Формирование «натуральной школы»


вернуться в оглавление учебника...

Г. Н. Поспелов. "История русской литературы ХIХ века"
Издательство "Высшая школа", Москва, 1972 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

6. Формирование «натуральной школы»

Новое литературное направление сложилось не сразу. Его участники и их основные творческие тенденции выявлялись постепенно. Белинский внимательно следил за теми изменениями, которые начали намечаться в художественной литературе с начала 1840-х годов, искал и отмечал в ней дальнейшее развитие гоголевской традиции. В годовых обзорах состояния русской литературы, которые он неуклонно осуществлял в течение восьми лет, с 1840 по 1847 г., он неизменно подводил итоги именно с этой точки зрения.
«Гоголь, — писал Белинский в обзоре за 1841 г., — внес в нашу литературу новые элементы, породил множество подражателей, навел общество на истинное созерцание романа, каким он должен быть; с Гоголя начинается новый период русской литературы, русской поэзии...» (1).
Через два года, оценивая успехи литературы за 1843 г., Белинский высказывается уже более определенно. Он писал, что «реформа в романической прозе не замедлила совершиться», что «все новые писатели романов и повестей... невольно подчинились влиянию Гоголя», что «романисты и нувеллисты старой школы стали в самое затруднительное... положение», что «публика... стала читать... только... молодых талантливых писателей, которых дарование образовалось под влиянием поэзии Гоголя» и что, однако, «таких молодых писателей у нас немного, да и они пишут очень мало» (2).
Речь идет теперь у Белинского уже не о «множестве подражателей» Гоголю, но о «немногих» и «талантливых писателях», дарование которых «образовалось» под влиянием Гоголя. Обзорные статьи критика, относящиеся к 1840 и четырем следующим годам, показывают, кого именно из русских писателей имел он при этом в виду.
Это был прежде всего Владимир Александрович Соллогуб (1813—1882), печатавшийся и раньше (первая повесть — «Два студента»— в 1837 г.), а в начале 1840-х годов выступивший с повестями «Аптекарша» и «Медведь», которые высоко оценил Белинский. По своим взглядам Соллогуб был писателем консервативно-аристократической ориентации. Но он сознавал ничтожество и пустоту светской жизни (повесть «Большой свет») и пытался противопоставить им честность и искренность чувств представителей
----------------------------------------------------------
1. Белинский В. Г. Русская литература в 1841 году. — Полн. собр. соч т. 9, с. 565.
2. Белинский В. Г. Русская литература в 1843 году. — Полн. собр соч., т. 8. с. 80.
-------------------------------------------------------
низших слоев общества (повесть «История двух калош», имевшая большой успех, и др.). Белинский отмечал, что у Соллогуба нет «горячих убеждений, глубоких верований» и что это приводит его к «равнодушию» изображения, но ценил в его повестях «простоту и верное чувство действительности» (1). Особенно высоко ставил он «Аптекаршу» за ее «гуманное содержание», «тонкое чувство такта» и «мастерство формы» (2). Позднее Белинский высоко оценил и повесть Соллогуба «Тарантас» (1845), в которой с реакционно-утопических позиций сатирически изображено славянофильство с его донкихотскими мечтами о патриархальной старине и ложной идеализацией народа. Белинский сделал из своего разбора этой повести меткий, уничтожающий памфлет, направленный против теоретиков славянофильства, в особенности против И. В. Киреевского. Он изобразил их донкихотами, людьми, которым, как и главному герою Соллогуба, «принадлежит способность к чисто теоретическим, книжным, вне жизни и действительности почерпнутым убеждениям» (3).
Другим писателем, на которого возлагал надежды Белинский, был И. И. Панаев. Новые повести Панаева, написанные в начале 1840-х годов («Онагр», «Барыня», «Актеон» и др.), Белинский назвал «замечательнейшими явлениями» литературы. Особенно хвалил он «Барыню» за то, что «в ней столько характеристического, верного, ловкого и цепко схваченного» (4). Вместе с тем критик отмечал в творчестве Панаева «что-то нерешительное, колеблющееся и неустановившееся», но полагал, что все это лишь проявление незрелости его «замечательного» (5) таланта. На самом деле это были свойства творческого мышления автора, которые он и в дальнейшем в основном не смог преодолеть.
К 1844 г. Белинский стал особенно выделять повести В. И. Даля. Он нашел в повести «Колбасники и бородачи» (1844) «подробности истинно художественные», «черты купеческого быта, схваченные с изумительною верностью» (6). «Денщика» он назвал «одним из капитальных произведений русской литературы». «Повесть с завязкою и развязкою— не в таланте В. И. Луганского, — писал критик. — В физиологических же очерках лиц разных сословий он — истинный поэт...». «После Гоголя это до сих пор решительно первый талант в русской литературе» (7).
--------------------------------------------------------------
1. Белинский В. Г. Русская литература в 1842 году. — Полн. собр. соч., т. 6, с. 536.
2. Белинский В. Г. Русская литература в 1841 году.— Полн. собр. соч., т. 5, с. 481.
3. Белинский В. Г. Тарантас. — Полн. собр. соч., т. 9, с. 81.
4. Белинский В. Г. Русская литература в 1841 году.— Полн. собр. соч., т. 5, с. 582.
5. Белинский В. Г. Русская литература в 1842 году. — Полн. собр. соч., т. 6, с. 536.
6. Белинский В. Г. Русская литература в 1844 году.— Полн. собр. соч.. т. 8. с. 483.
7. Белинский В. Г. Русская литература в 1845 году. — Полн. собр. соч., т. 9, с. 398-399.
------------------------------------------------------
Наряду с Соллогубом, Панаевым, Далем Белинский в своих обзорах первой половины 1840-х годов с сочувствием выделяет также П. Н. Кудрявцева (А. Нестроева) и Е. П. Гребенку. Он все более объединяет этих писателей, считая их представителями «новой школы» и противопоставляя их писателям «старой школы».
«Есть огромная разница между направлением, манерою, духом и содержанием повестей старой и новой школы, — писал Белинский в конце 1844 г. — Эту разницу можно определить в немногих словах: прежние повести изображали мир, существовавший только в фантазии их авторов, тогда как повести нашего времени изображают действительную жизнь... Чтобы фактически показать существенную разницу между повестями старой и новой школы, укажем на некоторые из новых произведений в этом роде». И критик называет повести Луганского, Нестроева, Гребенки, Панаева, Соллогуба.
Все это были первые симптомы появления «новой школы». К ним надо отнести также и публикацию первых произведений таких писателей, которые вскоре стали крупнейшими представителями нового направления. Это Герцен, писавший под псевдонимом «Искандер» и опубликовавший еще в 1840—1841 гг. свою первую повесть «Записки одного молодого человека», в которой Белинский нашел много «ума, чувства, оригинальности» (1), и Тургенев, напечатавший в 1843 г. свою первую поэму «Параша», в которой Белинский нашел «необыкновенно умное содержание» и «прекрасные, поэтические стихи» (2), а через год — первый рассказ «Андрей Колосов» — «чрезвычайно замечательный по прекрасной мысли» (3).
Организационно «новая школа» окончательно оформилась, однако, только в течение 1844 и 1845 г., когда творчески выявились и примкнули к Белинскому некоторые еще более молодые писатели — Некрасов, Григорович, затем Достоевский. Тогда усилиями Белинского и Некрасова были собраны и под редакцией Некрасова изданы один за другим три литературных сборника («альманаха») — двухтомная «Физиология Петербурга» (1845) и «Петербургский сборник» (январь 1846 г.).
Эти сборники явились как бы манифестом нового литературного направления. Они заключали в себе и провозглашение его творческих принципов (во «Вступлении»... Белинского к первому тому «Физиологии» и в «Капризах и раздумьях» Герцена в «Петербургском сборнике») и их творческое осуществление. Белинский и Некрасов приняли участие во всех трех сборниках; Григорович и Панаев — в двух; по одному разу выступили Даль и Соллогуб, Тургенев и Герцен, Достоевский и Гребенка. В «Петер-
---------------------------------------------------------
1. Белинский В. Г. Русская литература в 1841 году. — Полн. собр. соч., т. 5, с. 584.
2. Белинский В. Г. Русская литература в 1843 году. — Полн. собр. соч., т. 8, с. 92.
3. Белинский В. Г. Русская литература в 1844 году. — Там же, с, 483.
--------------------------------------------------------
сборнике» участвовали также В. Одоевский, А. Майков и А. Никитенко.
Появление программных сборников «новой школы» имело большое значение, знаменуя переход русской литературы на новую ступень развития.
Самая форма «альманаха» не была тогда новостью в русской литературе. Она давно получила широкое распространение. Свои программные альманахи в первой половине 20-х годов XIX в. издавали декабристы («Полярная звезда») и «любомудры» из кружка В. Одоевского («Мнемозина»).
Альманахи «новой школы», созданные Белинским и Некрасовым возвращали русскую литературу к воинствующей принципиальности «Полярной звезды» Рылеева и Бестужева. Здесь снова выступила целая группа писателей, объединенная передовой идеологией и определенным пониманием творческих задач. Но революционно-дворянский период освободительного движения уже сменялся революционно-демократическим, и на смену гражданско-романтическим программным сборникам явились сборники, провозглашающие задачи реалистического творчества.
Самое слово «физиология» также не было изобретением «новой школы». Еще в 1841 г. появились в «Литературной газете» Ф. Кони маленькие иронические заметки под заглавиями: «Физиология носа», «Физиология женской красоты» и т. п. Через два года вышли в переводе с французского «Физиология женатого человека», «Физиология театров в Париже» и другие, где под «физиологией» разумелось изображение нравов и бытового уклада определенной социальной или профессиональной среды.
Писатели нового направления выступили с «физиологией» Петербурга, русской столицы, крупнейшего административно-торгового центра. Они принципиально сосредоточились при этом на изображении не официально-парадной его стороны, а на творческом отражении жизни его социальных низов: закулисных сторон простонародного быта, трущоб и закоулков столицы. В этом отчетливо сказалась преобладавшая тогда у писателей «новой школы», несмотря на их глубокие идейные различия, демократическая тенденция, находившая отражение в эстетических взглядах Белинского. Увлечение «физиологическими» задачами привело участников новых сборников к тщательному изучению отдельных социальных прослоек и профессий, отдельных частей города, сторон его быта. Так, Даль изобразил «петербургского дворника», Панаев — «петербургского фельетониста», Гребенка написал очерк о «петербургской стороне», Кульчицкий — о «петербургском омнибусе» и т. д.
Интерес к «физиологии» в ряде случаев становился у этих авторов самодовлеющим. Иногда они настолько погружались в «мир подробностей», что за изображением портретно-бытовых, психологических или речевых деталей забывали свою основную задачу — выразить сочувствие к жизни городской бедноты. Они иногда впадали в «натурализм» в узком смысле слова и становились уязвимыми для резких критических выпадов со стороны идейных противников. Но при всех этих крайностях очерки и повести писателей «новой школы» представляли собой значительный шаг вперед в художественном освоении жизни общества.
Очень важной и новой чертой в произведениях, опубликованных в сборниках «новой школы», было то, что они выражали обычно преобладающий интерес к общественному состоянию той или иной среды, к ее быту и нравам. Они были «нравоописательны» не только по своей проблематике, но и по своему жанру и композиции. Стремление раскрыть характеры героев прежде всего в их повседневном бытовом укладе приводило к заметному преобладанию описания над повествованием, к очерковому построению рассказов, состоящих из отдельных картин и бытовых сцен, связанных между собой не столько единством действия, сколько единством идейной проблемы.
Жанр «физиологического очерка» стал на некоторое время новым словом и модой в литературе передового движения 1840-х годов. На необходимость его развития и указывал Белинский в своем «Вступлении» к «Физиологии Петербурга».
Но творчество писателей «новой школы» не ограничивалось «физиологиями» Петербурга. Они проявили большой интерес к изображению жизни крепостного крестьянства. Почин и здесь положили молодые писатели: Некрасов, создавший в стихотворении «В дороге» образ одаренной русской женщины-крестьянки, загубленной крепостничеством, и Григорович «Деревней» и «Антоном Горемыкой». Одновременно с ними Даль выпустил очерк «Русский мужик», Герцен — повесть «Сорока-воровка». С начала 1847 г. Тургенев начал печатать очерки из крестьянской и помещичьей жизни — настоящие «физиологии» русской деревни.
Белинский сочувствовал развитию этого нового жанра и старался теоретически разъяснить его своеобразие. Характеризуя новые повести из крестьянской жизни в своих последних обзорных статьях, критик подчеркивал, что они представляют собой «физиологические очерки» народного быта, и давал им в основном высокую оценку. Он обращал большое внимание на их композиционные особенности. Так, указывая, что у Григоровича «есть замечательный талант для тех очерков общественного быта, которые теперь получили в литературе название физиологических», Белинский упрекал его в том, что из своей «Деревни» он пытался сделать не очерк, а повесть. «Отсюда, — писал критик, — вышли все недостатки его произведения, которых он легко бы мог миновать, если бы ограничился бессвязными внешним образом, но дышащими одною мыслию картинами деревенского быта крестьян» (1).
------------------------------------------------------------
1. Белинский В. Г. Взгляд на русскую литературу 1846 года. — Полн. собр. соч., т. 10, с. 42—43
----------------------------------------------------------
По этому пути и пошел Тургенев в своих «Записках охотника». Из десяти крестьянских рассказов, написанных, в 1846—1847 гг., восемь рассказов оформлены как очерки, как «картины деревенского быта», внешне «бессвязные», т. е. не имеющие «единства действия», но «дышащие одною мыслию» — мыслью антикрепостнической.
Огромный успех произведений «новой школы» скоро привел возглавлявших ее лиц к вопросу о создании своего собственного журнала, тем более что их отношения с издателем «Отечественных записок» Краевским постепенно ухудшались. Но получить тогда от реакционных властей право на издание нового журнала было невозможно, в особенности для представителей передового литературного движения. Можно было только купить какой-либо из старых журналов. Это и удалось осуществить осенью 1846 г., когда Панаев и Некрасов (последний — на деньги, одолженные ему для этого женой Герцена, Н. А. Герцен) приобрели журнал «Современник», основанный еще десять лет назад Пушкиным и совсем захиревший в руках П. Плетнева.
С января 1847 г. «Современник», совершенно обновленный, начал выходить ежемесячно (1) и на долгие годы стал печатным органом передового литературного движения. Белинский, уйдя из «Отечественных записок», где его ненадолго заменил В.Майков, идейно возглавлял новый журнал, взяв на себя заведование отделом критики и библиографии. Официальным редактором журнала для успокоения цензуры был приглашен проф. А. Никитенко, имевший благонамеренную репутацию. Фактически журнал взял в свои руки Некрасов и повел дело с таким умением и энергией, что «Современник» сразу стал лучшим русским журналом и оставался таковым в течение целых двадцати лет.
Наряду с «Современником» и «Отечественные записки», несмотря на уход из них Белинского, также были в эти годы органом передового литературного движения. В них печатались очерки и повести «натуральной школы».
Вместе с тем «Современник» и «Отечественные записки» печатали и более значительные по объему произведения, написанные в форме романа или примыкающей к нему по своему жанровому характеру повести. Эти произведения ясно показывали, что деятельность «новой школы» отнюдь не исчерпывается созданием «физиологических» очерков, а ее творческие приемы — описанием бытовых подробностей. В 1847 г. в новом журнале появляются «Обыкновенная история» Гончарова, вторая часть романа Герцена «Кто виноват?» (2), роман Панаева «Родственники», повесть А. В. Дружинина «Полинька Сакс». На страницах «Отечественных записок» еще в 1846 г. появилась «Петербургская поэма. Двойник»
----------------------------------------------------------
1. При Пушкине и Плетневе он выходил четыре раза в год.
2. Первая его часть появилась в «Отечественных записках» в 1845 г. Кроме того, роман этот был целиком перепечатан в виде приложения к «Современнику».
----------------------------------------------------------
Достоевского. Осенью 1847 и весной 1848 г. в журнале впервые выступил в печати М. Е. Салтыков с повестями «Противоречие» и «Запутанное дело».
В последний год своей жизни, выступая на страницах «Современника», Белинский продолжал борьбу за развитие «новой школы», за новые принципы художественного изображения жизни. Особенно значительны были его статьи «Ответ «Москвитянину» и «Взгляд на русскую литературу 1847 года». В этих статьях с особенной силой и ясностью были выражены взгляды Белинского на задачи современной ему передовой художественной литературы.
Все это говорило об огромных успехах нового литературного направления, о том, что новое направление русской литературы не только сложилось, но уже заняло в ней преобладающее место.