафедру ботаники, но через 4 года перевёлся в Петербург, в Академию наук.
Тотчас по приезде в Томск Порфирий Никитич приступил к основанию Ботанического сада и гербария (называвшегося тогда Ботаническим музеем). Здание университета было уже выстроено.
Интересны первые впечатления Порфирия Никитича по приезде в, Томск. Сохранились копии его писем к казанским товарищам. В одном из них П. Н. Крылов пишет: «Университетское место является пока, впрочем ненадолго, почти девственным; в три экскурсии я собрал на нём более 300 видов туземной флоры. Место живописное, разнообразное, очень пригодное для ботанического сада. Есть в нём берёзовые рощицы, лужки, тенистые овраги, открытые склоны, болота и довольно большое озерко. Университет своим наружным видом производит приятнее впечатление. Хотя и можно было бы его сделать покрасивее, тем не менее это лучшее здание в Сибири...
Самый город производил бы не очень плохое впечатление, если бы не бесконечное море грязи, в котором он буквально погружён в настоящее время.
Университет стоит хотя на краю города, тем не менее вблизи некоторых важных пунктов, каковы: почта, телеграф, присутственные места, театр же стоит лишь через дорогу, напротив университетских ворот».
С первых же дней Порфирий Никитич приступил к творческой, созидательной работе — планировал, строил, разбивал. Перед главным зданием университета он насадил великолепный парк, равного которому нет в Сибири. Он собрал сюда многие деревья и кустарники Сибири. И не только «сибиряков» привлёк он украшать первый сибирский университет. Он посадил здесь и не свойственные Сибири — вяз, клён, канадскую иргу, лещину, жасмин, дуб и др.*.

* * *
Прошли годы. Пышно разросся посаженный П. Н. Крыловым в 1885 г. университетский парк. Величественно и как бы задумчиво стоят группы из ели и сибирской пихты.
--------------------------------------------------------------------
* В 1938 г. был очень неудачно посажен в парке университета американский клён, через несколько лет закрывший красивый пейзаж. В 1951 г. американский клён почти весь помёрз, испортив вид парка сухими ветвями.
--------------------------------------------------------------------
Как-то особенно торжественно шумят сибирские кедры, привлекающие взор своей красивой кроной и длинной тёмнозелёной хвоей. Под сенью их стоят скамейки, и на них всегда кто-нибудь отдыхает. Кедр ещё молод. Ему всего сейчас около 80 лет, а впереди у него ещё столетия жизни. Необычайно красива большая группа могучих серебристых тополей, выделяющихся на общем зелёном фоне своей оригинальной серебристой листвой. Великолепно чувствуют себя тенистые липы, полукругом окаймляющие с обеих сторон фасада боковые дорожки, ведущие к главному входу университета. Художественно размещены группы сирени, таволги, караганы, рябины, жимолости, черёмухи и лиственниц. Между ними раскинулись естественные лужайки. В июне здесь всё цветёт и благоухает. Пернатые певцы, которых так любил Порфирий Никитич, не смолкая поют и щебечут, скрываясь в густой листве, а по ночам звонко и мелодично поют соловьи, наши любимые и желанные гости.
В первые же месяцы создания Ботанического сада здесь были начаты работы по строительству главной оранжереи, выстроена тепличка, сделано 14 парников, заготовлено большое количество разной земли для посадки оранжерейных и тепличных растений, заложен питомник древесных и кустарниковых пород, где успели посеять 35 видов. Кроме того, был заложен систематикум (живой гербарий), рассчитанный на 2000 видов травянистых растений. К систематикуму прилегал дендрариум, который предназначался для древесных и кустарниковых пород растений. Одновременно был создан питомник лекарственных растений, в котором культивировались ландыш, наперстянка, валериана, различные виды ревеня и др. Вскоре был заложен и плодовый отдел.
Таким образом, все основные работы Порфирием Никитичем произведены с конца июля до наступления зимы. Так было положено основание первому в Сибири Ботаническому саду, о котором знаменитый ботаник на протяжении десятков лет неустанно заботился. При очень ограниченных средствах и малом штате он сумел широко поставить все отделы сада на должную высоту, и Ботанический сад университета пользовался заслуженной славой.
В плодовом отделе П. Н. Крылов успешно культивировал зимостойкие сорта яблонь средней полосы Европейской России. В одну из суровых зим начала 900-х годов эти яблони были повреждены морозом, после, чего он придал им стланцевую форму, чем и сохранил их на многие годы.
В настоящее время осталось 14 яблонь, посаженных П. Н. Крыловым, относящихся к 8 сортам: Анис алый, Анис полосатый, Антоновка, Боровинка, Титовка, Шип, Папировка. Возраст их ориентировочно определяется, no-крайней мере, в 50 лет. Они прекрасно плодоносят, давая до 100—108 кг крупных яблок с дерева. С этих яблонь в течение десятилетий взяты многочисленные черенки для прививок и размножения, они сыграли громадную роль в распространении садоводства в Сибири. В Ботаническом саду сохранились сеянцы П. Н. Крылова, известные под №№ 300, 307, 340 и 347. Они вполне перспективны для садов Томской области.
Кроме яблонь Порфирий Никитич культивировал в саду различные виды ягодных растений — крыжовник, алданский виноград, различные виды смородины, малину и др. Не подлежит сомнению, что Порфирий Никитич держал связь с И. В. Мичуриным. К сожалению, переписка за многие годы не сохранилась, но на одной черновой записи в числе других лиц, с которыми учёный вёл переписку, значится и имя И. В. Мичурина.
В 1894—95 гг. П. Н. Крылов ставил в Ботаническом саду опыты по разведению шелковичного червя. В то время в питомнике было уже 200 экземпляров белой шелковицы (тутового дерева), достигшего 9-летнего возраста, листья которого и служили пищей для гусениц. В условиях Томска тутовое дерево хорошо росло в виде кустарника, достигая к осени около 2 метров высоты и давая обильную листву. Двухлетние опыты по разведению шелковичного червя доказали полную возможность шелководства в Сибири. Постановка опыта обстоятельно описана П. Н. Крыловым в книжке «Опыты разведения шелковичного червя в Томске», опубликованной в 1896 г.
Порфирий Никитич горячо любил своё создание - Ботанический сад, лелеял и оберегал каждое растеньице, заботился о пополнении оранжереи новыми растениями. Для работы в саду он подбирал любящих и преданных делу людей.
Три отделения большой оранжереи были переполнены различными растениями. Здесь посетители могли видеть великолепные пальмы, бананы, бамбук, ананас, агавы, магнолии, даммару, казуарины, драцены, ливанский кедр, криптомерии, араукарии, кипарисы, камфарное, кофейное, чайное дерево и много других.
В теплицах было много цветущих растений — примулы, цикламены, гвоздики, розы, хризантемы, гортензии и другие.
С большой любовью учёный ботаник развивал все отделы сада. Систематический отдел он пополнял путём обмена и выписки интересных растений из других садов, многие же виды привозил из своих многочисленных экспедиций. В дендрариуме в 20-х годах росло 90 видов деревьев и кустарников. Здесь был дуб, лещина, аралия маньчжурская, амурская сирень, различные жимолости, розы, даурский рододендрон, курильский чай, дрок красильный и много других видов замечательных растений.
Порфирий Никитич тяжело переживал разного рода неполадки: недостаток средств, штата, невозможность ремонта к т. п. В годы гражданской войны недоставало топлива, оранжереи были в опасности. Но заботами П. Н. Крылова и преданностью персонала, оранжереи были спасены. Садовник А. И. Сурин вспоминает, как сам Порфирий Никитич ходил с ним пилить дрова.
В 1928 г., уже почти 78 лет, Порфирий Никитич по состоянию здоровья оставил заведование Ботаническим садом, но до конца своей жизни не переставал о нём заботиться.
Созданный П. Н. Крыловым Ботанический сад при Томском университете заботами советского правительства поставлен в самые наилучшие условия для дальнейшего развития и процветания. Сад получил большой участок земли за городом, штат его стал в 25 раз больше, чем был при Порфирии Никитиче. Ежегодно на ремонт и строительство сада отпускаются большие средства.

продолжение книги...