Великая крестьянская война 1628-1645 гг. Начало борьбы китайского народа против маньчжурских завоевателей


вернуться в оглавление учебника...

Р.Ф.Итс, Г.Я.Смолин. "Очерки истории Китая с древнейших времен до середины XVII века"
Учпедгиз, Л., 1961 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Глава XII
ВЕЛИКАЯ КРЕСТЬЯНСКАЯ ВОЙНА 1628-1645 гг.
НАЧАЛО БОРЬБЫ КИТАЙСКОГО НАРОДА ПРОТИВ МАНЬЧЖУРСКИХ ЗАВОЕВАТЕЛЕЙ


В первой четверти XVII в. усложнилось внешнеполитическое и внутреннее положение Минской империи. С конца XVI в. на северо-востоке независимости Китая стали угрожать воинственные племена чжурчжэней, с 1636 г. принявших название маньчжуров.
В конце XVI в. энергичный вождь одного из племенных объединении Нурхаци в ходе двадцатилетней борьбы подчинил и объединил под своей властью племена, жившие в северной и центральной частях Маньчжурии. В 1616 г. он провозгласил себя ханом и дал основанной им династии наименование Цзинь, подчеркнув тем самым преемственность власти и свое родство с чжурчжэньской империей, господствовавшей в Северном Китае в XII— XIII вв. Созданное Нурхаци государство, процесс образования которого завершился к 1625 г., носило раннефеодальный характер, но в нем все еще сильны были пережитки родового строя. Рабы наделялись землей и превращались в крепостных. Опорой молодого государства была армия, состоявшая вначале из 4, а затем из 8 подразделений («знамен»). В каждом из этих знамен вместе с воинами состояли члены их семей. В свободное от военных действий время все они занимались ремеслами и земледелием.
Большое число захваченных в плен китайцев и корейцев было обращено в рабов маньчжурской военно-феодальной знати. При Нурхаци была введена новая («маньчжурская») письменность, вытеснившая чжурчжэньскую и монгольскую.
С 1609 г. Нурхаци прекратил выплату дани Китаю, под протекторатом которого находились до этого маньчжурские племена. Провозгласив себя ханом, он сразу заявил, что правит по воле неба, недвусмысленно давая тем самым понять, что он уже не желает править по воле китайского императора.
В 1618 г. началась первая полоса маньчжурских завоеваний в Китае. Крайне ослабленная внутренними противоречиями, Минская империя оказалась не в состоянии сдержать натиск нового врага. Китайскую армию постиг ряд неудач. Поспешно переброшенные на маньчжурский фронт четыре армии были сильно потрепаны в боях, и лишь одной из них удалось после отступления к крепости-заставе Шаньхайгуань на ряд лет задержать наступление вражеских полчищ.
При преемнике Нурхаци, хане Абахае, продолжались войны с Китаем, началось вторжение в Корею, которая была окончательно покорена в 1637 г., и завоевана вся Внутренняя Монголия. Неоднократно маньчжурская конница почти безнаказанно нападала на провинции Хэбэй, Шаньдун, Хэнань и подступала к самому Пекину.
В 1636 г. Абахай принял титул императора и переименовал династию, назвав ее Цин. Во многом формы организации государственного управления были заимствованы у Китая.
Таким образом, на северо-востоке Минская империя лишилась большой территории. Кроме того, в результате вторжений западноевропейских колонизаторов и набегов японских пиратов были утрачены прежние экономические и политические позиции в странах Южных морей и контроль над морскими путями в Юго-Восточной Азии.
Военные неудачи обостряли и без того напряженную обстановку в Китае. Они дискредитировали правящие верхи империи. Возросшие военные расходы требовали новых поборов. В 1618 г. был введен дополнительный земельный налог на «снабжение армии в Ляодуне». В 1620 г. он составил сумму в 5200 тысяч лян. За одно десятилетие общие размеры налогообложения населения увеличились на 50%. Вводились новые таможенные пошлины, соляной налог и т. п. Особое недовольство в стране вызвало введение налога на уголь, отданного на откуп клике евнухов. В течение 15 лет в стране произошло несколько сот выступлений против этого налога.
Тяжким бременем на плечи народа ложились непомерные расходы на содержание императорской семьи и двора. Только в 1599 г. из государственного казначейства на покрытие издержек, связанных с женитьбой императорских сыновей, ушло 24 млн. лян серебра. Огромных средств требовало широкое дворцовое строительство. Знать разворовывала казну.
Чашу терпения весьма многочисленного слоя сельского населения переполнило решение правительства о закрытии почтовых станций и рудников, в результате чего тысячи крестьян лишились дополнительного заработка.
Минское правительство и местные феодалы всячески стесняли деятельность городского купечества и мануфактуристов, жестоко угнетали ремесленников и низшие слои населения городов. В этом кроется причина небывало широкого участия горожан в крестьянской войне 1628—1645 гг., что составляет ее отличительную особенность.
Китай переживал тяжелый кризис. Спасти страну могло только одно: уничтожение феодального строя. Эту историческую задачу стихийно пытались решить народные массы в ходе крестьянской войны 1628—1645 гг.
С начала 20-х гг. XVII в. в ряде районов страны, подобно пламени, одно за другим вспыхивали антифеодальные восстания, одним из первых среди них было восстание китайцев и народности мяо на территории Гуйчжоу, Гуанси, Сычуани и Юньнани. Минское правительство лишь через несколько лет ценой больших усилий заставило их покориться. Однако часть крестьянских отрядов, уйдя в горы, вскоре возобновила борьбу.
В 1622 г. началось восстание в Шаньдуне. Здесь еще раньше оживило свою деятельность старинное тайное общество «Белый лотос». В течение довольно продолжительного времени оно подготавливало вооруженное выступление крестьян и горожан. Когда восстание началось, на территории нескольких уездов и городов была провозглашена власть повстанцев. Близость восстания к столице чрезвычайно напугала минских властителей. Против восставших были направлены лучшие силы столичного войска, которые действовали с неимоверной жестокостью. Через полгода восстание было подавлено, так и не успев принять размеры широкого массового движения.
С 1625 г. главным очагом повстанческого движения становится территория провинций Шэньси и Ганьсу. Долгое время борьба крестьян с отборными правительственными войсками проходила здесь с переменным успехом.
Обстановка на северо-западе благоприятствовала восставшим. В связи с обострившимся положением на маньчжурском фронте правительство вывело значительную часть местного войска непосредственно в район военных действий. Оставшиеся отряды являли жалкий вид: солдатам нехватало оружия и пропитания, участились случаи дезертирства и мародерства.
В 1628 г. волнения на северо-западе приняли большие размеры. Повсюду создавались отряды из крестьян, солдат, мелкого работного люда и бездомной бедноты.
В том же году была предпринята попытка объединить 10 самостоятельных отрядов с тем, чтобы хоть как-то координировать их действия. Главным вождем повстанцы избрали Гао Ин-сяна, который уже давно командовал конной повстанческой дружиной в Ганьсу. В отряде Гао Ин-сяна состоял и юноша Ли Цзы-чэн, выходец из бедной крестьянской семьи, бывший пастух, конный курьер на почтовой станции, а затем солдат. Он принял самое деятельное участие в народном восстании. Среди других крестьянских предводителей были беглый солдат Чжан Сянь-чжун, мусульманин Ма Шоу-ин, командовавший отрядом хуэй (китайцев-магометан). Позднее видное положение в руководстве восстанием занял сельский кузнец Лю Цзун-минь.
К концу года повстанцами была занята территория Шэньси и Ганьсу. Так восстание постепенно перерастало в массовую крестьянскую войну против феодалов.
Минское правительство перебросило к району восстания значительные воинские силы из центра и провинции Сычуань. На военную службу были призваны даже отставные офицеры. Но усилия властей оказались тщетными: восстание принимало все более широкий размах, число его участников превысило 200 тысяч. Тогда пришлось подбросить к очагу движения новые крупные подкрепления из других провинций, с маньчжурского фронта и даже из частей императорской гвардии, и только тогда огромное карательное войско смогло потеснить восставших. В этой обстановке летом 1631 г. командиры 36 крестьянских отрядов решили объединить свои силы под главенством Ван Цзы-юна и перебазироваться в соседнюю провинцию Шаньси. Входившие в объединенное повстанческое войско отряды были неодинаковыми по своей численности; в самых больших состояло до 10 тысяч человек. Вначале поход на восток шел успешно. Повсеместно восставшие встречали симпатии и помощь населения — крестьян, рудокопов, жителей небольших городов. Крестьянские отряды научились брать города, форсировать реки. Но по мере приближения к Пекину восставшие наталкивались на все возраставший отпор со стороны минской армии, часть которой имела на вооружении огнестрельное оружие. Неудачи неоднократно постигали крестьян, увеличивались потери. В кровопролитных боях 1632 г. пали многие крестьянские предводители и в их числе главный вождь Ван Цзы-юн.
Начался новый большой переход, на этот раз на юг, в провинцию Хэнань. Там, где появлялись крестьянские отряды, вспыхивали восстания, местное население десятками тысяч присоединялось к ним, снабжало их лошадьми, продовольствием. Однако силы повстанцев были разобщены, командиры отдельных отрядов действовали сугубо самостоятельно, лишь номинально признавая авторитет Гао Ин-сяна как старшего среди вождей. Многие из них начали группироваться вокруг Чжан Сянь-чжуна. Распад союза повстанческих вожаков затруднял борьбу. Все чаще разрозненные отряды оказывались в весьма критических обстоятельствах. Это толкало их командиров к новому соглашению об объединении сил восстания.
В начале 1635 г. в Хэнани был созван совет предводителей крестьянских отрядов. На нем присутствовали 13 наиболее влиятельных вождей от 72 отрядов. Совещание проходило под руководством Гао Ин-сяна. По предложению Ли Цзы-чэна был разработан детальный план общего наступления. Ли Цзы-чэн обосновал необходимость планировать и координировать военные операции восставших, призвал собравшихся к объединению, и все участники совещания согласились с ним. По окончании совета были принесены в жертву небу быки и лошади и все поклялись в верности общему делу.
Совещание в Хэнани, высказавшееся за организованность и согласованность в действиях, имело большое значение. Начался новый этап крестьянской войны. Принципиально важным было принятое (тоже по предложению Ли Цзы-чзна) решение о распределении поровну захваченного имущества. Это решение отражало уравнительные тенденции в крестьянском движении.
Окрепшие после совещания в Хэнани повстанческие силы перешли от обороны к наступлению. Им удалось завладеть рядом уездов и городов. В городах к ним присоединялись мелкие ремесленники, подмастерья и наемные работники. Волны крестьянской войны залили огромную территорию от Хуанхэ до Янцзы. Вместе с населением, которое их поддерживало, восставшие захватывали и делили между собой имущество богачей, расправлялись с ростовщиками, сборщиками податей, чиновниками и военачальниками, освобождали заключенных, уничтожали податные и земельные реестры, записи крестьянских долгов и недоимок. Сельское население освобождалось от налогов и повинностей.
Однако достигнутое на совещании в Хэнани Временные единство оказалось непрочным. Вскоре между Ли Цзы-чэном и Чжан Сянь-чжуном на почве тактических разногласий и соображений престижа возник раскол. Часть отрядов действовала в Шэньси, часть осталась в Хэнани, а Чжан Сянь-чжун двинул свое войско в Цзян-си. Начался спад движения.
Разобщенность в лагере восставших была одной из главных причин их временного поражения. После упорных боев огромная правительственная армия заставила крестьянские отряды отступить.
Одновременно пекинский двор решил пойти на уступки населению в целях разложения повстанческих рядов. В 1636 г. был издан императорский декрет об амнистии всем участникам восстания, сдавшим оружие; крестьянам, вернувшимся на свои земли, власти обещали помощь. Вождям восстания правительство сулило официальные чины. Некоторые налоги и повинности отменялись. Результаты не замедлили сказаться. Менее стойкие элементы из лагеря восстания ушли из отрядов.
Вместе с тем, воспользовавшись затишьем на маньчжурском фронте в первой половине 1636 г. императорский двор снял оттуда лучшие части и перебросил их на подавление восстания. Начались тяжелые бои. Летом 1636 г. попал в окружение и был разбит отряд Гао Ин-сяна. Сам он был взят в плен, увезен в Пекин и здесь на рыночной площади четвертован. В следующем году крупная неудача постигла и Ли Цзы-чэна. С большим трудом он во главе горстки своих соратников вырвался из окружения и на некоторое время скрылся в горах в Шэньси. В 1638 г. потерпел разгром Чжан Сянь-чжун. Осознав безвыходность своего положения, он сдался врагам. Вслед за ним принесли повинную минским властям 13 других командиров больших крестьянских отрядов, в том числе и Ма Шоу-ин. В 1639 г. на сторону противника перешли 18 повстанческих начальников. 1639 и 1640 гг. характеризовались дальнейшим ухудшением положения народных масс.
Недовольство в селах и многих городах нарастало. Одно за другим вспыхивали мелкие разрозненные восстания крестьян, все чаще поднимали мятежи солдаты. На этой основе постепенно оживлялось и нарастало широкое крестьянское движение, воссоздавались повстанческие отряды. К восстанию стали примыкать отдельные представители различных слоев господствующего класса. Пламя крестьянской войны запылало с новой силой.
В повстанческий лагерь вернулись Чжан Сянь-чжун, Ма Шоу-ин и другие крестьянские главари. Спустился с гор и постепенно активизировал свои действия Ли Цзы-чэн вместе с группой своих сподвижников. В Хэнани его войско овладело 50 городами, в том числе Лояном, где жил дядя императора, самый богатый и влиятельный феодал. Толпа разорвала на части этого первого богача империи, а несметные княжеские богатства (зерно, серебро, шелк) были розданы бедным горожанам и крестьянам.
В 1641—1642 гг. огромное войско Ли Цзы-чэна трижды осаждало Кайфын. Гарнизон упорно сопротивлялся. По словам очевидца, городская стена от воткнувшихся в нее стрел стала походить на ежа. Крепость была отрезана от источников продовольствия. Голод принял потрясающие размеры. Солдаты ели кожу, латы, одежду, началось людоедство. Командование кайфынского гарнизона посылало в Пекин одного за другим гонцов с мольбами о помощи. Но императору было не до того: на севере наступали маньчжуры, в Нанкине, Шаньдуне и других местах вспыхнули массовые народные восстания. Тогда начальник обороны Кайфына приказал открыть плотину на Хуанхэ, чтобы затопить лагерь Ли Цзы-чэна. Но повстанцы успели вовремя отойти, а жители Кайфына, исключая знать, военачальников и богачей, которым удалось бежать на лодках, погибли в бурных водах реки, затопившей город.
К Ли Цзы-чэну постепенно присоединялись отряды Мао Шоу-ина, Ло Жу-цая и др., до этого примыкавшие к Чжан Сянь-чжуну. Одно время под его командованием находился и сам Чжан Сянь-чжун со своим отрядом.
Силы Ли Цзы-чэна крепли день ото дня. Его армия захватила ряд крупных городов. Базой ее стала провинция Хубэй с центром в гор. Сянъяне. Ли Цзы-чэн становился общепризнанным вождем крестьянской войны. В качестве главной цели он поставил перед собой свержение Минской монархии и создание новой государственной власти.
Неписанной программой борьбы восставшего крестьянства были требования уничтожения старой власти, раздела земли и ее равномерного распределения, идеи имущественного и социального равенства, так называемой «справедливой торговли», т. е. покупки и продажи товаров по справедливым ценам,— идеи, занесенные в повстанческую среду свободомыслящими учеными-просветителями.
Одним из ближайших помощников Ли Цзы-чэна с 1640 г. был поэт Ли Синь, автор популярных стихов и революционных песен. Он советовал крестьянскому вождю «не допускать убийства невинных людей, все захваченные богатства раздать для оказания помощи голодающему люду». Ли Синь был автором известного лозунга, под которым проходило восстание: «Выходите навстречу Чуанскому вану (т. е. Ли Цзы-чэну), тогда не надо будет платить податей». Поэт сочинил популярную песню «Поможем повстанцам». В ней воспевались справедливость Ли Цзы-чэна, его стремление помочь народу: «Кто примет храброго вана (Ли Цзы-чэна), тот не будет платить оброка и будет избавлен от повинностей». Песня звала крестьян к освобождению от феодального гнета. Эта песня Ли Синя стала боевым гимном повстанцев, с которым они шли в битву.
Требования и призывы повстанцев находили живейший отклик среди жителей сел и городов, в ряды Ли Цзы-чэна вступали новые группы крестьян, ремесленников, подмастерьев и наемных работников. Восставшие под видом бродячих торговцев, лоточникои, ремесленников успешно вели среди населения агитацию средствами песен, воззваний и т. п.
Так возрастала политическая сознательность восставшего трудового люда, яснее становились программные требования и идеи повстанческого руководства.
В Сянъяне было приступлено к организации новой власти. Центральный государственный аппарат создавался по образцу феодальной монархии. Было введено местное самоуправление в областях и уездах.
Почти всех прежних чиновников повстанцы сместили с постов. На должности в повстанческий аппарат назначались крестьяне и ремесленники — участники восстания, лишь в немногих случаях на службу привлекались мелкие служащие и прежние минские чиновники, преимущественно из числа опальных лиц, если, разумеется, они не скомпрометировали себя в глазах народа. Им было предписано управлять справедливо и не притеснять народ.
Наиболее ненавистных народу богачей и чиновников повстанцы физически истребляли. Долги крестьян объявлялись ликвидированными, налоги отменялись. Земля оставалась в руках крестьян. Повстанческая государственность носила военный характер.
Ли Цзы-чэн осуществил реорганизацию своих войск, насчитывавших почти миллион воинов. Армия комплектовалась путем мобилизации боеспособного мужского населения от 15 до 45 лет. Она состояла из 5 крупных соединений и множества мелких (отрядов). Отряды создавались по профессиональному признаку: существовали отряды портных, конюхов, музыкантов и т. п. В армию входила как пехота, так и конница. Каждое подразделение имело знамя или бунчук. У части повстанцев было огнестрельное оружие. Руководство повстанческой армией строилось на принципе строгой централизации. Для обсуждения основных военных вопросов (тактики, планов боевых операций и взаимодействия) существовал военный совет, в состав которого входили Ли Цзы-чэн и его ближайшие соратники-командиры 5 крупнейших соединений. Этот совет руководил не только военными, но и гражданскими делами. Он был верховным органом власти восставших, центром политического руководства всей крестьянской войной.
Армию Ли Цзы-чэна отличали строгая дисциплина и высокая организованность, слаженность и быстрота в военных передвижениях. Ли Цзы-чэн строго следил за соблюдением военной тайны. Дезертирство сурово наказывалось. Солдатам категорически запрещались грабежи и самоуправство. Укравший хотя бы одну курицу или потоптавший посевы, говорилось в одном из распоряжений Ли Цзы-чэна, немедленно подлежит смертной казни. Держать при себе золото, серебро и другие ценности воинам не разрешалось, кроме небольшой суммы денег, полученной в виде награды. Снабжение солдат осуществлялось в централизованном порядке главным образом за счет обложения феодалов.
В 1643 г. совет руководителей восстания принял решение о наступлении на столицу Пекин с целью политического переворота.
В конце этого года крупные силы повстанцев, преодолев упорное сопротивление большой группы императорских войск, овладели горным проходом Тунгуань и затем вступили в Сиань — главный город Шэньси. В Сиани в начале 1644 г. Ли Цзы-чэн был провозглашен императором, а его соратники получили высокие титулы.
Одновременно армия Чжан Сянь-чжуна громила феодалов в Сы-чуани. Эта провинция стала его опорной базой. В Чэнду, названном Западной столицей, повстанцы провозгласили Чжан Сянь-чжуна императором. Под его руководством началось создание самостоятельного государства, формирование органов правительственной власти и административного аппарата.
Минское правительство тщательно готовилось к обороне столицы. Для помощи в инженерно-фортификационных и артиллерийских делах командование привлекло иезуита Адама Шааля. Но войско, как только армия Ли Цзы-чэна подступила к Пекину, не пожелало сражаться с восставшими. Часть солдат подняла мятеж, убила своих командиров и присоединилась к Ли Цзы-чэну. В руки повстанцев попала артиллерия. Вскоре гарнизон сдался, отворились городские ворота, и армия Ли Цзы-чэна 25 апреля 1644 г. вошла в Пекин. В голове армии верхом на вороном коне въехал в столицу сам Ли Цзы-чэн, одетый, как всегда, просто: в костюме из синего холста, на голове войлочная широкополая шляпа, на ногах кожаные сапоги.
Минский император перед вступлением восставших в «Запретный город» повесился на дереве. В последний момент он еще сделал попытку спасти положение, обратившись к народу с покаянным манифестом, в котором содержались признания в тяжких преступлениях его правительства, слезные мольбы о пощаде и всевозможные обещания жителям столицы и всей Поднебесной. Но было уже поздно. Минская монархия была низвергнута восставшим народом.
Весенние ветры, летя, как военные кони,
ворвались в Пекин, что лежал у вельмож на ладони.
Ударили гонги — и настежь открылись ворота.
В старинном Пекине, вернувшемся в руки народа.

В этих горячих строках воспел победу крестьянской армии Ли Цзы-чэна поэт Шао Янь-сян.
Ли Цзы-чэн призвал население столицы к спокойствию и соблюдению порядка. Деловая жизнь города продолжалась. Бедноте оказывалось вспомоществование. Тюрьмы были освобождены от заключенных. Все высшие чиновники (около 500 человек), совершившие преступления перед народом, были заточены в тюрьмы или обезглавлены. На феодалов и сановников была наложена контрибуция.
Повстанцы приступили к созданию новой власти в Пекине. Главой крестьянского государства считался Ли Цзы-чэн. Совет главных повстанческих вождей, состоявший из 20 человек во главе с Ли Цзы-чэном, являлся высшим органом гражданской и военной власти. Этот государственный совет управлял традиционными шестью ведомствами. Прежняя структура центрального государственного аппарата, в общем, сохранилась, но в более упрощенном виде. Штат чиновничьего аппарата был резко уменьшен и обновлен. Всякие попытки взяточничества и самоуправства сурово пресекались.
Остальная захваченная восставшими территория была, как и прежде, поделена на области, округа и уезды. Во главе каждого административного района ставились выходцы из повстанческих рядов. В некоторых городах стояли повстанческие гарнизоны.
Крестьянская власть отменила старые поборы, аннулировала прежнюю налоговую систему. Повстанцы уничтожали учетные записи, истребляли чиновников и крупных землевладельцев. Крестьянские дворы в районах, уже давно находившихся в руках восставших, облагались незначительной податью, составлявшей, по-видимому, не более 5% минского налогообложения.
Однако создать сколько-нибудь крепкую государственную организацию повстанцам не удалось. Эту задачу они не могли разрешить в силу социальной природы крестьянства. Единственной реальной силой, на которую теперь, после низвержения Минской династии и развала правительственной армии, мог рассчитывать господствующий класс, были наиболее многочисленные и боеспособные войска крупного минского военачальника У Сань-гуя, стоявшие на маньчжурском фронте. Это понимали и повстанческие вожди, поэтому руководящий совет восстания предпринял попытку вступить в переговоры с У Сань-гуем с тем, чтобы склонить его к поддержке нового правительства. Но и феодалы не дремали; они требовали от У Сань-гуя решительных мер против восставших. Старый сановник-генерал недолго колебался: его симпатии и стремления были, разумеется, на стороне господствующего класса, и, с негодованием отклонив призывы Ли Цзы-чэна, он начал подготовку к карательному походу. Однако одолеть могущественную крестьянскую армию только своими силами У Сань-гуй и не рассчитывал. В страхе перед широким народным движением он пошел на прямое предательство: 8 раз отправлял он своих послов к маньчжурам, наконец, поехал к хану сам, раболепно заявил ему о своем согласии признать себя подданным маньчжурского властителя, обещал выплачивать большую дань, и сделка состоялась. У Сань-гуй открыл маньчжурам проходы в Великой стене. Еще ранее, узнав о начавшихся переговорах У Сань-гуя с захватчиками, Ли Цзы-чэн немедленно бросил крупные силы своей армии на север и захватил ряд важных военных проходов-застаз у У Сань-гуя. Подойдя к Шаньхайгуаню, повстанцы разгромили аванпосты минской армии. К этому времени было подписано соглашение У Сань-гуя с маньчжурским ханом. Тайно был разработан общий план военных действий. Но Ли Цзы-чэну не было известно об этом сговоре.
В генеральном сражении 24 мая военное счастье вначале явно клонилось в сторону двухсоттысячной армии Аи Цзы-чэна. Но в тот самый момент, когда солдаты изменника У Сань-гуя начали уже отступать, в битву неожиданно для восставших вступила стасорокатысячная маньчжурская конница и фланговым ударом смяла повстанческие ряды. У Сань-гуй продолжал теснить повстанцев.
Отступив к Пекину, повстанческий совет принял решение не оборонять город и отойти на запад. Этого требовали главным образом интересы сохранения боевых сил. Кроме того, Ли Цзы-чэн опасался лишиться продовольственных ресурсов, а главное — остаться в окруженном городе, в отрыве от крестьянской массы — его социальной опоры. Нельзя было также не учитывать явно враждебного отношения значительной части столичного населения.
4 июня, через 42 дня после вступления в Пекин, повстанческая армия без боя, в полном порядке оставила город. Накануне во дворце состоялась церемония коронации Ли Цзы-чэна. По замыслу Ли Цзы-чэна, провозглашение его императором должно было помочь ему в организации предстоящей борьбы против маньчжурских захватчиков.
6 июня в Пекин вступили маньчжуры и войско У Сань-гуя. Город стал добычей иноземных изуверов. При помощи китайских предателей они утвердились в столице и провозгласили одного из внуков Нурхаци, князя-малолетку, императором. С этого времени ведет начало правления в Китае маньчжурской династии Цин.
Однако маньчжурам и их сообщникам из числа китайских феодалов-предателей понадобилось еще несколько десятилетий, чтобы подавить сопротивление китайского народа и утвердить свою власть во всем Китае.
До зимы 1645 г. продолжал борьбу с превосходящими силами врага Ли Цзы-чэн. Повстанцы дали несколько решительных сражений преследовавшим их войскам У Сань-гуя и маньчжуров, но не смогли разбить их и продолжали все время отступать далее на юг. Новая попытка совета вождей заключить союз с У Сань-гуем для совместного нападения на маньчжуров также оказалась безуспешной: У Сань-гуй категорически отверг предложения повстанческой верхушки.
Чжан Сянь-чжун, обосновавшийся в Сычуани, и не помышлял о помощи Ли Цзы-чэну и объединении с ним в борьбе против общего врага. В этом заключается одна из конкретных причин ослабления патриотических сил китайского народа и поражения великой крестьянской войны.
В октябре 1645 г. Ли Цзы-чэн с горстью своих соратников был настигнут неприятелем на южной окраине провинции Хубэй и убит. В борьбе погибли многие сподвижники Ли Цзы-чэна.
В 1646 г. под натиском вражеских войск распалось государство Сянь-чжуна. Сам он пал в одном из сражений.
С гибелью Ли Цзы-чэна, Чжан Сянь-чжуна и других крестьянских вождей борьба китайского народа против объединенных сил маньчжурских завоевателей и китайских феодалов-предателей не прекратилась. В северных, центральных и южных районах Китая сложился довольно широкий антиманьчжурский лагерь, включавший крестьян, ремесленников, городские низы, купечество и часть феодалов и чиновничества. Главной, активнейшей силой в этом движении было крестьянство.
Вскоре после отвода армии Ли Цзы-чэна из Пекина в окрестностях столицы, а также в Баодине и Тяньцзине начались открытые антиманьчжурские выступления. Осенью 1644 г. волна патриотических восстаний охватила территорию Шаньдуна. Наиболее крупным среди них было восстание крестьянской «Армии вязовых чащ», действия которой продолжались до 1655 г.
Одним из главных очагов народного патриотического движения были провинции Цзянсу и Аньхуэй. Начиная с лета 1644 г. несколько восстаний вспыхнуло близ Нанкина и в приморских пунктах провинции Цзянсу. Одним из них руководила тайная религиозная секта «Белый лотос». До 1662 г. проходило восстание рыбаков и крестьян-хлебопашцев в районе озера Тайху. Повстанцы громили усадьбы богачей, забирали имущество и продовольствие и распределяли их среди сельской бедноты.
В городах Цзянъинь, Цзядин и Сучжоу восстали купцы и ремесленники. Горожан поддержали жители окрестных сел. Защитники Цзянъиня в сражениях с маньчжурами, длившихся 81 день, убили 18 вражеских военачальников и 75 тысяч солдат. В конце августа 1645 г. было сломлено сопротивление гарнизона и ополченцев Цзядина. Но стоило захватчикам через три дня увести свои войска, как население города и прилежащих сел вновь подняло восстание. Маньчжурам удалось окончательно подавить сопротивление патриотов лишь в октябре 1645 г.
На просторах провинций Хубэй, Хунань и Сычуань до 1680 г. действовала полумиллионная крестьянская армия, выросшая на базе отрядов Ли Цзы-чэна. Ею командовал Ли Го — боевой соратник Ли Цзы-чэна.
Большой вклад в освободительную борьбу внесли патриотически настроенные китайские военачальники Ши Кэ-фа, Чжан Хуан-янь и др. С сопротивлением войск, руководимых национальным героем китайского народа Ши Кэ-фа, маньчжуры столкнулись при продвижении к Великому каналу. Враги не раз пытались склонить Ши Кэ-фа на предательство, но герой-патриот остался верен своему делу. Когда в апреле 1645 г. маньчжуры после ожесточенного штурма завладели Янчжоу, который защищал вместе со своим 20-тысячным войском Ши Кэ-фа, герой был взят в плен и казнен.
После гибели Чжан Сянь-чжуна повстанческие силы в Сычуани возглавил его сподвижник Ли Дин-го. В течение 15 лет армия Ли Дин-го развертывала свои операции на территории Сычуани, Юньнани, Гуйчжоу, Гуанси, Гуандуна, Хунани и Хубэя. Она заслуженно пользовалась у населения репутацией дисциплинированной и сплоченной армии. Крестьянство активно поддерживало ее. Повстанцы сделали попытку основать свое государство в Гуйчжоу и Юньнани.
На этот же период падают антицинские восстания народностей мяо, и, яо, шуй и др. в Хунани, Сычуани, Юньнани, Гуйчжоу, Гуанси и Гуандуне.
Массовые восстания вспыхивали в провинциях Шаньси, Шэнь-си и Ганьсу. Во главе некоторых в них стояли женщины. Многочисленные отряды крестьян действовали в горных районах Шаньси (1648—1671). С патриотическими лозунгами, облеченными в религиозную форму, поднялись жители гор. Сиань. В Ганьсу в движении участвовали дунгане.
Довольно продолжительное время под контролем повстанцев находилась значительная часть провинции Цзянси. В 1647 г. здесь имело место совместное выступление горнорабочих и крестьян. Видную роль в патриотическом движении цзянсийского населения сыграл Ван Дэ-жэнь, один из бывших соратников Ли Цзы-чэна. Активно действовали здесь также даосские монахи.
В начале 1647 г. маньчжуры вступили в Гуанси и подошли к гор. Гуйлиню. Обороной Гуйлиня руководил ученый и писатель Цюй Ши-сы, в прошлом связанный с группировкой Дунлинь. Цюй Ши-сы, принявший христианство, приобрел пушки у европейцев, с которыми был связан.
Большой размах патриотическая борьба приобрела в Гуандуне. В ней участвовали широкие слои населения: крестьяне, рабочие-литейщики, торговцы. Гуандунские крестьяне в процессе восстаний осуществляли уравнительное распределение имущества.
Маньчжурские завоеватели и их китайские сообщники с зверской жестокостью подавляли патриотическое движение китайского народа. Полностью были разрушены города Янчжоу, Цзянъинь, Цзядин, Гуйлинь и многие другие. Население Нань-чана, героически оборонявшееся в 1648 г. в течение 7 месяцев, подверглось поголовному истреблению. В конце 1650 г. после 8-месячной осады Гуанчжоу маньчжуры, овладевшие городом с помощью изменников, перерезали и замучили более 100 тысяч горожан. Когда после 2-месячной осады цинское войско захватило гор. Ганьчжоу (в Цзянси), оно вырезало до 100 тысяч жителей, увело в рабство около 10 тысяч женщин, а город сожгло. Среди тех мер, которые применяли цинские власти для удушения народных восстаний, особую роль сыграло использование китайских феодалов и чиновников, предавших интересы родины. Кроме того, Цины заручились поддержкой монгольских ханов, использовали их конницу, а также пушки и корабли, приобретенные у европейцев. Активно помогал маньчжурам голландский флот.
На завоеванных землях маньчжуры и их китайские приспешники установили систему жестокого угнетения и эксплуатации народных масс Китая, кровавыми методами пресекая всякое проявление недовольства. Завоеватели всячески стремились унизить национальное достоинство китайцев. Они заставляли жителей подчиненных провинций, вразрез с обычаями китайцев, обривать полголовы и носить длинную косу в знак рабской покорности. В случае неповиновения китайцам отрубали головы. В то время имела хождение поговорка: «Сохранишь волосы — не сохранишь головы; сохранишь голову — не сохранишь волос». Патриоты решительно боролись против позорного требования иноземных варваров.
Цинское правительство конфисковывало земли китайских помещиков и передавало их маньчжурским феодалам. Тем самым затрагивались экономические интересы китайского господствующего класса. Многие его представители примыкали к лагерю сопротивления маньчжурскому завоеванию.
К 1671 г. в результате жестоких репрессий маньчжуро-цинских властителей и продажных китайских феодалов антицинское движение временно пошло на убыль. Но уже через 2—3 года в различных местностях население вновь стало подниматься на решительную борьбу против чужеземных захватчиков. Новый подъем патриотического движения продолжался более 30 лет.
Крестьянская война 1628—1645 гг. поколебала устои феодализма, но феодальная реакция, поддержанная маньчжурским вторжением, восторжествовала, в Китае утвердилась власть отсталых иноземных завоевателей. Разгром крестьянской войны 1628—1645 гг. и победа феодальной реакции, которые сопровождались длительными войнами и разрушением производительных сил, в частности истреблением миллионов крестьян и ремесленников — непосредственных производителей материальных благ, а также уничтожением городов на юге — очагов зачаточных форм капиталистической экономики, смели зародыши новых производственных отношений, возникшие в минском Китае, а владычество цинских угнетателей, которые стремились увековечить средневековые феодальные порядки, в дальнейшем на время затруднило их возрождение и развитие.

к следующему параграфу учебника...