Введение


вернуться в оглавление учебника...

Г. Н. Поспелов. "История русской литературы ХIХ века"
Издательство "Высшая школа", Москва, 1972 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

Введение

Вторая половина XIX в. — это новый период в историческом развитии русской художественной литературы. Некоторые свойства ее содержания и формы, лишь возникавшие и медленно развивавшиеся в предыдущие десятилетия, с 1840-х годов начинают проявляться сильнее и отчетливее, получая большую определенность выражения.
Литература становится теперь все более социальной по проблематике и в значительно большей мере демократической по идейной направленности и формам. В ней получает дальнейшее развитие реалистический принцип отражения жизни и гораздо активнее и критически глубже осознаются главные социальные конфликты русской действительности. Наконец, литература становится теоретически более сознательной в идейных и творческих принципах. В ней уже отчетливо сказывается и развивается направление критического реализма.
Изменения эти были вполне закономерны. Они стали своеобразным художественным выражением тех глубоких сдвигов, что происходили тогда в недрах русского общества.
Основной особенностью русской общественной жизни, определившей новую ступень ее развития, было резкое углубление и обострение социально-политического противоречия между уже начавшимся буржуазным развитием страны и реакционным самодержавно-помещичьим правопорядком, всеми силами пытавшимся задержать это развитие.
Уже во второй половине 1850-х годов выявилась трагическая невозможность преодолеть это углубившееся и обострившееся противоречие. Самодержавно-крепостнический строй вступил тогда в период общего кризиса, и в стране, впервые в ее истории, возникала революционная ситуация. А в то же время передовые силы русского общества оказались слишком слабыми и разрозненными, чтобы разрешить великую, общенационально-прогрессивную задачу разрушения старого правопорядка.
Передовое течение внутри дворянства оказалось гораздо слабее, чем в 1820-е годы; оно не только было запугано десятилетиями николаевской реакции, но теперь боялось политической активности народа. Слои торгово-промышленной буржуазии, несмотря на начавшийся в стране «промышленный переворот», были политически совершенно неорганизованы и неразвиты. Таковы же были закабаленные и жаждущие освобождения крестьянские массы. «...Века рабства,— писал Ленин, — настолько забили и притупили крестьянские массы, что они были неспособны во время реформы ни на что, кроме раздробленных, единичных восстаний, скорее даже «бунтов», не освещенных никаким политическим сознанием...» (1)
Все это и позволило самодержавно-помещичьему государству приспособиться к требованиям буржуазного развития и сохранить политическое господство. Правящие дворянско-бюрократические слои произвели соответствующие реформы, призванные и в дальнейшем обеспечить господство полукрепостнического помещичьего землевладения и новое закабаление крестьянских масс.
Это имело роковые последствия для всего общества. Русское дворянство в своем подавляющем большинстве было обречено на постепенное паразитическое вырождение, русское самодержавие — на тупую и озлобленную реакционную, антинародную политику, буржуазия — на преобладание хищнических форм экономической деятельности и политическую консервативность, крестьянство — на медленное разорение, голод и нищету под гнетом полукрепостников-помещиков и буржуазных хищников, передовая, демократическая интеллигенция вступила в героическое, но пока бесплодное единоборство с самодержавной властью.
Отсюда и возникло в русском обществе огромное социальное недовольство, захватывающее так или иначе все слои. Оно приводило, естественно, к резкому обострению прогрессивного национального самосознания, возбуждало общественную мысль и направляло ее на резкую критику существующих отношений. Вследствие этого русская общественность и выдвинула из своей среды плеяду выдающихся художников и теоретиков, которые посвятили свою деятельность осознанию вопиющих противоречий национальной жизни. Художественная литература вместе с литературной критикой и публицистикой по-прежнему оставалась, по меткому выражению Герцена, «единственной трибуной», с высоты которой русское общество, лишенное гражданской свободы, заставляло услышать «крик своего возмущения и своей совести» (2).
В этих условиях наиболее прогрессивной общественной силой становилась революционная крестьянская демократия. Начиная с 1840-х годов она стала быстро формироваться как самостоятельное идейное течение, возглавившее всю передовую русскую общественность в борьбе с самодержавно-крепостническим правопорядком. Ко второй половине 1850-х годов революционная демократия достигает вершины своего идеологического развития и, несмотря на организационно-политическую слабость, приобретает ведущее значение в идейной борьбе эпохи.
-------------------------------------------------------
1. Ленин В. И. «Крестьянская реформа» и пролетарски-крестьянская революция. — Полн. собр. соч. Изд. 5, т. 20, с. 174.
2. Герцен А. И. О развитии революционных идей в России.— Собр. соч.. Т, 7. М., 1956, с. 198.
-------------------------------------------------------
С этого времени и по 1880-е годы включительно писатели, критики и публицисты революционной демократии ставят в своих произведениях самые важные вопросы современности. Именно они обогащают русскую литературу теорией художественного реализма. И именно вокруг них, в согласии, расхождении или резкой полемике с ними выступают теперь волей-неволей писатели и публицисты других идейных течений. И как бы ни воевали с революционными демократами писатели либеральной и консервативной ориентации, все-таки сильными, объективно-познавательными сторонами своего творчества, вытекавшими из их критического осознания жизни, они так или иначе идейно вооружали революционно-демократическое движение, представлявшее общественные интересы закабаленных народных масс. Под знаком общенационально-прогрессивного, народного значения революционно-демократических взглядов и развивается теперь в основном русская литература.
Все это и определило те существенные особенности содержания и формы литературы нового периода, которые отличают ее от литературы предшествующего периода. Глубокие сдвиги, происходившие в недрах русского общества, определившие новые особенности идейной и литературной жизни, начали сказываться, как уже было отмечено, еще в 1840-е годы.
Решающее значение имело здесь прежде всего изменение характера и форм классовой борьбы в деревне.
На протяжении всего предшествующего периода сама жизнь ставила перед старым, господствующим классом, дворянами-помещиками, важнейший вопрос: как они сумеют приспособиться к растущим денежно-товарным отношениям, подтачивающим устои натурального помещичьего хозяйства?
К 1840-м годам уже вполне обнаружилось, что подавляющее большинство русского дворянства не могло и не хотело экономически перестраиваться на буржуазный лад. Наоборот, оно все больше стремилось преодолеть свои растущие хозяйственные затруднения с помощью резкого усиления крепостнической эксплуатации крестьянства.
Помещики до крайности обостряли старые способы экономического угнетения и присоединяли к ним новые. Они пошли по пути расширения собственных, барских запашек за счет земель крепостных крестьян. Они не только урезывали крестьянские земли, но и сгоняли крестьян с земли, переводя их на «месячину» (1). Это вызывало растущее сопротивление.
Крестьянство отвечало активной борьбой за захват помещичьих земель. Если раньше борьба крестьянских масс с поработителями была преимущественно борьбой за волю, то теперь, на новом этапе общественного развития, она все более становилась и борьбой за землю.
-----------------------------------------------------
1. См.: Лященко П. И. История народного хозяйства СССР, т. 1. М., 1956, с. 497-518.
------------------------------------------------------
Поэтому для нового периода характерны уже не крестьянско-казацкие движения на окраинах или бунты в военных поселениях, но почти повсеместный протест и сопротивление крестьян экономической политике помещиков. Крестьянские волнения охватывали прежде всего центральные области России и приводили не только к отдельным восстаниям, но и к постоянным, часто жестоким столкновениям. Недаром Белинский в 1847 г. указывал в письме к Гоголю, что «правительство... хорошо знает, что делают помещики со своими крестьянами и сколько последние ежегодно режут первых...» (1).
В новых условиях товарно-денежных отношений начинавшаяся борьба крестьянства за землю и волю становилась борьбой за крестьянски-буржуазный (2) путь развития страны, требовавший революционного уничтожения не только крепостного права, но и всего самодержавно-помещичьего строя.
Однако это не был единственно возможный путь. Некоторая, небольшая часть поместного дворянства все же продолжала попытки превратить свои поместья в доходные предприятия. Это был реформистский путь помещичье-буржуазного развития, требовавший уничтожения крепостного права и самодержавной власти, но укрепления дворянского землевладения.
В этом и заключалась объективная основа для расчленения либеральной и демократической тенденций в русской общественной жизни рассматриваемого периода. Начиная с 1840-х годов усиливается не только идейно-политическая борьба сторонников буржуазного развития с защитниками самодержавно-крепостнического строя, но и борьба между сторонниками помещичье-буржуазного и крестьянско-буржуазного путей развития страны.
Одновременно начали проявляться значительные сдвиги и в жизни городских слоев русского общества.
К 1840-м годам в стране заметно усилилось товарное обращение, быстро увеличивалось население больших городов, началась постройка первой железной дороги, происходил настоящий технический переворот, выразившийся в широком применении паровых двигателей и станков, в замене мануфактуры фабрикой. Все это были первые симптомы начинавшегося в стране промышленного переворота.
В связи с этим несколько возрос спрос на умственный и технический труд. Товарно-денежные отношения заметнее, чем в 1830-е годы, захватывали книгоиздательское дело, журналистику и т. д. Поэтому стала постепенно расти прослойка разночинцев, трудовой интеллигенции, выходившей из слоев городского мещанства и разорявшейся части дворян. Разночинцы не всегда, однако, находили устойчивый заработок. Отдельным из них, особенно в больших городах, приходилось жить в бедности, иногда даже в
-----------------------------------------------
1. Белинский В. Г. Полн. собр. соч., т. 10. М., 1953—1959, с. 213.
2. См.: Ленин В. И. Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905—1907 годов. — Полн. собр. соч, т. 16. с, 254
-------------------------------------------------
нищете. Социальные контрасты богатства и бедности обнажились гораздо заметнее, особенно в столице.
Глубокие сдвиги в экономической и социальной жизни страны подтачивали самые устои старого общественного строя и постепенно лишали старый общественный класс — крепостников-помещиков — и государственную власть — реакционное самодержавие — основы их господства.
Поэтому в жизни дворянства и стоящего у власти чиновничества все резче проявлялось теперь существовавшее и раньше противоречие между значительностью их общественной роли и реакционностью их деятельности, между внешней импозантностью и внутренней пустотой жизни. Становилось очевидным, что те политические нормы и прерогативы, за которые упорно цеплялись господствующие слои, являлись лишь ложным прикрытием еще более тяжелого, нежели раньше, угнетения и эксплуатации, уродовавших не только жизнь порабощенных масс, но и жизнь самих поработителей, делая ее все более бездеятельной и паразитической.
Новые тенденции в социальной жизни страны порождали существенные изменения и в политическом соотношении классов русского общества. Изменение характера классовой борьбы между усадьбой и деревней приводило к решительным переменам в политической позиции передовых кругов дворянства, которые до тех пор стояли во главе освободительного движения и определяли направление всей умственной жизни России. В 1810—1820 гг. из этих кругов вышли дворяне-революционеры, героически пожертвовавшие жизнью и свободой в борьбе с самодержавием. Они возглавляли тогда антикрепостнический фронт страны, и это придавало их борьбе огромный политический пафос.
В новых условиях, которые складывались с 1840-х годов, оказывалось, что большинство представителей передовых дворянских кругов уже не способно к революционной деятельности и даже к революционному образу мыслей, что они занимают теперь реформистские позиции, а в их общественных идеалах либерализм окончательно взял верх над демократизмом. Это и привело сначала к заметному ослаблению, а затем, в период правительственных реформ, к прекращению дворянско-революционного движения.
В 1840—1850 гг. лишь немногие продолжали идейные традиции декабризма. Среди них выдающуюся идеологическую роль играл Герцен.
Реформизм представителей дворянских кругов нового периода был прежде всего результатом перехода общества па новую ступень исторического развития. Дворянские круги все менее оказывались в состоянии быть представителями всего антикрепостнического фронта. Они становились идеологами лишь одного из путей капитализации страны — помещичье-буржуазного развития.
В условиях резкого усиления в дворянском движении либерализма, в условиях политической неразвитости и консервативности торгово-промышленной буржуазии идеологическое обоснование и защиту социальных интересов народных масс и прежде всего крепостного крестьянства взяли на себя лучшие представители разночинной интеллигенции.
Разночинство выдвигало людей, которые сумели возвыситься до принципиального идеологического осмысления всех противоречий национальной общественной жизни. Именно они стали во главе не только антикрепостнического, но и антипомещичьего фронта в стране. Они вдохновляли борьбу всех демократических слоев русского общества за уничтожение самодержавия и помещичьего землевладения. И это придавало их деятельности и общественным взглядам огромный пафос революционности.
Таким образом, ранее еще не расчлененные и слитые воедино в дворянско-революционном движении и его идеологии тенденции либерализма и демократизма (1) начали быстро расчленяться. Они образовали два различных идейных течения, глубоко враждебных друг другу.
Однако в 1840-е годы эти тенденции были еще тесно связаны между собой общими интересами борьбы с самодержавием и крепостничеством. Это десятилетие, как указывал Ленин, было тем временем, «когда классовые антагонизмы буржуазного общества были совершенно еще не развиты, подавленные крепостничеством, когда это последнее порождало солидарный протест и борьбу всей интеллигенции, создавая иллюзию об особом демократизме нашей интеллигенции, об отсутствии глубокой розни между идеями либералов и социалистов» (2).
Но в передовом литературном движении 1840-х годов, выражающем этот «солидарный протест», представители демократического течения общественной мысли уже занимали ведущее место и играли организующую роль. Это явилось ярким симптомом начала нового периода в развитии русского общества, его идеологии и художественной литературы.
Ко второй половине 1850-х годов произошло полное расхождение демократов и либералов и между ними началась непримиримая борьба. Противоречия русской общественной жизни рассматриваемого периода определяли не только возраставшую активность, но и новые особенности и тенденции самой общественной мысли. Заметные изменения в социальной жизни поставили перед русской общественностью уже в 1840-е годы роковой вопрос: куда идет Россия в социальном отношении, какой уклад, какие формы национальной жизни будут в ней в дальнейшем сохраняться и развиваться? Под знаком этого вопроса развивались затем русская художественная литература, публицистика, критика рассматри-
--------------------------------------------------------
1. См.: Ленин В. И. «Крестьянская реформа» и пролетарски-крестьянская революция. — Полн. собр. соч., т. 20, с. 174—175, 176—177.
2. Л е н и н В. И. Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов? — Полн. собр. соч., т. 1, с. 305.
--------------------------------------------------------
ваемого периода вплоть до 1880-х годов. И резко противоположные ответы, которые можно было дать на этот вопрос, разделяли русских писателей, публицистов, критиков этого времени на две большие группы.
Взгляды одних отражали различные тенденции передового для той эпохи буржуазного развития, они искали свои идеалы в будущем, но еще не имели возможности осознать всю глубину противоречий капиталистического строя из-за его неразвитости. Поэтому они были убеждены, что при полном уничтожении самодержавия и крепостничества страна сможет развиваться на основе передовых форм национальной культуры, форм западноевропейского типа, и что этим будет достигнуто освобождение и преуспевание всех жизнеспособных слоев общества. Мировоззрению этой группы русских писателей и публицистов были свойственны, таким образом, черты просветительства.
Придавая понятию «просветительство» точный, конкретно-исторический смысл, Ленин наметил следующие характерные черты воззрений «просветителей» 60-х годов. Это горячая вражда «к крепостному праву и всем его порождениям в экономической, социальной и юридической области»; далее, это «горячая защита просвещения, самоуправления, свободы, европейских форм жизни и вообще всесторонней европеизации России»; затем, это «отстаивание интересов народных масс, главным образом, крестьян (...) искренняя вера в то, что отмена крепостного права и его остатков принесет с собой общее благосостояние, и искреннее желание содействовать этому» (1). Следовательно, Ленин называл «просветителями» только передовых мыслителей периода перехода от крепостнического строя к капиталистическому, которые еще не понимали противоречий капитализма и считали новый строй, выраставший на развалинах крепостничества, «золотым веком» человечества.
Черты просветительства проявлялись в творчестве некоторых передовых русских писателей и публицистов еще в самом начале XIX столетия. Это столетие вообще было русским «веком Просвещения», вовсе не представлявшим собой подражания французскому Просвещению, но имевшим свои национальные корни и самобытное содержание.
Однако расцвет русского просветительства, связанный в основном с формированием революционно-демократического мировоззрения, падает на 1840—1860 гг. Крупнейшие выразители этого мировоззрения в художественной литературе и критике — Белинский, Некрасов, Чернышевский, Добролюбов, Писарев, Салтыков-Щедрин — были выдающимися просветителями-демократами, видевшими грядущий «золотой век» жизни русского общества в свободе и благосостоянии крестьянства, в его развитии
---------------------------------------------------
1. Ленин В. И. От какого наследства мы отказываемся?— Полн. собр. соч., т. 2, с. 519.
---------------------------------------------------
на основе общинных или артельных начал и передовых форм национальной культуры. И лишь демократы-народники отказывались в течение 1870-х годов от этих прогрессивных, просветительских иллюзий, переходя к идеализации отсталых, патриархально-общинных отношений крестьянской жизни.
Но просветительский образ мыслей был присущ не только революционным демократам. Он был свойствен и некоторым представителям либерального дворянства, той его части, которая связывала свои общественные идеалы с действительной перестройкой всей помещичьей жизни на прогрессивный для того времени буржуазный лад, а отсюда с действительным и полным раскрепощением крестьянства. Это было буржуазно-реформистское течение в дворянском либерализме, отличавшееся от его консервативно-реформистского течения, представители которого стремились лишь приспособить старый крепостническо-помещичий уклад к требованиям буржуазного развития и тем самым сохранить его. Наиболее значительными представителями либерального просветительства в художественной литературе и публицистике являлись в предреформенный период Тургенев и Грановский, в пореформенный — Ф. П. Еленев (Скалдин), характеризуя взгляды которого Ленин и дал свое определение просветительства.
Однако поскольку в результате правительственных реформ в стране долго сохранялись значительные пережитки старого, самодержавно-крепостнического строя, замедлявшие и искажавшие буржуазное развитие, просветительский склад в русской передовой общественной мысли проявлялся и позже — в течение всей второй половины XIX в. Просветителями-демократами по складу мышления оставались также Короленко, Чехов, Мамин-Сибиряк.
Просветительство выражало глубокое недовольство и протест передовых слоев русского общества против всего, что препятствовало развитию прогрессивных принципов и форм национальной жизни.
Но и в консервативных слоях русского общества росли недовольство и протест. Эти слои возмущались всем, что подтачивало и разрушало старый уклад национальной жизни, выступали против ожесточенности в отношениях усадьбы и деревни, бездушной, капцелярско-казарменной системы управления страной, усиления социальных контрастов в городской жизни и, наконец, против передовых революционных и материалистических принципов общественного мышления.
Свое выражение это и находило в мировоззрении особого склада, которое отрицало существующие отношения во имя уходящих в прошлое, социально-ретроспективных идеалов. Многие писатели, публицисты, критики рассматриваемого периода призывали общество оглянуться назад и возвратиться к старым, существовавшим до разложения крепостнического уклада формам общественной жизни.
Они напоминали о патриархальных отношениях между усадьбой и деревней, а также между городскими социальными слоями. И идеализировали их за простоту, за преобладание в них нравственно-душевных побуждений над рассудочными и стихийных стремлений к некоему социальному содружеству над индивидуалистическими интересами.
Нравственную чистоту и простоту жизни эти писатели и публицисты искали преимущественно в жизни социальных низов, в особенности крестьянства. По их мнению, русское общество должно было вернуться к своим исконным, национально-самобытным, патриархальным формам жизни, к нравственному союзу привилегированных слоев с народом. Таков был другой ответ на вопрос, куда идет Россия в социальном отношении.
Социально-ретроспективные идеалы также осознавались по-разному в различных течениях общественной мысли, выражавших идеологию тех слоев общества, которые деградировали вследствие развития буржуазных отношений.
Но и в этих течениях общественная мысль была так или иначе направлена прежде всего на разрешение социальных вопросов. В 1840—1850 гг. такого рода взгляды нашли выражение в различных оттенках «славянофильства», позднее — в «почвенничестве». Среди крупных художников слова их выражали в своем творчестве Тютчев, Л. Н. Толстой, А. К. Толстой, поздний Достоевский. Их идеалы имели высоконравственное значение. И вытекавшее из них критическое отношение к жизни, то разоблачение внутренних противоречий в жизни господствующих слоев русского общества, которому эти писатели посвятили в основном свое творчество, было в высокой степени прогрессивным.
Итак, резкое углубление противоречий между новым, прогрессивным содержанием и отсталыми, реакционными формами русской гражданской жизни вызвало небывалую активность национальной общественной мысли, которая обратилась к новым социальным проблемам и была проникнута пафосом защиты народных масс и демократичности. Отсюда же вытекала резко возросшая сила и глубина критического осознания нараставших противоречий русской действительности в свете этих новых идейных стремлений.
Усиление критической направленности литературы привело к дальнейшему развитию и расцвету реалистического отражения жизни. Реализм стал теперь вполне опознанным принципом творчества и основным требованием программы нового литературного направления. Реализм русской литературы рассматриваемого периода проявлялся, как и прежде, по преимуществу в критическом изображении современной общественной действительности. Это был критический реализм, достигший в русской литературе своего полного расцвета.
Литература критического реализма в рассматриваемый период заключала в себе глубокое и своеобразное содержание. Она реалистически разоблачала кризисное состояние русского общества.
Литература с разных сторон раскрывала проявления этого кризиса в человеческих характерах, отношениях, переживаниях. Она показывала политическую косность чиновничьей власти, паразитическое вырождение и нравственный кризис дворянства, неразвитость и ограниченность буржуазных слоев, идейно-политическую слабость и трусливость либерального движения, закабаленность и отсталость трудящихся народных масс, слабость сил революционной демократии.
Но вместе с тем литература обнаруживала и огромные возможности прогрессивного развития, таившиеся в русском обществе, в его демократических слоях, — неиссякаемую способность народных масс к созидательному труду, их самоотверженность в защите интересов родины и в борьбе за освобождение, а также неиссякаемость умственных и нравственных сил демократической интеллигенции, ее активность в борьбе за освобождение народа.
Все эти особенности содержания художественной литературы вызывали переосмысление и переработку старых принципов и форм изображения жизни и возникновение новых. Так, раскрытие глубокой внутренней неудовлетворенности и нравственных исканий в среде господствующих слоев и разночинной интеллигенции привело к развитию жанра социально-бытового романа и повести, психологических по изображению характеров героев. Наибольшие достижения принадлежали в этом жанре Л. Толстому, Тургеневу, Достоевскому, а по-своему и Гончарову. Изображение идейно-политической борьбы революционной демократии приводило к появлению романов, политических по проблематике и конфликтам. Такие романы характерны для творчества Чернышевского, Слепцова, Омулевского, Степняка-Кравчинского и других писателей. Оба вида романов отличались остротой постановки социальных и идеологических проблем. Весь рассматриваемый период был временем расцвета проблемного романа.
Вместе с тем большое развитие получает в литературе второй половины XIX в. жанр художественного очерка и целых циклов очерков — жанр, вполне отвечающий задаче раскрытия социального состояния различных общественных слоев. С середины 1840-х и по 1880-е годы этот жанр культивируют и рядовые писатели, и крупные художники слова. Одни из них сосредоточивались па сочувственном осмыслении жизни крестьянства и городской бедноты. С наибольшей художественной силой осуществлял эту задачу Некрасов, а также Тургенев в ранний период творчества. Позднее очерковому воспроизведению народной жизни посвятили свое творчество Н. Успенский и Ф. Решетников, Г. Успенский и Н. Каронин и другие авторы.
С другой стороны, очерки и циклы очерков явились соответствующей формой для сатирического разоблачения жизни господствующих слоев, в особенности дворянства и чиновничества, в период общего кризиса старого строя. Много сделали в этом отношении Некрасов и в особенности Салтыков-Щедрин, давший выдающиеся образцы социально-политической сатиры.
Творческое освоение новых сторон общественной жизни привeлo литературу к значительным изменениям и в особенностях художественной речи. Начиная с 1840-х годов в литературе все обильнее воспроизводятся характерные черты бытовой речи различных социальных слоев, преимущественно демократических, особенности крестьянских диалектов разных областей и диалектов городских профессий, а также своеобразие литературной деловой речи — канцелярской, газетной и т. п.
Русская литература второй половины XIX в. представляет собой художественное отражение особенной, исторически неповторимой ступени развития русского общества в его национальном своеобразии. По богатству содержания, по глубине, силе и остроте постановки важнейших общественных проблем, по творческим достижениям она не только не уступает литературам других передовых стран того же времени, но уже превосходит их в этих отношениях и приобретает тем самым всемирно-историческое значение. Со второй половины XIX в. начинается русский период развития мировой литературы.