Гончаров после 1848 г.


вернуться в оглавление учебника...

Г. Н. Поспелов. "История русской литературы ХIХ века"
Издательство "Высшая школа", Москва, 1972 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

2. Гончаров после 1848 г.

Успех «Обыкновенной истории» вдохновил Гончарова. Он открывал перед ним перспективу плодотворной литературной работы. Писатель стремился теперь поддерживать журнал «Современник» и напечатал в его первой книжке за 1848 г. свою старую «натуральную» повесть «Иван Саввич Поджабрин». Вслед за тем он впервые обратился к новому для него жанру фельетона, который также культивировала «натуральная школа», — и поместил анонимно в «Современнике» за тот же год свои «Письма столичного друга к провинциальному жениху». Эти фельетоны написаны автором «Обыкновенной истории», не различившим ясно в идейной позиции Петра Адуева ее прогрессивность и ее ограниченность. Гончаров не затрагивал в письмах общественных вопросов, но выдвигал положительный принцип «уменья жить» и пытался обосновать идеал «порядочного человека». Хотя идеал этот на словах включал начало «разума» и «справедливости», все дело сводилось все-таки к «изяществу» и «комфорту» жизни. С этой точки зрения в письмах осуждалась всяческая распущенность про-
-------------------------------------------------------------
1. Белинский В. Г. Взгляд на русскую литературу 1847 года. — Полн. собр. соч., т. 10, с. 342.
---------------------------------------------------------------
винциалыюй дворянской жизни. Подобные «письма» вполне мог бы написать Адуев — столичный делец Адуеву-провинциалу.
В то же время Гончаров вынашивал замысел нового романа «Обломов». Этот замысел непосредственно вытекал из развязки его первого романа и той оценки, которую дал роману Белинский, считавший, что Адуев мог бы "заглохнуть в деревенской дичи в апатии и лени". В новом романе Гончаров сделал главным героем помещика, загубленного «апатией и ленью» деревенской жизни. К началу 1848 г. он уже закончил один из эпизодов нового произведения и вскоре опубликовал его в «Литературном сборнике» Некрасова под названием «Сон Обломова». Судя по позднейшим признаниям писателя, он уже в 1850 г. написал первую часть романа. Но затем активная работа над ним приостановилась на долгие годы.
Творческая пассивность и неуверенность в себе, охватившие Гончарова к началу 1850-х годов, не были случайны. Они были, несомненно, проявлением той идейной неустойчивости и растерянности, которые в обстановке политической реакции переживали широкие круги либеральной интеллигенции, в том числе и многие из основных сотрудников «Современника». Гончаров, видимо, колебался в осознании идейной перспективы своего романа. Тяжелый гнет цензуры, которая исковеркала даже безобиднейший в политическом отношении текст «Сна Обломова», также, конечно, смущал писателя.
Когда осенью 1852 г. Гончарову представилась возможность совершить морское путешествие на военном фрегате «Паллада» в качестве секретаря экспедиции адмирала Путятина, он с увлечением за нее ухватился. Почти два года он был в море, посетил гавани и города Европы, обогнул Африку, плыл по Индийскому океану, побывал в Шанхае, в Японии. Оттуда через Сибирь он вернулся в Петербург в феврале 1855 г., когда в литературной жизни уже наметилось некоторое оживление. Теперь он стал быстро переделывать свои путевые записки в законченные очерки и печатать их в журналах — в «Отечественных записках», «Современнике», «Русском вестнике» и. др. В 1858 г. он выпустил их двумя томами под заглавием «Фрегат «Паллада».
Из переписки Гончарова видно, что в очерках он ставил перед собой задачу быстро схватывать характерные черты виденного и передавать их в непринужденном, живом, юмористическом описании (1). Но наблюдательный ум писателя обнаруживал при этом и определенную социальную направленность интересов. Главное, что занимало Гончарова в жизни тех народов Европы, Африки и Азии, которые ему удалось увидеть, — это исчезновение их старого, патриархального уклада и проникновение в их жизнь новой, буржуазной цивилизации. Отношение писателя к этой цивилиза-
----------------------------------------------------------------------------
1. См. письмо Гончарова к А. Н. Майкову от 11(23) апреля 1859 г. — Собр. соч., т. 8, с. 316.
----------------------------------------------------------------------------
ции и ее представителям — купцам и колонизаторам — было двойственное. С одной стороны, он готов был поэтизировать деятельность буржуа, осуществляющую материальный прогресс, приводящую к увеличению «комфорта» в жизни. По наблюдениям писателя, наружность купца довольно прозаична, он «в черном фраке, в круглой шляпе, в белом жилете, с зонтиком в руках». «Но образ этот властвует в мире над умами и страстями... Я видел его на песках Африки... на плантациях Индии и Китая... взглядом и словом... повелевающего народами, кораблями, пушками, двигающего необъятными естественными силами природы... Везде и всюду этот образ английского купца носится над стихиями, над трудом человека, торжествует над природой».
В то же время Гончаров и осуждает деятельность буржуазии, если она принимает хищнический и грабительский характер и приводит к регрессу. Он негодует на англичан, отравляющих китайцев опиумом и презирающих их. «Не знаю, — пишет он, — кто из них кого мог бы цивилизовать, — не китайцы ли англичан...». Его возмущает также и то, что погоня за выгодой нередко приводит буржуа к нравственному оскудению, к превращению человека в «машину». Писатель рисует колоритный образ преуспевающего лондонского дельца, у которого все механизировано, все делается по холодному, практическому расчету. Он высказывает опасение, что в такой жизни даже «честность, справедливость, сострадание добываются как каменный уголь...».
Вместе с тем Гончаров запечатлел в своих очерках и другие характерные черты виденного им во время путешествия. С большой долей юмора он нарисовал бытовые сценки, которые наблюдал во время стоянок фрегата в чужих гаванях или на его палубе. Он дал подробное и красочное изображение видов южной природы, морских пейзажей, поразивших его воображение. Но даже наиболее величественные из них, например разбушевавшийся океан, возбуждавший творческое воображение Байрона и Пушкина, не вызывали у Гончарова романтических переживаний. Его очерки отличаются четкостью и пластичностью изображения, верностью красок, прозаичностью сравнений.
«Фрегат «Паллада» имел большой успех у публики и вызвал положительные оценки критики. Один из современников вспоминал потом, что «Палладу» раскупили чуть не в месяц и через год потребовалось новое издание.