Образование Минской империи. Народные движения XV в


вернуться в оглавление учебника...

Р.Ф.Итс, Г.Я.Смолин. "Очерки истории Китая с древнейших времен до середины XVII века"
Учпедгиз, Л., 1961 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

ГЛАВА Х
ОБРАЗОВАНИЕ МИНСКОЙ ИМПЕРИИ. НАРОДНЫЕ ДВИЖЕНИЯ XV в.


Минская династия должна была вывести экономику страны из состояния глубокого упадка — этого тяжелого наследия монгольского ига. Новая династия не могла не считаться с тем, что она пришла к власти благодаря победе могучего народного освободительного движения. Это наложило отпечаток на те экономические мероприятия, которые проводились на первых порах минскими императорами. Земли, принадлежавшие монголам и китайским феодалам-предателям, а также лицам, враждебно относившимся к повстанцам и соперникам Чжу Юань-чжана, были объявлены государственной собственностью. Большая часть крупных феодалов, старой знати вместе с десятками тысяч их сторонников была истреблена Чжу Юань-чжаном. С другой частью их он расправился, отстранив их от непосредственного управления землями и переселив на пустующие земли. Обследование площади обрабатываемых земель, произведенное по указанию Чжу Юань-чжана, привело к тому, что были учтены владения крупных помещиков, ранее не облагавшиеся налогами.
Таким образом, государственный земельный фонд значительно вырос (в 1490 г. он составлял уже 1/7 всей обрабатываемой земли), а количество земли, прежде находившейся во владении феодалов или считавшейся их наследственной собственностью, резко уменьшилось. Часть государственных земель, в соответствии с проводившимся Чжу Юань-чжаном курсом «стимулирования крестьянского производства», передавалась в держание крестьянам или перешла в их собственность.
Помимо наделения большого количества крестьян пахотной землей Чжу Юань-чжан пошел на предоставление крестьянам и других уступок с целью некоторого ослабления феодальной эксплуатации. Главными среди них были снижение налогообложения, отмена некоторых категорий податей, ликвидация крестьянской задолженности, полное, хотя и временное, освобождение от налогов тех крестьян, которые возделывали новь или залежные земли, с предоставлением им помощи семенами, сельскохозяйственным инвентарем и рабочим скотом. Рабы были освобождены, многие бывшие рабы, а равно бродяги и бедняки переселялись на бесхозные и разоренные войнами и стихийными бедствиями земли. Власти оказывали большую помощь в восстановлении дамб, плотин и каналов. Так, была восстановлена система ирригационных сооружений в Гуанси, в результате орошаемыми стали около 10 тыс. цин земли.
Эти мероприятия носили прогрессивный характер, положение крестьянских хозяйств заметно улучшилось, в стране начался подъем сельскохозяйственного производства. Увеличилось количество обрабатываемой земли. Возрос сбор зерновых культур: в 1368 г. он составлял около 21 млн. даней, в 1392 г.— свыше 32 млн. Увеличилось народонаселение Китая.
Первые мероприятия минских властителей проводились с учетом интересов городских элементов, поскольку последние сыграли значительную роль в антимонгольском движении.
Ремесленники, купечество и их организации были освобождены от непомерно больших поборов и тяжелых государственных повинностей, а также от мелочного надзора монгольских властей. Часть времени ремесленники могли теперь посвятить своей личной работе, которая не учитывалась государством. Цехам и гильдиям было предоставлено несколько больше самоуправления, больше простора в их деятельности. Купцы получили право свободного передвижения по стране.
Для укрепления своего финансового положения Минская династия выкупала и изымала из обращения совершенно обесцененные бумажные деньги (с выплатой до 20% их номинальной стоимости). В 1375 г. был произведен новый выпуск бумажных денежных знаков. Но впоследствии Мины вообще ликвидировали ассигнации и перешли к выпуску только металлических денег.
Минская империя представляла собой мощную централизованную феодальную державу. Государственный аппарат, а равно и военная организация были построены по образцу прежних феодальных империй, но некоторые государственные учреждения были упразднены, в их числе «Верховная палата», т. е. высший правительственный орган, возглавлявшийся первым министром, который и держал в своих руках все нити управления. Верховная власть отныне полностью переходила к императору, от него исходили все назначения в государственном аппарате. Военную власть на местах Чжу Юань-чжан передал своим сыновьям, которым жаловались уделы и титулы вана. Укреплению центральной власти способствовало также создание Высшего императорского совета. Минская династия располагала развитым бюрократическим аппаратом и большим войском.
Значительную услугу в укреплении феодального господства и централизации оказало Минам «ортодоксальное» конфуцианство как господствующая идеология и государственная религия. Забота Чжу Юань-чжана об утверждении конфуцианства — факт не случайный. Почитание монарха, преклонение перед старшими и начальниками — главный социальный принцип конфуцианской доктрины — отвечали задачам централизованной власти.
Прогрессивный характер мероприятий императора Чжу Юань-чжана, разумеется, не изменил классовой сути политики новой династии. Новая государственная организация не отличалась от прежних феодальных деспотий. Господствующий класс Китая полностью использовал в своих интересах победу народного восстания.

ВОССТАНИЯ НАРОДНЫХ МАСС В XV в.

Рост феодального гнета в XV в. вызвал новую волну крестьянских движений. Наибольший ее подъем падал на те районы, где в китайскую деревню проникали товарно-денежные отношения.
Борьба крестьян-арендаторов с феодалами приняла теперь весьма своеобразные формы. Так, в отдельных местах она проходила под лозунгом требования «справедливых мер». В то время фактические размеры одинаково называвшихся мер сыпучих тел были различны. Этим и пользовались в своекорыстных интересах феодалы при сборе натуральных податей с крестьян. «Справедливыми» для крестьян были те меры, которые испокон веков практиковались у них. В деревнях создавались крестьянские «объединения борьбы за справедливые меры».
Тяжким бременем для крестьян были «дополнительные налоги», т. е. налоги, взимавшиеся, помимо обычной арендной платы (зерном), домашней птицей, свиньями, бобами и топливом, так называемый «охотничий налог» и пр. Особенно губительными для крестьян были поставки домашней птицы и свиней, так как именно эта продукция шла у них главным образом на рынок.
Крестьяне выдвигали требование отмены так называемой «гужевой повинности», означавшей обязанность самих крестьян отвозить в город зерно, сданное ими как налог «городским феодалам».
Полоса народных выступлений в разных районах страны начинается в 1420 г. Восстания становились все значительней по своему размаху и ожесточенности. В начале 1420 г. в Шаньдуне началось объединенное выступление жителей нескольких уездов под предводительством крестьянки Тан Сай-эр.
В числе руководителей движения были члены тайного братства «Белый лотос». Восставшие вели исключительно упорные бои с карательными отрядами. В одном из сражений был убит начальник правительственного войска. Минским властям через три месяца при помощи жестоких репрессий удалось нанести поражение основным силам повстанцев. Однако Тан Сай-эр и другие крестьянские предводители нашли временное убежище у крестьян и впоследствии не раз возобновляли борьбу. Предания навечно сохранили память о бесстрашной народной героине Тан Сай-эр и ее боевых соратниках.
В этом же году более мелкие выступления, тоже руководимые приверженцами «Белого лотоса», охватили другие районы Шаньдуна, а также часть столичного округа.
Наиболее крупными в ту пору были восстания под руководством Е Цзун-лю и Дэн Мао-ци на территории провинций Чжэцзян, Фуцзянь, Цзянси и Гуандун (40-е гг. XV в.). Е Цзун-лю работал в качестве барщинника на одном из горнодобывающих промыслов в Чжэцзяне. Положение крепостных, отбывавших принудительную повинность на промыслах, было чрезвычайно тяжелым. Недаром многие мастеровые бежали из-под надзора чиновников, и властям приходилось водворять их обратно с помощью войск. Е Цзун-лю еще задолго до открытого выступления не раз проявлял недовольство, а в начале 1443 г. стал во главе двух с лишним тысяч восставших горнорабочих — барщинников и поденщиков. Укрывшись в горной местности, повстанцы оказывали упорное сопротивление провинциальным войскам. Их требованием были ликвидация произвола правительственных налоговых инспекторов и богатых откупщиков, а также допущение частной инициативы в разработке недр.
Минские власти направили на подавление восстания крупные воинские силы. На территории провинции Чжэцзян был установлен режим жестокого террора. Правительство стремилось укрепить институт круговой поруки в деревнях с целью усиления слежки за неблагонадежными и пресечения вспышек недовольства и брожения.
На местах создавались вооруженные дружины во главе с сельскими богатеями. Однако жестокости и провокации властей усилили недовольство среди населения. В начале 1448 г. в Фуцзяни вспыхнуло крупное крестьянское восстание, которое возглавил Дэн Мао-ци. Народное движение вступило в новый этап.
Дэн Мао-ци в молодые годы был арендатором. За убийство жестокого тирана-помещика он подвергся репрессиям, но сумел скрыться и некоторое время скитался по чужим местам, затем вновь работал арендатором, а за несколько лет до восстания устроился на работу в одной из литейных мастерских. Он был, кроме того, связан с мелкими торговцами.
Отряды крестьян и бездомной бедноты под командованием Дэн Мао-ци и его соратников нападали на уездные и областные центры. К восставшим примкнули некоторые горожане, торговцы, крепостные, работники плавильных мастерских и др. Отряды Дэн Мао-ци насчитывали более 100 тысяч человек.
Осенью 1448 г. против повстанцев было брошено огромное войско, включавшее, помимо солдат из Нанкина, конные отряды монголов, татар и мусульман. Для борьбы с карателями Дэн Мао-ци объединил часть своих сил с некоторыми отрядами Е Цзун-лю, Находившимися на стыке провинций Фуцзянь, Чжэцзян и Цзянси. Отряды горнорабочих преградили путь правительственному войску, двигавшемуся на усмирение Дэн Мао-ци, и в кровопролитном сражении разгромили его. Были захвачены большие трофеи. Однако в этом бою был смертельно ранен сам Е Цзун-лю.
Ближайшие сподвижники Е Цзун-лю приняли решение влить свои отряды в войско Дэн Мао-ци. В течение нескольких месяцев объединенное 800-тысячное повстанческое войско и флот (свыше 200 кораблей) овладели территорией всей Фуцзяни. Была произведена реорганизация армии, созданы органы повстанческой власти. Земля и захваченное в боях имущество распределялись среди населения в соответствии с провозглашенными вожаками восставших лозунгами уравнительности.
В начале 1449 г. минское правительство предприняло новую карательную экспедицию. В кровопролитных сражениях с карателями погибли многие бойцы из войска Дэн Мао-ци. Начался спад движения. Подняли голову изменники из числа помещиков, примкнувших к восстанию в пору его подъема. На поле боя от вражеской стрелы погиб сам Дэн Мао-ци.
Однако повстанческие отряды, предводительствуемые племянником Дэн Мао-ци и отважной народной героиней Ляо, поклявшись отомстить за гибель своего вождя, мужественно сопротивлялись огромной карательной армии. После поражения в Цзянси борьба продолжалась в Фуцзяни, где закрепились дружины горнорабочих. Лишь в конце 1450 г. правительству удалось разгромить повстанцев.
Так закончилась длившаяся 8 лет борьба народных масс Фуцзяни и Чжэцзяна, в которой большую роль сыграли ремесленники-горнорабочие. Среди руководителей движения было немало ремесленников (литейщиков и горняков) и торговцев. Их требования довольно отчетливо прозвучали в этом антифеодальном движении — едва ли не первом такого рода народном выступлении в Китае. И правительство было вынуждено считаться с некоторыми из этих требований. Власти временно уменьшили крестьянские налоги, а также налоги с горных промыслов в Фуцзяни и Чжэцзяне, ограничили произвол налоговых инспекторов и откупщиков, отменили смертную казнь за разработку недр частными лицами. Эти уступки в продолжение некоторого времени способствовали развитию сельского хозяйства и промыслов в этом районе. В 60—70-х гг. XV в. на территории провинций Хунань и Хубэй проходили восстания беглых крестьян под руководством Лю Туна, Ли Юаня и Ван Бяо.
Спасаясь от нестерпимых поборов и издевательств со стороны властей, горемычные крестьяне тысячами уходили в горы. Правительство, силясь приостановить бегство крестьян с земли, издало особое постановление, запрещавшее им селиться в горах. Большая часть горных местностей была объявлена запретной зоной.
Население не раз поднимало восстания в горных местностях, и каждый раз после их усмирения минское правительство в страхе перед возникновением здесь новых очагов народных выступлений вновь превращало эти местности в «заповедные горы». Таким образом, в минский период массивы «заповедных гор» выросли численно, охватывая горные районы провинций Шаньси, Шэньси, Сычуань, Хубэй, Хэнань, Цзянси, Чжэцзян, Фуцзянь и Гуандун.
Крестьянин Лю Тун слыл в народе необыкновенным силачом: предание рассказывает, что однажды он поднял руками каменное изваяние льва весом более полутонны (тысяча цзинь), за что его нарекли прозвищем Лю Тысяча цзинь. В сообществе с буддистом — «еретиком» Инь Тянь-фэном — он еще в 30—40-х гг. организовал восстание, в котором участвовали несколько сот тысяч беглых крестьян и рудокопов. Восстание возобновилось в 1464 г.
Движение проходило под религиозными лозунгами. Повстанцы вдохновлялись мечтами об исполнении пророчеств о том, что Будда вскоре спустится на землю и даст каждому вдоволь пищи и одежды, наступит радостная жизнь.
Под началом у Лю Туна находилось крестьянское войско в 400 тыс. человек. Правительственная армия многократно терпела поражения от восставших. Восстание было подавлено в конце 1466 г. Минские власти жестоко расправились с участниками движения. Лю Тун, попавший в плен весной 1466 г., был доставлен в Пекин и четвертован. Все участвовавшие в восстании мужчины старше десяти лет были обезглавлены. Погибло 10 тысяч крестьян и 11 тысяч членов их семей. С гор были изгнаны 18 тысяч человек. Остатки повстанческой армии ушли в Сычуань, где еще несколько месяцев продолжались бои.
Однако последователи Лю Туна во главе с Ли Юанем и Ван Бяо — участником повстанческого движения в 50-х гг.— в конце 1470 г. вновь подняли знамя восстания под лозунгами «Белого лотоса». На этот раз в движении участвовало около миллиона человек — выходцев из Шэньси, Сычуани, Хунани, Хубэя и Хэнани. Опорной базой повстанцев были несколько горных районов в Хубэе, Хэнани и Шэньси.
Ли Юань разработал маневренную тактику, определявшуюся формулой: «Лежать, как горный тигр; ползти, как змея». Это означало, что необходимо повсюду создавать опорные станы и, защищая каждое горное ущелье, наносить удары карателям, но при этом действовать скрытно.
Против восставших были брошены крупные силы правительственной армии (250 тысяч человек). К концу 1471 г. отряды повстанцев были разбиты. Но долго еще крестьяне вели борьбу за предоставление им участков нови в районах «заповедных гор».
В результате крестьянских выступлений правительство было принуждено в 1477 г. легализовать горные поселения, предоставить часть земель прежних «заповедных гор» под возделывание, что привело к известному увеличению площади пахотных земель в Китае.
Восстания, происходившие в Китае в XV в., потерпели военное поражение, но не прошли безрезультатно. Власти были вынуждены под их воздействием отменить обязательные поставки феодалам домашней птицы, свиней и топлива. В дальнейшем нарастание сопротивления крестьянских масс усилению феодального гнета привело к укреплению крестьянского держания земли в форме так называемой системы «одно поле — два хозяина». Сущность этой системы заключалась в том, что земельный участок по-прежнему считался собственностью феодала, но тот не имел уже права отнять его у своего постоянного арендатора.
Таким образом, восстания XV в. вызвали известное смягчение феодальной эксплуатации крестьян.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И ВОЙНЫ МИНСКОЙ ИМПЕРИИ

Войны с монголами не закончились с изгнанием завоевателей из Китая. Набеги монгольских завоевателей на китайские земли не прекращались до конца XVI в.
В 70—80-х гг. XIV в. минские войска вытеснили монголов из Юньнани, захватили Внутреннюю Монголию и закрепились в Южной Маньчжурии; под власть Китая отошел район нижнего Амура.
При императоре Чжу Ди, сыне Чжу Юань-чжана, не раз делались попытки подчинить своему влиянию монгольских ханов. Подчас китайскую армию постигали неудачи (например, поражение в битве на р. Керулен). Но в 1410 г. на р. Онон войско под командованием самого Чжу Ди разбило противника, двинулось далее на запад и в сражении на р. Тола (Тула) нанесло поражение монголам.
В 30—40-х гг. XV в. налаживаются регулярные торговые отношения между монголами и китайским правительством. На государственном рынке в Датуне (открылся в 1438 г.) монголы в обмен на лошадей получали золото, серебро, шелк и полотно. На частном рынке они за лошадей, мулов, ослов, коров, баранов, верблюдов, шерсть, пушнину, кожу и конский волос выменивали у китайских купцов атлас, шелк, полотно, иглы, нитки, чай, зерно, земледельческий инвентарь, котлы для варки пищи, а также золото и серебро.
Однако через некоторое время положение на северных рубежах Минской империи обострилось. Началась новая война. В решающем сражении осенью 1449 г. у крепости Туму (к северо-западу от Пекина) китайская армия была разбита, минский император попал в плен. Пекин находился в угрожающем положении, поднялись разговоры о перенесении столицы на юг. Однако патриотической группировке при минском дворе удалось организовать оборону подступов к Пекину. Зимой китайская армия отбросила противника далеко на северо-запад.
Прекращение торговых связей с Китаем тяжело отразилось на монголах. Это вынудило хана заключить мирный договор с Минской династией. Впоследствии характер монголо-китайских взаимоотношений менялся: монголы то совершали нападения на Китай, то вновь договаривались об открытии пограничных пунктов для менового торга.
В 1488 г. в Пекин прибыло ханское посольство, и через два года был заключен мир с Китаем. Рынки для монголов открывались в пограничных пунктах и в посольских подворьях трижды в год, а то и чаще.
В 1500 г. мирные взаимоотношения вновь сменились серией вооруженных конфликтов. Наиболее крупный поход монголы предприняли в 1532 г. И лишь в 1570 г. был официально заключен договор и достигнут устойчивый мир, стала налаживаться регулярная торговля.
Чжу Ди вмешивался во внутреннюю борьбу в Вьетнамском королевстве. В 1407 г. ему удалось присоединить Вьетнам к Минской империи. Но вьетнамский народ не примирился с китайским завоеванием, не раз поднимался на восстания и в 1428 г. восстановил независимость своей страны. В 1434 г. Китай признал независимость Вьетнама. В 1388 г. правители корейского государства Коре, не желая укрепления минской администрации в пограничных районах, направили против китайских войск на Ляодунском полуострове 50-тысячную армию. Однако поход был сорван из-за происшедшего в Коре государственного переворота. Конфликт был урегулирован. Позднее (при Чжу Ди) Мины пытались укрепить свое влияние в королевстве Чосон, как стало теперь называться корейское государство.
Вассалами Минской империи были Тибет, Непал, а также маньчжурские племена. Серьезную опасность для китайского побережья с конца XIV в. представляли частые нападения японских пиратов. Первое нападение японцев было произведено на Шаньдун еще в 1369г., когда они завладели несколькими важными пунктами. Против них был послан большой китайский флот. В 1374 г. китайские суда достигли островов Рюкю (Люцю) и захватили военные корабли противника. Разгромом японцев в 1419 г. в Южной Маньчжурии закончилась первая полоса японских набегов.
Вторжения японцев возобновились в середине XVI в., когда они напали на прибрежные районы провинций Фуцзянь и Чжэцзян. Эти нападения приняли угрожающие размеры. В 1555 г. их корабли вошли в устье Янцзы и блокировали Нанкин, Тайпин и некоторые другие города. Борьба с этим опасным врагом затруднялась продажностью многих минских сановников, которые подчас становились союзниками японцев. Лишь в 1563 г. китайской армии удалось изгнать японцев из Фуцзяни. Но спустя 30 лет японцы вновь вознамерились вторгнуться в Китай. На этот раз объектом нападения они избрали для начала Корею — вассала Минской империи. Поначалу японские властители предложили Корее заключить с ними союз для совместного похода против Китая. Корейское правительство отвергло это предложение и заявило о своей верности дружбе с Китаем. Начались военные действия, которые продолжались вплоть до 1598 г. В этом году благодаря героизму и упорству корейских солдат, а также помощи китайских войск стасорокатысячная японская армия была вытеснена с Корейского полуострова. Неудачный исход войны с Кореей помешал японцам осуществить план нового вторжения в Китай.
Особое место занимала официальная торговля Японии с Минской империей. Японским правительством в Китай неоднократно направлялись посольства с 10—15 кораблями, груженными оружием (особенно славились японские мечи), медью, серой, железом, золотом, серебром, художественными изделиями и другими товарами для продажи. Из Китая вывозились хлопок, шелк-сырец, ткани, серебро и медные деньги.
Для внешней торговли Минской империи характерен рост заморских связей. Наиболее показательными в этом отношении являются 7 экспедиций знаменитого китайского морехода, минского флотоводца и дипломата Чжэн Хэ (1371—1434), совершенные в 1405—1431 гг. в Индию, порты Персидского залива и Африку. По своим масштабам и результатам экспедиции Чжэн Хэ превосходили все предприятий в области мореплавания той эпохи. Достаточно сказать, что в первую экспедицию (1405) вышел флот, состоявший из 62 судов, на которых находилось 27 800 человек. Наибольшая численность исполинской эскадры, бессменным командиром которой был Чжэн Хэ, достигала 100 вымпелов.
Кульминационным этапом великих плаваний Чжэн Хэ явились экспедиции в Африку. Его корабли дошли до берегов африканского континента и до Красного моря.
В результате походов Чжэн Хэ, не преследовавших завоевательных целей, Минская империя освоила важнейшие для того времени морские пути, приобрела выгодные торговые связи и купеческие колонии на территории 20 государств, расширила и укрепила международные культурные связи Китая. «Страны за пределами горизонта и у края земли стали ныне подвластны (Китаю.— Авт.) до самых западных и самых северных краев, а может быть, и за их рубежами, и все пути пройдены и расстояния измерены», — так оценивал результаты своих плаваний Чжэн Хэ. Выдающийся китайский революционер-демократ Сунь Ят-сен писал: «... Чжэн Хэ обошел все острова океана, чтобы закрепить у иноземных народов грозную славу Китая, и народы эти до сих пор помнят о великих его подвигах и восхищаются делами, совершенными китайцами».
Эти великие заморские походы были совершены в первой трети XV в., пятьсот с лишним лет назад, в то время, когда в Европе лишь занималась заря великих географических открытий. Бесстрашные и искусные китайские мореходы в начале XV в. совершили великое открытие в истории познания лика Земли.

к следующему параграфу учебника...