Типы социального прогресса


вернуться в оглавление учебника...

"Исторический материализм", под ред. А.П.Шептулина и В.И.Разина
Москва, "Высшая школа", 1974 г.
OCR Biografia.Ru

продолжение книги...

§ 3. Типы социального прогресса

Прогресс не сводится к смене формаций. Он обнимает эволюционное развитие в рамках формации и революционные переходы к новой формации, когда старая формация становится препятствием для дальнейшего развития общества. Таким был до социализма ход общественного прогресса. Структура формации определяет облик происходящего в ее рамках прогресса, его характерные черты. Разные формации — разные типы социального прогресса.
Прогресс в условиях первобытного общества. Первой, древнейшей формацией в истории человечества было первобытное общество. Это общество существенно отличалось от классовых антагонистических обществ. Своеобразные черты присущи и прогрессу в условиях первобытной общественно-экономической формации.
Первая формация в истории человечества существовала десятки тысяч лет. На протяжении всего этого времени она была единственной формацией человеческого общества. «Архаическая или первичная формация земного шара» — так назвал ее Маркс (1). Сама дли-
-------------------------------------------------------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, стр. 413.
-----------------------------------------------------------------------------------
тельность существования первобытного общества говорит о медленном развитии в ту пору истории. Объяснение этого заключается прежде всего и главным образом в способе производства, свойственном первобытному обществу: в характере и уровне производительных сил и в характере производственных отношений. Сказывалось влияние и других черт первобытного общества.
Первобытное общество начинало с очень низкого уровня производительных сил, полученных в «наследство» от первобытного стада. Это должно было отрицательно сказаться на темпах развития. Чем ниже исходный уровень техники и производственного опыта, тем медленнее идет развитие.
Энгельс писал, что основой всякого прогресса в обществе является избыток продукта труда над издержками поддержания труда (1). Энгельс имел в виду создание прибавочного продукта — излишка над жизненными средствами, необходимыми для воспроизводства рабочей силы. В первобытном обществе такой излишек в силу крайне низкой производительности труда мог производиться лишь в ничтожном количестве, притом случайно, спорадически. Ограниченность производственной деятельности, естественно, сдерживала темпы развития первобытного общества. Это, однако, не все объяснение. Чтобы ответить на вопрос о причинах медленного прогресса в первобытном обществе, нужно обратиться к его общественному строю.
В качестве первичной и основной общественной ячейки первобытного строя выступает род, родовая община. "Природная общность" (К. Маркс), идущая еще от прежних, дообщественных, стадных форм существования, в родовой общине имеет свою опору в общем труде ее членов и общей собственности на средства производства. Это была родо-племенная собственность на район обитания, который являлся производственной территорией племени, его промысловой и кормовой территорией, и на все, что находилось в этом районе. Личная собственность членов общины на оружие, одежду, украшения и т. п. играла подчиненную роль.
Как известно, в первобытном обществе не было эксплуатации человека человеком, не было, следовательно, и классов. Производственные отношения в первобытном обществе следует поэтому определить как отношения коллективности. При таком характере производственных отношений можно сказать, что в первобытном обществе плоды прогресса были достоянием первичного коллектива в целом — рода и племени.
При этом приходится обязательно учитывать своеобразную узость, ограниченность производственных отношений первобытного общества. Родовая община была малочисленна по составу, межплеменные связи были редки и случайны. Это ограничивало возможность передачи прогрессивных достижений от племени к племени и тормозило развитие.
----------------------------------------------------------------------------------------
1. См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 190.
----------------------------------------------------------------------------------------
К этому нужно добавить еще одну особенность первобытного общества. Род был не только производственным объединением людей, связанных известными производственными отношениями. Члены его были связаны также и кровным родством. Производственные отношения выступали в первобытной общине в оболочке родственных отношений. Там, где обрывались родственные связи, там, по существу, обрывались и производственные отношения. Такая черта первобытного строя отражалась в сознании и поведении людей. Поэтому для первобытной эпохи характерно, что помощь, сотрудничество, обязательства и т. д. распространялись только на тех, кто охватывался родовыми связями. «Чужих» опасались, подчас рассматривали как врагов. «Все, что было вне племени, было вне закона»,— писал Энгельс (1). Само собой понятно, что такой характер отношений отнюдь не способствовал прогрессу первобытного общества.
Собственность общины на средства производства, объективная необходимость максимального сплочения сил общины в борьбе с природой, родовой строй, неразвитость общественного и индивидуального сознания — все это определило и такую характерную черту первобытного общества, как подчиненность члена общины власти традиции, носителем которой была община. Примитивной коллективности первобытного общества соответствовала неразвитая индивидуальность его членов. То и другое было связано между собой, взаимно друг друга обусловливало и «дополняло».
Власть традиции имела положительную сторону, поскольку она сплачивала, консолидировала общину и означала сохранение приобретенных знаний, производственных приемов и т. д. Но она играла и отрицательную роль, поскольку она определяла косность общественного и индивидуального сознания, его малую подвижность, что отрицательно сказывалось на развитии общества, в том числе — на развитии в сфере производства.
Не следует, однако, абсолютизировать власть общинных представлений над сознанием членов родо-племенных общин. При первобытнообщинном строе развитие техники было очень медленным, но оно все же происходило и осуществлялось сознательной деятельностью и усилиями членов общины. Были открытия, находки, изобретения, и делались они талантом и трудом одаренных членов первобытных родов. История первобытного общества — «безличная» история. Ее действующие лица, их облик, имена, конкретная деятельность навсегда исчезли во тьме прошедших тысячелетий. Но и в ту далекую эпоху история была делом и творчеством людей, и в этом творчестве свою роль сыграли те из них, кто открывал новое, и это новое, при всех осложняющих обстоятельствах, принималось и усваивалось общиной.
Первобытнородовая община была не только объединением людей, связанных определенными производственными отношениями. Род одновременно представлял собою известную форму отношений
------------------------------------------------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр. 99.
---------------------------------------------------------------------------
по производству самих людей. Родовое устройство означало запрет браков внутри рода и их дозволение внутри племени — между членами родов, образовывающих племя. Род был экзогамным объединением; племя, охватывавшее несколько родов, по меньшей мере два рода, было эндогамным объединением.
Производственные отношения в первобытнородовой общине переплетались с отношениями по производству человека — своеобразная черта, больше уже никогда не повторявшаяся в истории человечества. Отсюда особенность прогресса в первобытном обществе: прогресс первобытной общины, детерминированный развитием производительных сил, сопровождался прогрессом в сфере брачно-семейных отношений — прогрессом, шедшим, как правило, от группового брака через переходные формы, суживавшие круг брачущихся, к парной семье и, в период разложения первобытного общества, к моногамной семье.
Родовое устройство общества находило свое отражение в его духовной жизни и весьма сильно влияло на ее развитие. Развитие связано с дифференциацией целого, с переходом от простого к сложному. Низкий уровень развития первобытного общества находил свое выражение в его слабой расчлененности. Это сказывалось в общественном сознании родо-племенной группы. Формы общественного сознания еще не были дифференцированы. В мифологическом мировоззрении первобытной общины сливалось и переплеталось в начальном состоянии то содержание, которое в дальнейшем, в итоге длительного развития, расчленилось в классовом обществе на собственно религию, философию, науку, поэзию, изобразительные искусства и т. д.
Первобытное общество, как мы уже говорили, не знало классовых противоречий и антагонизмов, в нем не было деления на силы прогресса и силы реакции. Тем не менее далеко не все в развитии этого общества можно расценить как прогресс.
Изучение жизни отсталых племен всегда обнаруживает рядом с обычаями и порядками, имеющими радиональный смысл и объективно полезными для общины, обычаи и порядки, объективно бесполезные, а зачастую и прямо вредные, мешающие развитию. Энгельс писал о «первобытных бессмыслицах», имея в виду ложные представления первобытного сознания. Таких первобытных бессмыслиц было предостаточно также и в распорядках первобытной общины.
В общественном сознании первобытной общины противоречиво сочетались рациональное знание и религиозные суеверия. Рядом с прогрессом в области знания, усиливавшим позиции общины в борьбе с природой, шло видоизменение и усложнение фантастических, религиозных представлений, лишенных объективной истины. Обычаи и нормы рода и племени принимали форму религиозных установлений и запретов с характерными для религии абсолютностью, категоричностью, жесткостью. Прогресс в первобытном обществе был трудным, медленным. Он ускоряется период разложения этого общества.
Прогресс в классовом эксплуататорском обществе. Свыше 5000 лет назад в результате разложения первобытного общества возникли первые классовые образования. От этого времени ведет свое существование классовое антагонистическое общество. В своем развитии оно прошло через три формации: общество рабовладельческое, феодальное и капиталистическое. Современная эпоха — это эпоха перехода человечества от последней классовой антагонистической формации — капиталистического общества — к социализму — первой фазе коммунистического общества. Таковы временные рамки существования классового эксплуататорского общества.
Прогресс в классовом обществе намного ускоряется в сравнении с прогрессом в первобытном обществе. В то же время условия общества, разделенного на враждебные классы, наложили резкий отпечаток на облик прогресса, совершавшегося в классовых формациях, определили специфические особенности последнего.
Классовое общество, основанное на эксплуатации,— общество антагонистическое. Антагонизмы, заложенные в его экономической структуре, пронизывают все его отношения, все стороны его жизни и определяют поступательное движение этого общества. «Без антагонизма нет прогресса,— писал Маркс.— Таков закон, которому цивилизация подчинялась до наших дней» (1). В классовом обществе прогресс — плод антагонизмов и сам несет печать антагонизмов.
Эти две черты прогресса в-условиях классового эксплуататорского общества ярко показаны в высказываниях Маркса и Энгельса. «Так как основой цивилизации служит эксплуатация одного класса другим,— писал Энгельс,— то все ее развитие совершается в постоянном противоречии. Всякий шаг вперед в производстве означает одновременно шаг назад в положении угнетенного класса, то есть огромного большинства. Всякое благо для одних необходимо является злом для других, всякое новое освобождение одного класса — новым угнетением для другого» (2).
Прогресс в классовом обществе осуществляется прежде всего благодаря труду народных масс, их борьбе, но именно народным массам в наименьшей мере достаются плоды прогресса. «По мере того как происходит общественное развитие труда и таким образом труд становится источником богатства и культуры,— развивается бедность и обездоленность на стороне рабочего, богатство и культура на стороне нерабочего». Маркс определил это как «закон всей истории (со времени разделения общества на классы.— Авт.) до настоящего времени» и как «общественное проклятие», которому только пролетариат способен положить конец (3).
Апологеты капитализма многократно расписывали «благодеяния», которыми буржуазия осыпала пролетариев. Воспевается прогресс, происшедший в положении трудящихся классов за время существования капитализма и, особенно, в XX в. Конечно, такой прогресс имел место, марксисты и не думают этого отрицать. Но,
-----------------------------------------------------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4, стр. 96
2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр. 177.
3. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 19, стр. 15.
---------------------------------------------------------------------------
во-первых, этот прогресс не был дарован эксплуататорами, он был отвоеван у богатых и властвующих трудящимися классами в упорной борьбе, и никто еще не сосчитал жертв, принесенных ими в этой борьбе. Там, где буржуазия не встречала сопротивления, она сохраняла или устанавливала самые отсталые, варварские и жестокие формы эксплуатации, вплоть до рабства. История рабовладения в обеих Америках — убедительное тому подтверждение. Во-вторых, хотя формы эксплуатации пролетариата в развитых капиталистических странах смягчились в сравнении с эксплуатацией труда в докапиталистических классовых формациях, однако масштабы эксплуатации, количество эксплуатируемых и количество присваиваемого прибавочного труда увеличились в огромной степени.
Прогресс за счет народных масс, ценою страданий народных масс — так можно кратко выразить характер прогресса на протяжении тысячелетий существования классового общества. Такой характер прогресса не только сохранился, но еще усилился, когда история поставила в порядок дня переход от феодализма к капитализму. Напомним в этой связи ужасы первоначального капиталистического накопления, описанные Марксом в «Капитале». Свое изложение Маркс резюмировал словами: «...Новорожденный капитал источает кровь и грязь из всех своих пор, с головы до пят» (1).
И тогда, когда капиталистическое общество сложилось и утвердилось, его поступательное движение сохранило свой облик. Прогресс осуществлялся за счет эксплуатации трудящихся. Масштабы эксплуатации пролетариата, всех трудящихся классов продолжали увеличиваться. Весь мир оказался сферой капиталистического хищничества. В странах капитализма росла и растет численность рабочих, а значит, растет число эксплуатируемых, растет относительная прибавочная стоимость — увеличивается доля присваиваемого капиталистами труда рабочих, повышается норма эксплуатации. Существование рабочего класса подчинено закону относительного, а зачастую и абсолютного обнищания. Объектом эксплуатации является также мелкая буржуазия; разорение крестьян и ремесленников сопровождает всю историю капитализма. Беспощадному подавлению и ограблению подвергаются народы колоний и зависимых стран.
Энгельс писал, что недопотребление масс есть необходимое условие всех основанных на эксплуатации форм общества, в том числе и капиталистической (2). За 100 лет, прошедших от того времени, когда Энгельс выдвинул это положение, производство в капиталистическом мире выросло в огромной степени. Тем не менее это положение справедливо и сегодня. Факты, взятые с достаточной полнотой, объективный анализ положения народных масс в капиталистическом мире с несомненностью это подтверждает. Защитники капитализма, когда касаются вопроса об уровне жизни населения в капиталистическом мире, любят приводить цифры, относящиеся к
---------------------------------------------------------------------
1. К. Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 23, стр. 770.
2. См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 20, стр. 297.
---------------------------------------------------------------------
высокоразвитым капиталистическим странам. Причем и здесь они предпочитают пользоваться средними цифрами, скрывающими контрасты богатства и бедности, роскоши и скудости, излишеств и нищеты. Средние цифры доходов и потребления по США, конечно, могут произвести впечатление. Но кто же не знает о многочисленных трущобах больших городов с прозябающим в них негритянским населением? О десятках миллионов американцев, живущих в нищете?
Но капиталистический мир не сводится к богатым странам империализма. Рядом с ними существует множество стран с чрезвычайно низким жизненным уровнем — результатом безжалостной эксплуатации и прямого ограбления, каким они подвергались со стороны империалистических государств. Следует прибавить, что для многих стран — это не только вчерашний, но и сегодняшний день. Достаточно вспомнить участь ряда стран Латинской Америки, изнемогающих от хищничества империализма США.
Антагонистическое распределение плодов прогресса в классовом обществе распространяется и на сферу духовной культуры. Господствующие классы эксплуататорского общества всегда стремились отстранить народные массы от достижений культуры, лишить их образования или дать его в минимальном размере, усматривая в этом средство сохранения своего господствующего положения. Монополия, привилегированных классов на развитие — одна из самых характерных, отвратительных и, добавим, самых пагубных для прогресса черт классового общества.
Печать антагонистичности, лежащая на прогрессе в эксплуататорском обществе, проявляется и в том, что прогресс приобретает облик двуликого Януса: прогрессу сопутствует регресс, поступательное движение в одном отношении оборачивается попятным движением в других отношениях. Все, что порождено цивилизацией, писал Энгельс, двойственно, двусмысленно, раздвоено, противоречиво. Всякий прогресс в нем в то же время означает и относительный регресс (1).
Весьма отчетливо эта закономерность выступает, когда мы рассматриваем рост производительных сил и связанное с ним развитие разделения труда в классовом обществе. Как показал Маркс, в истории развития производства разделение труда представляет собой прогрессивное явление исключительного значения, поскольку через разделение труда выступает производительная сила общественного труда. Между развитием разделения труда и ростом производительных сил — внутренняя, необходимая связь рост разделения труда выступает как существенный момент в росте производительных сил. И то, и другое — факты общественного прогресса. Но в классовом, антагонистическом обществе прогресс в разделении труда оборачивается регрессом.
В этой связи прежде всего надо указать на отделение города от деревни, промышленности от сельского хозяйства. Оно возникает
---------------------------------------------------------------------
1. См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 21, стр. 68—69, 177.
----------------------------------------------------------------------
вместе с возникновением классового общества и в силу антагонистичности последнего приобретает форму противоположности между городом и деревней. Вся экономическая история общества, писал Маркс, резюмируется в движении этой противоположности (1). Отделение города от деревни как форма разделения труда и как основа всего прочего разделения труда в истории классового общества было прогрессом. И в то же время оно было регрессом, поскольку означало эксплуатацию деревни городом, отрицательно влияло на развитие и деревни, и города.
С этой противоположностью связана и другая, также проходящая через всю историю классового общества,— противоположность между физическим и умственным трудом. С переходом к классовому обществу исчезает целостный характер труда, который был свойственен первобытному обществу, где труд был соединением физического и умственного труда, хотя и в неразвитых формах. В обществе с классовыми противоположностями умственный труд отделяется от работников, обреченных на тяжкий физический труд, и превращается в привилегию господствующих классов. Бее развитие классового общества во всех областях его жизни — от материального производства до самых «высоких» сфер духовной жизни — протекает в рамках этой противоположности, испытывает на себе ее влияние и, в свою очередь, все больше ее углубляет. И снова перед нами то же двойственное, противоречивое сочетание прогресса и регресса в этом процессе.
Особенно резко противоречивость прогресса, его сочетание с регрессом выступает в капиталистическом обществе: в указанных противоположностях города и деревни, умственного и физического труда, во всей системе разделения труда, присущего капиталистическому обществу.
В капиталистическом обществе сложилось крупное машинное производство, основанное на применении науки в производственном процессе. Это был большой шаг вперед, скачок в сравнении с предшествовавшими эпохами, когда производство велось с помощью эмпирически найденных и весьма медленно пополнявшихся приемов и рецептов. Развитие науки как фактора производственного процесса представляло собою выдающееся прогрессивное явление в истории производства и общества. Но оно вошло в жизнь общества как порождение капитализма. Капитал не создает науки, но он присваивает ее, использует как средство обогащения. В то время как на прежних ступенях производства имевшийся объем знаний и опыта был связан непосредственно с трудом, с работником, выступал, как правило, в виде умения, навыка, опыта этого работника, в капиталистическом обществе наука отделяется от непосредственного труда, от рабочего, выступает как чуждая ему и господствующая над ним сила. То же противоречивое соединение прогресса и регресса бросается в глаза при рассмотрении той роли, какую сыграло появление и
----------------------------------------------------------------------------
1. См.: К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 365.
--------------------------------------------------------------------------
распространение машин в производстве. Маркс в «Капитале» показал противоречия, рождаемые капиталистическим применением машин. При капиталистической системе методы повышения общественной производительной силы труда осуществляются за счет рабочего. Это в полной мере относится и к машинам. Будучи средствами для развития производства, они выступают в то же время как средства подчинения и эксплуатации производителя, они уродуют рабочего, делают из него односторонне развитого человека, принижают его до роли придатка машины. Еще одна характерная черта прогресса в истории эксплуататорских обществ — крайняя его неравномерность. Бросается в глаза, прежде всего, различие в темпах развития отдельных обществ, стран, народов. Они различны, если рассматривать развитие народов в рамках одной и той же формации. Они различны и тогда, когда речь идет о переходе народов от одной формации к другой. Так, капиталистическая Россия в начале XX в. отставала от Германии, Франции и т. д. Но она первой перешла к новой формации, опередив все другие страны мира. Переход разных народов к новой формации в условиях классового общества происходит, как правило, не одновременно. Страна, совершившая этот переход первой, указывает путь, который разновременно в основных чертах повторяют вслед за ней другие страны.
Различия в темпах развития разных стран, народов и государств обусловливались многими причинами. На первом месте, как определяющие, стоят, конечно, факторы экономического порядка. Но следует учитывать и другие факторы, вырастающие на экономической основе: ход классовой борьбы, национальные движения, строй государства и его деятельность, внешние политические отношения, политическую независимость, ее утрату и завоевание, размах революций, их победы и неудачи.
Особо следует указать на роль, которую играли войны. Подъем и, наоборот, упадок многих стран, народов и государств, задержки в развитии, иногда гибель государств и развитых культур в результате войн — история классового общества пестрит подобными фактами.
Есть еще одно важное обстоятельство, которое надо учитывать, когда речь идет о неравномерности темпов исторического развития. Каждая из существовавших до нашего времени общественных формаций знала периоды рождения и расцвета, когда ее производственные отношения соответствовали характеру производительных сил и способствовали их росту. Затем неизбежно следовал период упадка формации: ее производственные отношения переставали соответствовать выросшим производительным силам, превращались в тормоз их развития. Способ производства этой формации утрачивал свой прогрессивный характер, что отражалось на всех других сторонах жизни формации. Естественно, что история народов шла по-разному, в зависимости от того, через какой этап в развитии формации они проходили.
Эта сторона дела сейчас имеет особую важность по той причине, что капитализм в настоящее время является общественной формацией, находящейся в состоянии глубокого упадка. Производственные отношения современного капитализма состоят в остром противоречии с выросшими производительными силами, мешают полному и рациональному использованию тех возможностей роста производительных сил, которые создаются развертывающейся научно-технической революцией. Это противоречие крайне резко сказывается во всех областях жизни капиталистического общества.
Это не значит, конечно, что современный капитализм являет собою картину сплошного разложения. В капиталистическом обществе есть мощные силы прогресса, которые все более эффективно и ярко заявляют о себе в самых разных областях общественной жизни и деятельности. Прогрессивные изменения происходят и в сфере производства. Марксистами давно отброшены теории «стагнации» капитализма и «закупорки» его производительных сил. Ленин указывал, что тенденция к загниванию капитализма отнюдь не исключает быстрого роста отдельных отраслей капиталистического производства, отдельных капиталистических стран. Это указание Ленина сохраняет свою силу и при современных условиях, с учетом, конечно, того, что противоречивое сочетание тенденций загнивания и роста в современном капитализме проявляется иначе, чем полстолетия назад.
Научно-технический прогресс, рост производительных сил, дальнейшее обобществление производства — все это имеет место и в современном капитализме. Но если раньше, когда капитализм был на подъеме, прогресс капиталистического производства носил на себе печать антагонизмов общества, то в современную эпоху, когда капитализм переживает глубочайший кризис, этот прогресс порождает особенно болезненные явления, движется в рамках острейших противоречий и еще более усиливает их.
Самым резким проявлением загнивания современного капитализма является беспримерная милитаризация империалистических государств. В странах империализма научно-технический прогресс используется по преимуществу в условиях вооружения (1). Производство во имя разрушения, творчество для создания средств массового уничтожения — такова действительность сегодняшнего дня в капиталистическом мире.
Одна из самых ярких особенностей прогресса в классовом обществе состоит в том, что прогресс в нем является объектом и результатом постоянной борьбы между классами, пронизывающей все стороны общественной жизни. Классовая борьба — движущая сила прогресса в классовом обществе. В истории классовых обществ чрезвычайно редкими являются ситуации, когда все классы и социальные группы в той или иной стране объединяют свои усилия для достижения общей прогрессив-
------------------------------------------------------------
1. Профессору А. Валентайну (США) принадлежат слова: «Как только наука делает открытие, дьявол немедленно хватает его в то время, как ангелы обсуждают наилучшие пути использования этого открытия». С этим хлестким высказыванием перекликаются слова Р. Оппенгеймера, «отца атомной бомбы», который в 1956 г. сказал: «Мы сделали работу за дьявола».
---------------------------------------------------------
ной цели. Защита своей страны от нападения извне, борьба за освобождение народности или нации от поработителей, подчас борьба со стихийными бедствиями — этим, собственно, исчерпываются такие ситуации.
Правилом для классовых обществ является деление на враждебные классовые лагери, на силы прогресса и силы реакции. Передовым классам и группам, силам прогресса, противостоят реакционные силы, классы, группы. Прогресс в эксплуататорских обществах осуществляется в борьбе этих сил. Прогрессивным общественным движениям, взглядам, течениям приходилось и приходится пробивать себе путь, преодолевая сопротивление реакции. В этой борьбе особенно важную роль играет борьба трудящихся классов за свое освобождение против господствующих эксплуататорских классов. Связь прогресса с борьбой между классами отражается на всем ходе прогресса.
Особенное значение для прогресса общества имеют революции — высшая точка в развитии борьбы угнетенных классов против угнетателей. Революции всегда выступали как великое обновление, призывающее на арену исторической деятельности новые классы и социальные группы, вливающее новые силы в общество, ускоряющее его развитие. Особая прогрессивная роль здесь принадлежит революции социалистической, которую осуществляют народные массы во имя собственных интересов и которая открывает самые широкие возможности для творческой деятельности масс. Антагонистический характер классового общества наиболее резко проявляется в войнах. Война является постоянным спутником классового эксплуататорского общества. Эксплуатация человека человеком и истребление человека человеком — таковы две стороны этого общества на всем протяжении его истории. Это относится в полной мере и к капитализму, с учетом той, конечно, существенной разницы, что масштабы войн при капитализме и, следовательно, мера рожденных ими бедствий несравнимы с тем, что происходило в предшествующие эпохи.
Эта черта классового общества сказывается и на облике социального прогресса. Прогресс в этом обществе, в силу антагонистической природы последнего, сопровождается войнами, зачастую осуществляется средствами войны.
Марксистско-ленинская теория делит войны на прогрессивные и реакционные, справедливые и несправедливые. Это деление распространяется на всю историю классовых обществ. Справедливыми и безусловно прогрессивными являлись и являются гражданские войны — войны угнетенных классов против угнетателей; национальные войны — войны порабощенных народностей и наций против поработителей; оборонительные войны, в которых народы защищают свою независимость от агрессоров, и некоторые другие.
Войны, сопровождающие историю классового общества, усиливают трагический облик прогресса в этом обществе. Множество раз в истории прогрессивные движения подавлялись реакционными классами и государствами посредством войн, кровавых экзекуций, массовых казней. Реакционные эксплуататорские классы всегда рассматривали насилие и войну в качестве «последнего довода» против прогрессивных сил и движений. Вспомним поход феодальных государств Европы против революционной Франции в конце XVIII в., расправу войск Тьера и Бисмарка с Парижской Коммуной, интервенцию 14 государств против Советской России. Вспомним недавнее время, когда выпестованная мировым империализмом гитлеровская Германия напала на нашу страну, чтобы в крови советских людей утопить социализм.
Против насилия, направленного на защиту отживающего, косного, враждебного прогрессу, революционные классы и силы, отстаивающие дело прогресса, вынуждены сами прибегать к насилию, к оружию, к войне. Особенно часто это происходило в истории стран и народов в периоды упадка формаций, когда господствующие эксплуататорские классы используют все средства, в том числе и силу, чтобы отстоять существующие порядки и свои привилегии.
Следует в то же время учитывать, что насилие может играть прогрессивную роль, лишь поскольку оно помогает решать задачи, поставленные развитием общества. Поэтому роль насилия — не самостоятельная роль. Передовые классы и слои в условиях классового эксплуататорского строя вынуждены нередко прибегать к насилию, чтобы сломить косное старое и открыть дорогу новому. Но это новое окончательно утверждается главным образом потому, что оно представляет более высокую ступень развития, что оно несет с собой невиданные ранее результаты и возвышает человечество. И это никаким насилием заменить нельзя.
Прогресс в условиях социализма. Эпоха, в которую мы живем, это — эпоха перехода от капитализма к социализму. Новое, социалистическое общество давно уже стало реальностью сначала в нашей стране, затем в ряде других стран. В процессе строительства социализма и коммунизма отчетливо выявились особенности прогресса в условиях новой формации. Они вытекают, в конечном счете, из свойственного этой формации способа производства, из ее экономического строя. В условиях социализма навсегда ликвидируется наиболее тягостная черта прогресса в классовом, антагонистическом обществе, «общественное проклятие», по словам Маркса,— прогресс за счет народных масс, ценою страданий народных масс. Прогресс в социалистическом обществе осуществляется трудом, усилиями всего народа, и плоды прогресса достаются самому народу.
Происходит важнейший прогресс в самом прогрессе, скачок, который уже оказал огромное влияние на ход мировой истории и окажет еще большее влияние в дальнейшем.
Такая черта прогресса при социализме — прямое следствие того, что в социалистическом обществе средства производства являются собственностью самих объединенных производителей, что в нем нет эксплуатации и эксплуататорских классов. Говоря словами Маркса, здесь «рабочие, в качестве субъектов, применяют средства производства как объект, чтобы производить богатство для самих себя» (1).
При социализме производство имеет своей целью удовлетворение потребностей общества и всех его членов. За ростом производства, которого добиваются своим трудом работники социалистического общества, следует все более полное удовлетворение их потребностей.
Энгельс указывал, что накопление, за счет которого происходит расширенное воспроизводство, является основой всякого общественного прогресса. В классовом обществе накопление осущствляется за счет трудящихся, их открытого или прикрытого ограбления. Распоряжение фондом накопления находится в руках класса капиталистов и «коллективного капиталиста» — буржуазного государства. При социализме накопление, эта «важнейшая прогрессивная функция общества» (Энгельс), переходит в руки общества. При социализме весь национальный доход принадлежит обществу, состоящему из трудящихся и их семей, т. е. принадлежит самим трудящимся. Общество, представленное социалистическим государством, регулирует распределение этого дохода, имея целью благополучие членов общества и дальнейшее укрепление и развитие социализма, стремясь к оптимальным в каждом случае соотношениям. При достижении необходимого уровня производства и создании достаточного экономического потенциала социалистическое общество выдвигает на первый план удовлетворение растущих потребностей населения, повышение уровня его жизни. В этом отношении принципиальное значение имеет решение XXIV съезда КПСС о том, что главная задача девятого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР состоит в том, чтобы обеспечить значительный подъем материального и культурного уровня жизни советского народа и что курс КПСС на повышение благосостояния народа «будет определять... общую ориентацию хозяйственного развития страны на длительную перспективу» (2).
Развитие производительных сил начинается с совершенствования человека как работника. Социализм создает особенно благоприятные возможности для развития работников, для овладения научными знаниями и для их применения в производственном процессе. Это оказывает благотворное влияние на развитие производительных сил, особенно в условиях современной научно-технической революции, когда это развитие во все большей мере становится зависимым от уровня науки и от ее применения в производстве. Социализм, превращающий плоды прогресса, в том числе прогресса культуры и науки, в достояние народа, способен решить задачу соединения науки с производством несравненно эффективнее, чем пронизанный классовыми антагонизмами капиталистический строй. В этом — одно из решающих преимуществ социализма перед капи-
---------------------------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 26, ч. II, стр. 644.
2. «Материалы XXIV съезда КПСС», стр. 199.
------------------------------------------------
тализмом в осуществлении научно-технической революции. Реализация этих преимуществ, как указал в своих решениях XXIV съезд КПСС, относится к числу важнейших задач, стоящих перед нашим обществом, поскольку осуществление научно-технической революции выдвинулось ныне в качестве одной из решающих областей соревнования двух мировых систем.
Одной из самых характерных черт эксплуататорского общества является монополия господствующих классов на развитие — политическое, культурное, духовное и т. д. Социализм же исключает монополизацию развития какой бы то ни было социальной группой. Принципы социализма исключают монополию на политическую деятельность, культурное творчество, монополию на знания, информацию и т. д. В социалистическом обществе перед членами всех классов, социальных групп и наций открыты одинаковые возможности для деятельности в любой сфере общественной жизни, для выполнения любых общественных функций, для практического участия в решении вопросов государственной жизни и управления. Реальность этих возможностей покоится на общественной собственности на средства производства, на демократической системе управления.
Отношения равенства между социальными группами, вытекающие из экономической структуры социализма, создают благоприятные условия для развития личности. Прогресс общества при социализме имеет своим следствием и своей обязательной составной частью прогресс членов общества. Отсутствие антагонистических членений создает условия для совпадения интересов социалистического общества с интересом всех индивидов, и поэтому развитие общества осуществляется не через подавление одних индивидов другими, представляющими интерес общественного целого, а через развитие всех индивидов и, следовательно, каждого из них.
Строй социализма несет с собою единство интересов общества и личности. Общество не противостоит личности, социальная среда не является больше «отчужденной» от личности действительностью, равнодушной и враждебной к ней. Социализм создает новую обстановку и новую духовную атмосферу, пробуждающую к жизни и развивающую лучшие духовные и нравственные черты личности. Социалистическое общество заинтересовано в разнообразии индивидуальностей, в развитии индивидуальных способностей людей, поскольку такое развитие составляет подлинное богатство общества.
Социализм, таким образом, ликвидирует пагубную двойственность развития, характерную для эксплуататорского общества, «когда благосостояние и развитие одних осуществляется ценой страданий и подавления других» (1). Все существо социализма, его основные принципы непримиримо враждебны этой гнусности старого мира. В провозглашении права всех рас и наций, всех социальных групп, всех членов общества на равные возможности для раз-
----------------------------------------------------
1. К. Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 21, стр. 68—69.
----------------------------------------------------
вития и в реализации этого права — сила социализма, великая правда, которую принес он с собою в мир человеческой истории.
С переходом, к социализму преодолевается стихийность экономического развития, свойственная истории классового общества. На смену стихийному развитию приходит сознательное руководство экономическим развитием общества — развитие по плану. Отсюда совершенно новая черта прогресса, свойственная социализму,— планомерность экономического прогресса. Планомерный характер развития экономики социалистических стран устраняет хищническую растрату сил, средств и природных богатств, рождаемую анархией капиталистического производства, избавляет социалистические страны от экономических кризисов и спадов, ликвидирует безработицу и обеспечивает занятость всего работоспособного населения, позволяет концентрировать усилия и средства на важнейших участках хозяйственного строительства и т. д. Плановое начало играет исключительно важную роль в ряду причин, определяющих высокие темпы роста производства в нашей стране, в других странах мировой социалистической системы.
Планомерность в развитии народного хозяйства оказывает влияние на развитие и других областей жизни социалистического общества, придавая новые черты прогрессу общества в целом. Действие принципа планомерности, рождаемого экономическим строем социализма, проявляется в других сферах общественной жизни, преломляясь через их специфику. Это находит свое отражение в деятельности органов, руководящих развитием социалистического общества. Б одних областях — например, в науке — это руководство выступает в виде планирования обширной сферы науки и научной деятельности, весьма многообразной по составляющим ее элементам, в других — в искусстве, например, — по преимуществу в виде направляющего воздействия.
Еще одна весьма важная и новая особенность прогресса в условиях коммунистической формации — безграничность прогресса. Это относится к сфере производства как материальной основе общественной жизни, относится и ко всем прочим сторонам общественной жизни, развитие которых, согласно марксистской теории, определяется в конечном счете движением их материальной основы — к сфере социальных отношений, к сфере нравственности, науки, искусства, философий.
В социалистическом обществе частные несоответствия, которые возникают между производительными силами и производственными отношениями, устраняются руководящими органами по мере их проявления.
Проводимые для этого меры получают поддержку всех общественных сил, потому что в социалистическом обществе нет класса или социальной группы, которые были бы заинтересованы в сохранении устаревших экономических отношений, как это свойственно классовым формациям, основанным на частной собственности и на эксплуатации чужого труда. Социальный прогресс в коммунистической формации на обеих ее фазах осуществляется без антагонизмов, без классовой борьбы.
Но если прогресс в коммунистической формации осуществляется без антагонизмов внутри общества, то это не значит, что он осуществляется без противоречий. Противоречие — движущая сила развития, а следовательно, и прогресса, во всех формациях, в том числе и в коммунистической формации. Но в коммунистической формации противоречия выступают как неантагонистические противоречия, которые разрешаются усилиями всего общества в интересах всего общества.
Экономический строй социализма оказывает определяющее влияние на характер внешних отношений — экономических, политических и др. И с этой стороны социальный прогресс при социализме приобретает новые черты. Социалистические государства строят свои внешние экономические отношения на принципах сотрудничества и взаимопомощи в общем деле строительства социализма и коммунизма. Они направлены к экономическому и социальному прогрессу всех этих стран, к быстрому подтягиванию отстающих по своему экономическому уровню стран до уровня самых передовых, к выравниванию этого уровня. XXI съезд КПСС, указавший в своих решениях, что все социалистические страны более или менее одновременно перейдут к коммунизму, отчетливо выявил эту особенность прогресса в мире социализма.
Природа внешних экономических отношений, характерная для стран социалистического содружества, ярко выступает и в отношениях этих стран с молодыми развивающимися государствами. Взаимовыгодные отношения, бескорыстная помощь, содействие экономическому росту стран, недавно завоевавших независимость,— во всем этом проявляются новые черты прогресса, рожденные социализмом.
Социализм несет мир народам. В Программе КПСС говорится: «В социалистической части мира нет классов и социальных групп, заинтересованных в развязывании войн. Опередив капитализм в ряде важных отраслей науки и техники, социализм дал в руки миролюбивых народов мощные материальные средства для обуздания империалистической агрессии. Если капитализм насаждал свое господство огнем и мечом, то социализм не нуждается в войнах для распространения своих идеалов. Превосходство над старым строем в организации общества, в государственном строе, в экономике, в подъеме жизненного уровня и духовной культуры — вот его оружие».
Благодаря, прежде всего, силе стран социалистического содружества возникла возможность предотвращения новой мировой войны. Но пока существует империализм, сохраняется и противоположная возможность, рождаемая им,— возможность нового мирового военного пожара. Какая возможность реализуется — зависит от многих обстоятельств, прежде всего, от мощи тех сил, которые стоят за этими возможностями. Социалистическим государствам приходится тратить весьма значительные средства и силы на укрепление своей обороны, отвлекая их от нужд мирного строительства. Только победа социализма-во всем мире окончательно ликвидирует причины возникновения всяких войн и принесет с собой вечный мир на земле.
Место коммунистической формации в прогрессе человечества. Марксистская теория не только вскрывает сущность социального прогресса и его особенности в условиях различных общественно-экономических формаций. Она дает цельный взгляд на весь путь, пройденный человечеством По пути прогресса, и убедительно показывает, что коммунистическая формация представляет собой высшую ступень развития, подытоживающую весь пройденный путь и открывающую начало новому, многообещающему периоду в поступательном движении человечества.
Историческое развитие достигает такой ступени, когда частная собственность и деление общества на антагонистические классы не способствует, а, напротив, препятствует дальнейшему развитию общества. На смену капитализму идет коммунистическая общественная формация, открывающая новые, практически безграничные возможности для развития общества.
Свою классическую формулировку основных положений исторического материализма Маркс закончил словами: «Буржуазные производственные отношения являются последней антагонистической формой общественного процесса производства, антагонистической не в смысле индивидуального антагонизма, а в смысле антагонизма, вырастающего из общественных условий жизни индивидуумов; но развивающиеся в недрах буржуазного общества производительные силы создают вместе с тем материальные условия для разрешения этого антагонизма. Поэтому буржуазной общественной формацией завершается предыстория человеческого общества» (1).
По завершении предыстории человеческого общества начинается его история. Этим началом является коммунистическая формация. Здесь термины «предыстория» и «история» употреблены в специфическом смысле — для характеристики качественных особенностей пути, уже пройденного человечеством, и того пути, который оно начинает с возникновением коммунистической формации. Ранее — предыстория: господство стихийных сил над человеком, власть необходимости, борьба человека с человеком — спорадическая в первобытном обществе (в столкновениях первобытных общин), систематическая, ожесточенная, кровавая в классовом антагонистическом обществе, эксплуатация человека человеком, развитие одних за счет других со времени деления общества на классы. С коммунистической формации начинается история: люди сознательно творят ее, поскольку они овладевают законами общественного развития. Общество обеспечивает работу и удовлетворение потребностей каждому своему члену. Все усилия направляются на познание мира, на освоение и разумное использование природы и на развитие творческих сил и способностей всех членов общества.
---------------------------------------------
1. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 13, стр. 7—8.
-----------------------------------------------
В истории общества, в ходе его поступательного движения отчетливо проступает действие закона отрицания отрицания. Бесклассовое (доклассовое) общество в начале истории — тысячелетия классового эксплуататорского общества и — вновь бесклассовое общество, теперь уже опирающееся на приобретения, достигнутые в ходе истории человечества. Общинная собственность на средства производства — господство частной собственности — общественная собственность на средства производства. Единство работника со средствами производства в первобытном обществе — их разъединение в классовом обществе — воссоединение работников со средствами производства в коммунистическом обществе. Общий труд в первобытном обществе, диктуемый крайней слабостью этого общества, примитивностью его орудий — частный труд в классовом обществе и развитие в рамках этого общества на его капиталистической стадии общественного производства при частном присвоении его условий и результатов — переход к непосредственно общественному труду в коммунистической формации, диктуемому мощным развитием производительных сил общественного труда.
Действие закона отрицания отрицания мы видим и тогда, когда рассматриваем отношения общества и личности на протяжении истории. Неразвитая коллективность, которой отвечает неразвитость индивидуума, — исходная ступень развития. Распад коллективности первобытного общества, развитие общества на основе частной собственности в формах антагонистических членений и классовей борьбы, борьбы человека с человеком, развитие личности и в то же время ограничения в развитии, болезненные формы этого развития; личная независимость, основанная на вещной зависимости; явления «деформации» личности, регресса. Это — отрицание исходной ступени. Развитая коллективность, основанная на общественном производстве и общественной собственности на средства производства, на единстве всех членов общества, которой соответствует свободная развитая индивидуальность. Это — отрицание отрицания, представляющее собой как бы возврат к исходному пункту, и это — высшая ступень, итог развития, обогащенный положительными приобретениями пройденного исторического пути. Анализ действия закона отрицания отрицания в истории общества можно было бы продолжить, рассматривая развитие других сторон общественной жизни.
Из сказанного видно, что в «спирали» общественного развития коммунистическая формация представляет собой завершение одного витка спирали и начало нового ее витка или новых витков. В чем будут в дальнейшем выражаться диалектические отрицания, как, в какой форме будет проявляться действие закона отрицания отрицания в истории коммунистического человечества — для ответа на эти вопросы сейчас нет материала.
Одно несомненно. Переход к коммунистической формации означает начало особенно быстрого развития общества, особенно высоких темпов его прогресса. Социализм выступает как «гигантский ускоритель социального прогресса» (1). Об этом свидетельствует вся история строительства нового общества в СССР и в других странах мировой социалистической системы. Поэтому на редкость нелепыми выглядят обвинения в «финализме», которые адресуют коммунизму буржуазные теоретики. Они утверждают, что для марксистских партий коммунизм есть конец истории, прекращение исторического движения. Это — прямая неправда. Коммунисты утверждают, что коммунизм (в рамках доступного для нашего обозрения будущего) является последней общественной формацией, «последней формой устройства человеческого рода» (2). Но она является такой последней формой потому, что она открывает безграничные возможности развития для человечества. Коммунизм — не застывшее состояние, на котором останавливается движение, а форма особенно быстрого, непрерывного, всестороннего, практически бесконечного движения по пути дальнейшего прогресса общества и человека (3).
--------------------------------------------------
1. «К 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина», Тезисы ЦК КПСС, стр. 40.
2. К. Маркс и Ф.Энгельс. Соч., т. 7, стр. 551.
3. В марксистской литературе говорится о коммунизме как конечной цели борьбы рабочего класса и его марксистских партий. Эта формулировка ни в коей мере не означает, что с достижением коммунизма «кончается» история человечества. Смысл ее другой. Имеется в виду, что с построением развитого мирового коммунистического общества полностью будет решена всемирно-историческая задача, стоящая перед рабочим классом и его партиями. Исчезнут все следы классового деления общества, исчезнет, следовательно, рабочий класс как особая социальная группа, отпадет нужда в партии — политической организации, созданной для руководства борьбой рабочего класса и всех трудящихся масс за коммунизм. Развитие человечества будет продолжаться вне классовых различий и политических форм. Новые цели вдохновят и увлекут человеческий род, но это будут уже цели, выдвинутые коммунистическим человечеством и народами, его составляющими, теми руководящими организациями, которые они создадут.