Мировоззрение А. К. Толстого


вернуться в оглавление учебника...

Г. Н. Поспелов. "История русской литературы ХIХ века"
Издательство "Высшая школа", Москва, 1972 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

3. Мировоззрение А. К. Толстого

Толстой был враждебен не только высшей царской бюрократии, но и всей политической деятельности самодержавной власти, чуждой, по его мнению, истинным интересам страны. Он отнесся отрицательно и к реформам 60-х годов, которые считал плодом непродуманных начинаний верхов, не отвечающих нуждам общества. В 1861 г. он написал язвительное сатирическое стихотворение «Государь ты наш батюшка...», отрицающее реформы Петра I, а по существу направленное против реформ Александра II. Петр «варит кашицу» из «заморской крупы» и мешает ее «палкою»; каша выйдет «крутенька» и «солона», а «расхлебывать» ее придется «детушкам», т. е. последующим поколениям. Тем самым поэт осудил все же и реформы Петра, внешне совпадая в этом отношении со славянофилами, что не соответствовало сущности его политических взглядов. И он хорошо понимал это. В конце 60-х годов он писал Стасюлевичу: «Петр I, несмотря на его палку, был более русский, чем они (славянофилы. — Г. П.), потому что он был ближе к дотатарскому периоду...» (1).
Вопреки своей теории «чистого искусства», Толстой выступал в сатирических стихотворениях поэтом тенденциозным. И большинство его последующих произведений были тенденциозны не в меньшей мере. Поэт сознавал это противоречие между своими эстетическими взглядами и своим творчеством и пытался его по-своему объяснить. Так, в декабре 1868 г. он писал: «Я презираю всякую тенденцию в литературном труде... Но не моя вина, если из написанного мною ради любви к искусству само собою вытекает, что деспотизм никуда не годится. Тем хуже для деспотизма!» (2).
Такое объяснение нельзя, конечно, признать убедительным. Осуждение деспотизма возникало в произведениях Толстого не «само собою». Оно вытекало из его совершенно сознательных политических убеждений, которые он неоднократно выражал и в переписке. Эти убеждения становились постепенно все более отчетливыми и законченными. И идейно-политическая борьба, происходившая в период крестьянской реформы и последовавшей за нею правительственной реакции, этому только способствовала.
Подобно славянофилам, Толстой был противником развивающихся в России буржуазных отношений и поэтому также искал свой общественный идеал в историческом прошлом. Но он не признавал, что Россия имеет какой-то особый, самобытный уклад национальной жизни, отличающий ее от стран Запада и основанной на стихийном нравственном подчинении личности интересам сословия, а сословия — интересам всего общества. Толстой был сторонником развития личности, ее свободы в жизни коллектива и сознательного служения государственным интересам. «Я объявляю себя ..их (славянофилов. — Г. П.) противником, —писал он, — как только они нападают на европеизм и когда они сопоставляют свою проклятую общину — принципу индивидуальности, — единственному принципу, в лоне которого может развиваться цивилизация вообще и искусство в особенности» (3).
Временем наибольшего расцвета принципов гражданской независимости, нравственной свободы, воинской доблести Толстой считал домонгольский период русской истории. Он идеализировал Новгородско-киевскую Русь за отсутствие в ней деспотической власти, за аристократнческо-вечевые и удельно-княжеские основы и традиции ее жизни. А в жизни послемонгольской, Московской Руси он видел, наоборот, лишь оскудение всех этих положительных начал, возникновение царского деспотизма, порабощение им всего общества. «Скандинавы,— писал он,— не установили, а нашли
-----------------------------------------------------------
1. М М. Стасюлевич и его современники в их переписке, т. 2. Спб 1912, с. 339.
2. Толстой А. К. Полн. собр. соч., т. 4, с. 198—199.
3. Там же, с. 230.
------------------------------------------------------------
вече уже совсем установленным. Их заслуга в том, что они его подтвердили, тогда как отвратительная Москва уничтожила его... Не было надобности уничтожать свободу, чтобы покорить татар. Не стоило уничтожать менее сильный деспотизм, чтобы заместить его более сильным». Или в другом письме: «Моя ненависть к московскому периоду... это не тенденция — это я сам. Откуда взяли, что мы антиподы Европы?».
Все крупнейшие произведения Толстого (исторический роман «Князь Серебряный» и три исторические трагедии) и представляют собой критическое изображение особенно ярких представителей деспотической царской власти в Московской Руси — Ивана Грозного и Бориса Годунова с их сторонниками, — вместе с тем сочувственно изображают их политических противников — представителей боярской оппозиции, людей, еще сохранивших в своих характерах положительные черты гражданской независимости, нравственной стойкости, смелости и чувства долга.
«Князь Серебряный» появился в печати в 1862 г., но был задуман еще в 40-е годы, видимо, в то время, когда Толстой писал свои ранние тираноборческие баллады о Шибанове и Репнине. В отличие от этих баллад, писатель стремился теперь разоблачить тиранию Грозного в широком эпическом сюжете. Он показал в нем не только веселые пиры опричников и жестокие казни их жертв, но и домашнюю жизнь царя, а также жизнь враждебного опричнине боярства, представленного князьями Серебряным и Морозовым, их личные столкновения с опричниками и участие в этих столкновениях представителей народных масс, выступающих на стороне бояр. Роман состоит из множества очень эффектных и занимательных сцен, но внешняя занимательность преобладает над их внутренней характерностью. Грозный и опричники односторонне представлены извергами, а положительные герои — рыцарями без страха и упрека. Все это сделало роман тенденциозным, лишило его глубины содержательности и реалистичности и обусловило отрицательное отношение к нему со стороны критики прогрессивного лагеря. Щедрин написал о «Князе Серебряном» ироническую рецензию, сближая его с романами Загоскина и Лажечникова.