Общественная жизнь в «шестидесятых годах»


вернуться в оглавление учебника...

Г. Н. Поспелов. "История русской литературы ХIХ века"
Издательство "Высшая школа", Москва, 1972 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

1. Общественная жизнь в «шестидесятых годах»

«Шестидесятые годы» XIX в., как принято условно называть период с 1855 по 1868 г.(1), начались с оживления русской общественной жизни, наступившего после времени глухой политической реакции. Произошло новое обострение идейной борьбы в художественной литературе, литературной критике и публицистике. Это привело русскую литературу к еще более значительным творческим достижениям.
Подъем идейно-литературной жизни в «шестидесятые годы» был обусловлен резким усилением и углублением социальных противоречий. Во второй половине 1850-х годов в результате тяжелого экономического положения и поражения царского правительства в Крымской войне соотношение социальных сил в стране изменилось в пользу демократического движения. Недовольство крестьянских масс резко усилилось и охватило всю страну. В некоторых местах крестьяне отказывались от работы на помещиков и даже массами уходили с места жительства. Общий кризис самодержавно-крепостнического строя стал очевидным.
Царское правительство начало подготовку к отмене крепостного права и призвало к ней либерально-дворянские круги. Либералы стали проявлять некоторую политическую активность. Они стремились задавать тон в политической жизни, занимались обличением крепостничества и засилия реакционной бюрократии, но вследствие своей социальной слабости не смогли создать активного и идейно-принципиального политического движения.
Коренное различие социальных интересов демократов и либералов стало выявляться все в большей мере. Теперь они
------------------------------------------------------
1. Границы этого периода развития русского общества, а отсюда и русской художественной литературы не совпадают с хронологическими границами десятилетий. Они определяются переломными моментами общественной жизни. Но в середине «шестидесятых годов» также возник такой перелом — летом 1862 г. произошел крутой переход от общественного подъема к реакции. Поэтому «шестидесятые годы» разделяются на два периода: первый — с 1855 по 1862 и второй — с 1862 по 1868 г.
------------------------------------------------------
вступают в открытое идейное столкновение, которое становится основным ведущим противоречием идейного развития русского общества всего рассматриваемого периода и последующих десятилетий.
В этих условиях огромное значение приобретала идеологическая и политическая деятельность революционной демократии. Возглавленная выдающимися мыслителями и организаторами Чернышевским и Добролюбовым, она начала активную идейную борьбу с помещичьей реакцией и половинчатой политикой либералов. Она встала во главе борьбы всех русских демократических слоев против дворянского лагеря. Ее пропаганда имела огромное значение в возникновении революционной ситуации, что впервые в истории страны стала складываться к концу 1850-х годов. Крестьянская реформа 1861 г. произошла при назревшей в стране революционной ситуации. Она была проведена силами реакционной самодержавной власти. В результате помещики не только сохранили все те земли, которыми ранее пользовались, но и получили сверх того значительную и лучшую часть крестьянских земель, а вместе с тем право взимать с крестьян за земли, оставшиеся в их общинной собственности, так называемые «выкупные платежи». Кроме того, само распределение земельных угодий было произведено так, что помещики со всех сторон окружили своими землями крестьянские наделы и этим получили возможность добавочной, по существу своему феодальной эксплуатации крестьян.
Все это в корне и надолго изменило социальную и политическую ситуацию в стране.
Создались все условия для того, чтобы борьба широких масс крестьянства за землю и настоящую волю не только не ослабела, но усилилась и стала на долгие десятилетия главным «нервом» русских общественных отношений.
Сопротивление обманутых и обобранных крестьянских масс было очень велико, в особенности в первые два года после манифеста 1861 г. Оно остро ощущалось всей сознательной частью русского общества, а особенно революционно-демократической интеллигенцией, которая видела в борьбе крестьянства против реформы основную возможность освобождения страны от помещичье-чиновничьего гнета.
С весны 1861 г. революционно-демократические круги перешли к активной политической деятельности. Возник кружок В. Лагунина, В. и Н. Обручевых, выпускавший прокламации «Великорус», затем сложилась более крупная революционная организация «Земля и воля», возглавленная братьями Н. и А. Серно-Соловьевичами, В. Слепцовым, В. Курочкиным и Н. Обручевым, имевшая свои комитеты не только в Петербурге, но и в некоторых других городах.
Однако надежды революционеров на массовое крестьянское восстание в 1863 г. не оправдались, а сами революционные группы, сильно ослабленные арестами, вскоре прекратили свою деятельность. Тем не менее новая социальная ситуация, возникшая в стране в результате реформы, снова и снова порождала в дальнейшем политическую активность революционно-демократических кругов, принимавшую в разные моменты различные формы и различный размах.
Это движение постепенно привлекало все большее число самых волевых, нравственно чутких и умственно одаренных представителей русской разночинной интеллигенции. Одни из них проявляли политическую активность в революционном подполье, другие выражали идейные интересы и идеалы движения в публицистике, критике, художественной литературе. В силу этого русская литература становилась все более демократической как по составу своих создателей, так и по особенностям идейного содержания и формы. Демократическая литература быстро вытесняла литературу, создаваемую дворянской интеллигенцией.
Результаты крестьянской реформы столь же глубоко отразились на положении и политической деятельности дворянства. Реформа была для русских помещиков своего рода историческим испытанием, которое русские помещики, в общем, не выдержали. В своем подавляющем большинстве они и после реформы не проявляли ни заинтересованности, ни реальной способности к решительному хозяйственному переустройству. Большинство помещиков предпочитали проживать получаемые средства, а не вкладывать их в хозяйство. Некоторые занимались хищнической скупкой земель, округляя свои владения. Вследствие этого значительная часть дворянства, особенно небогатого, в условиях дальнейшего ускоренного развития денежных отношений разорялась быстрее, чем до реформы. Все это определяло политические позиции подавляющего большинства русского дворянства, а отсюда и большинства дворянской интеллигенции. После реформы, получив новые земли при новом, выгодном распределении угодий, остро чувствуя недовольство и возмущение обобранных крестьянских масс, дворянство в еще большей степени оказалось заинтересованным и в прямой, вооруженной поддержке со стороны самодержавия, и в его охранительной политике вообще, а поэтому и само начинает всецело поддерживать репрессии правительства по отношению к народу и демократическим кругам.
Уже в процессе проведения реформы в обстановке растущего народного возбуждения со значительной части дворянской интеллигенции, прежде увлекавшейся либеральными идеями и фрондировавшей «обличительными» настроениями, спала маска «либерализма». Ее «либерализм» оказался только пышной фразой, красивым жестом, прикрывавшим консервативно-реформистские тенденции, которые предполагали сохранение всех дворянских привилегий и на новой, буржуазной ступени национального развития. К. Кавелин, Б. Чичерин, А. Кошелев и в особенности М. Катков ярче других воплощали эту быструю идейную эволюцию дворянской интеллигенции.
Но, конечно, не вся либеральная дворянская интеллигенция была такова, как и не все дворянство было способно только на защиту старых привилегий. Тенденции к экономическому переустройству все же существовали у некоторой части помещичьего класса, преимущественно в верхних, материально более устойчивых его слоях. Для этих помещиков оказались неприемлемыми те отношения, в которые были поставлены в результате реформы усадьба и деревня. Их возмущало сохранение полуфеодальных «общинных» форм крестьянского хозяйства и экономическая «круговая порука», которыми по рукам и по ногам было теперь связано крестьянство. Они требовали настоящего хозяйственного раскрепощения деревни, полной ликвидации пережитков крепостничества в экономике страны и перехода к собственно буржуазным отношениям между помещиками и крестьянами. Наиболее ярким идейным выражением этой буржуазно-реформистской тенденции дворянства явилась книга Скалдина (Ф. П. Еленева) «В захолустье и в столице». В напряженной идейной борьбе вокруг проведения реформы эта тенденция также сказалась, хотя и в очень незначительной степени.
Все это отражалось на общем состоянии и дальнейшем развитии художественной литературы, создаваемой представителями различных кругов дворянской интеллигенции. Выдающиеся писатели из дворянства, идейно сложившиеся и вступившие в литературу еще в 1840—1850 гг., продолжали и после реформы занимать большое место в литературной жизни страны. Но те из них, которые отражали консервативные тенденции развития, еще в большей степени, чем раньше, были захвачены настроениями социального упадка и религиозно-философскими исканиями, выражающимися почти исключительно в сфере лирического творчества (Фет, Майков и другие). Писатели же, стоявшие на либеральных или консервативно-оппозиционных позициях (Тургенев, Л. Толстой и другие), в период реформы пережили глубокие идейные колебания, приведшие их в дальнейшем к идейному переходу в общедемократический лагерь.
Важнейшим проявлением социальной слабости русского дворянства было то, что, сохранив господствующее положение в обществе, оно тем не менее не выдвинуло из своей среды в течение всего второго периода освободительного движения ни одного нового писателя, сколько-нибудь значительного в идейном и творческом отношении. Новые таланты теперь появлялись только в демократической литературе. Тем самым художественная литература, выражавшая те или иные тенденции помещичье-буржуазного развития России, была обречена на утерю прежнего ведущего значения. Она быстро уступила его литературе демократической.